электронная
144
печатная A5
584
18+
Иное и злое

Бесплатный фрагмент - Иное и злое

Объем:
490 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0877-1
электронная
от 144
печатная A5
от 584

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ТОМ 1 ПОСВЯЩАНИЕ

Серединской Марии Анатолиевной,

Моей маме, люблю тебя моя дорогая…

Сони Купер проснулся в отличном настроении. Побрившись и приняв душ, он неспешно позавтракал, приготовив гренки с беконом, а потом, одевшись, неспешным шагом выдвинулся из дома.

Погода на улице стояла великолепная, и это не смотря на середину осени. Сунув руки в карманы, Сони двигался к метро, разглядывая прохожих, что направлялись на свои рабочие места. Особенно он задерживал взгляд на симпатичных девушках. Сони им улыбался, но, увы, те проходили мимо, не замечая лысеющего мужчину. Но Купер не расстраивался. Это не могло ему испортить настроение.

Добравшись до метро, Сони спустился вниз, где сел в последний вагон. Достав из сумки планшет, он углубился в чтение очередного романа, который скачал из электронной библиотеки. Мужчина и сам не заметил, как быстро промелькнуло время. Когда же Сони поднял взгляд, то с удивлением увидел свою станцию.

Поспешно сунув планшет обратно в сумку, Купер выбежал на перрон, облегчённо вздыхая. Он полез в карман за сигаретами, закуривая. Потом поднявшись по эскалатору, очутился возле вокзала, его конечной точки. Здесь Сони работал уже десять лет. И работал ни кем-нибудь, а машинистом-оператором. Под его властью находились многочисленные поезда, что двигались по всему миру, перевозя множества пассажиров. Сидя в диспетчерской, он с помощью компьютера отслеживал маршруты, следя, как пройдёт очередной состав в пространственный тоннель.

— Привет, — кивнул он Карлу, пожилому уборщику, который с помощью моющей машины отмывал полы на вокзале.

— Чего такой довольный? — поинтересовался уборщик, останавливаясь на мгновение.

— Сегодня хороший день, — улыбнулся Сони.

— И что? — не понял Карл, почёсывая седую бороду.

— Ничего.

— Улыбка Купера стала ещё шире.

— Вот этому и радуюсь.

— Чудак, — хмыкнул уборщик, пожимая плечами.

Оставив Карла позади, Сони двинулся сквозь людскую толпу, которая находилась возле касс, или сидела в креслах в зале ожидания. Он краем глаза зацепился за одну странность. Сони даже слегка замедлил свой шаг, чтобы разглядеть это нечто более подробно. В одном из кресел сидела молодая девушка. Сколько ей было лет, Купер сказать бы не мог. Но что она была молодой, сомнений никаких не было. Тело всё скажет. Но ни это привлекло его внимания, а то, что находилось у неё на голове. А находилась у неё коробка из-под обуви, которая полностью скрывала лицо. Были лишь две прорези для глаз, и всё. Никого не стесняясь, девушка сидела рядом со своей матерью, разглядывая проходивших людей.

Сони подумал о такой странности, но, в конце концов, просто пожав плечами, решил не обращать на разные сдвиги внимания. Мало ли у кого какие тараканы в голове? Были случаи куда интереснее. Одну рок звезду, к примеру, привезли в гробу. Его так и погрузили в грузовой отсек, где рокер провёл всё своё путешествие на поезде. А другую…

Сони отмахнулся от своих воспоминаний, снова пожимая плечами. Он решил, что это не его дело. Главное то, что у него сегодня хорошее настроение. И это несмотря на задержку зарплаты, которую не выплачивали уже второй месяц.

Выйдя из вокзала, Сони пересёк небольших размеров площадь, которая также была заполнена людьми. Он с важным видом прошёл до диспетчерской башни, где вставил в щель электронный ключ. Дверь открылась, и Сони очутился в довольно тесном коридоре, который был захламлён различным старым мусором. Здесь находились стулья, развалившийся стол, несколько пустых бутылок, а также автомат по производству кофе, который, правда, не работал.

