электронная
80
печатная A5
543
18+
Наконечник посоха Бога

Бесплатный фрагмент - Наконечник посоха Бога

фантастический роман

Объем:
350 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4477-8
электронная
от 80
печатная A5
от 543

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Книга 1. Наконечник посоха Бога

Особая благодарность моему другу, художнику Игорю Иванову, который безвозмездно предоставил свои работы для оформления этой книги.

Предисловие

Этот роман родился не случайно. Некоторые главы — мне просто на просто приснились. Я вскакивал, посреди ночи, боясь посмотреть в окно (есть такая примета, что если проснешься и сразу глянешь в окно, сон моментально забудется), хватал ручку и торопливым почерком, с пятого на десятое, записывал свои ночные странствия. Сны были очень реальные, а не отрывочные, как это часто бывает. К концу тысяча девятьсот девяносто восьмого года у меня накопилось множество глав не связанных между собой. Все они были о таинственных полигонах, где «украденцы» это похищенные со всего Обитаемого мира разумные существа, испытывали инопланетную технику. На самом деле они были участниками Громадной компьютерной игры «Бастион». Неизвестные боги, а может быть сверхразумные существа, использовали эту планету (Бастион Духов) в своих, непонятных целях. Я сел и за полгода соединил все главы. Прочитал получившийся «Бастион» и понял, что чего-то в нем не хватало. Да, не было героизма — мои герои спасаются бегством с полигонов, делая все новые и новые открытия. Была у меня еще одна написанная повесть — «Наконечник посоха Бога». К главному герою, Сергею Славину, — бывшему юристу, попадает в руки наконечник самого Бога. Когда-то Господь с помощью посоха вселил в тела людей — Питрисов, представителей космического разума. Затем разобрал посох и доверил хранить его Атлантам. Сам посох утонул с Храмом Посейдона, а наконечник смогли спасти, спасшиеся после гибели Атлантиды беглецы. Они стали предками краснокожих народов Америки. Наконечник посоха бога стал называться наконечником Кукулькана, известного нам, как Пернатый Змей. Благодаря вождю майя Хунаку Кеелю этот наконечник попал в священный сенот, проще говоря жертвенный колодец. Далее, все просто, археологические изыскания и найден этот таинственный предмет. Славин начинает с ним экспериментировать и обнаруживает, что нельзя брать на себя функции бога, мир вокруг него меняется, погибает в страшном урагане Япония…

Нельзя брать на себя функции бога, даже если ты обладаешь его инструментами…

Я сюжетно объединил эти две вещи и получил настоящий «Бастион Духов». Сергея Славина похищают и он становится «украденцем» на полигоне, с ним и наконечник Бога. Теперь ему и его друзьям предстоит решить загадку полигона. С ним весь путь пройдут и другие «украденцы»: демон из Ада, майский император Хунак Кеель, разумный слизняк, бывший «водочный» магнат и очаровательная воительница….

Так что читателя переносит то в двадцатый век, то на Бастион Духов, то в доколумбовую Америку…

Автор

Посвящается моему отцу —

Пискунову Владиславу Александровичу.

Мне никогда не оплатить этот долг.

Заговор Хунак Кееля (Пролог)

Земля, богатая золотом, край достатка,

Приют навеки давшая земля желанная,

Где не знают голода, нет в пище нехватки,

Племен великих родина, земля обетованная.

Хуан де Кастельянос

(Америка уже была открыта Колумбом, но до того момента испанцам попадались лишь полудикие племена индейцев. Представители Старого Света еще не открыли затерянные города. Нет не те, что были заброшены много лет назад, еще до конкисты, а действующие, прекрасные Храмы и заселенные дворцы… Таких удивительных чудес еще не видела Европа… И некоторые из семи, дошедших до нас чудес света, выглядели блекло на их фоне.)

