электронная
180
печатная A5
328
18+
Бляха-муха

Бесплатный фрагмент - Бляха-муха

Юмор

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5798-4
электронная
от 180
печатная A5
от 328

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Набекрень голова
(мысли ни о чём)

Прежде чем написать: «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?», Шекспир долго репетировал на верующих женщинах.

Итальянки не режут себе вен, они вешаются на спагетти.

В Москве открылась новая сеть продовольственных магазинов «Борджиа».

Теперь я понял, зачем выпускали сигареты «Пегас». Если капля никотина убивает лошадь, то они должны были лишить человека вдохновения.

Не знаю, как насчёт харизмы, а вот харю мою и доской не расшибёшь

Живот — это мысли, которые не уместились в голове

Профессиональное заболевание журналистов жёлтой прессы — гепатит языка.

Первого апреля Душа всегда молчит: боится, что ей не поверят.

Сколько Волкова не корми, всё равно ни одной «овцы» не пропускает.

Бла-бла-лайка — популярный музыкальный инструмент, созданный уникальными мастерами Интернета.

Когда я один раз захрапел во время просмотра мюзикла «Красавица и чудовище», все подумали, что чудовище это — я.

Пятиклассница Маша, разбирая предложение руки и сердца одноклассника Вовочки, нашла подлежащее, сказуемое и непредсказуемое.

Посадил дерево, берёзку… Захотел сына… Родилась дочь… Надо было дуб вкапывать…

Изначально бизнес хотели назвать — «честным». Секретарша ошибочно напечатала — «частный». В правительстве единогласно решили не исправлять…

Эконом-салат: три корочки хлеба под майонезом.

По совету врача я перешёл на раздельное питание: ем отдельно ото всех.

Не плюй в колодец — придётся полный доплёвывать!

Объявление в стоматологической поликлинике: «Уважаемые пациенты! Забудьте про кариес! Вставьте съёмные челюсти!»

Самый популярный вопрос участкового врача пациенту: «А я-то вам чем могу помочь?»

Я — жадный! И жена одобряет… Говорит: «Всё в дом тащи! Даже любовниц!»

Новости спорта: на втором этапе забега на длинную дистанцию любовница прямо-таки вырвала эстафетную палочку мужа из рук жены.

Дикий мустанг, мужчина 45 лет, пригласил на свидание Майскую розу, девушку 26 лет, соблазнившись в чате её аватаркой. На свидание пришли — рота солдат местной войсковой части и заслуженная пенсионерка Аграфена Ипполитовна Бякина.

Говорят, что в каждой женщине есть изюминка. Наверное, самая лучшая профессия это — дегустатор изюма.

Женщина назвала ужин завтраком, чтоб не отдавать жареный кусок свинины врагу.

С появлением компьютера и интернета бабушки забыли о вязании.

Синяя Борода 21 века: убил четырёх жён, пока не понял, что любит соседа.

Если бывает работа без зарплаты, то должна быть и зарплата без работы.

«Любимый Цезарь…» — из последних сил прошептала Клеопатра и упала носом в салат.

Мужская сборная России по кёрлингу не выиграла ни одной встречи, потому что наши мужики к швабрам не приучены!

Вася Кучин из деревни Кукуево поступил в институт иностранных языков, убедив с помощью iadrionoi materi экзаменационную комиссию, что выражение «To do without having thought» переводится — «Решить с кондачка», а выражение «In total not as at people» — «С подвыподвертом».

Выбирая себе жену, уточните — хорошо ли знаете она географию? Иначе придётся знакомить со всеми странами мира воочию.

Хотел назвать любимую Королевой, но поперхнулся и сказал: «Как же я тебя люблю, моя коро… ва!» За что и получил по рогам.

Сегодня в клинике больным показали новый художественный фильм «Начальник Чахотки».

Поэзию изобрели пещерные люди, увидев в небе птеродактиля. Потом появились — птероямб, птерохорей, птероамфибрахий и птероанапест.

