электронная
490
12+
Бизнес Айкидо. От белого до черного

Бесплатный фрагмент - Бизнес Айкидо. От белого до черного

Объем:
610 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-0967-0

Тайсо — Разминка

Я хочу сыграть с вами в игру. Не все готовы быть нолями, поэтому предлагаю вам играть крестиками. Сейчас ваш ход и осталось лишь три клетки.

Большинство людей не станет заполнять клетки и спокойно продолжит читать текст дальше. Относитесь ли вы к этому типу? По сути, такие читатели добровольно соглашаются на проигрыш. Сдаться заранее и не тратить время на известную всем с детства игру — весьма рационально, ведь никто за вами сейчас не смотрит, да и на кону нет ничего стоящего. При этом на другой чаше весов могут оказаться эмоции, подстегивающие в игру все же сыграть.

Женщинам будет интересно разобраться во взаимосвязи между игрой и темой книги, а для мужчин типично природное желание побеждать. Везде, во что бы то ни стало. А может, заполнить клетки нас подтолкнет простая ностальгия по счастливым моментам детства, когда мы побеждали в «крестики-нолики» родителей или соседа по парте.

Все же взялись за игру? Устроит ли вас легкая ничья? Ничья там, где она была предначертана судьбой. Вы же не проиграли. Более того — достигли максимально лучшего результата. Это уже почти победа. Почти.

А если схватка пойдет за жизнь? Насколько изменится ваша активность в игре? Будет ли закипающий в венах адреналин пульсирующими ударами бить по вискам? Придет ли апатия от отсутствия победы? Будет ли она зажигать пламя внутренних эмоций или вы успокоитесь, осознав, что игра хоть и не закончена, но уже предрешена?

Рамки

Принято считать, что «вершиной эволюционного развития» является человек разумный. Сидя на той самой вершине, люди оградили себя высоким забором социальных норм и законов, но, тем не менее, все равно подвержены влиянию ряда природных эмоций и инстинктов.

В частности, каждый мужчина, вне зависимости от культурной принадлежности и уровня воспитания, в той или иной степени интересовался вопросами самообороны. Причем слово «самооборона» звучит теперь слегка высокопарно. Низменное, природное желание драться или спонтанно выплеснуть агрессию — вот что порой рождается в каждом ребенке вне зависимости от гармонии и атмосферы любви, которая царила в семье.

Услышав слово «драка», мы начинаем представлять взмахи кулаками, борьбу или фрагменты боевых сцен из известных фильмов. Даже несмотря на то, что Бог создал людей разными, а мистер Кольт уже давно уравнял их, старая недобрая уличная драка по-прежнему глубоко сидит в нашем сознании. И кажется, никто и ничто ее оттуда уже не вытащит. Форма выражения изменяется, переходя все больше в виртуальную реальность, но неизменными остаются те самые удары и взрывы агрессии.

Порой люди сталкиваются с альтернативой этой агрессии — Айкидо. Нетипичная, на первый взгляд, очень сложная и невнятная идея о том, что не стоит отвечать ударом на удар, а энергию противника следует использовать против него самого. Как это? Без агрессии? Любая драка в нашем сознании — это выплеск агрессии и по-другому быть не может. На самом деле может. Еще как.

Пока умные люди пытались понять, как же «грамотно бить» и ставить блоки, мудрые разработали принцип «несопротивления», который позволяет выигрывать еще до того, как начался конфликт. Так можно победить врагов, которые получают наслаждение от агрессии, без применения этой агрессии.

Благодаря этому «странному» принципу Айкидо сломало привычные представления о боевых искусствах. То, что вчера не работало и не воспринималось всерьез, сегодня становится мэйнстримом.

А как часто мы ограничиваем себя в повседневной жизни, думая, что наши желания несерьезны? Насколько обоснованы наши личные рамки ограничений?

Например, вы боитесь змей? Останетесь ли вы на ночь в одной комнате с парой гадюк? Змеи ужасно неприятные создания, многие из нас боятся их сильнее, чем смерти. Не лукавлю.

