Автор дарит % своей книги
каждому читателю! Купите ее, чтобы дочитать до конца.

Купить книгу

Поступай так, словно это сон. Действуй смело и не ищи оправданий.

© Карлос Кастанеда

www.emvlad.ru
www.emvlad.ru

Люди — это время, протекающее сквозь пальцы

© Мария Емельянова

Все права защищены. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия автора является незаконным и влечет за собой уголовную, административную и гражданскую ответственность.

1

За столиком в самом неприглядном кафе на этой улице сидел взъерошенный человек и жадно жевал тост с сыром. Он был так поглощен едой, что даже и бровью не повел, когда напротив него приземлился солидного вида тучный и слегка усталый мужчина лет пятидесяти. Положив рядом с собой зонтик и шляпу, пришелец без тени смущения уставился на жующего.

— Приветствую тебя, Нико, — с суховатой вежливостью сказал толстый. — И приятного тебе аппетита.

— Спасибо, Адис, — перестав жевать, Нико слегка пригладил свои взъерошенные волосы и внимательно посмотрел на вновь прибывшего собеседника. — Надолго в наши края?

— А это ты уж у местных поинтересуйся. Разбушевались больно. Приструнить бы надо, а ты сидишь тут, бутерброды жуешь, — Адис оценивающим взглядом оглядел Нико. — Исхудал совсем. Тебя что, нормально не кормят?

— Надо думать. Сам же сказал, это ты сейчас на хорошем счету. Мне вот пока приходится своими силами пропитание добывать, — Нико брезгливо поджал губы.

— Кто бы спорил, кто бы спорил! За чужой счет питаться безусловно легче, тебе ли не знать, — хохотнул Адис. — Я вообще-то к тебе по делу.

— Ну, рассказывай, чем на этот раз донимать будешь…

— Тут показывать надо, — Адис нахмурился. — Доедай и пойдем. Надо бы прогуляться.

Нико с досадой посмотрел на остатки тоста и остывший кофе. Аппетита как не бывало. «Придут с утра, подкинут новой каши, а мне расхлебывай, — с сожалением подумал Нико. — Неужели не понятно: в отпуске я».

— А никто тебя в отпуск-то не отпускал. Ты сам решил, что устал больно. Устроил хаос — и свалил… Кстати, где мы? — Адис вскинул брови и явно с отвращением огляделся. — Я понимаю, если б ты лежал сейчас на пушистой перине где-нибудь во Франции. А это что? Россия! Закусочная у метро. Еще и напротив стройки. Ну, Нико…

— Мне нравится Москва, что с того? — Нико пожал плечами и с досадой пригубил еле теплый кофе. — Тут проще затеряться. А ты давай прекращай ко мне в голову лезть. Личное пространство все таки. Закон запрещает.

— Мы на земле, Нико. Какие тут законы? Да и еда паршвая — комком в желудке оседает. Но ты, однако, хорошо спрятался: пока сам за тобой не спустишься — шансов найти тебя никаких.

— Старался, — буркнул Нико. — Ладно, пойдем уже. Раз мой отпуск и так испорчен, то не будем тянуть бедное животное за хвост, — он нехотя поднялся и небрежно стряхнул крошки с ворота своего пиджака. Прихватив остатки тоста, он последовал за Адисом к выходу.

Около входа в закусочную терся бездомный пес. В больших голодных глазах читались страх и отчаяние. Нико замедлил шаг, слегка присвистнул, подзывая его поближе, и аккуратно положил перед псом остатки тоста. Адис снисходительно улыбнулся.

— Ты в своем репертуаре, Нико, — вздохнул он. — Люди всегда тебя заботили меньше, чем животные.

— А чего о них заботиться? — Нико осторожно распрямился и неспешно отошел от пса, чтобы не напугать его резкими движениями. — Земля и так дала им слишком много, а они просто-напросто начали борзеть, — поравнявшись с Адисом, Нико скептически оглядел его с ног до головы. — Мы снова должны их всех спасти, да? — он посмотрел Адису в глаза. — После того, что они сделали, я больше не хочу в этом участвовать.