По поводу цензуры в интернете, на телевидении и в литературе: из-за хамов и извращенцев культурному человеку и матом выругаться будет нельзя.

«Ну, Хулио ж ты, папа?» — спросил Энрике Иглесиас отца, перещеголяв

его в популярности.

Ребекка развелась с мужем, потому что он не выговаривал букву «Р».

Любимый праздник у панков, это — Пасха: лишний повод выкрасить себе что-нибудь…

Очень жаль, что не стали олимпийскими чемпионами корейский борец Е Би Сонк и словенская фехтовальщица Раша Срака. Так бы их имена стали известны не узкому кругу специалистов, а вошли в историю.

Интересная тенденция наметилась в спорте: некоторые иностранцы желают обрусеть, некоторые наши спортсмены — оевропопиться.

«До деревни было 50 вёрст санного пути…» написал прозаик, страдающий энурезом, и сделал в предпоследнем слове роковую ошибку.

Это какой султан побывал однажды в России, что дал имя своему дворцу — Сераль?

Бляха-муха — это весёлое насекомое лёгкого поведения.

На бале-маскараде мужчина возмущается: «Да, полтергейст я, полтергейст.. А вы сразу — нетрадиционная ориентация…

Вовочка получил двойку, потому что написал в сочинении: «Без сучки и задоринки».

По мнению околоподъездных бабушек одно и то же понятие может иметь разную трактовку: если гиперсексуальный мужчина называется «мачо», то такая же женщина почему-то — «проституткой».

Покупая путёвку на Бали, читайте внимательно договор, чтобы потом между предлогом «на» и названием острова с возмущением не вставить ещё какую-нибудь одну напрашивающуюся букву.

На каждую Мисс всегда найдётся свой «Гринпис».

Юмористические рассказы

Деловой звонок

Евгений Николаевич Мошкин с трепетом набирал телефонный номер, который ему дали по великому блату. От этого звонка зависела не только судьба наклёвывающегося многомиллионного договора, но и благосостояние работников, задействованных в нём. А также висело на волоске существование всего ООО, им же самим и учреждённым. О могущественном Портнове он был наслышан много. Однако — какую должность тот занимал в верхах Мошкин не знал. Да и опасно было совать свой любопытный нос столь глубоко. Предоставили шанс, да и слава Богу!

Когда с пятой попытки на другом конце ответили, на лбу взволнованного Генерального директора ООО «Гранит» выступила испарина.

— Слушаю вас…, — голос Портнова с трудом пробился сквозь громыхающие децибелы новомодной танцевальной долбёжки, кем-то ошибочно зачисленной в музыкальный жанр.

— Андрей Васильевич.., — робко начал Мошкин, а про себя подумал: «Жируют взяточники…»

— Говорите, говорите! Мне некогда…

— Андрей Васильевич, — чуть более уверенно продолжил Евгений Николаевич, — Я — генеральный директор «Гранита» — Мошкин. Меня вам должен был рекомендовать юрист Синицын Сергей Витальевич. Я насчёт договора по поставке оборудования в Городищенск.

— Припоминаааю…, — протяжно проворчал Андрей Васильевич недовольным тоном, явно говорившим, что звонок прозвучал не вовремя.

Возникла неприятная пауза. Просителю хотелось поскорее решить глобальный вопрос, а ответчику — сбросить абонента в виртуальную урну.

«Ждите на трубке.., — вдруг услышал Мошкин. Он держал ухо востро. Музыка продолжала размахивать ритмичной кувалдой, намериваясь превратить его уши всмятку. Через несколько секунд до него, как будто из тумана, донёсся голос незнакомого мужчины:

— Андрюх, яйца выкладывай!

У Евгения Николаевича отвисла челюсть… Он не знал — чего и подумать. Неужели ВЕЛИКИЙ И МОГУЩЕСТВЕННЫЙ Портнов — скрытый гомосексуалист? И он сейчас по чистой случайности проник в государственную тайну… Вах!!! У Мошкина от страха задрожали коленки, и появилось назойливое желание — послать к чёрту многомиллионный договор и бежать без оглядки за границу.