Пройдя сквозь это нагромождение, Сони поднялся на самый верх, очутившись в маленькой комнате. Она была вся уставлена компьютерами и другими различными приборами. В кресле сидел полный мужчина в пожелтевшей от пота майке. В помещении было довольно душно, и это не смотря на работающий кондиционер.

— Пришёл, — удовлетворенно кивнул Борис, утирая пот со лба.

— Угу, — согласился с этой констатацией Купер.

Он снял с себя куртку, которую повесил на вешалку. Потом направился в небольшой закоулок, где сделал себе крепкого кофе. Вернувшись обратно, Сони кивнул Борису, чтобы тот освобождал его рабочее место. Полный мужчина с радостью поднялся, потягиваясь. Громко хрустнули кости.

— Наконец я отправлюсь домой, — улыбнулся Борис.

— Угу, — односложно ответил Сони.

Купер сделал маленький глоток чёрного кофе, наслаждаясь приятным вкусом.

— Всё ли нормально? — поинтересовался он.

— Конечно. Да что может произойти. Поезда отправляются по расписанию. Всё норм.

Сони слышал, как у него за спиной одевается Борис, но не обращал на своего коллегу внимания. Его пальцы заскользили по клавиатуре, а взгляд забегал по многочисленным графикам, в которых нормальный человек ничего бы не понял. После Сони проверил расписания. Выходило так, что за сегодняшний день ему надо было отправить более трёх десятков составов, из которых восемь грузовых.

Хлопнув напарника по плечу, Борис покинул диспетчерскую башню, тем окончательно передав эстафету Куперу.

Достав сигареты, Сони снова закурил, одновременно делая ещё один глоток обжигающей жидкости. Его взгляд скользнул по ближайшему отправлению. Состав отходил от четвёртого пути, направляясь в Уфу. Путь займёт не более тридцати четырёх минут, плюс минус несколько секунд.

Улыбнувшись, Сони проверил расчёты, которые оказались правильными. Потом он связался с диспетчером врат, который подтвердил работоспособность. Оставалось лишь одно, отправить, наконец, этот состав.

Отключив телевизор, Премьера откинулась в кресле. Она какое-то время просто сидела, постукивая пультом по костлявой коленке, глядя в черноту экрана. Потом из раздумья её вывел нетерпеливый голос матери. В нём слышалось лёгкое раздражение.

— Ты долго ещё будешь там сидеть?

Лада, мать девушки, заглянула в комнату. Её губы скривились.

— Мы такими темпами опоздаем на поезд.

— И что? — пожала плечами Премьера.

— А то, что за билет уплачены деньги.

— Что деньги… — начала было философствовать девушка, но оборвала себя, когда дверь в её комнату с грохотом захлопнулась.

Откинув пульт на диван, Премьера со вздохом поднялась. Она быстро переоделась, сменив ночную рубашку на драные джинсы и такую же майку. Потом приблизившись к полке, сняла с неё коробку из-под обуви, которую какое-то время разглядывала. Ещё раз вздохнув, девушка напялила её на голову.

Нет, Премьера, конечно же, знала, что выглядит довольно глупо, если не сказать больше. Многие её принимали за сумасшедшую, крутя пальцем у виска, но ей было на всё наплевать. Таким образом, девушка выражала свой протест. Протест против пластических операций, которые всё чаще делали люди, чтобы стать более красивыми. Одно дело, когда убираешь последствия аварии, но совсем другое, когда бесишься от жира. И это в то время как Африканские дети голодают, умирая от недоедания десятками и сотнями. Поэтому, таким образом, девушка решила протестовать против всякой фигни, которой занимаются люди. Она решила показать, что внешность это не главное.

Покинув многоэтажное здание, Лада и Премьера усевшись в такси, направились в сторону вокзала. Когда же они прибыли на место, её мать отправилась к кассам, где забрала свой заказанный за раннее билет на двоих.

Им пришлось ждать ещё целых сорок минут, сидя в зале ожидания. Откинувшись в жёстком кресле, Премьера внимательно следила за проходившими мимо людьми.

— Может, ты все-таки снимешь эту свою коробку? — поинтересовалась мать, хотя и знала отлично ответ наперёд.

— Это не коробка, Лада.

Премьера называла свою мать по имени, и та ничего не имела против.

— Это протест.

