электронная
144
печатная A5
504
12+
Багровый город

Бесплатный фрагмент - Багровый город

Часть 1

Объем:
348 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-8934-4
электронная
от 144
печатная A5
от 504

Боги Савьесы

Салор — бог солнца, покровитель юных, ярых сердец. Саняьры — тигры.

Терра — богиня времени и звезд, покровительница верных. Саньяры — лисы.

Ингром — бог морской стихии, покровитель мореплавателей. Саньяры — дельфины.

Адьяр — бог смерти, покровитель бесстрашных. Саньяры — совы.

Дорма — богиня огня, покровительница безрассудных. Саняьры — росомахи.

Оста — богиня жизни, покровительница лекарей. Саньяры — змеи.

Этель — богиня ветра, покровительница странников. Саньяры — ястребы.

Пролог

Кай сомкнул длинные пальцы на холодной рукояти, чуть взмахнул узким, граненым клинком и замер. Из мрака донесся стрекот. Юноша улыбнулся и медленно пошел вдоль дома. У четвертого окна он остановился.

— Одну комнату? — прошептал подошедший с другой стороны улицы Сеар.

— Почему сверчок? — посмеиваясь спросил Кай.

— В прошлый раз мы разбудили с десяток детишек. Совы нечасто прилетают в Шэно, дружище.

Кай прижался щекой к стене, сдерживая смех.

— И ты выбрал сверчка?

Сеар шутливо подтолкнул друга, тот присел, его спина вздрагивала от смеха. Через минуту Кай встал.

— Ладно, приступим. Кстати, не одну, все.

Сеар опустился на одно колено, Кай ступил на его широкие плечи, положил ладонь на крепкую голову. Сеар, не торопясь, выпрямился. Кай дождался, когда он переведет дух и прыгнул вверх. Его тонкий силуэт замер на стене. Белые пальцы крепко стиснули карниз, кожаная портупея кортика глухо ударила по деревянной стене дома. Юноша подтянулся и бесшумно скользнул в отворенное окно.

В кабинете шэнойца Алора, одного из советников Ронра, царил удушающий, давящий порядок. Кай искренне содрогнулся, подойдя к столу. Он представил, как грузный мужчина трепетно наклоняется над бумагой, держа в руках линейку и вымеряя насколько один лист отстает от другого. Юноша отыскал в темноте секретер, приблизился к нему и начал выдвигать отполированные ящички. Вскоре он отыскал связанные лентой письма, положил их в карман брюк, улыбнулся. Кай зажег свечу и установил ее под тяжелой шторой. Он с нежностью выпрямил ее, аккуратно обложил вокруг бумагами, отстранился, оценивающе взглянул на сооруженную конструкцию и кивнул, отдавая дань той безукоризненной чистоте, которую так любил Алор.

Когда яркие, солнечные ленты начали обвивать шторы, Кай увидел склянку с чернилами, взял ее и в последний раз окинув взглядом кабинет, легко выпрыгнул из окна.

Сеар поддержал своего друга. Кай прислонился к плечу высокого юноши, потом поднял руку с пузырьком чернил и, весело улыбаясь, протянул его товарищу. Сеар откупорил склянку, отошел от дома и, выливая жидкость прямо на землю, умелыми движениями нарисовал птицу с пронзенными крыльями, летящую вверх.

— Идем.

Они побежали в сторону побережья, отдаляясь от центра города. Из окон кабинета советника Ронра начали вырываться языки пламени. Скоро запылал весь дом. Сеар ухмыляясь смотрел в сторону на приближающиеся воды Грозового моря. Кай шагал спиной вперед, не отрывая глаз от горящего дома.

— У тебя нездоровая любовь к огню, друг мой.

Кай накинул на голову капюшон. Лишь белые зубы сверкнули в свете нарастающего пламени. Улыбка… точнее усмешка, усмешка дорвавшегося до сладкого.

— О да, считай меня сыном Дормы.