Однако где-то там, в шалмане кашлянули, покряхтели и соизволили завершить разговор:

— Вы меня слышите, Мошкин?

— Да, Андрей Васильевич!

— Знаете что… Мне кажется — нам удастся посотрудничать. Приходите завтра ко мне в кабинет в девять утра. Только не опаздывайте…

— Как можно! — благодарно отчеканил Евгений Николаевич и хотел добавить несколько льстивых шуток, но столь лакейский порыв остановило монотонное: «Ту-ту-ту…» Впрочем, он особо не расстроился. Наоборот, с широкой американской улыбкой на лице поспешил сообщить радостную новость своему заместителю, ни словом не обмолвившись о произошедшем казусе.

А в это время в элитном ресторане «Пятый туз» Портнов с укоризной смотрел на сидящего напротив лучшего друга и компаньона.

— Ну, ты и нашёл момент, чтоб высказаться, Валерыч: я же ещё телефон не отключил… Что человек подумает?

Могучий мужчина, которого Андрей Васильевич нарёк «Валерычем», давился от смеха, выплёскивая на стол дорогие капли коньяка «Remy Martin» прямо в салат.

— Да, хрен с ним! Пусть, что хочет, то и думает! — изрёк он философски, — Яйца выкладывай!

Портнов усмехнулся и достал из обычного пакета два крашеных Пасхальных «виновника» шутки.

— Христос воскрес, Валерыч!

— Воистину воскрес! — с готовностью воскликнул друг и шлёпнул головкой разукрашенного яичка об головку, подставленную Портновым.

Баночка с мёдом

Проводник сразу показался Алексею подозрительным — вороватая суетливость, бегающий взгляд, невзрачность… Но выбирать не приходилось. Тот должен был передать объёмную посылочку с фруктами от двоюродной сестры, которая, прилагая все немыслимые силы, выращивала на своём участке чуть ли не весь ассортимент продуктовых магазинов.

Алексей было дёрнулся в сторону проводника, едва он вышел на перрон из вагона прибывшего поезда, но мужчина неуловимым движением показал, что надо повременить.

«И правда, — подумал Алексей, — При пассажирах неудобно, да и помехой послужу встречному течению…»

Посылка перекочевала в его руку только тогда, когда последний человек покинул вагон. Проводник позвал Алексея в тамбур, попросил показать какой-нибудь документ и после предъявления оного вручил большую коробку, обмотанную скотчем. На верхней части коробке бросалась в глаза его фамилия, красочно написанная чёрным фломастером –НЕВЕРОВ.

Алексей наскоро поблагодарил подозрительного проводника и установил, закрепив бельевой верёвкой, витаминный презент на небольшую тележку, с какими пожилые бабушки колесят по столичным рынкам. Ему не терпелось полакомиться разными сортами винограда, сочными сливами, сладкими яблоками. Всю дорогу (метро, автобус) он мысленно вскрывал тару и чуть ли не с головой погружался в коробку.

Наконец дома он её распаковал. Что не составило особого труда. Разглядывая аккуратно уложенные с виноградом и перцем пакеты, он умилялся и благодарил сестру. Вот — виноград, расфасованный аккуратно по пакетикам; вот — сочные, тёмно-синие сливы; вот — яблоки и кабачки. А это что за баночка? Про неё сестра ничего не говорила. Неверов покрутил её, повертел в руках и задумался: «На крышке написано — мёд. На мёд у меня аллергия, и сестра это знает. Может, дочери передала? Внутри, через прозрачные стенки, явственно просматривается какая-то масса неопределённого цвета. какая-то…»

Алексей после того, как выложил гостинцы на стол, чувствуя нарастающую тревогу, набрал телефонный номер сестры.

— Нииииннн!!! Привет!!! Огромное спасибо тебе за посылку!!! Глаза не могут объять необъятное, всё хочется сразу попробовать.

