электронная
132
18+
БДСМ по вызову

Бесплатный фрагмент - БДСМ по вызову

Часть 1

Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-3544-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В мире слишком много холода. Если б только люди могли договориться обо всем, было бы по-другому.

Чарльз Буковски

Глава 1. Знакомство

— Идём же, Стэнли! — Нетерпеливо крикнул Гомер. Он был мой друг и зная его я чувствовал, что наверняка он снова решил меня затащить в свою очередную дурацкую авантюру или ещё чего похуже. А мои опасения были не напрасны потому, что частенько наши с ним походы по его «стопроцентным» делам не сулили ничего хорошего и уже пару раз результатом его идей были наши совместно проведённые ночи за решёткой в холодной камере с парочкой весьма неадекватных постояльцев, которые, по видимому, бывали там несравнимо больше нашего. А Гомер всё твердил, что даже такой опыт только на пользу. И я не понимал, то ли он говорил это в серьёз, то ли он шутил, то ли он рассорился с серым веществом в своей башке.

На самом Гомера его звали совсем по-другому: Крис, но он не очень любил своё настоящее имя, полученное при рождении. Даже скорее ненавидел, потому что имя досталось ему от отца, который, по его словам, часто использовал его как боксёрскую грушу, когда приезжал с дальнего рейса и надирался в стельку. Поэтому он решил назваться Гомером и нет — совсем не потому, что любил смотреть «Симпсоны», а потому что восхищался поэзией и культурой древней Греции. Ты можешь в это поверить? С виду распиздяй, но чертовски начитанный. Он даже придумал себе подпись, в которой читалось его второе неофициальное имя. Сделать Гомера «официальным» ему не хватало усидчивости и его тяготела бумажная волокита от которой ему буквально становилось плохо, его бросало в жар, затем он становился бледным и буквально отходил в мир иной. Одним словом — артист он был превосходный. Не знаю, как получилось, что мы с ним стали друзьями, но он был одним из самых близких мне людей. Как старший брат, но не который присматривает за младшим, а наоборот, втягивает его в свои авантюры.

Что-то я переборщил с этим Крисом, совсем забыл про себя рассказать. Конечно, особо не о чем мне поведать, но всё-таки я пишу книгу про себя. Видимо это громкие слова, что это будет прямо-таки настоящая книга, я не знаю, сколько я смогу написать, будет ли она вообще интересной или покажется скучным дерьмом, но я попробую.

Как меня зовут ты уже знаешь. Когда всё это началось мне было двадцать четыре, я закончил университет с отличием по специальности «журналистика» и теперь у меня было высшее образование, хорошие навыки писанины и куча свободного времени. Я по крайней мере так думал. Но они мне не очень пригодились, эти навыки писанины, я с момента окончания университета слепил пару статей в небольшую газетёнку, которая благополучно загнулась и на этом моя журналистская карьера закончилась, не успев толком начаться. Поэтому я перебивался случайными заработками, которые часто мне как раз подкидывал Гомер. Моей маме это сильно не нравилось, она считала Криса гомиком и мошенником, потому что он любил ярко одеваться, а ещё больше любил обтягивающую одежду, которая с его же слов «подчёркивает все мои достоинства» и втягивал меня в свои делишки, после которых мама приезжала за нами в полицейский участок, что бы внести небольшой залог и вытащить из-за решётки. Несмотря на это он был самым настоящим гетеросексуалом, его взгляд всегда ложился только на девушек, которых он постоянно трахал и менял, у него и отношений то толком не было: сегодня одна, завтра другая, затем третья. Он не был невероятным красавчиком, но умел зацепить внимание девушки. Его сладкие речи топили лёд буквально любой представительницы противоположного пола. У меня такой буквально супер — способности не было. Он, видя моё положение, частенько предлагал мне познакомить меня с какой-нибудь его подружкой, но я отказывался. Я всё ещё верил в какие-то идеалы, может это покажется очень наивным, но во мне теплилась надежда, что в мире всё-такие есть то, что люди называют любовью.

— Стэнли?! Очнись! — Зашипел Гомер, щёлкая пальцами у моего носа. — Здесь серьёзные люди сидят и надо выглядеть соответствующе, а у тебя лицо как будто тебя вчера с пальмы сняли! Ни грамма интеллекта! Свёл глаза в кучку и стоит как зомби!

— Извини, Гомер, просто я…я задумался. — Пожал я плечами. — Вдруг ты меня втянешь в очередную муть? И что это за здание? Нам разве сюда? Похоже, как будто здесь какой-то притон для наркоманов, а ты еще говоришь, что здесь работают «серьёзные люди». Неужели в этом огромном городе они не нашли себе здание для офиса получше?

Я эмоционально показывал на здание, которое больше напоминало не офис, а цех старого закрытого завода.

— Ты ничего не понимаешь, это стиль такой, лофт называется, очень между прочим модный и дорогущий, а значит здесь точно водятся денюжки, причём такие от которых у тебя закружится голова. — Со знанием дела умозаключил Крис-Гомер и картинно закатил глаза и измученно вздохнул как будто ему приходится иметь дело с форменным идиотом, которому всё надо разжёвывать.

Я ещё раз взглянул на здание. Да что он такое несёт? Какая-то рухлядь, которую почему-то не снесли, а он ещё пытается мне доказать, что здесь не обитают бомжи, а «точно водятся денюжки».

— А работа в чём заключается то? Ты мне скажешь наконец?! — Потребовал я и нахмурил брови, сделав грозный вид начал сверлить его взглядом.

— Извини, корпоративная тайна. — Он пожал плечами как бы показывая, что он здесь совсем бессилен и ничего я из него вытащить не смогу. Даже физическое воздействие на него будет бесполезным.

— Сначала сдай тест, а потом уже будешь вопросы задавать. — Продолжал Гомер.

— Как можно идти на собеседование если даже не знаешь кем будешь работать? Мне это не очень нравиться. Я даже не знаю, чего ожидать. Если честно, то мне не очень нравится такая ситуация, я чувствую себя жертвой что ли, — протестовал я. — Знаешь, мне кажется, тоже самое чувствуют животные, которых ведут на убой.

— А-ха-ха-ха, ты думаешь я тебя решил на мясо продать? — Рассмеялся этот говнюк.

— А вдруг? Променял нашу дружбу на зелёные бумажки?

Рука Гомера скользнула в карман его леопардовой куртки. Я ненавидел, когда он её надевал. Он был похож в ней на такого клишированого сутенёра из фильмов категории «Б». Он достал несколько смятых купюр достоинством по сто «баксов» и замахал ими у меня перед глазами:

— Я что-то не понял! Тебе деньги нужны, Стэнли, малыш, или ты и дальше будешь ныть о каких-то там жертвах и овцах, идущих на убой? — Укорительно взглянул Гомер на меня и спрятал деньги в кармане куртки.

— Не называй меня так! А то я начну соглашаться со своей мамой, что тебя девочки не интересуют и ты любитель под хвост! — Я в шутку легонько ударил его в плечо.

— Так что насчёт денег? Или ты струсил при виде страшного здания? — Гомер покосился на меня презрительным взглядом и ехидно заулыбался.

— Нет, идём. — Я резко отрезал. Аргумент с деньгами всё-таки был очень весомым. Многие говорят, что деньги это не главное и я соглашусь, но всё-таки они делают нашу жизнь немножко лучше. И когда перед твоими глазами машут этими бумажками и обещают то, что они могут стать твоими, то устоять очень сложно. Я, наверное, попаду в ад.