Они шли по улицам, людей здесь было гораздо больше. Вскоре друзья добрались до «Дикого утеса», таверна находилась почти у самой кромки воды, только несколько метров отвесного обрыва отделяли ее от бьющихся и ревущих волн Грозового моря. Кай распахнул двери и скинул плащ на скамью у входа. Они, под приветственные возгласы, взбежали на второй этаж.

— Если это было предложение руки и сердца, Кай, думаю Дорма согласится, — воскликнул кто- то из окруживших их мужчин и женщин.

Кай подбежал к окну, на волнах Грозового моря виднелись отблески пламени. Юноша счастливо рассмеялся. Сеар, улыбаясь, облокотился спиной о стену.

— Вы нашли что- нибудь? — спросил Грит.

— Конечно, — Кай обаятельно улыбнулся, его тонкое лицо побледнело от волнения, черные глаза блестели. Он достал письма и положил на стол. Все склонились над ними, читая, обсуждая.

Вперед выступил Ламия, голубые глаза мужчины чуть прищурившись смотрели на юношу, он сжал ладонь в кулак и перевел взгляд на Сеара. Каштановые с проседью густые волосы его тускло поблескивали в медовом сиянии свечей. Ламия служил в совете Шэно, именно он владел «Диким утесом», это позволяло заговорщикам собираться вместе, сейчас, как и почти всегда в таверне не было ни одного «лишнего» человека.

К нему быстро подошла Алруна. Тяжелые, темные косы обрамляли тонкое, одухотворенное, красивое лицо. Выразительные карие глаза, окруженные черными ресницами обратились к мужу. Сеару нравилось смотреть на эту дивную женщину.

Ламия взял жену за руку.

— Теперь мы можем приступить к следующему этапу, в скором времени нам будет оказана поддержка, — он чуть приподнял голову, губы его тронула такая легкая улыбка, что Сеару показалось, что она может взлететь.- Финн оповести своих.

Молодой мужчина, замерший в углу зала, чутко прислушивающийся к словам своих товарищей, побледнел и мгновение просто смотрел в глаза своему давнему другу, все это многолетнее ожидание, все…. Он встал и сбежал вниз по лестнице. От нетерпения Финн пролетел отделяющие его от двери несколько метров. Все восторженно наблюдали за ним, потом обернулись и стали дальше слушать своего предводителя. Алруна отвела Сеара в сторону.

— Вы с Каем должны отправиться в Салор.

— Да, пора, — согласился юноша.

Ламия, договорив, подошел к жене. Мужчины и женщины, старики и дети, все в зале оживленно обсуждали грядущие события, они были как никогда воодушевлены.

— Скоро они будут с нами, — радостно прошептала Алруна.

Ламия обнял ее.

— Да, — он положил руку на плечо Сеара, — спешите, как только вы вернетесь вместе с ними, мы приступим, сейчас каждый человек на счету.

Кай встретился взглядом с другом, и кивнул, он догадался о чем говорят с ним Ламия и Алруна. Юноша лукаво подмигнул Сеару, он- то знал как давно тот хотел познакомиться с детьми их предводителей, особенно дочерью, которая судя по дошедшим до них слухам была сильно похожа на мать.

Пожар тушили полночи, все это время казалось, что Дорма и Ингром, смеялись, держа друг друга за руки.

1

«Покой, нарушаемый в один миг — мгновение пробуждения»

Солнце сливалось с бледно- желтым сиянием вокруг него, небеса улыбались, Салор благоволил тем, кто поднимал взор на его ярую звезду. Ферд стоял у крыльца дома и покачивался, ему трудно было устоять на месте спокойно.