При этом младенцы с интересом рассматривают этих ползучих гадов. С улыбкой, азартом и жизнерадостностью играют с ними. Получается, что ненависть и страх к змеям — чувство не врожденное, а приобретенное? С трудом верится. Мы же абсолютно искренне ощущаем исходящую от змей опасность как раз на уровне безусловного рефлекса, чувствуя каждой клеткой всепоглощающий ветхозаветный страх.

Однако проведенные опыты немного сбивают с толку. Так, дикую обезьяну сажали в клетку и накрывали клетку ширмой. Рядом ставили клетку со змеей. Как только с клетки поднимали ширму, у обезьяны начинался приступ паники: она металась из стороны в сторону в надежде убежать. Но до того, как ширма опускалась, опасности животное не чувствовало. Странно, не правда ли? Крысы, как известно, бегут с корабля, заранее предчуствуя опасность. Обезьяна, конечно, не крыса, но отнюдь не лишена интуиции.

Порой я собираюсь погулять со своей собакой, но она внезапно срывается с поводка и забивается под угол дома — это значит, дождя или грозы не миновать. Даже если на небе сейчас ни облачка — внутренний «датчик» животного работает безотказно.

Но описываемый мной опыт с обезьяной был более хитрым: в клетку помещали и другую обезьяну, выросшую в зоопарке. Она вообще не боялась змей! Эта обезьяна никогда не видела змей, и никто не научил ее бояться. Она сидела и пристально разглядывала новую подругу. Через полчаса ей показали на большом экране видео, как предыдущая обезьяна прыгает в страхе по клетке из-за того, что по соседству с ней положили змею. Еще через час обезьяну снова накрывают ширмой, а рядом с ней кладут макет змеи. Как только ширма приоткрывается, некогда бесстрашная обезьяна из зоопарка мигом впадает в настоящую апатию и готова убежать куда угодно подальше прямо с клеткой. Ей хватило всего один раз увидеть пугающий видеоролик, и в ее подсознании автоматически отложился этот шаблон страха.

Разумный человек не далеко ушел из этой клетки: мы очень боимся разрушать шаблоны. Сами пишем себе правила и очень легко адаптируемся к различным рамкам, которые создают для нас другие.

Детские страхи: что же подумают окружающие, что скажет Мама — с возрастом никуда не исчезают. Наоборот, они становятся основой для формирования в обществе определенного восприятия и появления еще больших страхов.

Конечно, каждый человек не рад, когда его отождествляют с животным миром, однако примеры над социальным поведением в природе действительно дают повод задуматься. Если в обычную стеклянную банку поместить несколько блох и оставить их там на 3 дня, то в дальнейшем эти бедные букашки обречены всю жизнь летать по периметру, ограниченному этой банкой. Даже, если через 3 дня убрать эту злосчастную банку, то ни одна блоха не вылетит за ее уже невидимые границы. Никогда!

Особенно легко разные шаблоны воспринимают дети. Опять же пример из мира «animal». То создание, которое утенок увидит в первые 10 минут своей жизни, он отныне будет считать своей мамой. Если при рождении рядом окажется человек, то утенок всю жизнь будет ходить за этим человеком и в упор не замечать утку, свою биологическую мать.

Воспитатели в детских садах могут рассказать массу историй о том, что дети в их группе стремятся выглядеть «как все». Проводились даже эксперименты: за одним столом сажали семерых детей, и добродушная няня каждому накладывала кашу из одной большой кастрюли. Положив половник каши в тарелку, она улыбчиво интересовалась: «Аленушка, каша сладкая?». Аленушка с такой же улыбкой радостно отвечала: «Каша сладкая!». Но вот мальчику Ване не повезло: он оказался последним, и ему наскребли кашу с самого дна, где сахар не размешался, и она неприятно горчила. Теми же жестами, с тем же половником и улыбкой мальчику положили кашу и милым голосом спросили: «Ванечка, каша сладкая?». На лице Ванечки отразилась полнейшая растерянность, но, сглотнув противную кашу, он с натянутой улыбкой ответил: «Каша сладкая!».

Детская хитрость, трусость и отсутствие личного мнения — все это останется в Ванечке, даже когда он станет Иваном Ивановичем.

— Кеша, пора домой!

— Мам, а я что замерз?

— Нет, ты хочешь кушать!