Мы подошли к большой железной двери. Крис закинул в рот пару мятных жвачек и нажал на звонок. Через пару секунд раздался шипящий голос из динамика:

— Слушаю вас.

— Крис Браун, работаю у вас пару месяцев, пропуск мне еще не сделали. — Говорил он и усердно разжёвывал резинку.

— Посмотрите на камеру.

Гомер поднял голову и взглянул на еле заметную камеру наблюдения, висевшую над дверью.

Раздался щелчок и дверь открылась. Мы вошли. Я и Гомер оказались в просторном, хорошо освещённом помещении с административной стойкой за которой сидела очень симпатичная девушка. Её голову украшали яркие рыжие волосы, которые буквально пылали огнём, а на глазах были надеты аккуратные очки. Черты её лица были словно выточены из камня, на её груди был огромный вырез, который открывал смотрящему потрясающий вид на большую часть подтянутых, буквально спелых как дыни, грудей. Я невольно уставился в столь соблазнительное декольте.

«Только не смотри туда, только не смотри! Не будь идиотом!» — промчались мысли в моей голове. Но как же было тяжело оторвать взгляд. Зачем она на работу так одевается? Что бы все входящие мужчины, да и не только они, забывали зачем пришли?

— Привет, Магдален, ­– поздоровался Гомер с девушкой и вальяжно подошёл к стойке, закинул на неё руки и уставился на Магдален.

— Здравствуйте, мистер Браун. — Строго и сухо поздоровалась она, взглянув на Гомера из-под своих очков.

— Ну зачем же так официально, Магдален, — игриво заговорил Крис, — за что ты меня так не любишь, детка? Что я тебе такого плохого сделал? Я же для всех друзей Гомер, а для тебя могу быть кем угодно, хоть зайчиком, хоть львёнком, да хоть даже муравьедом с длинным язычком.

Он ещё и облизнулся.

«Боже, Гомер, заткнись! Что за мерзкие шутки! Он ещё и облизнулся. Да что же ты за мудак то такой?» Я начал краснеть за своего друга. Хотя чему было удивляться? Он с многими девушками так общался, а самое главное, что это работало. Я не понимал почему, но девушкам нравилась такая пошлость. Может я чего-то не понимаю в этом мире и не дорос до таких высших материй? Я верил в какую-то романтическую наивность в отношениях. Как будто мне лет двенадцать и мне нравится девочка, которая сидит на передней парте. Гомер по крайней мере так и думал про меня. Он мне говорил, что я профан и мне пора выкинуть эту чушь из головы. «Девушки такие же люди как мы» — говорил он мне, «у них нет бабочек в животе, они так же полны дерьма, как и мы. Они так же хотят трахаться, как и мы» утверждал он. Я не хотел соглашаться с ним, но у него всё работало, а у меня уже давно не было отношений.

— Мистер Браун, прекратите ваши фамильярности, — сухо отреагировала Магдален на заигрывания Гомера, явно не давая ему никакого шанса, — кто с вами?

— Ах-да! Это мой друг, Стэнли, — Наконец-то вспомнил про меня Гомер, — Он в поисках работы, а у нас, как мне известно, появилось местечко. И я решил, что он нам подойдёт. Посмотрите на него, я уверен, такой экземпляр вам точно будет нужен.

Он гордо показал на меня ладонью с видом: «ну посмотри те же на него, оцените». Я почувствовал себя как будто он меня сейчас продаёт, а не пытается устроить.

— Так вы соискатель, мистер… как к вам можно обращаться? — Спросила девушка, переведя свой сухой взгляд на меня. Он был настолько сухим, что я ощутил себя пустым местом. Она могла буквально лужи им осушать. Наверняка она выработала такой взгляд здесь, за своей стойкой, что бы у посетителей не было соблазна с ней похихикать и позаигрывать. Но как можно увидеть Гомера это нисколько не останавливало. Кажется, что такое её отношение его ещё больше заводило.

— Эм-м, ну да, — Неуверенно сказал я, почёсывая затылок, быстро отведя глаза от её декольте. — Я Стэн Уилсон.

— Мистер Уилсон, присядьте вон там, — Магдален указала на большой диван слева от стойки, — И подождите немного пока за вами не придут.

Мы присели на диван. Магдален подняла трубку телефона и начала куда-то звонить.

— Дело в шляпе, дружище! — Улыбался Крис и начал трепать меня за плечи. — Остались некоторые формальности и, я думаю, тебя обязательно возьмут. Можешь даже не переживать.

Я пожал плечами в неведении. Ну и дружочек у меня: привел не пойми куда, не говорит, что за работа, еще постоянно на меня косится и смеётся. Я его, клянусь всеми моими оставшимися годами жизни, если что-то пойдёт не так и он снова затянет меня в какой-нибудь пи**ц, придушу. Схвачусь руками вокруг шеи и буду сжимать её пока этот придурок не перестанет дышать. Меня начал пробивать смех. Как забавно он будет кривляться, хрипеть и краснеть. Гомер с опаской на меня посмотрел:

— Что с тобой?

— Представил, как я тебя буду душить. Знаешь, мне это очень понравилось. Такая картина перед глазами классная рисуется.

— Постой-постой. Я спасаю его задницу от прозябания под мостом, а он меня мечтает придушить! Вот это дружба! Ну-ну, — Весь разнылся Крис в своей картинной манере. Какой же прекрасный актёр пропадает!

— Не проще ли мне тогда тебя придушить, — продолжал Гомер, — чтобы ты не мучался от голода и холода? Ещё и станцую на твоей могиле!

Пока мы спорили кто кого должен придушить к нам подошла высокая девушка. Её руки выдавали истинный возраст: лет под сорок, а может быть и больше, но лицо украшала широкая, красивая улыбка и казалось, что ей лет двадцать. Она была в невероятно приталенном офисном костюме, который выдавал её фантастически стройную фигуру. Она обратилась к нам:

— Здравствуйте, ребята.

— Здравствуйте, госпожа Долорес. — Поздоровался Гомер, как только мы подскочили с дивана как будто нас ударило током, и он продолжил: — Я сегодня не один. Привёл, так сказать, соискателя.

— Здравствуйте, — Неуверенно промямлил я и попытался улыбнуться, но, по-моему, вышло ужасно.

— О-о-о, Гомер, — Игриво начала девушка. — Ты превзошёл сам себя. Где ты откапал такого красавчика?

— Мой давний друг. — Улыбался Крис, а я чувствовал, как по моему лицу растекается краска. Хоть бы этот придурок не ляпнул чего ещё в своей манере.

— Извините меня! — Воскликнула девушка, изучая глазами меня с головы до ног. — Гомер, представь нас быстренько!

— Это госпожа Долорес. А это Стэнли Уилсон. — Представил нас Крис.

— Рада знакомству с вами, Стэнли, — Очень мило и широко улыбаясь сказала Долорес. — Я думаю если вы примите нас, а мы вас, то вам здесь очень понравится!

— А куда он денется? Конечно, ему понравится и дело будет не только в деньгах! А-ха-ха-ха — Рассмеялся Гомер.

— Стэнли, оставляй своего друга и идём за мной! — Скомандовала Долорес. Я бросил прощальный взгляд на своего друга. Он ехидно улыбался. Ну и мудак. Ему несдобровать.