— Да-да, — согласилась женщина. — Но ты бы хотя бы написала об этом у себя спереди, повыше выреза для глаз. А то не каждый понимает, что с тобой происходит.

Девушка подумала, что это совсем не плохая идея. Так будет гораздо лучше. Она даже покопалась в сумке, надеясь отыскать маркер, или ручку, но, увы, ничего такого не было.

— Приеду в Уфу, тогда там и подпишу.

Они направлялись в Башкирию к своим родственникам, а если быть точнее, то к двоюродной сестре Лады, которая выходит замуж уже в третий раз. Премьера сказала матери, что, по-видимому, это не последняя их свадьба. Что в будущем, если сестра будет продолжать такими темпами, то они побывают и на пятой и на шестой.

— Это не наше дело, — поджала губы Лада, которая завидовала своей сестре.

Да, она всего лишь раз выходила замуж, а Олеся… Впрочем, уже известно сколько она раз была в загсе.

Где-то под потолком загремел синтезированный голос, который объявил о посадке на нужный поезд, говоря, что он уходит с четвёртого пути. Подхватив свои немногочисленные сумки, Лада и Премьера поспешили прочь с вокзала, направляясь по подземному переходу. Вместе с ними шли и сотни других, которые толкали вперёд женщину и подростка в коробки из-под обуви.

— Не отставай! — выкрикнула Лада, сворачивая к лестнице, которая уводила наверх.

Премьера заметила мальчика лет девяти, который глядя на неё, крутил пальцем у виска, показывая ей язык. Девушка показала ему в ответ средний палец, который плавно превратился в фигу.

Подтянув на костлявом плече сумку, она поспешила за своей матерью, выходя на перрон. Поезд уже стоял, а вагоны были открыты. Возле них находились проводники. Сунув два билета, Лада и Премьера прошли в тамбур, а потом по узкому коридору, пока не очутились в купе. Белья выдавать не полагалось, так как ехать до Уфы было не слишком долго. Чуть больше тридцати минут. Это раньше, на обычном поезде, путь занимал двое суток, но не сейчас, когда имелись пространственные тоннели, или врата, как их ещё называли, которые могли перемещать целые составы на огромные расстояние за довольно короткое время.

Сбросив сумку, Премьера стянула на какое-то время свою коробку, чтобы утереть пот с лица. Она взглянула в зеркало, что находилось на двери. На неё смотрело худощавое существо с редкими волосами и крючковатым носом. Девушка улыбнулась, показывая кривоватые зубы. Ей много раз говорили, что она похожа на крысу. На это лишь Премьера пожимала плечами.

— На крысу, так на крысу, — отвечала она. — Крыса ничем не хуже той же собаки, или кошки.

В этот миг дверь распахнулась, и на пороге выросли их попутчики. Мужчина и женщина. Премьера тут же напялила на себя коробку, скрыв лицо. Она подумала, что обязательно надо будет написать на лбу свой протест, а то действительно мало кто понимает, в чём тут дело.

Олег и Наташа были женаты уже пять лет. Пять мимолётных лет, которые пролетели за одно мгновение. Они были счастливы. Можно было сказать по поводу этих двоих, что они нашли друг друга. Такое случалось не часто, но всё же…

Покончив с завтраком, Олег собрал грязную посуду, которую запихнул в посудомоечную машину. После помывки, автоматика отключится самостоятельно. Потом вытерев руки, мужчина прошёл в комнату, где возле зеркала вертелась Наташа. Она занималась своими волосами цвета платины. Ей явно не нравилось, что получалось в итоге. На лице была недовольная гримаса.

— Что-то не так? — поинтересовался супруг.

Олег, приблизившись к жене, обхватил ту за стройную талию, притягивая к себе.

— Не могу уложить волосы. И так мне не нравится, и вот так.

— Так сделай вот так.

Лишившись заколки, мягкие волосы рассыпались по плечам.

— Нет, — фыркнула она. — Сейчас на улице жарко. Нужно их заколоть.

— Ну тогда я просто не знаю. Мне всегда нравилось, когда у тебя волосы распущены.

Погладив благоверную по нежной коже на животе, мужчина ещё плотнее притянул супругу к себе. Та с лёгкостью высвободилась, бросая взгляд на часы.

