электронная
240
печатная A5
418
12+
Банка вдохновения

Бесплатный фрагмент - Банка вдохновения

Сборник писательского марафона Анны Уховой

Объем:
162 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0392-8
электронная
от 240
печатная A5
от 418

Приветствие

Дорогой читатель!

Позволь говорить с тобой на «ты». Так ведь легче общаться, правда?

Моё имя — Банка Вдохновения. Я дала название целому писательскому марафону. Наверно потому, что во мне множество самых разных идей. Они не заканчиваются, и я всегда могу подкинуть немножко вдохновения для писателей. Начинающих и опытных. Поэтов и прозаиков. Для тех, кто пишет, как дышит, и для тех, кто пишет, чтобы дышать.

Я живу в пространстве онлайн, в Инстаграме. Там меня можно найти здесь — #банка_вдохновения, или здесь — @anna_hygge. Каждую неделю я открываю свою крышечку и отпускаю в мир новую идею.

Чтобы творить было интересно и увлекательно.

И чтобы каждый мог бы открыть в себе писателя.

В этом сборнике собраны работы чудесных авторов — участников моего писательского марафона. Каждое их произведение заслуживает внимания, ведь в них — частичка души автора. В каждом рассказе, в каждом стихотворении слышится голос их создателя.

Здесь радости и печали, смешные истории, сомнения и поиски себя. Тут говорит их сердце.

Прочти, послушай голоса этих авторов.

И, конечно, ты тоже можешь присоединиться к нашей кампании и почитать новые произведения своих любимых авторов #банка_вдохновения.

А возможно ты и сам захочешь писать вместе со мной, с Банкой Вдохновения?

Милости прошу.

У меня всегда множество оригинальных, захватывающих и необыкновенно интересных идей для твоего творчества.

А сейчас — приглашаю в читательское путешествие вместе с авторами Банки вдохновения.

Анна Ухова

Меня зовут Анна, а фамилия моя — Ухова.

Банка Вдохновения — мой проект.

Любимый.

Это писательский марафон, вернее, челендж, приключение. В нём, каждую неделю появляется новая единая для всех тема, и каждый разворачивает её так, как просит его душа. К Банке Вдохновения отношусь, как к отдушине, как к глотку свежего воздуха. Ведь здесь очень мало ограничений и очень много полёта.

Теперь немного о себе.

Я — писатель.

И хоть я — не Член Союза Писателей, но назову себя так. Люблю писать сказки, рассказы, стихи.

Ещё я — психолог, который работает с текстами и сказками. Текстотерапевт. Верю в то, что письменное творчество — это один из лучших способов самопомощи и самопознния.

А ещё люблю хюгге — датское искусство счастья. Это умение находить счастье в мелочах, в маленьких радостях, которые повсюду в нашей жизни.

Сказки, тексты и хюгге — мои методы ухода за душой.

А ещё я немножко блогер. В Инстаграме меня знают @anna_hygge. Будете в там — приходите в гости.

Представь, что твой диван заговорил

Так о чём он там говорит? И как его понять?

Ведь не по-нашему разговаривает. От того и понимать сложно.

К тому же немногословен он. Всё больше молчит. А поболтать с ним, страсть как хочется:

— Милый, дорогой, ну давай поговорим.

А в ответ — тишина. Или мне так кажется.

Конечно, он немного отстранён. Весь в себе. Зато устойчив и надёжен.

Жаль, но днём с ним точно не поговорить. Словно нет его. Растворился в пространстве. Вот родственницы его всегда готовы — уж как поболтать любят! А он — ни за что.

Остаётся вечер и ночь. К вечеру он как-то помягче становится. Даже с кошкой может пообщаться. Но мне поговорить опять не получается. Место занято. И уши его, видимо, тоже.

Значит для меня — ночь. Вот здесь он хорош. Такой, как надо. Никаких претензий! И поговорить может: про любовь, про жизнь, про всё на свете.

Утешит, успокоит, обнимет и колыбельную споёт. Точно улавливает состояние, тонко чувствует и не перебивает. Вот, что важно!

Порой его тянет на исповеди: «Скучаю говорит без тебя».