Неподалеку от него на скамеечке под листвой высокой и гордой березы сидела женщина лет пятидесяти с заплетенными в длинную косу седыми волосами и блестящими зеленовато- карими глазами. Оланна нежно осматривала свое детище, сад, долгие годы доводимый до состояния в котором он сейчас пребывал. Красивые руки ее с длинными пальцами покоились на коленях и машинально перебирали ткань платья, как будто бы не могли надолго оставаться без дела. Рядом с этой миловидной женщиной сколачивал сломанный стул мужчина, волосы которого уже тоже стали седыми. Норан был на несколько лет старше своей супруги, но выглядел еще очень сильным. Высокий с широкими плечами и крепкими руками он любил свой молоток, так же как и его жена, свои цветы. Своего единственного сына и его жену они не видели пять лет, с тех пор как те, по приказу правителя Савьесы, не уехали в Шэно город на берегу Грозового моря, что в нескольких тысячах километров от селения Салор. Считать их погибшими у них не было никаких оснований, поэтому они недолго горевали и решили, что по каким- то особым обстоятельствам письма их сына и дочери, — ибо они любили супругу сына, как свое собственное дитя — не доходили до них.

— Посиди со мной, — пригласила Оланна внука.

Ферд взглянул на бабушку и не смог сдержать улыбки.

— Кажется, успею не только посидеть, но и вздремнуть у твоих ног, пока Аври закончит.

— Моя матушка всегда говорила, что часы ожидания следует ценить, они учат наслаждаться покоем.

— Видишь ли, если она еще задержится, то мы не успеем переплыть Вирде вовремя.

— Не успеете и ладно, задержитесь на день дома.

— Им пора выдвигаться Ола, — раздался сзади голос деда, — скоро начнется цветение и тогда от сбора не будет никакого толка.

Отец Аври и Ферда был известным в Долине Тысячи Вершин лекарем. Некогда он обучался в Санге, а потом по пути в отцовский дом, повстречал Алруну, дивной красоты девушку, которая собирала лекарственные травы в предгорьях близ Лэнга. Через три месяца они добрались до Салора вместе, а под сердцем у Алруны уже зарождалась новая жизнь.

Алруна, вместе со своими детьми, создала гербарный альбом, собрав там образцы практически всех лекарственных растений, которые знала. Подобный сборник оказался на редкость ценным и увесистым. Прознав об умелых руках Ламия и знаниях Алруны правитель Савьесы дал им особое задание — произвести такую же работу на Восточном побережье…

— Аври говорит в этот раз придется зайти дальше обычного.

— Но ведь скополия растет сразу за грядой на том берегу.

— Мы были за первыми ущеляьми две недели назад, сентябрьский пожар порядочно попортил. Придется огибать следующую гряду, чтобы добраться до Младшей долины.

Норан нахмурился, они с Оланной, после исчезновения сына и невестки каждый раз теряли покой, когда их внукам было необходимо уйти в горы больше, чем на день. С тех пор, как пропали руки сына, которые их кормили, приходилось больше сеять и сажать и чаще добывать коренья и листья, для торговли, когда знаешь что и для чего применять, они были спасением.

— Так и будешь сидеть полдня?

Ферд не заметил, как Аври выбежала из дома. У нее за спиной болтался холщовый мешок. Там был небольшой запас провианта, два плаща, трут и кресало, а так же отдельные льняные мешки для растений.

— Все, мы пойдем. Пошлем весточку Наной, в крайнем случае, а так должны вернуться через две ночи.

— Смотрите на солнце и возвращайтесь домой, — сказала Оланна им вслед.

***

День только занялся, а у него уже появилось ощущение, что ветер наконец переменил направление, теперь он нес запахи и звуки в ту сторону, откуда должно прийти чудо. Странник собрал свои скромные пожитки, размел остатки золы и пустился вперед. До Салора оставолось идти около суток, пожалуй стоит сделать там привал.

Так далеко на запад он еще не забирался, густой хвойных запах сладко манил и цеплялся за волосы. Странниксжал изувеченные пальцы в кулак, словно пытался что- то удержать, быть может это было прошлое, оставшееся далеко на востоке, позабытый голос друзей, тяжесть отцовской ладони на плече и тихий шепот материнских сказок в ночи.

Он знал, перемены близки. За пять лет в пути еще ни разу не было такой стойкой, чистой и, вновь возродившейся, надежды.

***

Крупные кисти Молоха с удивительной проворностью сплетали веревку из тончайшей шелковой нити темно- синего цвета. Закончив, юноша продел через веревочку застывшую в смоле сухую незабудку.