— Удачи! — Шепнул он мне на ухо и подмигнул. Почему этот гадёныш так ехидно улыбается? Куда он меня привёл? Ему точно несдобровать если что-то пойдёт не так! Надеюсь, здесь не торгуют внутренностями и мне сейчас не скажут ложиться на операционный стол и не вырежут у меня пару «ненужных» органов. Да я даже не удивился, если бы всё так и было бы!

Я пошёл за Долорес. Мы прошли через несколько светлых коридоров со множеством дверей и оказались в небольшом помещении. В нем было только тёмное кожаное кресло, небольшой журнальный столик и всё, буквально, больше ничего.

— Присаживайтесь, Стэнли. — Предложила мне Долорес и после того, как я уселся в кресло продолжила: — Не хочешь воды, чая, кофе или чего покрепче?

И она задорно подмигнула мне, как будто она девочка на студенческой тусовке и хочет склеить мальчика, который ей нравится.

— Нет-нет, что вы, — Я отказался и криво улыбнулся. Мне уже не терпелось начать собеседование.

— Тогда, Стэнли, держи тест и карандаш, — Она передала мне охапку листов, — Отвечай максимально честно, от этого будет зависеть твоя работа здесь. Помни, это очень важно.

— Будьте уверены, я отвечу честно, — Заверил я её, и она удалилась, звонко цокая каблуками об пол.

Я открыл первую страницу теста. Так, что у нас здесь.

«Фамилия. Имя» Ага, легко.

«Ваш возраст»

Уж это то я знаю. Я улыбнулся.

«Адрес проживания и контактный телефон» Угу, на это я тоже могу ответить. Что у нас там дальше?

«К какому гендеру вы относите себя?» Я написал — «мужчина».

О-о-о, похоже тест будет не очень сложный. Я рад, даже доволен. Хотя может где и есть подвох?

Давай пойдём дальше.

«Ваша ориентация»

Ага, ничего сложного.

Так, что это за работа такая? Что-то всё идёт сейчас слишком уж хорошо. Продолжим:

«Ваши сексуальные предпочтения»

А это уже интересно? Крис хочет засунуть меня в стриптизёры? Или в эскорт?

«Ваше отношение к БДСМ»

Что? Что за вопросы в этой анкете? Сегодня точно мои руки соединятся с шеей этого идиота Гомера. Как сладка будет месть.

«А ты разве не хочешь заработать денег?» — промелькнули у меня в голове слова Криса. Неужели я готов пойти на эту странную работу только ради денег? Так, я рано начинаю паниковать. Я вытер проступивший пот с лица и продолжил:

«Вы верх или низ?»

Эм-м-м, что? Что за странные вопросы, что они от меня хотят? По-моему, всё не так здорово и легко, как могло бы показаться с первого взгляда. Какие ещё «верх» и «низ»? Что за извращения какие-то?

Я начал глазами пробегать по остальному тесту: связывания… плётки… страпон… табу…

«Золотой дождь» … А это что ещё, чёрт его побери?

У меня глаза округлились и полезли на лоб.

Неожиданно дверь в комнату открылась и вошла Долорес. Я подскочил от неожиданности и уронил карандаш. Он покатился по полу в сторону девушки. Долорес, увидев его, изящно нагнулась и подняла карандаш. Что же она делает? Она просто подняла карандаш, а у меня чуть сердце не выскочило из груди. Я прикусил нижнюю губу. Не знаю, как мои глаза выглядели в этот момент: мне кажется они вспыхнули огнём и выдавали моё желание. Я буквально пожирал её взглядом. Каждый изгиб её тела вызывал во мне дрожь, бушующее, первобытное желание. Хорошо, что она его не видела в тот момент, мне показалось, что я был похож на безумца.

— Вы ещё не закончили, Стэнли? — Спросила Долорес, положив карандаш на столик и взяв меня за плечо, усадила обратно, и села мне на колени. Я застыл в недоумении. Мне кажется, что в этот момент я перестал дышать. Она между тем взяла мой тест и начала бегать глазами по ответам.

— Так-так, кто нам здесь попался? — Улыбаясь спросила Долорес. — Такой большой, а такой глупенький и не опытный, но ты мне очень нравишься. Как жаль, что ты только сейчас к нам пришёл. Ну ничего, я займусь тобой и под моим контролем ты станешь звездой нашего заведения. Я тебя натаскаю.

— П-п-простите, — я сидел весь красный от смущения, но мне нужны были хоть какие-то ответы. — Так в чём будет заключаться моя работа? Мне Гомер ничего не сказал, вы молчите, все молчат.

— У нас такие правила. А это была небольшая мера предосторожности, мы хотим, чтобы поменьше болтали. Но теперь ты здесь и можешь всё узнать: ты будешь мальчиком по вызову, но не какой-то там шлюхой, а будешь заниматься настоящим искусством! Искусством БДСМ! — Восторженно ответила Долорес и провела рукой по моей груди. Её глаза впились в мои. Я тяжело сглотнул. Очень тяжело было воспринимать слова, когда буквально на моём члене сидела такая девушка.

— Но я о БДСМ знаю только то, что там все одеваются в странные костюмы и друг друга бьют плётками и дилдо в жопы суют. — Выдал я свои скудные знания. По-моему, мне надо было тогда лучше промолчать. Получилось какое-то невнятное мычание. Я представляю каким же я выглядел дубиной.

— А-ха-ха-ха, наивный дурачок. Что за вульгарности? Плётками бьют друг друга и трахают инородными предметами только те, которые забыли о своём первом сексе, от которого получили настоящий кайф. Знаешь, не удовлетворение своих потребностей, а именно кайф. Всепоглощающий, такой, который смог проникнуть в каждую клеточку организма. Бездумно тыкают друг в друга инородными предметами только те, которые не знают, как разнообразить интимную жизнь со своей женой или мужем, с которым вместе лет двадцать, которые в конце концов получают удовлетворение от боли. А БДСМ — искусство доставления удовольствия через воплощение всех потаённых желаний человека, будь то боль, унижение, связывание и ещё бесконечное множество людских хотелок. Ты даже не представляешь, что можно делать в Теме. У меня у самой иногда кружится голова от этого. Чем выше познания человека в БДСМ, тем меньше он хочет что-то совать в партнёра или наоборот. С опытом тематикам хочется большего, знаешь, буквально контролировать или подчинять разум и душу. Хочется буквально вырваться из своей физической оболочки.

Она обхватила меня руками и восторженно закатив глаза сладко замурлыкав.

— Я в этом не мастер, я не разбираюсь в этих «потаённых желаниях человека», — Ошарашено ответил я, — И да, я даже не представляю, что можно делать в этой вашей «теме». Тем более о подчинении разума.

— Стэнли! — Долорес резко встала с меня. — Ты мне нравишься! Может своей молодостью и наивностью? Может своей милой мордашкой? А может чем ещё?

Она округлила глаза и обвела комнату глазами:

— Не знаю, чем, но ты меня очень сильно заинтересовал, поэтому даю тебе сутки на размышления. Если согласишься — приходи незамедлительно, если нет, то очень жаль, но это твой выбор. Я, конечно, расстроюсь, но это будет твой выбор. Я не хочу, чтобы здесь был кто-то насильно. И да, если согласишься: назад дороги нет. Это не просто игры в постели. Мы работаем с очень непростыми людьми, всё очень и очень серьёзно. А теперь дописывай тест, а я буду ждать твоего решения. Смотри, не сделай ошибку. Подумай хорошенько.