И на проповеди: «Спать надо раньше ложиться».

А иногда — даже на нотации: «Ты вообще спать собираешься?! Ну сколько можно?»

Но что в них проку? Уж он-то это знает. Поворчит-поворчит и успокоится. Умный потому что. Интеллигентный.

Поэтому чаще помалкивает и слушает.

И на мысли и разговоры мои ночные бормочет ласково: «Спать давай. Поздно уже». Всё-таки собеседник из него не очень. Но главное он умеет: обнять, согреть и подарить покой.

А что ещё от него надо?

Там, где находиться южный край земли

Там, где находится Южный край земли.

Что там?

Красота?

Нет, она не главное.

Главное там — край.

Там нет цветов и не растут пальмы. Там скалы и море.

И свет.

Его много, он везде. Кажется, всё кругом пронизано им насквозь. Но это не мертвый, слепящий свет операционной. Нет, он — тёплый. Он обволакивает, согревает и манит.

А ещё там ветер. Который кружит, тормошит и не даёт покоя.

Срывает и уносит прочь всё лишнее и больше ненужное — опасения, сомнения, недоверие. Здесь это — лишнее.

Там всё сходится воедино — море и небо, солнце и луна.

Там и ты становишься единым целом.

Там место, где можно всё. Где в воздухе — свобода. Бьющая тебе в лицо свежим солёным ветром. Это он кружит тебе голову, обволакивает тело, теребит волосы, раздувает твоё платье, словно крылья неведомой птицы.

И ты стоишь на краю.

Ты готова.

Чуть кружится голова. От резкого и одновременно сладковатого аромата предчувствий. И посасывает под ложечкой.

Страшно?

Нет, здесь, совсем не страшно.

Наоборот, очень легко. И просто.

Так просто, что ты становишься легче воздуха. Ты можешь лететь.

Но зачем?

Ведь там нет нужды казаться. Даже птицей. Там можно просто быть.

Совершенно, абсолютно свободной. Ведь там место силы. Именно там можно всё. Даже то, что в другом месте казалась невозможным, здесь — совершенно реально.

Вот оно — твоё!

Лежит на поверхности, витает в воздухе, шелестит в листьях деревьев, говорит отголосками эха. Просто подойди и возьми.

И всё это там, где находится Южный край земли.

Этого места нет на карте. Его невозможно найти по широте и долготе. Или по градусам. И даже по навигатору. Есть только один компас который приводит туда — сердечный. Только он знает путь.

Вот, погляди-ка… Стрелка вертится, мелькает и вдруг… замирает.

Вот! Туда! Туда надо идти!

Теперь ты знаешь дорогу в место своей силы. Туда, где тебе можно всё.

И где ты можешь всё.

И это место там. Там, где находится Южный край земли.

Если бы ты был цветом, то каким?

Я — золотой

Выбор сегодня мой — цвет золотой.

Что в имени этом мне слышится?

О чём думается, о чём пишется?

Золотой.

Звонкое имя твоё не даёт покоя.

Звенящий, задумчивый — какой ты?

Звёздный или земной.

Защитник, или зверь злой?

Зёрнами зацветающий —

Золотой.

И звоном монет заливающий —

Золотой.

Звёздную россыпь несёшь —

Золотой.

И власть короны в тебе —

Золотой.

В осенних листьях берёз —

Золотой.

И в отблесках солнца ты —

Золотой.

В пышных дворцах кругом —

Золотой.

И в куполе церкви блестишь —

Золотой.

Цвет обручальных колец —

Золотой.

И в трюме пиратов ты —

Золотой.

Блестишь, украшая собой —

Золотой.

И греешь, как солнце зимой —

Золотой.

Спрошу у тебя:

«Ты какой, золотой?»

Ответишь ты мне:

— Дорогой.

Звенящий задором,

Зовущий, манящий.

Я — золотой,

Я — настоящий. ⠀

Друг мой, я хочу рассказать тебе о странном происшествии…

«Друг мой, я хочу рассказать тебе о странном происшествии…»

Он отложил листок.

Встал, открыл окно.