— Ты и сам прекрасно знаешь, что нам придется: мы дали клятву.

2

Таня проводила взглядом каплю, скользящую по обратной стороне стекла, потом еще одну… И еще. В Питере в это время года затяжные дожди не редкость, лето официально закончилось — и осень отчаянно ломилась в окно уже четвертый день. Таня вздохнула: так-то все не так и все не то, ощущение собственной ненужности в последнее время сильно зашкаливало.

— На примерку пойдем, — тихий голос нарушил спокойное течение капель. Таня обернулась, в дверях стояла Марго — худощавая девушка с еще не сошедшим подростковым румянцем.

— А разве уже выбрали?

— Да, вы сегодня в белой комнате, поэтому нужно что-то пастельное. Я собрала комплект, идем, — Марго слегка махнула ручкой в сторону комнат. Таня с неохотой отошла от окна, что не ускользнуло от пытливых глаз Маргариты. — Ты весь день туда смотришь, неужели там есть что-то, что заслуживает такого пристального внимания?

Таня слегка наклонила голову и тихо произнесла:

— Дождь.

3

— Мы идем уже довольно долго, — Нико расстегнул ворот рубашки. — Да еще и невозможно душно перед грозой, неужели нельзя было поехать на метро?

— Бог в метро! — Адиса сотрясало от смеха. — В час пик! Ой, не могу!

— Тебе лишь бы съязвить. Погоди-ка, — Нико наклонил голову на правый бок и прищурился. — Ты ведь изначально пришел с зонтиком, но ты не мог заранее знать, что в том месте, где я буду, должен будет пойти дождь. Выходит, ты знал, где меня искать.

— Зонт никогда не лишний в таких путешествиях. Знаешь ведь поговорку «зонтик взял — дождя не будет».

— Я сам ее придумал, — озадаченно бросил Нико.

Они подошли к зданию банка N. Масштабы этого строения потрясали: казалось, что небоскреб таки продрал облачную завесу, а его верхняя часть устремлялась все дальше ввысь. Возможно, это был лишь обман зрения, потому как облицовка здания была выполнена из светоотражающего зеркального стекла. Но тем не менее Нико, запрокинув голову и прищурив глаза, долго созерцал игру облаков и небоскреба.

— Ну и что ты мне тут показывать собрался? — наконец оторвавшись от своего наблюдения, ворчливо буркнул он.

— Людей, — коротко бросил Адис. — Видишь эту очередь? — он махнул рукой на один из входов, над которым красовалась табличка «Для быстрого обслуживания физических лиц». — Они обезумили. Кто скупает, кто продает. Твоих рук дело?

— А если бы и моих? — с вызовом уставился на него Нико.

— Мстишь что ли им так? За то, что изгнали тебя? Они же глупые, а ты повелся. Тьфу ты, точно глупые: Богом тебя окрестили, «не убий», «не укради»… Как там дальше?

— А мне почем знать, что они там у себя в тетрадках пишут. Все равно память у них ни к черту.

— Эээээээй! Я попросил бы не выражаться тут, — Адис слегка нахохлился. Нико посмотрел на него с прищуром: то ли и правда обиделся, то ли разыгрывает, не поймешь его. Одним словом — черт.

— Ладно, ладно, — Нико решил поскорее замять эту щекотливую тему. — Так что, долго здесь стоять будем?

— Мы ждем кое-кого, — Адис смотрел прямо в вопрошающее лицо Нико, но все же медлил с ответом. Переступив с ноги на ноги, он отвел взгляд и почесал затылок. — Карму, — наконец выдохнул он.

4

В гримерную прорвалась Маргошина мордашка.

— Тань, у Алекса все готово, скоро можем начинать. Ты как, на какой стадии?

— Почти готова, дай мне пять минут, — Таня схватила кисть для румян и подчеркнула скулы.

— Хорошо,  улыбнулась Маргарита. В коридоре раздался топот детских ножек.