Он сидел на огромном валуне на берегу Вирде. Эта дивная река несла свои воды вперед с удивительной скоростью. Самая длинная и полноводная в Савьесе, она стремительно убегала вдаль. Далеко на северо- западе путь ей преграждала гигантская скала исполин — Валор, но и она не могла остановить Вирде, воды ее пропадали в скалах с одной стороны Валора и с новой силой пробивались с другой.

Вдруг маленькие, легкие руки закрыли юноше глаза.

— Кто я? — теплое дыхание девушки защекотало ему шею, он отвел ее кисть от глаз и поцеловал.

— Аври, дочь Алруны.

Молох повернулся и успел увидеть румянец на ее щеках. Теплые, карие глаза смотрели на него с нежностью и смущением, тень от черных ресниц лежала узором на щеках. Она вся была тонкой, такой изящной, что у гиганта Молоха перехватывало дыхание, когда он видел как она танцует. Каштановые волосы Аври заплетала в косу, начинавшуюся на затылке, непослушные короткие пряди щекотали узкое лицо с мягкими, четко очерченными губами, прямым носом.

Аври была в смятении, Молох уже давно понял, что ту любовь, которую он испытывал к девушке, она не разделяет, но он верил — время еще придет.

Из- за спины девушки появился Ферд, который был младше сестры всего лишь на десять месяцев, родились они в один год. Черты Фердабыли крупнее, чем у сестры, глаза сияли небесной голубизной, а на голове возлегала завидная копна кудрей, и все же порой они были словно близнецы. Такое ложное впечатление создавала одинаковая улыбка и выражение глаз.

Аври подошла к крошечной, едва умещавшей троих, лодке. Та была привязана к толстому канату, протянутому над рекой. Тяга у механизма, обеспечивающего перемещение на другой берег была слабой, на прокручивание колеса уходило много сил. Проходил примерно час, прежде чем о дно лодки начинали царапать острые камни, сплошным покровом устилавшие дно. Девушка смеялась, наблюдая как быстро Молох рос, будто его растягивали. Он стал настоящим великаном, словно бы созданным для той работы, которая обычного человека выматывала донельзя.

Он редко ходил с братом и сестрой в горы, но каждый раз, неизменно, помогал им перебраться на другой берег.

Фердтолкнул лодку в водуи запрыгнул в нее. Юноша, такой же легкий как и сестра, быстрыми и ловкими движениями развернул посудину и развернулся к спутникам, ожидая.

Молох подошел сзади к Аври и надел сделанный им кулон девушке на шею. Она подняла к глазам застывший навеки цветок.

— Спасибо, — только и смогла сказать Аври.

— Ферд помог, объяснил как сделать и правильно высушить цветок.

Аври усмехнулась и, не оборачиваясь пошла к брату. Молох же приблизился к тяговому механизму.

— Насколько далеко вы сейчас?

— Через пару дней вернемся, — Ферд помахал другу рукой, — не скучай по мне, громила.

— Обойдешься, — Молох махнул ладоньюи принялся прокручивать колесо.

Лодка тронулась с места и тут же была подхвачена течением, Аври иФерда тряхнуло, они крепко взялись за борта и сели прямо на дно судна.

2

«Мгновение есть, жестокое, к котрому возврата нет»

Одно мощное движение вознесло Ива на пару метров выше по скале, нужно было спешить, если жрецы настигнут его раньше, чем он передаст дар, то будет положен конец тихой войне, длящейся уже не один десяток лет и тогда судьба Савьесы окажется в руках алчных и жаждущих крови.

Ему все сложнее было передвигаться, долина Тысячи Вершин место не самое легкое для покорения, однако в ней легко спрятаться, затеряться. Селения тут не так часто располагаются, как на равнинах Востока, однако они отличаются крепостью и довольством. После того, как он выбежал из- за ворот *, сменилось четыре фазы, луна становилась все больше, а значит и жрецы все ближе.

Вдруг его прижало к скале, невидимая рука крепко держала тигра за горло. Нет, они не могли быть так быстры, откуда берется та чудовищная сила, которая питает их? На этот вопрос предстояло дать ответ Вечным или другим сыновьям и дочерям богов, Иву же это было не суждено.