Я не успел переварить в голове всё сказанное Долорес как был уже на улице, где ждал меня Крис-Гомер. Я был как в тумане. Как будто выпил несколько бутылок чего-то очень крепкого или очнулся после наркоза.

Я запомнил строгий взгляд Долорес, когда она выпроваживала меня на улицу. Такой властный, жёсткий, цепкий, но в то же время за ним что-то было. Как будто где-то далеко внутри, за сотнями масок и улыбок скрывается настоящий человек. Запрятанный и скованный он хочет, чтобы его достали, вынули оттуда, из глубин. Не знаю, что за философствования на меня нашли, но я почувствовал это. Я не знал, что это. Я закрыл лицо руками и потер ладонями по лицу. Очнись, дурак. Что ты там мог рассмотреть? Почудилось, привиделось, устал, испугался и видишь всякую чушь.

— Ну так что, дружище? Тебя берут? — Радостно спросил Гомер, увидев меня. Он до сих пор жевал свою мятную жвачку.

— Берут, но я не знаю, хочу ли я этого, нужно ли мне это всё? Я, если честно, не ожидал такого предложения. БДСМ — это как-то слишком для меня. — Неуверенно произнёс я.

Гомер задумчиво взглянул на меня.

Глава 2. В раздумьях

Гомер предложил поехать в бар. Делать было нечего, и я согласился. Мы сели в его новый блестящий автомобиль. Но очень гордился его покупкой. Всё болтал про то, что он до сотни километров разгоняется за 4 секунды, что у него сколько-то там сотен лошадиных сил и всё в таком роде. Пока мы ехали он рассказывал о том, что, подставляя смою задницу под чью-то плётку я смогу заработать на такую же тачку как у него же или даже круче и дороже, а может я себе захочу купить ещё что-нибудь: шмотки, технику, да всё что угодно. Всё это я смогу себе позволить. Я мало его слушал. Большую часть его болтовни пропустил мимо ушей. Я пытался отстраниться от всего и внимательно рассматривал пролетающие мимо улицы, людей, которые куда-то спешили или прятались от начавшегося дождя, отражения на стеклянных небоскрёбах. Через полчаса мы были уже на месте.

Я и Гомер вошли в «Артезиан». Сели за барную стойку и заказали по пиву. Я был в недоумении после сегодняшнего «знакомства с Темой». Я не знал, как мне поступить, правильно вообще то, чем занимаются эти люди? Надо ли мне вообще к ним возвращаться? Или же надо бежать и не оглядываться. Сомнения терзали меня, как в какой-то сопливой книжке, где героиня не может выбрать между героем Света и героем Тьмы. Способен ли я сделать такой выбор? Что собой представляет Тема? Потянет ли она меня к свету или я окончательно погрязну во тьме? Ещё эта Долорес. Она не давала мне покоя. Её глаза всплывали в моей памяти. Как же это всё по-дурацки. Её лицо, кожа, изгибы тела, её голос не давали мне покоя. Я чувствовал, как у меня в груди сердце билось при мысли о ней, как будто я бегаю марафон или будто я стою перед обрывом и готовлюсь к прыжку в бездну. Что она со мной сделала? Что за чары она применила. Моя голова буквально гудела.

— Стэнли, так ты мне расскажешь, как всё прошло? — Гомер внимательно посмотрел в моё задумчивое лицо и закинул ментоловую жвачку в рот и начал жевать.

— Выкинь эту херню изо рта! — Я не мог смотреть на его жующее наглое лицо.

— Ладно-ладно, — Гомер поднял руки, словно сдавался в плен. Достал жвачку из рта и осмотревшись, быстро прилепил его под барный стул.

— Крис, — Начал я, а Гомер чертовски не любил, когда его так называли, он становился как будто нашпигованный иголками. Но мне хотелось его позлить за то, что он не говорил мне куда меня ведёт. — Почему ты мне не сказал, что за работу ты мне хочешь предложить? Я выглядел там просто как дубовый деревенщина! И что-то меня терзают сомнения, что мне хочется подставлять свою задницу под чью-то плётку! А про некоторые вещи я вообще молчу. Ты привёл меня к каким-то извращенцам. Ты бы видел мои глаза, когда я увидел в тесте вопросы про страпон.

— А-ха-ха, — засмеялся Гомер, — и чем тебя смутил страпон? Ты ещё скажи, что никогда не слышал про такую игрушку. Ты ведёшь себя как ребёнок. Сама невинность. Посмотрите на него. Весь такой святой и невинный.

Гомер начал корчить морды в попытках изобразить меня в образе наивного болвана.

— Крис-с-с-с, — зашипел я на него.

— Стэнли! Ты хочешь побесить меня? Зачем ты меня так называешь? Ты сам знаешь как я к нему отношусь! — Гомер явно был зол. Он прищурил глаза, а губы свёл так, что они стали похожи на куриную жопу. Даже было слышно, как заскрипели его зубы. Дело принимало серьёзный оборот.

— Это не извращения, а просто другая грань…, — наконец начал говорить Гомер сквозь зубы, -получения удовлетворения… к этому надо относится не так, что это что-то незаконное, а как к возможности раздвинуть уровень доверия и взаимоотношения между людьми… Многие этого не понимают, многие вообще относятся враждебно, но я подумал, что ты всё поймёшь…

Гомера перебили. Перед нами поставили пару бокалов с нашим пивом. Я схватился за свой как будто это какое-то волшебное зелье, выпив которое я избавлюсь от мук выбора и неопределённости. Как будто оно выведет меня из сна, а я снова буду плыть по тихому своему течению. Я сделал несколько жадных глотков, но ничего не произошло: мир не ушёл из-под ног, Гомер так же остался сидеть передо мной, а проблемы никуда не исчезли. Ну а чего я хотел? Здесь не сказка и не паршивая фэнтези-книжонка, где всё решается магией и зельями. Я зажмурил глаза, пытаясь сосредоточиться. А потом, подняв глаза на Гомера, сказал:

— Радуйся, что я тебя вовсе не прибил! А знаешь, как хотелось? — Я в шутку легонько ударил его в плечо и изобразил звук как в старых фильмах — Бдыщ-щ-щь!

— А на что ты злишься? На то, что я нашёл тебе работу? Другие только мечтают о такой. Я знаю несколько очень состоятельных людей, причём мужиков, которые платят тысячи и тысячи долларов за то, что бы их побила плёткой какая-нибудь женщина или мальчик. Некоторые даже «раком» стоят, изображая стол. Ты можешь себе это представить? Их прёт от того, что они предмет мебели! А здесь наоборот — будут платить тебе! И ты охренеешь сколько будут платить. Наконец-то хоть что-то полезное для своей семьи сделаешь! Это у меня никого нет. Я сам по себе. Я могу просто просирать эти деньги. А у тебя есть мать и сестра. Подумай о них. Как будут они тебе благодарны. Какими глазами они на тебя посмотрят. Готов поспорить, что в них будут слёзы радости.

— Так я ещё и мужиков буду развлекать? Геев-извращенцев? — Я после слов Гомера Я аж пролил пиво. — Блин, из-за тебя единственные чистые джинсы испачкал!

— Нет, не будешь. Ведешь себя как придурок. Ты анкету заполнял?

— Заполнял.

— А вопросы хоть читал?

— Ближе к делу, Крис!