— Земля! Земля!, — закричал впередсмотрящий матрос с «ласточкина гнезда» каравеллы…

Утром третьего марта 1517 года индеец со сторожевого поста на северном побережье полуострова Юкатан, увидел небольшие, белые точки далеко в море. Скоро эти точки приняли очертания плавучих гор, над которми струились слабой дымкой небольшие облака. Часовой тут же послал сигнал с помощью дыма в город о таком чудесном зрелище. Ничего подобного он раньше не видел. Увы, это были совсем не горы…

А на борту кораблей бородатые люди с уставшими и воспаленными глазами громко кричали, радуясь новой, незнакомой земле. Совсем не давно эти корабли перенесли сильнейший шторм, отбросивший их далеко от намеченного курса. Это были остатки некогда огромной экспедиции, снаряженной для охоты за рабами на островах Гуанахес, лежащих между Гондурасом и Кубой. Экспедицию финансировал благороднейший идальго Эрнадес де Кордоба по повелению Диего Веласкеса губернатора Кубы.

Измученным после шторма испанцам стал виден усеянный обломками скал берег, постепенно переходящий в полуголую равнину. Данная земля отсутствовала на всех известных в то время картах. А вдали, за скалами представал взору чудесный вид: стремясь ввысь, словно гора, стояла высоченная стена, окружая огромные ступенчатые пирамиды и каменные, по варварски великолепные дворцы…

…В этот исторический момент варварская цивилизация майя, зашедшая в тупик под давлением внутренних распрей, уже разрушалась под натиском христианского Старого света. В пророчестве о конкисте из «Хроник Калкини» говорится: «… когда пришли иноземцы с рыжими бородами, дети Солнца. Бородатые люди с востока, когда пришли сюда в эту землю. Чужеземцы, белые люди, рыжие люди… Начало разврата…

…Вы увидите рассвет, вы увидите вещую птицу. Увы! Оплачьте себя, ибо они пришли…»

…Теперь обратимся к событиям отодвинутым во времени, от открытия де Кардобой полуострова Юкатан, на триста лет назад…

…Однажды во время жертвоприношения в Священном колодце, ботаб небольшой — вождь одного из селений, Хунак Кеель решил исправить судьбу своего народа. План его был очень простым и родился прямо здесь, рядышком с Священным сенотом, карстовым колодцем, созданным лучезарным Кукульканом — Кецалькоатлем для беседы с богами. Хунак стоял на на краю платформы Храма Кукулькана, вместе с другими вождями и жрецами богов: дождя — Чака, Смерти — Ах пуча, другими сановниками. На самой вершине лестницы Храма гордо стоял, окруженный ах кинами, хранителями знаний, сам халач виник, «настоящий человек» — правитель города Чичен — Ица. К сожалению, история не донесла до нас его имени. Внизу на площади расположились полуголые крестьяне и воины. Крестьяне были лишь в набедренных повязках, на жрецах пестрели накидки из перьев птицы Коатль, воины облачились в панцири из толстой хлопчатобумажной ткани, доходившие почти до колен, на головах были шлемы с разноцветными перьями.

Хунака Кееля, когда он наблюдал за процессией чиланов — жрецов прорицателей, двигавшейся вместе с пленными воинами из Храма Кукулькана к Священному колодцу по вымощенной камнем дороге, охватили неясные предчувствия. Он еще сомневался, стоит ли осуществлять свой план, если да, то он скоро превратиться из занюханного ботаба в халач виника, при условии, что все пройдет без осложнений. Если план провалится, его принесут в жертву Хунабу Ку, верховному божеству майя. Если вообще ничего не делать, так и останешься всю жизнь вонючим ботабом, и может быть никогда больше не будет такого великолепного шанса. Сомнения терзали грудь, отдаваясь лёгкой дрожью в кистях рук.

Процессия торжественно прошла по узкому коридору, оставленному зрителями и вступила на площадь. Там все участники церемонии поднялись на платформу у самого края Священного сенота. Вокруг карстового колодца, под развивающими знаменами и священными эмблемами, колыхалось целое поле крестьянских лиц. Пленники стояли неподвижно, окаменев от ужаса перед неминуемой гибелью. Они знали, что приговорены, что их принесут в жертву. Постепенно, словно растягивая удовольствие, одного за другим, молодые жрецы подтаскивали их к краю и обмазывали священной голубой краской. Дряхлые старики, бывшие воины, одевали на пленников драгоценные украшения из золота и нефрита и сбрасывали вниз под вопли обезумевшей толпы, в изумрудные воды Священного сенота. Когда священные воды скрыли последнего пленника, халач виник, правитель Чичен-Ицы сказал:

— Пусть Кецалькоатль — пернатый змей, вложит в их уста послания духов, — он обвел площадь с сотнями своих сограждан орлиным взглядом, — а Ах Пуч заберет себе их тела. Да будет так!