— Мама!  маленькое пухлое создание ухватилось за правую руку Маргариты.

— Даша, тебе нельзя сюда! Где тетя Лиза? Марго резко присела на корточки, судорожно притянув к себе дочь.

 Ты иди, отведи ее обратно, я уже скоро приду в студию.

— Хорошо, спасибо,  Марго поспешно подхватила дочурку на руки и быстрым шагом поспешила по направлению к гостиной. Ее шаги, по мере удаления, отдавались в коридоре быстрым клокочущим эхом. Таня покачала головой: ребенок на работе — она никогда этого не поймет. Окинув себя в зеркале, она с улыбкой встала со стула.

***

— А где Марго? Мне ей визы передать надо, пусть отвезет, пока снимаем, Алекс повернул кепку козырьком назад. Ух, какая ты сегодня! он схватил со стола желтый конверт. — И все же, где Марго?

— А тебя прямо таки сегодня очень много, съязвила Таня. Стыдно признаться, но он ей нравился. И, к ее великому сожалению, не просто как друг. Она укладывает Дашу. Сейчас придет.

— Тогда лучше сама ей занеси

— Пожалуйста. Нужно говорить «пожалуйста». Вы забываете о вежливости, Александр.

— Сергеевич.

— Пушкин что ли? Таня не смогла сдержать улыбку.

— А ты, я гляжу, Татьяна Ларина. Иди уже, отнеси ей конверт. Сейчас заканчиваю со светом, и начинаем снимать.

5

— Эту шлюху?! — взревел Нико, бешено сверля Адиса глазами. — Ноги моей рядом с ней не будет!

— Уже столько лет прошло, а ты до сих пор бесишься, уймись уже.

— Не тебя по милости этой суки искупали в клокочущей раскаленной жиже! Так что не говори мне… — Нико повернул голову и осекся: словно плывя по воздуху, в их сторону шла Карма. Голубой шифон ее одеяния развевался, обнажая изящные лодыжки, заключенные в тонкие ремешки босоножек. Волнистая копна волос цвета каштана выражала согласие с каждым ее шагом. Казалось, даже воздух замер, чтобы поприветствовать ее, настолько все вокруг нее было в гармонии. Приблизившись к ним, она остановилась, сложив руки на груди, отчего ее золотые браслеты издали приветственный звук.

— Ты звал, Адис, я пришла, — Карма слегка нахмурилась. — Но я не думала, что мне придется столкнуться с этим.

— Меня, знаешь ли, тоже не предупреждали! — Нико уже готов был вскипеть еще раз, но Адис поднял правую руку, призывая к тишине.

— Я вас не собачиться собрал. Ведете себя как простые смертные. Долгое пребывание среди них плохо на вас влияет. Возьмите себя в руки, наконец.

— Хорошо, Адис, мы слушаем, — Карма сдвинула брови еще сильнее, сделав особой акцент на слове «мы».

— В мире назревает очередной переворот, люди к нему еще не готовы, однако сами же продолжают делать все для его ускорения, — Адис указал в сторону толпы. — А паника лишь способствует этому. Нико, ты отвечал за покой в их сердцах, что случилось?

— Они не слушают больше, не смотрят на меня, — Нико растерянно развел руками. — Мне кажется, что кто-то намеренно перекрывает канал отдачи.

— Когда кажется, креститься надо. Слышал о таком? Это как раз по твоей части, — поддела его Карма. — С этим срочно нужно что-то решать. Или же сейчас будем выяснять, кто виноват?

— Да к черту это все! Прости, Адис, — Нико послал лучезарную улыбку в его сторону. — Лучше свалить на пару дней в Италию, там пицца вкусная, хочу отведать. Поехали втроем. Как в старые добрые времена, а?

— Мы из-за тебя и так сколько времени потеряли! Мало того, что ты последние несколько лет выполняешь свою работу через задний проход, так теперь тебе еще и пицца понадобилась. В Италии! — Карма всплеснула руками, и браслеты издали недовольный кряк. — А потом тебе понадобится сангрия в Испании, лягушачьи лапки во Франции и суши в Японии.