— Придурок ты, Стэнли. Там же был вопрос «ваша ориентация». Если ты там написал, что гей, то ты будешь развлекать мужиков, а если ты написал, что ты гетеро, то только девочек. Это так работает, если ты не знал! Никто не будет тебя заставлять делать то, что попадает под твоё табу.

— Под что? — Спросил я.

— Какой из тебя журналист, Стэнли? Табу — это то, что запрещено, если говорить простыми словами.

— Я знаю, что значит это слово, а что оно обозначает в этом БДСМе?

— Ну, типа твой свод правил. Например, ты говоришь, что у меня табу это тема крови и тебя никто не будет резать или колоть. Как-то так это работает.

— Так там ещё и такое практикуется? — Округлёнными глазами я посмотрел на Гомера и продолжил: — Ну а с чего ты решил, что я вообще соглашусь?

— Да потому что кому нужен очередной журналюга? Много ты по специальности отработал? Много денег заработал? Твоя учесть это забегаловка, где ты будешь кричать «Свободная касса», «Ой мистер, вы уронили бургер на пол, можно я подотру вам задницу?» — Говоря это он изобразил дурацкий голос и смешно кривлялся, — А если перестанешь ныть и начнёшь хоть изредка меня слушать и поднимать свою ленивую задницу, то может ещё и запрыгнешь на последний вагон поезда, у которого конечная станция «Удача». Я из-за тебя заговорил уже как какой-то бизнес-тренер-идиот, который рассказывает про успешный успех и денежные деньги. Стэнли! Видишь на какие жертвы я иду ради тебя?

— Гомер, не хорони меня как журналиста, я пробую найти себе работу, где я смогу писать, может это как-то пафосно прозвучит, но и творить. И мы уже с тобой запрыгивали на такие поезда, что приходилось сидеть за решёткой.

— Ну было пару неприятных моментов. Помни — это был только полезный опыт. И вообще, кто тебе запрещает «творить», Стэнли? Во-первых, ты будешь работать далеко не каждый день. Во-вторых, у тебя будет куча времени, чтобы спокойно найти себе обычную работу, журналюгой станешь, будешь там свои статейки писать. В-третьих, у тебя будет хороший доход, мать твоя обрадуется, что сын наконец то деньги зарабатывает, сестре своей поможешь, она сможет дальше учиться. На кого она там учится?

— Гомер, ты зачем на это давишь?

— Так я вижу, что ты хочешь просрать свою жизнь. Ты сам себе не нужен. Ничего не делаешь. Так хоть позаботься о матери. Она тебя растила-растила. Думала, что порядочного человека вырастит, а к чему мы в итоге пришли? Тебе предлагают работу, а ты носом вертишь. Видите ли, он не хочет за пару тысяч задницу свою под плётку поставить. А давно ты сестре помогал? Даже я знаю, что ей не хватает денег, чтобы оплатить учёбу. И вообще, я мог предложить эту работу еще нескольким людям, но ты мой друг. Слышишь, Стэнли? Мой друг! И я пошёл к тебе, я знал, что она тебе нужна. У тебя должна начаться светлая полоса в жизни. Стоит только сказать да, и вот оно.

— Но я совсем не готов что бы меня плёткой по жопе охаживали!

— Пойми ты наконец, Стэнли, БДСМ — это далеко не плётки и кожаные костюмы. А если втянешься будешь сам бегать и уговаривать что бы с тобой провели сессию. И давай, рассказывай, наконец, что тебе сказала Долорес?

— Долорес сказала, что я очень ей понравился и у меня есть сутки что бы согласиться или отказаться.

— Это хорошие новости. Стэнли, дружище, соглашайся, ты не пожалеешь. Поверь мне.

— Ты там уже несколько месяцев работаешь, почему ты никогда не говорил, чем там занимаешься?

— Какой же ты наивный! Я не пойму, ты когда родился, вчера? Совсем никаких мыслей нет? Как ты вообще отучился на журналиста? Никаких логических связей не можешь найти?

— Аха-ха-ха, тебе передо мной было стыдно, что тебя по ночам по жопе лупят? — попытался я отшутиться, потому что он был прав. Я журналист, моё самолюбие говорит мне о том, что весьма неплохой журналист и не могу построить логическую цепочку.

— Я не понимаю, как мы с тобой друзьями стали. Мне тебе так хочется по лицу съездить.

— Ладно, не злись. Объясни, почему ты всё держал в тайне, не говорил. Я ещё думал куда ты так часто начал пропадать? А главное, откуда у тебя деньги появились? Я думал ты связался с бандитами и продаёшь наркоту и что ты скоро обязательно поспросишь сказать полиции, что весь вечер пробыл у меня дома.

— Стэнли, ты говнюк! Так обо мне думать!

— Шучу я, не обижайся.

— Ладно, но я запомнил. Ты знай, что месть — это блюдо, которое подают холодным. Аха-ха-ха. Жди и оглядывайся. Я подшучу над тобой, когда ты не будешь этого ждать. А теперь хватит шуток, сейчас я говорю серьёзно: ты должен понимать, что я тебя сегодня привёл не в контору для эскорта, здесь совсем другая история. К ним обращаются не дальнобойщики, которые хотят за пару баксов отодрать девку в кабине своего грузовика. К ним идут очень влиятельные люди, которым не хватает чего-то в этой жизни. Там клиентура, которая охренела от количества бабла на своём банковском счёте, вседозволенности, всеобщего восхищения и лелеяния. И всё равно им чего-то не хватает, они мечутся, эти суки не знают, чего они хотят, что им надо от этой жизни. И вот, они приходят в БДСМ. И ясное дело, они не хотят, чтобы кто-то об этом узнал, поэтому нам надо держать язык за зубами, причём конкретно за зубами. Болтливость там не прощается. Поэтому и хорошо, что ты ничего не подозревал, значит я всё делал правильно.

Повисла тишина. Я не находил слов. Я не мог согласиться, но и отказаться был не в силах. Гомер всё правильно говорил. Я сидел без денег, без постоянной работы, без будущего.

— Стэнли, работая там ты прекратишь ныть о том, что ты испачкал свои последние чистые джинсы. Ты купишь себе нормальную одежду в кои-то веки. А вообще принимай решение конечно сам. Вот, держи сотню, заплати за наше пиво, мне некогда с тобой его допивать, пора на работу.

— А зачем сотню дал? Это же очень много!

— Что бы если ты всё-таки откажешься, то купил бы себе новые джинсы. — Весело прокричал Гомер и быстрыми шагами ушёл.

Я остался один, словно заядлый алкоголик, сидеть за стойкой. Ещё немного выпил. расплатился и вышел. День уже сменился вечером. Стало прохладно. Я поднял вороты своей джинсовой куртки и тихонько побрёл по улице.

Как я к двадцати четырём годам оказался здесь? В таком положении? Всем моим родным нужна помощь, мне она и самому нужна. Я наконец это признал. Я боялся самого себя. Я не мог взять и сказать себе — Стэнли, ты у обочины, пора что-то делать. Нет, моя гордыня не признавала этого, говорила мне, что мне только-только двадцать и всё еще впереди. Но шли годы. А ничего не менялось: я прозябал, я оказался в болоте, которое засасывало меня всё глубже и глубже.

Может и правда, взять и согласиться? Я же не иду в преступную банду торговать наркотиками, а всего лишь воплощать «потаённые желания» клиентов. Нет, не клиентов, а клиенток! Да, клиенток. Я же написал в анкете, что я гетеросексуал и они должны учесть мои предпочтения.