На площади воцарилась почти божественная тишина. В течении всего жаркого утра напряженные зрители ждали, когда солнце достигнет зенита. Все смотрели вниз, что бы узнать, не уцелел ли кто-нибудь из числа принесённых в жертву, дабы передать людям послания от духов, живущих в бездонной синеве колодца. Не удалось спастись не одному пленному воину, который мог бы рассказать о своем вынужденном походе в потусторонний мир, всех забрал к себе коварный Ах пуч. Хунак Кеель мгновенно принял решение, он выскочил из группы сановников на ходу выхватив из рук у спустившего к тому времени вниз правителя, ритуальный посох и на глазах изумленных жителей Чичен-Ицы, бросился в изумрудные воды колодца. Спустя несколько мгновений зеленые воды сенота вспенились и на поверхость всплыл Хунак, но уже без посоха.

— Я, — он тяжело дышал, — разговаривал с богами. По их воле я назначен верховным правителем майя!

Конечно же он нагло лгал…

Кто знает, может быть в глубине души Хунак не был верующим и считал религию лишь средством обеспечения господства знати. Но его отвага покорила наблюдавших за этой сценой индейцев. Со всех сторон слыщались крики одобрения, народ приветствовал новоиспеченного молодого вождя. Его тут же вытащили из колодца и провозгласили правителем. Это был такой же драматический момент для майя, как и открытие Южной Мексики Эрнадесом де Кордобой, впервые в истории этого народа, один человек захватил в свои руки бразды правления над целой Империей. Начался постепенный и губительный спуск, ведущий к гибели цивилизации. Лишь правитель Чичен-Ицы был спокоен, он знал цену утонувшему посоху, боги спрятали священную вещь на дне Священного сенота…

Глава 1. Дезертиры

И две тысячи лет — война,

война без особых причин…

В. Цой

Все войны абсолютно похожи, и нет никакой разницы, с помощью какого оружия они ведутся — каменного топора или ультрасовременного скортера… Все… И так было, так есть и так будет… Ибо сама агрессия изначально заложена в человеских генах… Выигрывает и правит лишь сильнейший. И ему достается Все! Или почти все…

Есть такая мудрая поговорка: войны ведутся на полях сражений, а выигрываются на фабриках. На какую такую фабрику работала наша дивизия, никто из нас, конечно же не знал. По-моему этого не знало и высшее начальство, которого мы никогда не видели. Наши младшие командиры получали все приказы телепатически. Год службы и если остался в живых, получаешь кругленькую сумму при демобилизации. Да за такие, огромные деньги можно и повоевать. А потом пожить вдоволь где-нибудь на Канарах, в окружении хорошеньких, смугленьких девченок. Дорогое вино, пальмы и все такое…

Война, в которой я участвовал, была абсолютно бессмысленной, сперва мы уничтожали зеленых, затем пришел приказ уничтожать всех, кроме синих.

Синий — это цвет моей дивизии. Два месяца назад красные были нашими союзниками, но только что я подбил их суперистребитель.

Двигатель нашей танкетки пронзительно захрюкал и машина тихонечко завывая поползла на сопку. Недалеко на склоне, всего в каких-то тридцати метрах, чадил желтый БТР, а горилодобный труп странного существа в желтом комбинезоне попал прямо под двухметровые колеса танкетки. Противно чавкал о броню кустарник, лопались стволы поваленных деревьев и ни какие силы природы не могли остановить нашу сине колесную смерть. А где-то там, за сопкой работал вражеский город дот. Он отстреливал всех подряд и совсем не имел цвета. Мы единственные сумели подобраться так близко. Город дот поражал все цели в радиусе пяти километров. А мы двигались вперед и были пока еще живы.