Он собрал остатки сил и кусок скалы пролетел прямо у него под носом, снося невидимую руку с шеи. Нельзя терять ни мгновения, быть может ему еще улыбнется удача и найдется достойный принятия человек. Вероятность этого была мала, редкие гости наведывались в дикие леса, и еще реже люди подпускали к себе измученных, полубезумных тигров.

Ив зарычал, отчаянье охватило его, ветки трещали под его лапами, камни разлетались в стороны, он слышал Вирде, она пела в нескольких километрах от него, слева, ее песнь печальной нотой вонзалась в его сознание.

***

Аври аккуратно сложила скополию в мешок. Неподалеку плоды безвременника утопали в длинных листьях, а большие одиночные по стеблю листья крестовников отвлекали внимание.

— Ты не видел тамус? — рассеянно поинтересовалась девушка у брата, смоляной кулон лежал в ямке у основания шеи и Аври хотелось его снять.

— Мы задержимся тут еще на день, если найдем его, — недовольно ответил Ферд, все его руки были вземле, а сам он, сидя наповаленном дереве, кончиком ножа пытался отчистить ногти. –Набери переступень, сойдет и он.

— Хорошо, — Аври погладила тонкие усики растения, — Ферд, не поощряй его, прошу тебя.

Мальчик поднял на сестру глаза, он видел что некая тяжесть давит на ее плечи, словно в порыве скинуть ее он встал и подойдя ближе приобнял Аври.

— Не беспокойся, ты решаешь как будет и, к тому ж,е мы всегда можем рвануть в Шэно, узнать что думают на этот счет родители.

Алруна и Ламия знали Молоха с детства, ноФерд говорил не об этом и она знала, что брат просто невольно высказывает тоску по тем, кто от них ушел.

— Они придут за нами, или мы придем к ним, какая собственно разница, — Аври с легкостью ухватилась за новую тему разговора, благодарная что Ферд сумел ее отвлечь.

Пахло хвоей и растертыми их руками травами, запах мамы. Именно в такие дни брат и сестра тосковали по родителям наиболее остро. Внезапно, из- за небольшого всхолмья послышался треск. Единожды раздавшись он отвлек их от сбора.

— Наверно глухарь, опять топчется у той огромной сосны, — говоря это Ферд встал и вытер нож о легкие хлопковые штаны.

Аври прижала палец к губами быстро и ловко направилась к перекату, там она легла на землю и тихонько выглянула вперед. Не успев, ничего заметить девушка чуть обернулась и стукнулась головой о голову брата.

— Тише ты, не увидела что ли? — Ферд потер лоб.

— Думала ты складывать пошел.

— Да я не про себя, а про него, — юноша вытянул руку и указала на того, кого Аври при всей своей внимательности разглядеть не сумела.

***

На земле он нашел свежие следы, двое человек прошли здесь недавно, молодые и легкие, следы были едва заметны. Он встал, скинул капюшон длинного плаща и посмотрел в ту сторону, куда уходила цепочка следов. Там ему почудилось движение, но все о чем он сейчас мечтал — это добраться- таки до Салора, хорошенько поесть и отоспаться на матрасе из соломы, а не сосновых игл. Скорее всего туда ушли охотники, не к чемуих тревожить, еще оставит семьи без еды.

Странник обернулся в сторону реки и уверенно направился к ней. До него донесся чудной аромат растертых трав. Интересно, быть может в этой части Савьесы подобные перемены обычны.

***

Ив почуял их, люди, трое, быть может хоть один из них подойдет. Из раны на боку медленно вытекала кровь и его последние силы. Дар жег изнутри, требуя выхода и спасения. Тигр чуть повернул и еще быстрее побежал на запах, он был уже совсем недалеко от реки, а теперь пришлось свернуть.

К тому времени, как тигр пробрался через ущелье и оказался за первой грядой, темп его заметно снизился, он чуял холодное дыхание магии жрецов у себя на затылке.