— Привет, Лёш… Всё на месте? Проверил? — спросила Нина, — А то иным проводникам веры нет. Потом пожалела, что решилась на такой легкомысленный поступок.

— Как и тебееее? Мне он тоже не очень приглянулся… Я уже всё просмотрел — всё нравится. И за баночку мёда спасибо, хотя, если помнишь, у меня на него организм настроен критическим образом.

— Какая баночка? — удивилась Нина.

— Обыкновенная — прозрачная, пластмассовая, какие в магазинах продают, а внутри — густая светлая масса. На крышке фломастером написано: «Мёд». Ты не волнуйся, я дочери отдам.

— Подожди, подожди… Ты точно уверен, что доставал её из посылки?

— На сто один процент! Как перед глазами стоит между яблок… Ы что-то не так???!

— Конечно, не так! У меня сроду такого мёда не было. Да и помню я про твою невосприимчивость к нему…

— А откуда она тогда взялась? — удивился Алексей.

После минутного раздумья сестру осенило:

— Проводник!

— Вряд ли, да и зачем ему?

— Они часто вскрывают и воруют, — запротестовала Нина.

— Так ведь ничего и не пропало! Давай снова посчитаем….

У них сошлось всё тютелька в тютельку.

— Наверное, пьянствовали… Потом решили вскрыть, но ничего не обнаружили, — продолжала сестра вести расследование по горячим следам, — И вытащили несколько яблок

На закуску, чтобы совсем обидно не было. И снова замотали аккуратно скотчем.

— А мёд-то там как оказался?

— Подложили, чтобы яблоки не гремели. Возможно, кто-то из пассажиров забыл. Для чая он — в самый раз, а вот водку им не закусишь.

— Фантастическая у тебя версия вырисовывается… И всё у проводника под рукой — и водка, и мёд, и скотч. Только пакеты внутри нетронутые…

Нина только пожала плечами на это.

— А вдруг он это специально подложил, — вдруг замандражировал Неверов., — Какие-нибудь наркотики, и сейчас ко мне за ними придут либо «менты», либо бандиты…

— Откуда у проводника наркотики??? Ты там в своей Москве мнительным стал, детективов насмотрелся…

В него на самом деле начал вселяться страх. Он и разговаривал с сестрой, и одновременно стал прислушиваться к кажущимся шорохам за входной дверью. Он уже почти не обращал внимание на женский голос, доносящийся из ноутбука.

«Вот они… Шаги… От лифта… Сейчас раздастся пронзительный звонок… Что-то надо делать… Я им не дамся… Нет, не открою! Ни за что… Может, самому позвонить в Следственный комитет? Или сразу на Лубянку? Чем окажу содействие в расследовании… А так запишут в соучастники…»

— Ты чего застыл, как истукан?» — привёл в чувства его голос Нины.

— Ой… задумался…

А что теперь с ней делать-то? Выкинуть в мусоропровод, пока не пришли за мной?

— Не городи ерунды, кому ты нужен? Но если так боишься — выброси! Впрочем, покажи-ка мне её, посмотрю ещё раз…

Неверов взял баночку с мёдом и повертел её перед монитором.

— Не моя, выбрасывай, — вынесла Нина приговор полезному продукту.

— Погоди…

Алексей подошёл ко входной двери, прислушался — никого! Тихонько провернул два оборота ключа и на цыпочках направился к мусоропроводу. Открыл его и с облегчением швырнул в его ненасытную горловину то ли мёд с мелиссой, то ли наркотики. «Пусть подавится!», — подумал он про себя.

Поблагодарив сестру ещё раз, Неверов вернулся в «реал» и принялся утрамбовывать фрукты в холодильник.

Первому перепало внуку, когда тот явился из школы. Дочь, Ксения, пришла с работы в восьмом часу.

— Посылку сегодня на вокзале принял от Нины, — похвастался он.

— Поделишься фруктами? — спросила Ксюша.

— Ещё спрашиваешь, — улыбнулся Алексей наполнил сливами, яблоками и виноградом поданную ею глубокую миску.