— Ой! Такими темпами мы опоздаем на поезд.

— Так поспеши, — поторопил её супруг.

— Ладно, — вздохнула Наташа. — Поеду с распущенными.

— Вот и отлично.

Поцеловав жену в щёку, Олег направился из комнаты, лишь на мгновение, задержавшись на пороге, глядя на то, как жена надевает платье. Да, было бы у него больше времени, он бы это платье быстро стянул. Но, увы, нельзя. Поезд не станет их ждать.

— Я возьму сумки и спущусь вниз! — выкрикнул мужчина из прихожей. — Буду ждать тебя в машине!

— Хорошо, — было ему ответом.

Подхватив две спортивных сумки, Олег вышел в подъезд, нажав кнопку вызова лифта. Кабина прибыла через несколько мгновений, распахнув створки. Войдя вовнутрь, мужчина вдавил клавишу первого этажа, глядя на собственное отражение в лифте. Высокий, стройный, слегка за тридцать. Волосы густые, непослушные. Телосложение спортивное.

Кабина слегка вздрогнула, что означало окончания пути. Выйдя из лифта, Олег направился к стоянке, где его ждал автомобиль. Закинув сумки в багажник, он, усевшись за руль, завёл двигатель. Потом покинув парковку, подрулил к подъезду. Пока Олег ждал жену, он слушал радио. Крутили очередную муть, музыку, от которой болели уши. Он переключился на другую станцию, пока не наткнулся на новости. В них говорилось, что террористы взорвали очередное здание в Африке, оставив после себя несколько десятков убитыми. Нечто подобное происходило и на марсианской колонии, где группировка за независимость планеты уничтожила тоннель монорельса. Правда, там погибло всего три человека. А вот ущерб составил не один миллиард марсианских кредитов. Слушая всё это, Олег размышлял о том, что они выбрали не самое лучшее время для отдыха. Но что они могли поделать, если отпуска только осенью. Впрочем, теракты происходили всегда, и если подумать, то надо сидеть дома постоянно. Да и то не факт, что не попадёшь под раздачу.

Наконец из подъезда появилась Наташа, которая виляя бёдрами, прошла к автомобилю. Заняв место рядом, она смахнула с лица прядь волос, мягко улыбаясь.

— Я вовремя?

— Да, — также улыбнулся супруг.

Вырулив от дома, Олег смешался с автомобильным потоком, который уводил пассажиров в восточную часть города. Пока они ехали, то не разговаривали. Из динамиков звучала музыка. Олег решил сменить станцию, чтобы жена не слышала всех этих плохих новостей.

Уже подъезжая к вокзалу, мужчина вспомнил о билетах.

— Вот они, здесь, — похлопала Наталья по маленькой сумочке, которая лежала у неё на коленях.

— Уф, а я думал, что забыли.

— Чтобы ты делал без меня, — усмехнулась супруга.

— Да уж, — согласился с ней муж.

Припарковав автомобиль, Олег, вытащив сумки, понес их к зданию вокзала. Следом шла супруга, отставая лишь на шаг. Ей не слишком было удобно бежать на высокой шпильке.

Очутившись внутри, они услышали, как синтезированный голос объявил о посадке на их поезд. Супруги поспешили по подземному переходу, отыскивая нужный перрон. Вскоре оба уже находились возле их вагона, отдав билеты проводнику, мужчине средних лет.

— Давай я тебе помогу, — предложил Олег, протягивая руку супруге.

Та благодарна кивнула, принимая помощь от мужа.

Снова подхватив сумки, Олег повёл Наталью по коридору, отыскав номер нужного купе. Открыв дверь, он замер, так как столкнулся с девчонкой лет семнадцати, которая почему-то напомнила ему крысу. Та, по-видимому, смотрелась в зеркало, разглядывая своё не слишком симпатичное лицо. При появлении супругов, девчонка, схватив со столика коробку из-под обуви, напялила её к себе на голову. Остались лишь её глаза, которые смотрели сквозь две прорези.

«Что за цирк?»

Кивнув женщине, наверное, её матери, Олег бросил свой багаж на нижнюю полку, плюхаясь следом.

— До Уфы? — поинтересовался он.