Вдруг проход ему преградила человеческая фигура, высокая, в плаще. Тигр потянулся к нему, принюхался и понял, что этот странник ему не подходит. От него исходил солоноватый запах моря и многих тысяч километров позади. Вероятно этот юноша был Ищущим, храбрым и не по годам умным, но Ищущим, а члены этого ордена с детства пестовались для другого поприща.

Тигр зарычал, он не желал зла юноше, но тот стоял у него на пути, а сил и так осталось слишком мало, Ив прыгнул. Сверкнули зеленые глаза, странник присел и массивный хищник пролетел у него над головой, а затем помчался дальше. Юноша встал и стер тигриную кровь с лица. Тревога застилала лес поверх хвойного ковра.

Ив перемахнул через небольшой холм и выбежал навстречу двум салорцам, юноше и девушке, сидевшим плечом к плечу на земле у нескольких мешков. Тигр остановился, нужно было сделать выбор.

Сперва он заглянул в небесно- голубые глаза мальчика, тот ответил тигруиспуганным взглядом, правда Ив заметил, как селянин сжал в руке нож. Он не собирался бежать, а готовбыл дать отпор. Хорошо, вот только от тигра не укрылась сердечная сила мальчика и его руки лекаря, в конце концов в этом и заключалась его сила — видеть слабости и способности других.

Мальчик был силен, но не так как того требовал Дар, переносимый Ивом. А вот в девушке, тонкой и гибкой, как тетива, он почуял ветер, душа ее порхала и ждала только шанса унестись в облака.

Это она, будущая Крылатая, первая из нерожденных одаренными.

Тигр зарычал и бросился на нее, сердце его отбивало последние удары. К сожалению он не сможет все объяснить и обучить ее, указать путь, придется селянке разбираться с Даром и его причудами самой.

Девушка осознав, что хищник выбрал ее своей жертвой, ловким движением выхватила у брата клинок, потом оттолкнула его с удивительной силой и бросилась вперед.

Когти зверя и кинжал девушки одновременно вошли в податливые и наполненные жизнью тела. Они пали на землю, девушка и тигр.

Ферд кинулся было к сестре, но тут из- за деревьев, с той стороны откуда выбежал зверь вышло две фигуры. Они были в длинных, песочного цвета плащах, перехваченных тонкими багровыми поясами. Из- за плащей выглядывали изогнутые клинки. Ферд почуял запах, странный и незнакомый, терпкий. Один из мужчин бесшумно извлек клинок из ножен и направился к мальчику. Тогда- то селянин и понял — дело худо.

3

«Сияние предпочитает действоватьмгновенно»

Он одновременно с ними услышал приближение еще одного человека. Одна из фигур кивнула другой и тот мужчина, что был дальше от мальчика тоже вооружился и повернулся лицом к бегущему.

Из- за холма к нему навстречу выскочил высокий странник в плаще, Ферд успел подумать, что именно его они видели с Аври чуть раньше, но в это же мгновение блеск клинка отвлек его. Мальчик отскочил от замахнувшегося на него мужчины и схватил лежавший на земле камень. Человек в плаще не медлил и изящным движением, возвел клинок к небу, однако тут его отвлек спутник.

Юноша, который, теперь это стало ясно — пришел к Ферду на помощь был куда сильнее мальчика, его сражение с напавшим было стремительным и могучим, он словно океанская волна, поборол мужчину и одним легким движением, выхватив у того изогнутый клинок — отсек напавшему голову. Тело мужчины упало и рассеялось, не осталось даже плаща.

Ферд ужаснулся тому, что увидел, кровь пролилась на земли долины Тысячи Вершин. Он закричал, почувствовав, как второй путник со странным клинком кинулся на него, повалил на колени приставил кончик оружия к горлу.

— Отступи, Ищущий, — прошипел он.

Ферд увидел, как странник замер, потом после секундногораздумья он воздел руку к небу, на его пальце вдруг зажглось солнце и ослепило мальчика.

Когда Ферд открыл глаза, холодная сталь больше не касалась его. Перед ним не было никого, кроме молодого странника.