В ту же секунду свежий ночной ветер залетел в комнату: пошептался со шторами, заговорил с бумагами на столе. А после, притаился в дальнем углу комнаты.

За окном — ночь.

Он посмотрел на тёмное, увешанное звёздами, небо.

Потянулся.

Взглядом нашёл ту, которая всегда подмигивала ему из какой-то далёкой, неизвестной галактики. Глядя на неё в голове всегда появлялись разные мысли. Вот и сейчас они кружили хороводы. Но одна явно выделялась: для чего получил он это письмо?

Захотелось курить.

Ему всегда это было нужно, когда мысли хороводились. Он кинул на звезду прощальный взгляд, она подмигнула.

— Как всегда, — улыбнулся он, отводя глаза.

Там — звёзды.

Здесь — оно, это странное письмо.

Он закурил. Подошёл к столу. Вот оно. Лежит. Открытое, призывно нагое. Маячит сигнальными огнями: «Прочитай меня».

Выпустил струйкой табачный дымок.

— Конечно, — пробормотал он. — Прочту. Но, для чего?

Он взял письмо и стал вглядываться в него.

— Ничего не изменилось, — думал он, разглядывая строки. — Тот же почерк, те же шероховатые буквы, спешащие нестройными рядами рассказать о странном происшествии.

Начал читать.

Медленно, впиваясь в каждое слово, растягивая, как смакуют дорогое вино. Тревожные мысли всё также вертелись в его голове, отдаваясь куда-то: то ли в сердце, то ли в душу. И там, куда они попадали начинало тянуть.

Но почему-то хотелось продолжать.

«Друг мой, я хочу рассказать тебе о странном происшествии…»

Он читал эту строчку уже в третий раз.

И был намерен идти дальше, набирая в лёгкие воздух, словно ныряя в глубину.

Бдынц!

Стекло зазвенело. Он бросил письмо на стол. Встал и подошёл к окну.

Да! Это ночной ветер вылетел из комнаты и хлестнул со всей силы по оконной раме. А та взвизгнула от раздражения и досады.

Он погладил раму. Заметил, как улетает ветер-хулиган и погрозил ему пальцем. Взглянул на свою звезду:

— Как думаешь, читать, или нет?

Она мигнула в ответ.

А он развернулся, быстро подошёл к столу и легко, словно играючи, вытащил из кучи бумаг одну, ту, которая была нужна. Пробежал по ней глазами. Хмыкнул. И отложил в сторону.

Этот маленький невзрачный листок, казалось изменил в нем что-то. Движения стали легче, плечи расправились, улыбка блуждала по его губам. А в глазах промелькнул игривый огонёк. Тот, что порой встречается у тех, кто много повидал, но предпочел закрыть прошлое плотной завесой. От того, что повзрослел и остепенился.

Этот огонёк, словно озорной чертёнок. Едва заметный. Как привет из шального прошлого.

Он сел за стол и взял письмо. Чертёнок переместился из глаз в уши. И нашёптывал что-то, вызывая то насмешливую, то чуть лукавую улыбку. Закончив своё дело, чертёнок испарился, словно и не было вовсе. Осталось только послевкусие. Аромат. Авантюрин — его название.

«Друг мой, я хочу рассказать тебе о странном происшествии…»

Он уже выучил эту фразу наизусть.

Поэтому промчался мимо неё на полном скаку. Не обращая внимания ни на шероховатые буквы, ни на мигание звезды за окном, ни на скрипящую, словно требующую любви раму, он читал дальше.

Он был весь там.

Здесь осталось только его тело.

Лихорадочно проглатывал он страницу за страницей, пока, наконец, не домчался до конца. Опустил письмо. Выдохнул.

— Сложно было ожидать другого, — пробормотал он.

Потом встал. В нетерпении потёр руки и зашагал по комнате.

Не зря вертелись в его голове тревожные мысли.

Не зря водили они хороводы.

Хотя, как знать?

Возможно это и есть решение всех проблем?

Он снова взял письмо. Быстро-быстро пробежался взглядом по строчками. Мысли же его неслись ещё быстрее, обгоняя одна другую. Наконец — финиш, и победительница заняла пьедестал. А он проговорил:

— Пора собираться.