Вопрос был глупым. Олег отлично знал, что поезд идёт лишь до Уфы, не делая никаких остановок. Просто он растерялся от вида девчонки, так как не часто встретишь людей, которые прятали бы лицо в коробки из-под обуви. Он также подумал о том, что дочки этой женщины не помешало вмешательство пластического хирурга, чтобы тот поработал с внешностью, раз природа обделила.

Женщина утвердительно кивнула, мельком скользнув взглядом по Наталье, а потом отворачиваясь к окну. А вот девчонка пялилась на них, будто Олег с супругой являлись двумя редкими животными.

Сони Купер продолжал находиться в прекрасном настроении. Он, закинув ноги на стол, ожидал отправки первого поезда, который должен был отойти уже через пять минут. В руке дымилась очередная сигарета, а на столе стояла опустевшая чашка из-под кофе. Уставившись в потолок, Купер мечтал о Лизе, своей соседке по площадке, молоденькой студентки медицинского университета. Он представлял себя и её в душе, обнажёнными, как он…

Сони выплыл из своих мечтаний, резко, неприятно. Его отвлёк звонок мобильного телефона. Чертыхнувшись, он, сунув руку в карман, извлёк мобильник, прикладывая его к уху. Какое-то время на лице Купера было раздражение, которое постепенно превратилось в маску недоумения, а потом и горечи.

— Как это произошло? — спросил он дрогнувшим голосом.

Собеседник ему ответил.

Сони сказал ещё что-то, а потом бросил в трубку:

— Я сегодня же буду у вас!

Звонил его родной брат. Он принёс плохую новость. Мать Сони, Мадлен Купер, сегодня скончалась в центральной больнице. Сын не мог до конца поверить в то, что его любимой мамы больше не стало. Той, которая вязала ему тёплые свитера, потом пересылая их в столицу. Той, которая готовила такие вкусные печенья, от которых все находились на десятом небе. В конце концов, та, которая его родила, сделав человеком, отдав всю себя.

Отбросив сигарету, Сони взялся за телефон. Ему понадобилось всего минута, чтобы отыскать себе замену. Он объяснил своему начальнику причину такой спешки. Тот посочувствовал, сказав, чтобы Купер ни о чём не беспокоился и прыгал в ближайший поезд.

— Билеты, конечно, за наш счёт, — добавил в конце начальник.

Сони аж прослезился от такой щедрости.

Через пару минут в диспетчерской появился его сменщик.

— Я сожалею, что так произошло с твоей мамой, — убитым голосом проговорил Марк, который искренне сожалел о потере этой прекрасной женщины.

Мужчина утёр выступившую слезу. Ведь и он любил её печенья, которые довольно часто Купер приносил на работу, угощая своих коллег. А теперь больше этих вкусняшек никогда не будет.

— Спасибо, Марк, — прочувственно ответил Сони, крепко пожимая руку своему коллеге.

Скинув китель и схватив с вешалки куртку, Купер помчался вниз, перепрыгивая через груды мусора, который попадался у него на пути. Выбежав под открытое небо, он на мгновение замер, пытаясь сообразить, куда ему двигаться дальше. Его взгляд заскользил по зданию вокзала, и в сторону, на состав, который вот-вот должен был отойти от перрона.

— Четвёртый путь, — пробормотал он себе под нос.

Надев куртку, Сони помчался к подземному переходу, только сейчас вспомнив, что забыл свой электронный ключ в диспетчерской. Но это ничего, все равно он никуда не денется. Марк положит его на полочку, где он и будет дожидаться своего хозяина.

«Или не забыл? Ладно, чёрт с ним!»

Промчавшись со скоростью ветра по подземному переходу, Сони поднявшись по лестнице, выскочил на перрон. Его взгляд заметался по сторонам. Он уже думал, что не успел, но нет. Один из проводников ему махал рукой.

— Сюда!

Тяжело дыша, Купер остановился возле вагона, входя вовнутрь и оказываясь в тамбуре. Он утёр выступивший пот на лице, осознав, что его рука дрожит.

— Сочувствую тебе, Сони, — сказал проводник. — Со мною уже связался главный, и рассказал о причине.

— Спасибо, Игорёк. Спасибо.