Я еще с полчаса шатался по улицам. Поднялся ветер и я, словно осенний лист, носился по его направлению. Уже совсем стемнело. На душе было тяжело. Я совсем не понимал, чего мне ждать, что от меня будут требовать, смогу ли я вообще справляться со всем этим. Но Гомер как-то умудряется работать, стал хорошо одеваться, больше не хнычет, что не хватает денег, даже переехал из своей холостяцкой конуры в нормальную квартиру.

Я остановился, еще раз перебрал всё в голове и вызвал такси.

Глава 3. Правила игры

Город, как всегда, окутали дождливые тучи, пригнанные ветром с океана. Моросил противный мелкий дождь. Хотя я и прожил здесь всю жизнь, но так и не смог привыкнуть к такой погоде. А кому она может понравиться? Ветра, дожди, туманы, а зимой редко выпадающий снег тут же превращается в мерзкую кашу на улицах. В общем очень депрессивная и мерзкая пагода. Я уткнулся в вороты своей джинсовой куртки.

Я оглянулся, словно за мной кто-то следил, а я опасался быть замеченным. Я уже стоял у здания своей новой работы.

Стэн, что же ты делаешь? Я нажал на кнопку звонка.

Тишина.

Я нажал ещё раз. Никто не спешил мне открывать.

«Какой же я дурак, зачем я сюда пришёл?» Корил и мучал себя я в голове. Ворох сомнений, неуверенности, может даже небольшого страха накинулись на меня. Но при этом я как наяву слышал слова Гомера: «Ты давно помогал своей сестре? Матери? Себе в конце концов давно новую куртку покупал?» Меня это задевало. Я не мог с ним спорить. Он был на сто процентов прав. Мать тянула нас одна, двоих: меня и сестру. Да, я приносил какие-то деньги домой, но это была мелочь по сравнению с тем, сколько раз мама мне помогала. Пора бы уже становиться самостоятельным и настоящим мужчиной в семье. Не важно, как я заработаю денег, но я должен это сделать. Я хочу увидеть улыбку матери, радость сестры, вспомнить эмоции, которые, кажется, остались в далёком беззаботном детстве.

Моя рука вжалась в звонок.

— Ну давай же, открывай, — Шипел я себе под нос. — Вы все уснули что ли там? Или это знак свыше что бы я убрался отсюда?

Но тут я услышал уже знакомый стрекочущий голос через динамик:

— Представьтесь.

— Стэн Уилсон, — ответил я и сразу поднял голову в сторону камеры над дверью.

Щёлк.

Наконец мне открыли.

Я буквально ввалился внутрь. За стойкой так же сидела невозмутимая Магдален, уткнувшись взглядом в монитор компьютера. У неё так же было очень большое декольте, из которого буквально вываливалась грудь. Кажется, она любит пощекотать нервишки посетителям. Она была одета в тёмное, приталенное платье, которое выделяло все её сочные формы.

— Мистер Уилсон. Наша компания рада вас видеть и поздравляет с правильным решением. — Сухо оттараторила администратор, даже не подняв глаз.

— Не обращайте на неё внимание, Стэнли, — Я услышал голос Долорес, — Магдален наша любимая Медуза Горгона. Она ведёт себя суше, чем трава в поле в жаркое лето. Вот и сидит у входа. А могла бы веселиться вместе с нами!

Долорес стояла в дверном проёме. Она облачилась в чёрный латексный костюм, который подчёркивал каждый изгиб её невероятно красивого тела. Она была похожа на женщину-кошку. Я сглотнул слюну. Администратор недовольно кинула на Долорес взгляд, как будто та мешала ей проводить священный обряд встречи у ворот.

— Магдален, не пугай нашего малыша. А то он тебя наслушается и сбежит от нас. А как мы можем потерять такого красавчика? Стэнли, не бойся её, она добрая. — Улыбаясь начала Долорес и рассмеявшись продолжила: — Я искренне рада, что ты пришёл. Такие красавчики делают БДСМ прекрасным. Ну что же, ты готов?

— Я-я-я …я даже и не знаю, готов ли я. Я не знаю к чему мне готовиться. — Пожал я плечами и лепетал языком как какой-то девственник перед своим первым разом. Так, надо собраться, а то действительно похож на прыщавого подростка, который первый раз дотронулся до женщины и потерял дар речи.

— Всё будет в порядке, красавчик. Следуй за мной. Ты сегодня всё узнаешь. — Задорно говорила Долорес и поманила меня за собой.

Я повиновался.

Пройдя несколько коридоров, мы оказались в полутёмной комнате. Единственное, что было в ней это огромная кровать и просто бесконечное количество секс-игрушек. От самых простеньких в виде обычных резиновых членов, до непонятных механизмов, которые больше похожи на пыточные, которые своровали у испанской инквизиции. Я нервно сглотнул. Вот так попадёшь к какой-нибудь клиентке с таким ворохом приспособлений и всё, конец, замучает до смерти и никакие деньги уже не будут нужны. А твой труп утопят в океане, на съедение акулам и никакой CSI не поможет в розысках.

— Не волнуйся ты так, красавчик. — Долорес явно заметила мои переживания.

— Я тебя должна познакомить со всем тем, чем мы занимаемся. — Продолжала она. — С нашими правилами, табу и собственно работой. А потом и с ребятами нашей компании, а кульминацией всего этого — ты увидишь Директора.

Когда она произносила слово «директор», то перешла на благоговейный шёпот.

— Садись на кровать, сегодня я тебе это разрешаю. — Скомандовала Долорес.

Я сел.

— И так, с сегодняшнего дня я для тебя Госпожа Долорес и ты будешь подчиняться только мне. Ты мой. Даже когда тебя будут заказывать, то всё равно ты мой и я могу в любую минуту тебя забрать или наоборот — оставить. Я надеюсь, ты послушный мальчик и с этим не возникнет проблем. А если возникнут — моя плёточка всегда наготове, так что не вздумай меня огорчать. А то придётся тебе в конце концов тебе общаться с нашими ребятами из службы безопасности. Они скорее цепные псы, чем люди, поэтому не советую доводить дело до такого. Я буду называть тебя малышом пока ты не опытный и ничего не знаешь. Сейчас ты как слепой котёнок, но я тебя проведу поэтому «царству тьмы» и всему научу. Я буду твоей путеводной звездой. Я буду давать тебе уроки в этой комнате, а ты будь внимателен. Впитывай как губка, смотри что бы от тебя не ускользнуло ни одно моё слово и тогда всё будет у тебя хорошо. Я думаю, ты быстро втянешься и прочувствуешь всю прелесть нашего искусства.

Долорес замолчала и начала буквально сверлить меня своим властным взглядом. Затем она достала сигареты и закурила, окутывая комнату сладким запахом табака. Долорес курила какие-то фруктовые сигареты, которые очень сильно пахли.

— Долорес… — начал я.

— Госпожа! — Поправила меня она и сделала разозлённую гримасу. — На первый раз прощаю, но только на первый. Смотри, в этой комнате есть много того, чем я смогу наказать непослушного малыша. Я могу легко отхлестать тебя по попке. — Она подмигнула мне и добавила: — Или придумать ещё что-нибудь интересненькое. А уж можешь поверить, у меня очень хорошая фантазия. И ещё, в БДСМ есть много очень опасных практик. Со многими тебе придётся столкнуться: ограничение подвижности, игры с дыханием, фистинг и много чего ещё. И если ты почувствуешь, что что-то идёт не так тебе необходимо воспользоваться «стоп-словом».