Сборы были недолгими.

Да и много ли надо?

Не прошло и получаса, как он уже был готов. Окинул взглядом стол, книжные полки, прикрыл окно, не забыл улыбнуться звезде.

И вдруг застыл.

На столе лежала визитка

Он окинул взглядом стол, книжные полки, прикрыл окно, не забыл улыбнуться звезде.

И вдруг застыл.

Вспомнил!

На столе лежала визитка. Маленький картонный прямоугольник, который был в конверте вместе с тем письмом.

Он с досадой хлопнул себя по лбу, но тут же улыбнулся: молодец, что вспомнил. Ведь без неё ехать почти бессмысленно.

Сунул визитку в карман и, уже не оглядываясь, вышел из комнаты.

Недаром он думал и гадал.

Недаром мысли его водили хороводы в голове.

Сейчас он не просто вышел.

Шагнул.

В новое. Как в открытый космос.

Давно не приходилось ему менять привычный ход вещей. Давно отошёл он от обычной жизни, создав свой мир. Наполнил его до краев фантазиями, разговорами со звёздами, пересмешками с ветром и оконной рамой.

Но сейчас всё это осталось за дверью. А перед ними открывался мир совсем иной — с приключениями, загадками и тайнами.

Всему виной письмо.

Которое повлекло за собой.

Не в прошлое и не в будущее.

В настоящее.

Терпкое, густое, насыщенное реальными запахами побед и поражений. С радугой чувств и дождями эмоций.

— Эх, хорошо! — воскликнул он, выйдя в ночь.

Шаги его гулко раздавались по пустынной мостовой.

Вперёд, вперёд, в настоящее.

Наверно, где-то так было задумано, что письмо это он получил тогда, когда стал готов. Ведь письма такие приходят именно в такой момент.

Когда готов к переменам.

Когда снова готов жить.

Здесь и сейчас.

P.S.

На визитке той витиеватыми буквами было написано: «ВременнАя почта». А доставляет она самые важные письма — от самого себя.

Такое письмо может принести озарение, показать дорогу и стать проводником.

К изменениям. Которые нужны здесь и сейчас.

Девочка услышала шёпот

Что это? Где?

Она точно знала, никого в комнате нет.

Но шёпот был.

Замерла, затихла, даже не шевелилась.

Шёпот продолжался. Причем он был разный: говорил разными голосами. Словно двое беседовали. Один голосок — тоненький, как у ребенка, а второй — твёрдый, уверенный.

Девочка прислушалась.

Вот она слышит, словно тот, что младше просит что-то. И такой умильный у него голосок… А тот, что старше отвечает ему, раздраженно, будто поучает.

Где же они говорят? Ведь в комнате никого.

А шёпот продолжается.

Тут она стала различать не только интонации и голоса, но даже слова.

Вот, тот что помладше хочет играть, зовёт уговаривает, говорит, что это интересно. А старший отвечает:

— Нет, поздно уже. Тебе спать пора. Да и вообще, у тебя на уме одни игры. А надо учиться и не лениться.

Девочка вздрогнула.

Заворочалась — голоса притихли.

Опять замерла.

Снова слышит. Словно плачет кто-то. А другой утешает:

— Ну, не плачь. Брось, всё пустяки.

Девочка была хоть и маленькая, но очень умная. Поэтому догадалась она, что шёпот этот в голове её происходит. Что именно там эти двое разговаривают.

И начала она слушать. Слушала, слушала и, наконец, не выдержала.

Вмешалась.

Тому, кто помладше сказала пару нежных слов и обещала с утра поиграть с ним в новую игру. С тем, кто постарше тоже поговорила. Сказала, что мнение его уважает очень. И за мысли разумные благодарит.

— Но, — сказала она, — не надо во всём маленькому отказывать. А то он, бедняжка, зачахнет совсем.

Прекратился шёпот.

Все делом занялись, отдыхают.

Тихо стало в голове у девочки. Теперь и ей своими делами можно позаниматься.

Про госпожу Лину

Госпожа Лина живёт в старом особняке вместе с 14 кроликами. Каждое утро она печёт двадцать пирожков. Эти пирожки волшебные.