Автоматически закрылись двери, отрезая Купера от внешнего мира. Через пару мгновений состав тронется, медленно набирая ход, пока не окажется возле врат, в которые и войдёт. Потом тридцать четыре минуты, и Сони окажется в Уфе, где сядет ещё на один поезд, который доставит его до родного города. Всё путешествие должно было занять не более полутора часа.

— Пойдём ко мне в купе, — предложил Игорь, проводник этого вагона.

Сони утвердительно кивнул, следуя за мужчиной.

Ему даже и не верилось, что ещё сегодня утром он встал с хорошим настроением, от которого не осталось и следа. Всё это казалось каким-то сном, сладким, приятным. Он ощущал в себе бодрость, желания отлично поработать. Но всё перечеркнул один лишь телефонный звонок, который раскрасил мир в серые краски.

Плюхнувшись задом на жёсткую полку, Сони прислонился спиной к стене, глядя на то, как поезд медленно трогается. Поплыл перрон, оставаясь где-то позади, а вместе с ним и провожающие.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — предложил Игорь, доставая из тайника бутылку с мутноватой жидкостью.

Взглянув на содержимое, Сони потряс головой.

— Спасибо, но нет. Мама не любила, когда я приезжал к ней выпившим.

Поглядев на бутылку в своей руке, Игорь сунул её обратно, так как и ему перехотелось пить.

Сквозь прорези в своей коробке, Премьера наблюдала за стройной женщиной с волосами цвета платины. Та явно была настолько красиво, что становилось ясно, откуда взялась эта красота. Конечно же, из-под ножа хирурга. По-другому быть не могло. Люди не рождаются с такими идеальными чертами лица. Ну и формами, конечно же.

Девушка ощутила, как вагон слегка дёрнулся. Она перевела взгляд в сторону, на окно, за которым уплывал назад перрон. Кто-то махал рукой, наверное, кому-то из соседнего купе. Потом потянулся серый забор, заросший густыми кустами. После него появились жилые дома, которые располагались поблизости от вокзала.

Премьере хотелось сунуть руку под свою коробку и почесать нос. Было довольно душно, хотя уже и работал кондиционер. Но как это сделать, если снять свой протест нельзя.

Поёрзав немного, устраиваясь удобнее, девушка снова уставилась немигающим взглядом на Наталью, как она уже знала, женщину, которая находилась напротив неё. Заметив взгляд Премьеры, Наташа отвернулась, потом опустила глаза вниз, на пол. Снова подняв их, поглядела на девушку. Наконец не выдержала, и поинтересовалась:

— Что-то не так?

— Вы делали пластику? — тут же задала свой главный вопрос Премьера, хотя и знала ответ.

— Ну да, а что?

— Наверное, много потратили на себя денег?

— Премьера, не начинай, пожалуйста, — встряла мать, недовольно взглянув на дочку.

— А чего не начинай? Я просто поинтересовалась, много ли денег стоит красота в наше время, когда африканские дети умирают от голода?

— А причём тут это? — нахмурилась Наталья.

— Не обращайте на неё внимания, — улыбнулась лада, которой явно было неловко за свою дочь.

— Так сколько сейчас стоит красота? — продолжала Премьера, как будто не слышала слов матери. — Сколько на эти деньги можно купить еды, а потом её отослать голодающим детям? Я думаю, что много. А если каждый скинется…

— А ты уже что-нибудь посылала этим детям? — встрял Олег, супруг Натальи.

— Я? — удивилась девушка. — Но я же не делала пластику. Да и денег у меня нет.

— А зачем тогда агитируешь, раз сама ничего не сделала?

Мужчина улыбнулся, мягко, совсем не зло.

— Я занимаюсь организационными вопросами.

— Да? И в чём же состоит эта организация?

— Ну, я делаю специальные ролики, которые потом выкладываю на ютубе. Также у меня есть свой сайт, который…

— Премьера! Хватит молоть чушь!

Лада повысила голос.

Пожав острыми плечами, девочка умолкла. Она продолжала пялиться на Наталью, которая не находила себе места от этого пронзительного взгляда. От этого Премьера испытывала некое удовлетворение.