— И часто у вас пользуются таким словом, Госпожа?

— Нет, у нас клиенты не маньяки, мы за безопасные сессии. Но всё же ты его должен знать и применить немедленно, как только почувствуешь, что сессия заходит куда-то не туда. Обычно всё сводится к системе «светофор». Запомнить очень просто- «красный» — требование остановиться, «жёлтый» — просьба быть осторожнее и внимательнее, «зелёный» — всё в порядке, можно продолжать.


— Госпожа Долорес, -я хотел задавать вопросы и получать ответы. Раз есть такой шанс сегодня, — чем конкретно я буду заниматься? Меня будут заказывать, и я буду как… проститутка что ли? Вы говорите о практиках, но я совсем ничего не знаю об этом.

— О-о-о, нет, нет, нет. Малыш, ты не путай нас с какими-то шлюхами. Это даже как-то обидно. БДСМ искусство, поэтому ты будешь глиной в руках скульптора, кистью и красками в руках художника. Ты будешь приносить настоящее удовольствие нашим клиентам. И еще, чуть не забыла. К нам обращаются очень влиятельные люди, часто общественные деятели, видные бизнесмены и чиновники, а в обществе к БДСМ до сих пор относятся очень негативно, не могут люди понять, что это не какое-то извращение, а высшая ступень отношений между людьми, поэтому ты никому не должен говорить, где работаешь, а тем более кто твои клиенты. Надеюсь, это не вызывает вопросов? А если всё-таки проболтаешься: наша служба безопасности быстренько засунет тебе твой длинный язычок подальше в глотку так, что кроме мычания ты больше ничего не скажешь.

— Не вызывает. Всё предельно ясно. Молчать о том, где я работаю, кто мои клиенты. — Заверил я её, но решил ещё кое-что для себя уточнить: — А кто у меня будет клиентом?

— Ты имеешь ввиду пол? Не волнуйся, только женщины. Мы очень трепетно относимся к предпочтениям и табу. Потому что мы хотим добиться настоящего единения клиента с тем. кого он заказал. И поверь, я внимательно изучила твою анкету. Конечно видно, что ты ещё совсем не понимаешь, что от тебя потребуется, но, как я уже говорила, я буду твоим наставником, сенсеем, учителем. Вскоре у тебя появится первая работа. Но первый раз я тебя одного не отпущу. Я хочу убедиться, что ты готов. Я не хочу потом ловить тебя по городу голого, потому что ты испугаешься, что тебя сейчас кто-нибудь отхлестает по заднице. Послезавтра будет БДСМ-вечеринка, намечается очень весёлый маскарад с практиками, так что пойдёшь со мной. Будет очень весело. Вольёшься в Тему, тебя к тому же заметят и у моего малыша появятся первые клиенты. — Игриво захихикала Долорес.

— А что за практики, Госпожа Долорес? — Непонимающе спросил я.

— БДСМ-вечеринка проходит для Верхов. Ты будешь рабом-моделью. Кроме разноса гостям напитков и чего им там понадобится я тебя немного использую и поразвлекаю их. Покажу на тебе технику Сибари. Ничего не бойся — это особая техника ограничения движения, а по-простому — я тебя свяжу и не просто, а очень красиво. Тебе понравится. А гостям тем более! — Улыбаясь и мечтательно закатив глаза рассказывала Долорес. Она сделала очередную затяжку и выдохнула сладкий дым.

— Кроме тебя будут и другие рабы. Твой дружок Гомер тоже будет. Он мог бы больших успехов добиться в Теме, но он ведёт себя как дурачок. Не понимает своего потенциала. Ты, надеюсь, не повторишь его ошибок и будешь лапочкой, — Она послала мне воздушный поцелуй.

— Госпожа, а когда я смогу заработать? Просто я в моей ситуации…

— Эх, малыш, не ставь деньги выше всего. Не создавай себе культ доллара и не гонись за этими бумажками. Если мне понравится, как ты себя будешь вести на вечеринке, то я тебя не обижу. — Она подмигнула мне. — Но сначала вот тебе немного деньги.

Она протянула мне конверт.

— Зачем, Госпожа?

— Мы должны знать, что ты абсолютно здоров. Поэтому незамедлительно сдай все анализы. И если всё будет хорошо — будешь работать у нас.

— Я всё сделаю. — Заверил я её.

— Отлично, а сейчас пойдём в комнату отдыха, познакомишься с остальными ребятами нашей компании.

Мы вышли из комнаты, прошли через узенький коридор, заваленный всякими ящиками с бумагами. Через минуту мы зашли в довольно большой зал.

Украшением этого помещения была барная стойка со шкафом с напитками, бильярдный стол, большой телевизор и огромный диван. В комнате было несколько человек. За столом катал шары и курил щупленький парнишка, две девушки сидели и болтали за барной стойкой, ещё два парня лежали по разным концам дивана, уткнувшись в телефоны, а у телевизора стоял здоровяк с бокалом какого-то напитка в руке и смотрел бейсбол, было слышно, как он матерился себе под нос и рассылает проклятия.

— Здравствуйте, ребята! — поприветствовала всех Долорес.

Все отвлеклись от своих дел и вежливо поприветствовали Госпожу.

— Ребята, прошу вашего внимания и хотела бы, чтобы вы все ко мне подошли, — Долорес позвала всех. Кажется, сейчас будет церемония знакомства с, так сказать, коллективом.

Когда все собрались рядом с нами Долорес продолжила:

— У нас появился новый тематик. Он пока совсем новенький в этом деле, но вместе мы ему должны помочь в начале его славного пути. Это Стэнли Уилсон.

Все хором протянули приветствие и моё имя. Здоровяк протянул мне руку. Я подал свою. Он её сдавил. Что за силища? Мне кажется, что у меня затрещали кости руки, но я не подал виду и равнодушно взглянул ему в глаза. Он усмехнулся и оценив мой взгляд ослабил хватку и похлопал меня по плечу.

— Начнём с Билла, — Представила Долорес здоровяка, — он у нас верх. Господин Чёрный.

— Рад знакомству, — поприветствовал я его. Он чуть видно махнул головой.

— А это, — Долорес показала рукой на девушек. Они были небольшого роста, очень милые, их фигурки выглядели очень худенькими и хрупкими, — Света и Максим.

Что? Какой ещё Максим?

— Ты дорогуша не удивляйся, — чавкая жвачкой сказал Максим, видимо заметив мои округлившиеся глаза, — не всё то золото, что блестит. А-ха-ха.

Он рассмеялся и подмигнув мне сказал:

— А ты красавчик, для тебя могу быть и золотцем.

— Максим, прекрати. — Долорес взглянула на него строгим взглядом, и он заткнулся.

— А это, Хьюго, — Долорес показала на щупленького парня, который играл за бильярдным столом.

— Рад приветствовать нового участника. Думаю, тебе у нас понравится, — добродушно поприветствовал он меня и протянул руку. Я её пожал. Его ладошка была очень мягкая, как у девчонки. Затем он засунул руки в карманы и выдохнул дым из своих лёгких. Он явно наслаждался своей сигаретой во рту.

— Рон и Гарри, — Долорес показала на парней, которых она оторвала от своих телефонов. Он протянули приветственные слова.

— В общем, все ребята у нас хорошие, — Долорес обратилась ко мне.

— Да, не пугайся нас, — Максим всё не унимался и подмигивал мне.