И так «живут» многие люди. Подавляющее большинство. Живут так, как от них этого ждут. Так, как жить «правильно». С теми, с кем повелось. Эта жизнь — не их жизнь. Поэтому при первой возможности эти субъекты пытаются сбежать от реальности. Наверное, поэтому мы так любим смотреть такие сказочные бразильские сериалы.

От чего же мы/вы/они так отчаянно убегаем? Например, от работы. Пожалуй, это самый подгоняющий и мотивирующий нас механизм.

Нам кажется, что эти часы вычеркиваются из нашей жизни, и мы сознательно обмениваем их на деньги. Впрочем, побег от одного шаблона влечет за собой появление других: азартные игры, ночные клубы, виртуальная реальность, рыбалка или алкоголь.

Люди уже привыкли жить по этим писаным правилам, где в их четком общем распорядке нет места личным взглядам и внутренней позиции. Каша для всех сладкая. Ну, а если горчит, то каша разбавляется самоиронией, юмором, алкоголем, сравнением с теми, у кого каша еще хуже, отвлечением на другие шаблоны. И все дружно продолжат есть.

Однако я точно знаю, что читатель этой книги уже сыт по горло приторной манкой/овсянкой/гречкой. Во времена технологического прогресса взяться за такой рудимент прошлого, как книга, — это уже «отклониться от шаблонов». И это значит, что все-таки можно хотя бы частично их разрушить, отодвинуть от себя? Конечно! Но, все же — частично. Например, полностью избавиться от шаблонов в бизнесе вряд ли получится. Хотя бы потому, что часть из них уже заложена в нас самих с детских лет. Если только создать для себя свой собственный, индивидуальный шаблон — «Ломать все шаблоны!». Подвергать сомнению все, что подходит под определения «так было всегда» и «так принято». По сути же, это не что иное, как здравое критическое мышление.

Мне прописан страх недоверия, в хронике каждого дня.

Череда нелегальных растений?

Кто это решил за меня?!

Мыслить «не так, как все» и решать сложные задачи нередко помогают простые, а местами и нелепые, детские вопросы. «Почему?» — главный из них. Меня приглашают работать в самые разные компании (даже если нет релевантного для них опыта) именно из-за нестандартного и гибкого взгляда на вещи.

И сотрудники, и менеджмент, и акционеры — все настолько погружаются в рутину бизнеса, что их глаз не замечает очевидных вещей. Что делает Trouble-shooter? Подвергает критике каждый шаг устоявшихся операционных процессов и задает простейшие детские вопросы, ответив на которые люди оказываются в шоке от того, насколько решение было очевидным. Люди все больше ценят тех, кто не обременен вечным корпоративным мышлением и может видеть дальше поставленных шор.

В одной из портфельных компаний контрагенты еженедельно присылали нам акты о выполненных работах, которые содержали множество неточностей, а иной раз, и сознательных ошибок.

В те моменты, когда мы обнаруживали их, приходилось поднимать архивные данные из IT-системы и накладных, чтобы доказать свою правоту и уменьшить расходы.

Злой умысел был далеко не всегда, порой реальный объем работ был существенно больше присланных актов, что свидетельствует о банальной неразберихе с учетом и бумажками и на стороне контрагентов. То есть они просили денег меньше, чем реально заработали. И часто приписывали себе лишнее. Оплата партнерам производилась только после согласования. Надо отдать им должное, они были вполне сговорчивы и смиренно принимали каждое замечание. Но постепенно эта бумажная волокита приняла такие масштабы, что пришлось нанять нового специалиста исключительно под эту работу. Он сверял отчеты партнеров с отчетами из нашей IT-системы и вносил правки. Сначала я не особо вникал в этот процесс и не был против найма этого сотрудника — даже наоборот, поддержал идею. Если какие-то рутинные задачи отнимают много времени у моих менеджеров, то будет проще нанять специалиста дешевле конкретно для этой рутины. Но партнеров становилось все больше, бизнес рос, и компания столкнулась с тем, что отдельный сотрудник с этой рутиной уже не справлялся. Вопросом заинтересовались практически все: менеджеры и консультанты — каждый пытался вникнуть в детали, обращались и к программистам, просили оптимизировать программы сверки, договаривались с партнерами о разных днях этой сверки и т. д.