Пора представить наш экипаж. Перед вами я, Сергей Славин уникальный человек, начавший свою карьеру блестящим адвокатом в Санкт-Петербурге двадцатого века, человек который всегда жил в свое удовольствие, имел большие деньги и славу первооткрывателя, и который пострадал за то, что увлекся древнеиндейскими мифами. Теперь этот человек, автор этих записей, всего на всего стрелок танкетки на безымянном, почти тюремном полигоне, закинутым в Большое Магеланово облако. Там, дома, мне удалось избежать службы в Советской армии нечистым путем и видимо работа на полигоне была одним звеном из большой, свинцовой цепи наказаний, за мою неправедную жизнь на тихой старушке Земле.

Второй член экипажа это разумный слизняк Фуни с планеты Альфа Феи 3. Он у нас флегматик и молчун, сентиментальный консерватор жлобист и кроме всего прочего, прекрасный механик-водитель. К великому сожалению он о себе практически ничего не рассказывал. Третий и пожалуй еще одновременно и четвертый член экипажа это наш командир, зверообразный гадоид ложнозрячий, телесный демон ЛАН-Гу-пп. Он житель Земли 35, отстающей от моей планеты на тридцать пять градусов сингулярно пространственных координат, то есть из другого измерения Земли. ЛАН-Гу-пп был туповат для командира бронетранспортера, но он очень любил форму и когда нашей тройке предложили выбрать командира, мы дружно проголосовали за него, пусть у него в голове трещат телепатические приказы начальства. В первом же бою, я доказал гадоиду свое превосходство в тактических вопросах и он не гласно признал его. Теперь ЛАН-Гу-пп командовал на построениях личного состава Синей дивизии, красуясь своей офицерской формой, а я командовал в бою. О таком раскладе знала лишь наша тройка.

Месяц назад у нас был eще один член экипажа, добряк и шутник, а также половой гигант, Сиф Голуб, гуманоид с планеты Три, но он погиб в бою от венерического ранения, разновидности интимной болезни, свойственной только его звездной расе. Из-за этого трагического случая командование лишило нас диплома: «Боевой экипаж без венерических болезней имени СК Гарисона».

Фуни неожиданно остановил танкетку и посмотрел на меня своими сине грустными глазами. Глядя на него, я всегда поражался разнообразием причуд Господа. In God I Trust. Ладно, гидроцефалы, аморфные ленивцы и трупогрызы, все эти твари были гуманоидного типа, но… (!!!) сотворить разумного слизня с ангельским личиком? Это было выше моего понимания, наверное этим я и отличаюсь от Творца, хоть и был создан по его образу и подобию.

— Серг, может мы сделаем дот квазерным ударом? — Голос у слизня был статный, как у расфуфыренного советского петуха генерала.

— Давай, давай, испепелим этот дот! — Пробулькал, капая слюной на мое плечо, командир. Когда я первый раз увидел его, чуть штаны не обделал, таких чудищ не увидишь не в одном фильме ужасов: маленькая зубастая головка, похожая на облезлый человеческий череп, красные шары-глаза на выдвижных усиках, вдобавок ко всему, кости у этого разумного не внутри, как у вида Homo sapiens, а снаружи. И пахло от него, как от недельного покойника. Постепенно я привык к ЛАН-Гу-ппу и теперь уже разговариваю с ним без респиратора. Правда иногда приходится зажимать нос пальцами. Но я стараюсь сделать это не заметно, что бы не обидеть нашего демона.

— Не нужно, — сказал я обоим, — внемлем голосу тактики, они ударят по нашему инверсному следу, тогда не видать нам дембеля. Лучше запустить зонд.

Пусковую установку мы сбросили в лесу, что бы не засветиться при запуске. Теперь ракеты и зонд запускались дистанционно и противник не мог проследить, откуда сделан выстрел.

Гадоид нажал на пусковую кнопку, почти сразу же загорелись обзорные голографические экраны. Я с нетерпением ждал, когда собьют зонд, но так и не дождался. Зонд продолжал исправно работать. На экраны вспорхнуло изображение разрушенного города дота. Все-таки мы ошибались, он оказался черного цвета, цвета ограждения. Бетонное покрытие полукупола обвалилось, амбразуры, казались, развороченными гигантской отверткой, кругом кучи мусора вперемешку с металлоконструкциями и развороченными боевыми машинами самых различных типов. Кто-то накрыл его до нас. Вот я узнал, хорошо мне известный российский турбинный танк Т-80 со сплюснутым от квазера задом. Как он сюда попал, одному богу известно. Рядом стоял американский «Шерман» времен второй мировой войны. И еще много знакомой мне земной техники. Такой хлам не стоял на вооружении полигона, если только его не использовали намного раньше. Идиотская возникла ситуация, кто-то из руководящих направил нас уничтожить ограждение. Тогда мы еще и предположить не могли, чем это для нас потом обернется.