В конце концов, девушка ощутила, что не может больше терпеть этой духоты. Пока купе охладится, она обольётся потом, или её стукнет тепловой удар.

— Ты куда? — поинтересовалась Лада, увидев, как её дочь поднимается.

— Пойду, пройдусь.

Бросив последний взгляд на Наталью, Премьера громко хмыкнула, а потом покинула купе, выходя в коридор. Но и там оказалось не прохладнее. Да вдобавок в проходе стояло довольно много людей, которые принялись смотреть на появившееся чудо в обувной коробке, сдерживая ухмылки.

— Да пошли вы все, — пробурчала девушка, но так, чтобы её не услышали другие.

Прилипнув к стеклу, Премьера следила за тем, как поезд медленно погружается в землю. Точнее будет сказать, он входил в подземный тоннель, в котором и совершит свой прыжок. Исчезли дома и автомобили. Теперь потянулась стена из бетона, на которой без труда читались множественные надписи. Кто-то потрудился, работая в этом месте баллончиком с краской, не побоявшись оказаться под колёсами состава. А уже через несколько секунд, всё пропало. Свет исчез, а поезд увеличил скорость, разгоняясь до нужной отметки.

Премьера вздохнула, отойдя от окна. Все наблюдали за происходящим, хотя в тоннели больше и не было света.

Девушка прошлась по коридору, потом дойдя до последнего купе, резко развернулась и двинулась в обратном направлении. Она устремилась к проводнику, заглядывая вовнутрь без стука. Тот оказался на месте, сидя с каким-то носатым мужиком, у которого был убитый вид.

— Вам чего? — не слишком дружелюбно поинтересовался проводник.

— Вода есть? Ну, в пластиковой бутылки, без газа.

— Есть, — кивнул тот. — Маленькую, или литровую?

Носатый обернулся к Премьере, уставившись на неё во все глаза. Это ничего. Она уже привыкла к множественным взглядам.

— Так какую вам? — поторопил её проводник?

Премьера вспомнила об африканских детях, которые страдают не только от голода, но и жажды. Картинка была настолько красочной, что её всю передёрнуло.

— Ну?

Проводник явно выходил из себя. Он держал в руках две бутылки. Одну большую, а другую маленькую.

— Я передумала.

С этими словами, Премьера громко хлопнула дверью, закрывая её. По ту сторону раздалось недовольное ворчание, которое явно относилось к её персоне.

— А пошёл бы ты! — вслух сказала девушка, зная, что проводник её не услышит из-за стука колёс.

Обходя столпившихся в проходе людей, девушка медленно добрела до своего купе, где заняла своё прежнее место, решив, что лучше станет буравить эту жертву пластического хирурга взглядом. По крайней мере, это лучше, чем пить воду в то время, когда африканские дети страдают от жажды.

Внутри поезда было всё, как и на старых версиях. Две полки с одной стороны, две с другой. Впрочем, верхние лежанки особо были не нужны, так как в вагонах больше не спали. Расстояния стали слишком короткими, а земной шар уменьшился всего до нескольких часов. К примеру, из Москвы до Лондона было не больше сорока пяти минут. И больше не было помехой преград в виде морей и океанов. Главное два пункта. Пункт отправки, и пункт назначения.

Олег облокотился на маленький столик, глядя в черноту за окном. По другую сторону ничего не было видно. Он краем уха слушал Наталью, которая разговаривала с этой девчонкой, которая носила коробку из-под обуви. Премьера выглядела если не смешно, то забавно.

— Это дело каждого, куда тратить человеку его деньги, — говорила Наталья, глядя в глаза девушки. — Я их честно заработала, и поэтому…

— А если бы вы скинулись хотя бы по десять рублей. Я имею в виду тех, кто тратит на себя, то мы бы могли помочь этим детям.

— Извините ещё раз, — неловко улыбалась Лада. — У неё сейчас такой возраст. Ей надо как-то самовыражаться.

— Много ты знаешь! — огрызалась Премьера.

— А кстати, — повернулся к говорившим Олег. — Откуда такое интересное имя?

Глаза девушки блеснули. Стало ясно, что она улыбается.

— А эта моя любимая мамочка назвала меня таким именем в честь кинотеатра.

— Кинотеатра?