Я тоже не остался в стороне от этого рабочего хаоса и стал погружаться в операционку. Сел с коллегами, попросил объяснить этапы их работы. В ответ — несвязное и неструктурированное объяснение, такое же, как и весь процесс работы. Масса нюансов, устных договоренностей и, что самое страшное, огромное количество ручного труда, что при дальнейшем росте бизнеса только усложнит весь процесс. Через десять минут у меня опухла голова.

Я не считаю себя самым умным: если до меня несколько человек вдумчиво разбирались в деталях, а процесс так и не сдвинулся с мертвой точки, то насколько высока вероятность, что я смогу привнести что-то новое?

Невысока, но, безусловно, она есть. Вдруг я и правда окажусь смышленее всех? Но надо было снять с себя розовые очки и начать с примитивных вопросов.

«Господа, постойте! Наши партнеры всегда принимают наши правки. Все данные в корректной форме содержатся в нашей IT-системе. Так почему мы не можем первыми отправлять отчеты нашим партнерам? Зачем мы просим делать их отчеты в неудобном для нас формате, перепроверять и заставлять снова, и снова сверять уточнения? Зачем вы разгадываете чужие ребусы? Почему нельзя отправить отчет сразу нам и не играть в бесконечный пинг-понг?»

Молчание. Можно. Даже нужно так делать. Система автоматически выгружает необходимые нам отчеты раз в неделю и автоматически отправляет их партнерам. А они уже сами должны сверять каждую позицию, поднимать накладные и доказывать свою правоту, тратя личное время. Им нужны деньги — пусть сами и общаются с бесконечными отчетами. Это нормально. Нам же нужен лишь их сервис. Все просто.

Но в таком случае нанятый сотрудник остается без работы — вот он и предпочел замалчивать о самом легком решении нашей, казалось бы, такой запутанной и нерешаемой, проблемы. Сидел в своих цифрах, умело создавал иллюзию большого объема и радовался стабильной зарплате в конце месяца. А менеджеры, которые его нанимали, даже и не подумали о самом простом и примитивном решении. Гордеев узел разрублен. Все счастливы.

Особенно был рад сверщик отчетов: для него это было гениально простое решение. Он не кинулся обнимать меня лишь потому, что второй его мыслью было «Зачем я тогда вообще нужен? Меня же уволят».

«А почему нельзя?», «Кто так решил?», «Почему?» — если вы начнете честно отвечать самому себе на эти вопросы, ваша жизнь круто изменится. Нюанс лишь в том, что вы либо подвергаете сомнению все шаблоны вокруг вас, либо все их принимаете. Выборочно играть не получится.

Материальный мир не признает оттенков.

Либо ты внутри, либо ты за стенкой.

Все это совсем не означает, что мы должны стать нигилистами, анархистами или кем-либо радикально асоциальным. Критически осмыслив часть шаблонов, вы их примете и будете спокойно следовать им всю жизнь. Тут кроется лишь одна опасность — субъективность.

Общество может слишком однобоко увидеть круг, а вы оригинально посмотрите на квадрат или прямоугольник. И не стоит после этого проклинать этот самый социум или пытаться всех вокруг переубедить. Ищите другие оригинальные взгляды, анализируйте.

Вполне возможно, что вы вместе смотрите… на цилиндр.

И даже если самый мудрейший взор

Докажет где есть истина, где прах

Ты никогда не смотри в этот мир в чьих-то шорах

И в чьих-то двухцветных очках

У одного цилиндр — всегда квадрат

А у другого — четкий и ровный круг

Если не двигаться с места, то каждый останется правым.

И оба за правду умрут.

Если вы читаете эти строки, значит в этот момент я успешно ломаю еще один шаблон. Мы вместе его ломаем. Айкидо разрушило старые рамки в боевых искусствах, но уже само создало новые. Я меняю парадигму «Айкидо — есть боевое искусство» и переношу его в более широкую плоскость — бизнеса и повседневной жизни. Затрагивая тем самым рамки представления и о бизнесе, и о повседневной жизни. Бизнес — отнюдь не только и не столько процесс примитивной и упорной работы, это любые дела в нашей жизни. И если вся наша жизнь — игра, то давайте вместе сделаем так, чтобы всегда в ней побеждать!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.