— Он сам протух! — Гадоид посмотрел на меня. — Давай его с землей сравняем. Ровненько — ровненько.

Сравнять-то конечно можно, но зачем? Какой в этом смысл? Впрочем в ЭТОЙ войне точно не было смысла, или его я просто не понимал. Точнее не знал, иногда мне казалось, что я попал в грандиозную компьютерную игру.

Фуни возобновил движение к вершине холма. Вдруг, ЛАН-Гу-пп удивленно замотал глазами антеннами:

— Дальше нельзя, передают что это запретная зона, пока не восстановили дот. И требуют немедленного возращение в расположение, нам гарантируют благоприятный режим возврата. В противном случае, — он прислушался к голосам в своей голове, — нас срочно лишат цвета.

Мы прекрасно знали, что экипаж без цвета, мог быть уничтоженным любым цветом, как объявленный вне правил.

— Они боятся, что мы попадем в дот, — Фуни лукаво подмигнул, — что будем делать? Туда или обратно?

— Едем туда, — уверенно сказал я.

Я тогда понял, что слизень заинтересован в движении вперед, может быть это и есть выход с ненавистного полигона.

— Тогда нас убьют, — ответил демон, на секунду мне показалось, что он искренен, насколько могут быть искренне телесные демоны. — Я подчиняюсь большинству. Давайте подготовим ручное вооружение, возможно нам скоро придется покинуть БТР.

Я надел каску и взялся руками за гашетки.

— Сними горшок с головы Сергей, — саркастически сказал Фуни увеличивая ход, — не позорься.

Его пожелание натолкнуло меня на воспоминания о первых днях службы, после моего похищения в армию полигона с Земли.

— Ублюдки ЛАН-Гу-пп, Славин, Фуни и Голуб, — кричал инструктор-орангут, после того, как мы проглотили говорильные леденцы, — теперь конфеты позволят вам понимать меня, дерьмо собачье. Вы будете экипажем вот этой прекрасной машины, — он кивнул в сторону БТРа, — оружие вам выдаст инсткуктор-шимп, я же выдам вам предметы, которые помогут выжить в сложных условиях.

Я вместе с остальными гуськом проскользнул в каптерку, заваленную незнакомыми предметами. Тут столько было всякой всячины, что глаза разбегались. Инструктор, заметив наши восхищенные глаза, сильно топнул ногой.

— Изделие номер один, это ложка для еды. Если повернуть рукоятку на сто восемьдесят градусов, получится прекрасная саперная лопата, а если ее стукнуть об колено, — инструктор посмотрел на слизня, — или об другой выступ тела, лопатка превратится в большую совковую лопату, которой прекрасно можно убирать дерьмо. Ясно, петухи, мать вашу, изделие номер один выдается одно на весь срок. Изделие номер два, это фляжка армейская, предназначена для хранения воды. Может быть использовано для сбора мочи на посту, а если изделие номер два заполнить веществом Х, получиться мощная противотанковая граната, со взрывателем, который вмонтирован в пробку. И наконец изделие номер три, это каска. Предназначена для сохранения черепа солдата, во время обеда используется как котелок и тарелка, а на посту как горшок, устройство внутри позволяет уничтожать дерьмо и солдата, если они попали в плен. В плен у нас, идиоты, не берут. Так что эта функция вам не потребуется. При заполнении веществом Y, — инструктор постучал по каске, — изделие номер три может быть использовано для колки кокосовых орехов. Вам все ясно, сопли зеленые?

— Так точно, господин орангут (звание аналогичное старшине)! — Хором ответили мы, пораженные армейской унификацией.

— Вопросы есть?

— А презервативы нам дадут? — Голуб посмотрел на инструктора так, что тот вздрогнул.

— Хороший вопрос, военный, вместо презерватива, может быть использован чехол от ручной гранаты…

Пришлось снять с головы суперуниверсальный горшок.