— Суши в Японии гадость, я недавно оттуда, — процедил Нико.

— Так же, как и пицца в Италии, уверяю тебя, — поджала губы Карма. — Вчера заказала ее на обед, пришлось выбросить.

— И это я-то еще обжора, — Нико довольно присвистнул и взъерошил свои рыжие волосы.

6

«Здесь так воняет. Просто до жути пропахло завистью и ложью», — с гулким стуком Таня вернула бутылку соуса чили, которую бесцельно вертела в руках, на место и бросила взгляд на соседний столик, за которым сидела с виду вполне себе милая семейная пара с двумя детьми.

— Выглядишь так, будто тебя дерьмом кормили с ложки, — со смешком произнес вернувшийся из гардеробной Алекс. Они зашли перекусить в маленький уютный ресторанчик на окраине города. Атмосфера в этом заведении была интимно-семейная: небольшие круглые столики, накрытые скатертями мятного цвета и отгороженные друг от друга полупрозрачным белым тюлем в тон салфеткам, лежащим на столах. Тихая музыка и приглушенный общий свет создавали эффект некого загородного шарма. На каждом столе стоял трехглавый подсвечник. Как только посетители садились за столик, официант сразу же зажигал на нем свечи. В целом место было тихим и уютным, если бы не огромные окна во всю стену. В последнее время панорамные окна стали излюбленной фишкой всех новомодных заведений. Но одно дело, когда ты сидишь на пятидесятом этаже и действительно созерцаешь прекрасные виды, и совсем другое — когда такое кафе находится на первом этаже (какие уж тут панорамы!), и тогда уже созерцают тебя. У Тани, когда она приходила в подобные заведения, было ощущение, что ее посадили в аквариум, поэтому на этот раз они выбрали столик не около окна. За окном, вместе с идущими по ним прохожими, мокли тротуары и машины: дождь не прекращался второй день подряд.

— Вам повторить? вежливый официант сразу же возник, будто из ниоткуда, стоило их бокалам опустеть.

— Да, пожалуй, Александр слегка наклонил голову, ожидая Таниного согласия. Она еле заметно кивнула. Простите, блюда скоро принесут? Мы жутко проголодались.

— В течение 15 минут все будет у вас на столе в лучшем виде, с этими словами официант удалился.

— Сама любезность. Ты какая-то слишком серьезная, что-то случилось?

— Я просто задумалась, Таня повела плечом. Скажи, а ты всех моделей после съемок водишь ужинать? Или это мне просто хронически везет. В смысле на еду.

— Да я и сам не прочь перекусить, а поблизости только это место, не в Макдоналдсе же травиться. Если тебя что-то напрягает, мы можем уйти.

— Нет. Просто тебя Марго с дочкой ждут, а ты тут со мной сидишь.

— Я зашел поесть. Не преувеличивай значимость.

— Ок, босс,  Таня поправила непослушный локон. В любом случае блондинки в твоем вкусе, поддела она его.

— На самом деле главное, чтоб были мозги, а уж какого цвета волосяной покров их обрамляет — это неважно, Алекс отпил вина из только что принесенного бокала. Вот ты… Кажешься очень даже не глупой. Расскажи о себе.

— Мои родители работали в цирке. Помню, еще совсем маленькой я уже умела ходить по трапеции. Ловить баланс жизни, так сказать, Таня усмехнулась. А потом сказка кончилась: меня отдали на журфак. Пять с половиной лет вечного копания в чужом грязном белье.

— Понравилось?

— Об этом история умалчивает. Все, что осталось от этого — свой блог в ЖЖ, где я описываю все происходящее под совершенно другим углом.

— И об этом тоже напишешь? О модельном бизнесе?

— Основная часть будет ложью, не волнуйся, Таня замолчала и отпила немного вина. А у тебя что?

— А я просто не захотел топтаться со всеми в общем стойле, Алекс задумчиво посмотрел на нее. Знаешь, жизнь такая штука: она делает свои грязные дела руками других людей.