Тут он заметил, что дочь что-то высматривает на кухонном столе.

— Что-то потеряла? — спросил Неверов.

— Ты не видел — тут стояла баночка мёдом? Я купила в выходные в магазине.

Алексей, чуть не выронил из рук миску с фруктами.

— Прозрачную? И фломастером подписано?

— Да, там открыли ярморочный отдел и продавали на вес. Вот купила на шестьсот рублей для профилактики — простыла немного

Неверов не знал — не то плакать, не то смеяться во весь голос. Сейчас расскажет сестре, та точно выставит его на смех.

— Я его выбросил в мусоропровод…, — честно признался он и поведал дочери историю о собственной мнительности.

— Будешь мне должен две баночки, — Ксюша решила в шутку выставить родного отца на проценты.

«Интересно, что теперь скажет сестра?», — чесал лысину Алексей, направляясь в свою комнату.

Прыгающий пельмень

Объявить текущий день разгрузочным — я решил с утра. Уж больно за последнее время стал увеличиваться в размерах. Пуговицы на пиджаке перестали застёгиваться… Вдруг присяду резко — штаны с треском рвутся в интимной области. Где только не приходилось хвалиться исподним, даже в Черногории, на пароме, когда вздумалось провести фотосессию на фоне горных массивов.

Завтракать я отказался напрочь. Да и не лезло ничего в горло по причине алкогольной интоксикации. И надо мне было вечером вливать в себя поллитру вискаря!

На обед взял с собой аппетитное на вид, розовое яблоко и банан: до ужина, типа, перетерплю, а там можно и сковородку макарон с котлетами навернуть.

К месту вспомнилось, как два года назад сидел на диете, вняв советам интернетовской знакомой. Она вдохновила меня, неверующего Сергея (Фому) на употребление американского БАДа с интригующим названием «Коло-вада». Жестокая, надо сказать, пытка… Четыре дня вообще ничего не ел: ветром сносило с тротуара на проезжую часть. Водители матерились пятиэтажно, но внимательно заглянув в мои глаза и увидев там нечеловеческие муки, помогали вернуться, либо предлагали подвезти бесплатно чуть ли не до места проживания. Назло всем врагам я выдержал — похудел на 15 килограмм и в лёгкую делал берёзку, танцевал брейк и носился по районам, устраивая литературные вечера с профилактическим уклоном. Однако незаметно подкрался Новый год, потом показал язык день рождения… и нательный барабан снова вернулся в свои параметры. Эх…

Продержаться до обеда не составило труда. Писал новогодние эпиграммы на сотрудников, радуясь острым находкам, отчёты о проведённых мероприятиях… Рутина. А что делать? И вот, прихватив скромный обед — диетический творожок с чаем — отправился на кухню, где уже несколько человек тщательно пережевывали разнообразную пищу.

Сидевший по правую руку, специалист по работе с молодёжью Пётр усердно месил салат «Оливье» так, что тот едва не вываливался из пластмассовой упаковки. Женщины из руководящих отделов чинно уплетали наваристый борщ, иногда прерываясь для того чтобы произнести две-три ничего не обязывающие фразы. Напротив меня села очаровательная Танечка с литровой банкой аппетитных домашних пельменей. От их вида у меня потекли слюньки, хотя по логике причина должна была быть другой. Но время обеда неумолимо двигалось к концу и руки сами потянулись к чайной ложечке. Петро поднёс горку салата ко рту, Полина Андреевна зачерпнула полную ложку кровавого бульона с жирным пятном сметаны посередине, Таня подцепила на вилочку объёмный пельмень, который уже собирался юркнуть в пропасть её желудка.

Вдруг привычную идиллию коллективного обеда прервал резкий, инородный для столовой звук.

— А-а-а-пчхииииииииии!