— Ой, не нравиться мне все это, — простонал гадоид, — на моем пентакле видны нехорошие изменения. Жаль, что я колдовать сейчас не могу. Наворотил бы, сейчас такого! Фуни, отключи контролеры, а то нас дистационно взорвут.

— Уже сделал, хлоп-лейтенант, правда немного поздно, у БТРа уже сняли цвет, но взорвать нас уже не смогут. Им просто не повезло. О, уже появились стервятники, справа зеленый танк.

— Понял, — я поймал ксилтронный танк зеленых в неоновое перекрестие прицела и раздавил его квазерным ударом. Фуни не сумел выключить только цветовой контролер и теперь наша машина при подходе к любому цвету, автоматически приобретала цвет их противника. Нас с одинаковым успехом могли уничтожить любые, даже свои — синие.

— У нас сменился цвет на красный, сзади желтый танк. — Демон включился в нашу смертельную игру.

— Молодец, командир, дай ориентир.

— Тридцать два пять по шкале Севе, Серг.

Я врезал по танку гравитационной ракетой класса «земля — земля». Прекрасная все-таки штука, эта ракета. Башня подпрыгнула выше деревьев, рассыпаясь как горсть песка, гусеницы расплавились, а корпус танка скомкался, как листок бумаги. Цвет противника определялся визуально, это было одно из «железных» условий тюремного полигона, которое работало нам на руку. Перед тем, как мы добрались до развалин, я сбил один коричневый флаер и подбил два голубых уничтожителя.

— Мы пропали! — Гадоид не сводил своих ложно глаз с экрана заднего обзора. — За нами увязался черный штурмовой слоноход!

Черный слоноход. Это была самая ужасная машина полигона, идя на пролом, она крушила и сжигала все, что попадалось ей на пути. Не было преград, способных остановить слоноход. Эти машины использовались лишь в частях ограждения полигона, что бы вояки, типа нас, не унесли ноги. Я помолился и закрыл глаза в ожидании смерти… Ох, как она близко к нам подошла…

Глава 2. Город — дот

Но я твердо верил в то, что не прошло время ужасных чудес.

Станислав Лем «Солярис».

Смерть проскочила мимо, а точнее Фуни мастерски въехал в разбитые ворота и посланный слоноходом в вдогонку снаряд врезался в стену, взрывной волной чуть не опрокинув бронетранспортер.

— Срочно покидаем БТР, не забудьте свое индивидуальное снаряжение! — Гадоид камнем вылетел из люка, а я схватил свой ранец, проверил запасные обоймы к скортеру и помог слизню выбраться из танкетки, вместе с его тележкой. Мы проскочили ангарный отсек, на бегу надевая ранцы и спрятались за полуразобранным ракетным катером. Быстрее всех летел на своей тележке Фуни, обогнав даже сверхбыстрого демона, на ходу вертя устройством, похожим на портативную камеру.

Мне показалось, что наша боевая машина, с заглушенным реактором, молча проклинает нас, бывших товарищей, за предательство. Вот и фары мигнули в последний раз: «Прощайте, мы долго вместе воевали. Я вас ненавижу!». Гравитационная ракета смяла нашего железного коня в бесформенную груду металла. Слоноход вплотную подобрался к воротам, мы открыли по нему ураганный огонь, прекрасно понимая, что не нанесем ему и царапины, но солдаты, наверное, не должны умирать без оружия в руках.

Грохот выстрелов сплелся со свистом рекошетируемых пуль, трассирующие искры метались по всему ангару, выбивая кусочки бетона из стен и пола. Слоноход чуть присел и вошел в ангар, веером расставив свои смертоносные стволы.

В ту минуту каждый из нас по своему молился своим богам. Я за не знанием другого, прочитал «Отче наш». Телесный демон бесполезно творил пентакли на пыльном полу, М генераторы полигона нейтрализовали его магическую силу с момента призыва в Синюю дивизию. Слизень тер своими усиками опору катера, что-то завывая. Внезапно я почувствовал прилив душевных сил и понял, ЕСТЬ БОГ! В этот момент из противоположных ворот выкатился черный колобок. Он был настолько черным, как будто состоял из «Отсутствия света», чистой тьмы. Шар прокатился мимо нас и задел переднюю левую ногу шагохода. Между ними проскочила большая лиловая искра и…

…И Слоноход медленно растаял, как пломбир, поставленный на раскаленную плитку. Только большая лужа металла напоминала о его недавнем присутствии. Я трижды перекрестился от неожиданности, чуть, фигурально выражвясь, не наступив на свою челюсть. Фуни мешком свалился с тележки и втянул в туловище свое ангельское личико. Колобок дал победный круг и укатился за свою дверь. Невозмутимым остался лишь гадоид, его глазки радостно искрились и излучали подленькое тепло.