В чем же их волшебство?

Не так быстро, дружок.

Скушай пока пирожок.

Историю Лины послушай

А пирожок-то кушай, кушай!

Старый, древний особняк

Был для Лины не пустяк —

Провела она в доме том

Детство и юность.

А потом

В путь собралась из дома родного,

Но не случилось…

Снова и снова она возвращалась.

Сколько уйти из него не пыталась.

«Где-то, наверное, есть секрет

Зачем держит дом меня столько лет?» —

Так думала Лина ночами без сна.

Однажды ответ ей послала луна:

«Выход из дома возможен

Хотя…

Быть может он сложен…

Нужно для этого —

Сущий пустяк:

Родню свою превратить в крольчат!

Всего лишь на час,

Не навсегда!

Откроется путь отсюда.

О, да!

И станешь свободна ты наконец,

Выйдешь из дома — и под венец».

Лина, послушав лунные речи,

Ночной хозяйке не стала перечить.

Родня ей порядком поднадоела,

Дом опостылел,

А замуж хотела.

Лина, бедняжка!

Она же не знала,

Что не луна ей всё это сказала.

А злая колдунья —

Та, что хотела

Весь род людской

Извести умело:

В кроликов всех превратить,

Чтоб не могли говорить.

Прикинувшись бледной луной,

Колдунья придумала план такой:

Пусть Лина пирожки печёт.

С начинкой сладкой из года в год.

Волшебные будут те пирожки

Могут убить, а могут спасти.

Всё дело в начинке.

От мыслей Лины

Те пирожки имеют силы:

Коль плохо думает она —

От пирожков идёт беда.

Если же светлые мысли в них положить

Счастливыми станут они.

Может быть.

А Лина ничего не знала

И пирожками угощала

Родных и близких.

Хороши!

Вышли у Лины те пирожки.

Красивы, румяны и ароматны.

Их в руки взять, и то приятно.

Все кушают Линины пирожки.

И хвалят её от души:

«Ещё, добавки! Хотим ещё!»

И Лина печёт, забыв про всё.

Вот входит с подносом,

На нём пирожки…

А в доме родных нет не души.

Лиши кролики скачут по лавкам,

В саду,

По морковным грядками.

Казалось, всё получилось, как надо.

Теперь свобода ей награда!

Открыта дорога, не держит дом,

Жених маячит за углом.

Но Лина идти никуда не хочет,

Она к луне обращает очи:

Молит и просит….

Но, увы

Не слышит небо её мольбы.

И вновь, и вновь, из года в год

Лина те пирожки печёт.

Зовёт своих кроликов по именам

Надеется, что-то случится там,

Где всё прощается навсегда….

Но, нет.

Не случается так

Пока

Она не поймет,

Какую начинку в пирог завернет:

Отчаянье и горе приносят беду.

«Где светлые чувства найти

Не пойму»! — Лина в сердцах горюет.

И кроликов вновь целует.

Они глядят в её глаза

И думают: «Когда? Когда?

Когда ж поймёт она?»

Те двадцать пирожков она

Наполнить любовью своею должна,

Чтоб злое заклятье снять

И снова семью обнять.

Надеюсь ты, дружок,

Скушал пирожок?

Он не волшебный, он простой.

Наполнен он любовью одной.

Однажды утром всё изменилось

Однажды утром всё изменилось.

В ней не стало силы.

Вроде ещё недавно была. Била ключом. И вдруг ее не стало.

Не помогало весеннее солнце.

И синее небо не звало за собой.

Остались слёзы.

И стена.

Серая, пустая стена, пробиться через которую было невозможно.

Как говорят, от слова совсем.

Всё не то и всё не так.

Словно косой подкошенные ноги. И кошки скребутся там, где сердце. Там, где по идее, должно петь.

А там пусто.

Серая, пустая стена.

Наверно, так выглядит разочарование. Унылый серый цвет. Без красок. Без чувств.

Хотя нет.

Одно чувство есть — липкое, противное состояние неудачи. Как надоедливая липучка, приставшая не к рукам, а к сердцу. Она облипает, заволакивает, засасывает, как болото.

Вытянуть себя за волосы?