7

Карма запрокинула голову, и небо с небом встретились. Когда она вернула свое лицо на место и обратила взор в их сторону, Нико уловил проплывающие в ее глазах облака. Старое забытое чувство теплоты чуть было снова не схватило его за левый бок, но Нико вовремя стряхнул его мягкую ручку.

— Скоро дождь, — Карма вопрошающе посмотрела на них. — Дальнейшие действия?

— Зайдем внутрь. Нам нужно повидаться с Анной, — Адис с досадой провел по седеющим волосам.

— Это еще что за сюрпрайз-девочка?

— Хозяйка банка. По документам разумеется, не взаправду.

— Адис, когда ты звал меня, я и подумать не могла, что мне снова придется якшаться с людьми и магами, — Карма скривила губы. — Да еще и с этим, — и кинула на Нико полный презрения взгляд.

— Ладно, не рычи, воспринимай это как еще одну возможность найти подход и к тем, и к другим, — Адис в долю секунды перескочил с шутливого тона на серьезный и нетерпящий возражений, круто развернулся и направился к главному входу в здание банка N. Нико и Карме ничего не оставалось делать, как молча последовать за ним.

8

Был чудесный пятничный день, и Таня решила взять выходной. Впервые за неделю солнце грело город теплыми яркими лучами. Она собрала большую сумку, запихнула в нее нетбук и выскользнула на улицы города.

Воздух был наполнен солнцем и осенней сухой влажностью (если вы когда-нибудь гуляли по Питеру в сентябре, вы поймете).

Ноги сами повели ее в сторону Невского проспекта, где находилось ее излюбленное тайм-кафе. Перейдя на солнечную сторону, Таня вскинула голову вверх и посадила солнечного зайчика прямо на левую линзу своих солнечных очков. Слегка прищурившись, она приглушенно засмеялась. Позавчерашний ужин с Алексом не выходил у нее из головы. Впервые все казалось настолько простым и понятным: будто она разговаривала с отражением в зеркале, только более мудрым. Как хорошо встретить человека, который не придирается к каждому твоему действию или слову, с кем можно просто вот так поговорить. Именно поговорить. Узнать что-то новое для себя и о себе, заново открыть приятности общения.

В голове слегка зазвенело от свежего ветра — давно она так долго не гуляла. Свернув за угол, Таня позвонила в звонок. Дверь автоматически отворилась, и Таня оказалась в помещении, насквозь пропахшим кальянным дымом и старыми книгами. Поднявшись на второй этаж, миновав книжный и кальянный залы, она направилась в «кофейную комнату». Там было почти пусто, если не считать парочки у окна и знакомого бариста. Заказав себе кофе, она уселась на свободное кресло и достала из сумки свой нетбук.

9

Лучи солнца, выбивая себе просветы в заволокших небо тучах, беспрепятственно заполняли огромный кабинет на сорок седьмом этаже, отчего он казался еще светлее и больше. Из-за расположения в углу здания, он имел только две бетонные стены, остальные представляли собой кристально чистые панорамные окна от пола до потолка. Надо сказать, высокого потолка. Как и положено любому кабинету, он содержал в себе огромный стеллаж с папками, книгами и прочей офисной бумажной ерундой. Около стеллажа росла огромная драцена сочного зеленого цвета. Чисто офисное растение. Неприхотливое. Цвета денег. Большое. Могущественное. Как и все вокруг. На протяжении окон буквой «Г» стояли белоснежные мягкие кожаные диваны, слегка загораживая вид на город, если смотреть на них, сидя в одном из кресел, находящихся напротив огромного дубового темного стола, стоящего по центру. По ту сторону стола находилось кресло Анны. Закинув ногу на ногу, она сидела в нем и внимательно слушала. По мере того, как Адис в красках расписывал ей надвигающиеся события, ее лицо мрачнело.

Вы прочитали бесплатные % книги. Купите ее, чтобы дочитать до конца!

Купить книгу