— Ко мне возвращаются мои силы, — ЛАН-гу-пп приплясывал, — действие М генератора здесь слабее, но я истратил почти все свое озарение.

— Это ты устроил? — Я схватил гадоида за скользкий локоть.

— А кто же еще по твоему, я один среди вас демономаг, хотя, — он на миг призадумался, — только что заметил, что у тебя на груди есть сильный магический амулет. На него тоже влияют М генераторы? Дай посмотреть!

— Потом, нам нужно быстрее уносить ноги.

Может быть, где-то совсем рядом находился долгожданный выход из полигона, замкнутого, словно поверхность Мебиуса, самого на себя. Пока нам улыбалась Фортуна, но как долго она будет скалить свои подленькие зубки? Раньше полигон занимал всю планету, но потом его спрятали в «кокон», я думаю, из-за того, что сюда доставляют нелегально из ближайших краев Вселенной Разумных существ всех звездных видов. Попросту говоря, крадут. Хотел бы я знать, кто хозяева такого грандиозного проекта?

Пора рассказать о привычных для нас вещах, но не известных для вас, таких как климат, рельеф местности или местное население. Климат на полигоне меняется по желанию его «хозяев», только что, например, была сорокоградусная жара, чье-то повеление и через два часа сорокаградусный мороз. Солдаты стерпят все, ко всему можно привыкнуть. Ну, а техника здесь особая, выдержит все климатические прелести нашей бестолковой войны. Про рельеф, что-то конкретное сказать сложно, он как и климат меняется часто, где-то раз в три месяца равнины становятся холмами, холмы — пиками, горы превращаются в пропасти или равнины и наоборот. Поэтому карт полигона не существует. Растения привезены с какой-то ужасно далекой экзотической планеты. Это не прихотливые кремневые содоты трех видов: гигантские соснообразные, средние, похожие на бутылочное дерево и кустарниковые. На этом мои познания о местной флоре заканчиваются. Фауны вообще нет, впрочем, как и местного населения. Если нас, вояк, конечно, не считать местным населением. Воздух обогащается кислородом извне полигона.

Никому из нашей, синей дивизии, не удавалось найти казармы других цветов, видимо они виртуально были закрыты, от боевых действий. Дни службы слишком однообразны, шесть дней боев, один день выходной по скользящему графику, в этот день можно попить пивка, водочки или снять самку своего вида из бесцветного женского батальона, можно набить морды, лица или рыла подвыпившим солдатам, посмотреть по стерео Галактические новости. Те, что не запретила наша цензура. Все это возможно, если конечно ты не погиб в бою.

Как я, с Земли двадцатого века, попал на полигон, вопрос особый, требующий длительного разбирательства. Поговорим об этом позднее. У каждого из нас своя история. Ни болтливый ЛАН-гу-пп, ни консерватор Фуни, никогда ни обмолвились и словечком на эту тему. Для нас это было своего рода не гласное табу.

Фуни худел прямо на глазах, вероятно от нервного расстройства, пришлось его покрепче привязать ремнями к его передвижному устройству. Он кривил страшные рожицы и крепко прижимал к себе, своими ложно ручками, переносной лазер, все еще опасливо поглядывая на то место, где еще несколько минут назад находился слоноход.

— Куда пойдем? — Наш демономаг, чувствуя свое превосходство, взял бразды правления на себя и не дождавшись ответа зашагал в сторону ближайшей гермодвери, мне ничего не оставалось, как молча принять его лидерство и последовать следом. Слизень катил сзади, я подумал, что смогу его поддержать и рассказал ему парочку, тройку смешных анекдотов. Бесполезно. Он не выходил из своего транса, да и моя «соображалка» изрядно побаливала. Завоевались мы уж слишком.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 543