Сил нет.

На то, чтобы тащить — точно.

Зато есть слёзы. Много. О надеждах, о пока несбывшихся мечтах, о тяжёлом грузе. Опущенные вниз плечи.

Плачь!

И опять эта серая, однотонная стена.

Бах!

Лбом об неё.

Что-то льётся по лицу. То ли кровь, то ли слёзы. Солёное. Попадает в нос, в рот.

И снова. Бах!

Лбом по стене.

Треснуло.

Что?

Голова — на месте. Значит — стена.

Она проснулась. В холодном поту. Стены нет, а ощущение осталось.

Страшно.

Хорошо, что это только сон. И он закончился.

Наверное, так чувствует себя цыпленок, который вылупляется из яйца.

Стена. Которую надо пробить. И никто не поможет. Потому, что это — твоя стена, сломать которую можешь только ты сам.

Говорят, биться лбом об стену бесполезно.

А вы как думаете?

Ольга Светикова

Горда тем, что родители дали мне имя русской княгини — Ольга!

При описании своей внешности всегда отвечаю по скромному — «очаровательная».

Родилась и училась в Подмосковье. Вышла замуж и переехала в Москву. Очень скучаю по родному городу, в котором провела юные годы.

По знаку зодиака я — Лев! И, как все львы, я– натура творческая!

Крючок и спицы держу в руках с шести лет. Нравиться шить. Самостоятельно освоила вышивку бисером и крестиком. Окончила годичные курсы по машинной вышивке. Горжусь своим цветочным садом и домашней оранжереей.

Свободное время стараюсь проводить в путешествиях, поэтому последним увлечением стала фотография. Люблю фотографировать, причем не всё подряд. Для меня важна эстетика кадра. Социальная сеть Инстаграм позволила мне добиться признания нового увлечения. А красочное описание под фотографией стала основой писательского мастерства. Учусь творить не скучно и интересно!

По натуре я — оптимистка и стараюсь убедить всех, что всё будет хорошо. Ещё я стараюсь быть справедливой. Очень стараюсь!

Идеальных людей не бывает, и у меня, конечно, тоже есть недостатки. Все, кто со мной знаком в один голос утверждают, что я –добрая. Именно эту черту своего характера считаю, как положительной, так и отрицательной.

Говорят, что к старости хорошие люди становятся красивее. Вот думаю, скоро стану полной красавицей. С одной стороны, хорошо бы, а с другой — стареть неохота!

Представь, что твой диван заговорил

Друзья, посмотрите на меня, я вам нравлюсь? Какая фактура, изгиб, формы!

Ну, стоп, стоп… Куда вы смотрите? Тот, кто сейчас сидит на мне, не в счёт.

Осознали! Поняли свою ошибку? Да, это я — диванчик!

Смею заметить, что мои производители имели очень неплохой вкус. Полюбуйтесь мягкими боковыми подлокотниками. Обратите внимание на кокетливо изогнутые ножки из натурального дерева.

Ах, вам не видны мои ножки!?

Какая жалость! Предлагаю поверить на слово.

Расселась, матрёшка, подвинься уже. Хочу показать свой роскошный фасад.

Изящество резной спинки. Нежность пастельной обивки. Благородство парчовой расцветки. Ну, а шитые золотой нитью вензеля говорят о моем высоком предназначении.

Лоск! Блеск! Красота!

Долго ещё эта кукла сидеть будет? Так и форму потерять можно.

Упаси бог, образоваться морщинкам. Обвиснуть томным пышностям. Огрубеть красивым лаковым ручкам. И, о ужас, появится дыре в золочёных шелках!

Ох, что-то стало трудно дышать. Дайте воздуха! Расступитесь!

Куда же вы? Друзья, постойте…

Ушли. Ну, как так-то….

Ты-то хоть не покидай меня.

Добрая, любимая моя Хозяюшка!

Там, где находиться южный край земли

Мы не виделись целую вечность

Помнишь, как встретились первый раз?

Полные синевы глаза смотрели на меня с любовью, заставляя чувствовать неловкость. Сердце было готово выпрыгнуть из груди.