Все вздрогнули. Борщ вылился обратно в тарелку, салат — частично в упаковку, частично Петьке на брюки, творог размазался неаккуратно по столу… А вот пельмень… Ох, уж этот коварный пельмень! Он всё-таки мужского рода. Он всё-таки заметил, что Танечка пришла на работу в модной кофточке с глубоким декольте. Подбадриваемый чихом пельмень взлетел, как гордая птица орёл и камнем бросился в манящий вырез.

Ситуация сложилась неординарная. Девушка застыла от неожиданности. Женщины заулыбались, слегка покраснев. Пётр, как истинный кавалер, предложил свою руку…, увы, без сердца. Лишь для того, чтобы пальчиками аккуратно достать зарвавшийся кусок мяса в тесте. Но его предложение было бесповоротно отвергнуто. Мне пришла мысль использовать провинившуюся вилочку, не удержавшую эротического прыгуна. Посовещавшись мы решили попробовать. Таня стыдливо оттянула кофточку и отвернулась. Меня так и тянуло заглянуть за границу допустимого, но я заставил глаза упереться в потолок, рискуя при этом остриями пятизубца задеть жизненно важные органы.

— Где он там застрял? — спросил я, — Не могу же действовать методом тыка… Неровен час — дырок наделаю…

— Между…, — покраснела Танечка.

Словно нейрохирургу, мне пришлось действовать вслепую. Чувствовалась важность момента.

— Ой, это не тот пельмень! — вскрикнула «оперируемая».

Сменил направление, наткнулся на что-то мягкое: наконец-то!

— И этооо не тооот!

Все сгруппировались в задумчивый консилиум. Каждый хотел внести лепту.

— А может…

— А может…

И тут взгляд Петра уткнулся в пол.

— Танюш, а не тот ли проказник валяется у тебя под ногами?

До девушки не сразу дошёл смысл фразы. Она ещё находилась, под наркозом, но я услышав предположение коллеги, резко выдернул руку с вилкой. Через мгновение все уставились на усмехающийся с пола пельмень, а тот разинув мучную варежку ёрничал:

— Здорово я вас развёл в канун Нового года!

Прошвырнуться по Питеру

Странные люди, эти зазывали уличные: и куда только не пытаются затащить чуть ли ни силком случайного прохожего… И в ресторан, в котором у бедняги денег хватит только на запах от изысканных блюд… И в салон по наращиванию ногтей: неважно, что прохожий мужского пола… А может, он сгрыз ногти до основания, болея за любимую футбольную команду? И на концерт фортепианной музыки тоже… Или форточно-пьяной… Точно не помню, как пишется…

Тут как-то нас с товарищем в Питере один молодой, сладкоголосый человек подозрительной внешности, видимо, приняв за своих, подпольщиков, долго уговаривал спуститься в так называемое полуподвальное подполье, украшенное ярко-кричащей вывеской «Стриптиз-бар», описывая неземные прелести и возможности тамошних массажисток. Андерсен выискался… Посмотрел бы хоть внимательно… Два небритых мужика преклонного возраста, когда больше тянет к созерцанию полотен Рубенса после пятой дозы, чем рассовывать по изящным трусикам последние купюры., отложенные на подарок жёнам и любовницам на восьмое марта.

— Да, побухать мы приехали, — огорчил я молодого человека.

Вообще-то северная столица приняла нас душевно: поезд пришёл вовремя, полицейские на досмотре не придрались до наших помятых рож. Хотя, чем-то они смахивали на портреты известных террористов. Да и запашок шёл от нас не кофейный, а коньячно-водочный. Товарищ сказал, что меня хотели высадить на полпути за невыносимый храп, но он откупился, и теперь я ему по гроб жизни обязан.

Отель мы нашли сразу, рядом с вокзалом. На ресепшне долго выясняли наши пристрастия и запросы. В конце концов остановились на одноместном номере, находившимся в метре от поста. Не внушили мы им доверия: мол, если придётся вязать — далеко бежать не надо.

— Вы нас неправильно поняли, — сказал друг, едва мы открыли дверь и увидели двуспальную кровать, — Нам бы — две отдельных…

— Сейчас всё сделаем, — засуетилась смутившаяся работница отеля.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 328