Брови Олега взлетели ко лбу.

— Угу, — подтвердила Премьера. — В этом кинотеатре, Лада познакомилась с моим папашей.

— Хм. Твой отец, наверное…

Мужчина попытался подобрать слова, но умолк, так как в этот момент поезд набрал нужную скорость. Вагон покачивало из стороны в сторону. Смартфон Олега заскользил к краю столика, грозя упасть на пол, но мужчина его ловко подхватил. А уже в следующий миг послышался громкий хлопок. Это означало, что они вошли в пространственный тоннель.

Облокотившись локтями о стол, Олег взглянул в окно, но ничего не увидел. Как и прежде, за стеклом царила, нет, не темнота, а мрак. Самый настоящий космический мрак. Впрочем, так и должно быть.

— Всё, — проговорил он. — Началось наше перемещения. Уже скоро будем на месте.

Поднявшись, Олег направился к выходу.

— Ты куда? — поинтересовалась Наталья, которая успела достать какой-то глянцевый журнал.

Она это сделала специально, лишь бы больше не вступать в дискуссии с Премьерой.

— Пойду, помою руки.

Почему-то путешествуя в общественном транспорте, Олег постоянно ощущал себя грязным. Ему казалось, будто на нём целая тонна пыли. А в поездах, так вообще…

Покинув купе, он протолкался до туалета, который как назло оказался занят. Мысленно плюнув, мужчина перешёл в тамбур, где закурил. Кроме него, здесь ещё находилось трое мужчин, и одна молоденькая особа. В воздухе стоял густой дым.

Дымя сигаретой, Олег смотрел в черноту, которая никуда не исчезла. Ему стало интересно, что будет с ним, если он сейчас откроет дверь и шагнёт туда. Конечно это было детское любопытство, но всё же…

Докурив до фильтра, Олег выбросил окурок, а потом дёрнул ручку туалета. Тот к огромному облегчению оказался свободным. Он несколько минут стоял и отмывал руки от налипшей невидимой пыли. Наконец удовлетворившись чистыми ладонями, мужчина поспешил обратно в купе.

Заняв своё прежнее место, Олег взялся за смартфон, но тут же его отложил, вспомнив, что здесь интернет отсутствует. Ему ничего не оставалось, как просто сидеть и тупо пялиться в пустоту. Наталья была занята чтением своего журнала, а Лада разгадывала кроссворды. Премьера же, то и дело покидала купе, прохаживаясь по коридору, смеша своим видом других пассажиров.

— Ты чего маешься? — поинтересовалась Наташа, видя, что супруг ёрзает на месте.

— Да…

— Заняться что ли нечем?

— Ага.

— А ты себе ничего не брал?

— Нет. Как-то не подумал.

Облокотившись на жёсткую спинку, Олег принялся мысленно строить их отдых. Правда, до него надо было ещё добраться. Им придётся сделать две пересадки. Одна в Париже, а другая в Афинах. А потом…

Олег и сам не заметил, как задремал. Проснулся же он от громкого хлопка. Бросив сонный взгляд на часы, он убедился в том, что их путешествие до Уфы закончилось. Черноты за окном больше не было. Точнее, мрак отсутствовал, а так было по-прежнему темно.

— Прибыли, — объявила Премьера.

Олег потянулся, разминая затекшие мышцы.

— Ну что, на выход? — поинтересовался он у супруги.

Наталья утвердительно кивнула, убирая журнал в сумку.

— Да, пора. Нужно поспешить, а то будем в самом конце. У нас через десять минут другой поезд.

— Удачи вам, — улыбнулась Лада.

Супруги благодарно кивнули.

— И подумайте об африканских детях, — добавила Премьера.

Из воспоминаний Сони вывел громкий хлопок, который раздался откуда-то снаружи. Это означало, что его поездка закончена. По крайней мере, на этом этапе. Следовало сделать ещё одну пересадку, после чего он будет на месте.

Смахнув слезу, Сони поднялся на ноги, следуя за Игорьком, который поспешил к выходу. Поезд ещё продолжал движение, но уже начал снижать скорость. Скоро впереди покажется станция, на которой сойдут пассажиры.

— Спасибо тебе, — поблагодарил Купер проводника.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 584