— Отдыхайте, — Долорес всех распустила по своим местам и повернувшись ко мне продолжила, — Это не все ребята, которые работают у нас. Ещё есть Гомер, твой дружок. Маша, хорошая очень девочка и Стэйси, она, к сожалению, заболела, а я ей говорила, чтобы надевала шапку в такую погоду. И ты, кстати, носи шапку, а то простынешь.

С каким-то материнскими чувствами говорила Долорес.

— Ну что же, теперь идём к Директору, — тихо сказала она.


Мы вышли из комнаты и пройдя ещё несколько коридоров поднялись по железной винтовой лестнице. Мы оказались перед большой чёрной дверью, которую украшала табличка с надписью:

«Мистер Ш. Уилфорд»

Долорес постучала и раздался хриплый голос:

— Войдите.

Мы вошли в полутёмный кабинет. Он больше напоминал библиотеку: все стены были уставлены шкафами с книгами, но его изюминкой служили секс-игрушки, которые были развешаны по всему помещению. У плотно зашторенного окна за столом сидел мужчина, в строгом клетчатом костюме, его волосы и борода переливались сединой.

— Милочка моя, Долорес! — радостно воскликнул он, но тут же раскашлялся и прикрыв рот носовым платком прохрипел: — Прошу меня простить.

Когда приступ кашля у него закончился он вскочил из-за стола и несколькими ловкими движениями оказался перед нами. Он взял руку Долорес и поцеловал её.

— Дорогая, чем я вам обязан, что вы решили меня навестить? — спросил мистер Ш.

— Мистер Уилфорд, я хотела представить Вам нашего нового сотрудника. Стэнли Уилсона.

Не смотря на меня Уилфорд подошёл к столу, взял бутылку виски и бросил через плечо:

— Мистер Уилсон, вы пьёте?

— Ну-у… бывает иногда…

— Отлично, не откажите мне в удовольствии выпить в вами. Как вы относитесь к виски?

— Мне нравится.

— Хорошо. — он повернулся ко мне и передал мне стакан и не дожидаясь моей реакции своим стаканом ударил о мой и сказал, — Ну, за вас!

Он широко улыбнулся, показав свои белые зубы. В этот момент он был похож на дьявола, которому я сейчас продаю свою душу. Он залпом опустошил стакан и горящими глазами посмотрел на меня. Я понюхал стакан и в нос ударил алкогольные пары и запах шоколада, как будто в стакане именно он, а не виски. Я немного отпил и почувствовал, как алкоголь, согревая меня изнутри, разливался по моему организму.

Уилфорд довольно улыбнулся и взяв у меня стакан поставил его на стол. Заем он расстегнул свой пиджак облокотился о стол и начал:

— Долорес, он уже в курсе, чем мы тут занимаемся?

— Да, мистер Уилфорд, я ему всё рассказала, познакомила его с ребятами и привела к вам.

Он довольно улыбнулся, снова ловкими движениями уселся за стол. Ему на вид было лет пятьдесят, но двигался он словно кошка, как будто ему только-только исполнилось двадцать. Он был весь ухоженный, ни одной лишней волосинки, зубы блестели белизной, лицо тёмное, загоревшее, от чего его седые волосы и борода буквально переливались серебром. Настоящий дьявол.

Он начал копошиться в столе и через несколько секунд достал кипу бумаг.

— Вот же они! — Довольно сказал он. — Это договор…

Он снова закашлял. Громко, хрипло, он отвернулся и закрыл рот платком. Прокашлявшись, он тяжело дышал, а его лицо всё было красным. Он шмыгнул носом и продолжил:

— Это договор. Как в обычной компании. Юридические проволочки, но без которых даже мы не обходимся. Ручка есть?

Я отрицательно помотал головой. Тогда он достал из внутреннего кармана пиджака золотистую ручку и взглянув на меня сказал:

— Это моя счастливая ручка, пусть и тебе она принесёт удачу.

Он передал её мне и документы. Я пробежался глазами по ним.

«…я обязуюсь… я в срок… обязуюсь… должен…»

В общем не очень хотелось его изучать и поэтому я ставил свою подпись на каждой странице, не вдаваясь в подробности написанного на ней. Через минуту я закончил. Уилфорд забрал ручку и документы, пробежался глазами по бумагам, видимо убеждаясь, что бы я нигде ничего не пропустил. Убедившись, что я везде поставил свои закорючки он широко улыбнулся:

— Ну что же, молодой человек, добро пожаловать в «БДСМ по вызову».

Он протянул мне свою руку, и я пожал её. Он долго не отпускал меня, тряс её и смотрел с улыбкой мне в глаза. Я чувствовал себя не в своей тарелке. Казалось, что я сейчас заключил не трудовой договор, а действительно продал свою душу за мешок денег и теперь я буду в вечном рабстве у этого седоволосого дьявола. Зря я не стал читать договор, но уже поздно, он в руках этого Уилфорда, да ещё и с моей подписью.

— Если у вас нет больше ко мне вопросов, то вы свободны, — Уилфорд окинул нас своим взглядом.

Мы удалились.

Спустившись вниз, к административной стойке Долорес гордо посмотрела на меня:

— А сейчас мне пора, я тебя жду послезавтра. Мы с тобой отлично проведём время, мой малыш. И ещё просьба — не смей дрочить перед вечеринкой, я запрещаю. Хочу увидеть твой член во всей его возбуждённой красе. Теперь жди звонка и подробностей.

Долорес удалилась. Я остался один с конвертом в руках. Но что это? Я чувствовал, как у меня в штанах разразился настоящий пожар. Мой член налился кровью, стал невероятно горячий и вырывался из трусов. Неужели меня так возбудили мысли о том, что я игрушка Госпожи Долорес? Её невероятное тело, её мечтательный и предвкушающий взгляд? Теперь я тоже этого хочу. Я почувствовал, как весь вспотел от возбуждения. По спине пробежали мурашки.

Глава 4. Вечеринка

Я нервничал.

Фу-у-х-х, да что же это за волнение? Почему я не могу себя успокоить? А может потому, что меня будут связывать на глазах сразу нескольких человек и надо быть дураком и не догадаться, что я ещё и голый буду! Если честно, с таким в своей жизни я ещё не сталкивался. Можно сказать, я буду на сцене, как актёр во время выступления. Когда я учился в университете у нас был предмет по ораторскому мастерству в курс которого входило и выступления на сцене. Но одно дело выступать перед зрителями в одежде и о чём-то рассказывать, а совсем другое стоять перед ними с голой задницей. Я глубоко вздохнул.

Позавчера я первый раз в жизни видел Долорес, а сегодня уже буду перед ней «во всей красе». Я буду полностью в её руках, в её власти.

Вчера я уже сдал все анализы и даже почему-то волновался, но результаты оказались хорошие. Я позвонил Долорес, и она мне сказала куда и во сколько приезжать что бы её встретить.

Я нервничал и стоял у двери своей новой работы, никак не мог постучать. Вдруг вышла Долорес, чуть было меня не сшиб. Она была как всегда великолепна: на ней был приталенный серый плащ, тоненький поясок, широкополая шляпа и чёрные очки, которые были настолько большие, что скрывали чуть ли не пол лица. А губы были накрашены неприлично яркой красной помадой. Она была словно роковая женщина из старых фильмов.

— Малыш, ты почему на пороге стоишь? — Она улыбнулась, — Ты почему не заходишь?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.