Пульс стучал в висках. Голова кружилась от крепчайшего запаха стойкой солёной свежести.

До сих пор слышу ласковый шепот:

— Хватит упрямиться. Я же вижу. Ты сама этого хочешь.

Нет больше сил перечить. Он пригласил меня, и я приняла вызов. Делаю шаг навстречу и погружаюсь в протянутые навстречу теплые ладони.

Нежность рук не знает границ.

Они блуждают по всему телу. То и дело, натыкаясь на прелестные возвышения. Шея, плечи — всё попадает под ласковые прикосновения.

Томной пеленой окутывает сознание.

С самого утра и до позднего вечера мы не расставались ни на минуту.

Одни.

Только я и ты.

— Мой любимый, дорогой, самый лучший, холодный и мокрый от брызг.

Сама того не осознавая, полюбила. Полюбила, как живого человека…

Море, я тебя хочу.

Как хорошо нам будет вдвоем!

Там, где находится Южный край земли…

Там, где солнце и луна встают из волн. А ясность зорь и закатов — как прозрачность космоса.

Если бы ты был цветом, то каким?

Друзья, я существую только в вашем воображении. У меня тысячи оттенков. Со мной никогда не бывает скучно.

Я — цвет мечты!

Прихожу в сладостных снах облачно-розовым туманом. Окутываю дымчато-розовым спокойствием и безмятежностью.

Я — цвет нежности!

Пленяю сладко-розовым ароматом таинственного цветка. Завораживаю красотой кораллово-розового заката и утренней зари.

Я — цвет женственности!

Увлекаю в амарантово-розовый вальс влюбленности. Одариваю насыщенной красно-розовой страстью и сексуальностью.

Я — цвет удовольствия!

Напитаю вкусным клубнично-розовым десертом. Возвращаю в беззаботный королевский розовый мир детства и куклы Барби.

Я — цвет комфорта!

Согреваю в нежно-розовом блаженстве уюта. Избавляю от пурпурно-розового раздражения и тревог.

Друг мой, я хочу рассказать тебе о странном происшествии…

Друзья, хочу рассказать вам о странном происшествии…

Это случилось сегодня.

Раннее утро.

Тороплюсь к автобусной остановке.

Прохожих никого.

Только одинокая фигура мужичка — типа бомжика.

Лицо опухшее, пропойное. На голове потрёпанная кепка. Волосы нечесаные, торчат в разные стороны. Одежда изрядно помятая. В общем, гламуром от него не пахнет.

— Дай сколько-нибудь, сколько не жалко! — проскрипел мужик прокуренным басом.

От неожиданности меня подбросило.

Я не подаю на улице почти никому и никогда!

А тут, как околдовали, рука непроизвольно потянулась в карман за мелочью. Пригляделась. Мужичек явно нестарый, хотя и грязный.

Что бы как-то скрыть свою неловкость — тяну время. Начала мораль читать.

— Не стыдно просить?

— Стыдно, но очень надо, на пиво не хватает.

— А сколько не хватает?

— 28 рублей.

— О-о-о! Это уж слишком! — возмущаюсь я. — Дам только 20, — и сую деньги в протянутую ладонь.

— Ой, какая ты добрая! — воскликнул мужик.

Не успела я опомнится, как он грязной ручищей крепко обхватил меня за шею. Привлек к себе и запечатлел на щеке смачный поцелуй с причмоком! От такого его радостного проявления чувств я даже обалдела.

Глаза округлились.

Рот перекосило от удивления.

Вырвавшись из объятий, запрыгиваю вовремя подошедший автобус.

А мужик продолжает кричать вдогонку: «Какая ты добрая! Какая добрая!»

В салоне автобуса прихожу в себя.

Но, мысль после поцелуйного происшествия уже кружится в голове.

Протереть щёку платочком — как бы чего не вышло… Ещё заразу, какую подцепишь? Или оставить как есть. Вдруг через этого мужичка мне Господь знак посылает?

На столе лежала визитка

На столе лежала визитка, а ещё конверт и ключи на брелоке в форме пчёлки. В голове моей царил хаос, и я усиленно пыталась восстановить хронологию событий.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 240
печатная A5
от 418