Ферд кинулся к сестре вытащил ее из- под огромной тигриной лапы, девушка была в сознании, но не могла отвести взгляд от темно- синего глаза тигра, смесь сожаления и надежды была в нем, поразившая девушкудо глубины души. А после тигр сделал свой последний вздох и обдал Аври жарким, сияющим дыханием, сердце его остановилось, из горла торчала рукоять кинжала, а рядом скопилась уже изрядная лужа крови. Некая сила наполнила девушку, ей показалось, что душа ее взмахнула крыльями. Ее глаза закатились и она потеряла сознание.

Ферд в ужасе закричал, ему показалось, что вся эта кровь принадлежит его сестре, но через пару мгновений он опомнился. Аври действительно была ранена, но не так сильно. Неглубокие царапины были у нее на плече, от ключицы и до предплечья, четыре коротких полосы, шея девушки чудом осталась цела.

Странник подался вперед, едва услышав крик мальчика, приближаться он не спешил. Ферд положил сестру на землю, потом подошел к сосне и оторвал от земли широкий кусок сфагнума, потом обмыл его и рану водой, мальчик прижал мох к ране, обмотал оторванным от рубашки лоскутом и принялся ждать.

Аври, не издавая ни звука, шла между высокими деревьями, названия, которых не знала. Кроны с золотистыми листьями возвышались над ней. Их позолоченная кора слабо светилась. На земле под ногами не оставалось следов, земля была мягкая и темно- коричневая, почти черная. Листья деревьев, треугольной формы с острыми углами медленно падали и тут же исчезали. Девушка попробовала что- то сказать, но ничего не услышала. Она подняла голову и сквозь густые ветви увидела, что небо над лесом уже начало темнеть и на нем видны первые звезды. Воздух вокруг был свежий, лесной. С запада дул прохладный ветер, будто недалеко есть река, такая же как Вирде, звуки которой Аври знает с детства. Но шума бурлящей воды она не услышала. Девушка пошла дальше.

Аври казалось, что она несколько часов бродит между деревьями с золотыми листьями, как вдруг неподалеку послышался звонкий смех. Девушка ускорила шаг и вскоре вышла на край небольшой поляны, поросшей низкой травой, которая тоже, как и все в этом лесу, испускала золотое сияние. Ровно посередине этой поляны на кривом, заросшем мхом, пне сидела молодая женщина. Ее длинные светлые волосы были перевязаны изумрудной шелковой лентой. Темно- зеленое платье плотно обтягивало стройную фигуру. Ей было лет тридцать или даже больше, но лицо женщины светилось той особой молодостью, которая не угасает даже в самом почтенном возрасте. Мужчина, что стоял у нее за спиной весело улыбался, его волосы уже тронула седина, но спину он держал прямо, а мягкие, светлые глаза блестели, как у юного мальчика. Одет он был в коричневый охотничий костюм, который Аври сразу признала, так как у Ферда, отца и дедушки были похожие. Едва девушка окинула взглядом этих людей, как внимание ее привлек маленький мальчик, лежавший до этого на земле. Он быстро отряхнул с себя траву и, подбежав к женщине, прижался к ее груди. Несколько мгновений они так и стояли, но тут мальчик весело рассмеялся и, отойдя от родителей, вскинул руки. Мужчина и женщина внимательно наблюдали за ним, также как и Аври. Девушка заметила, как воздух за спиной мальчишки зарябил, и вскоре там появились два небольших крыла выходивших из его лопаток, резко загибающихся вверх, и уходящих вниз до самой земли. Крылья будто не имели ясных очертаний, темно- синие, как глубины океана. Аври отшатнулась и, облокотившись спиной о дерево, замерла.

Мальчик опять рассмеялся, родители ласково улыбнулись ему. Он распахнул свои крылья и быстро устремился ввысь. Достигнув уровня вершин деревьев, малыш исчез. Аври вздрогнула, вдруг мальчик вновь появился, но уже совсем рядом со своими родителями. Женщина, что- то говорит ему, Аври не слышит, но он тут же окончательно опускается на землю и его крылья растворяются в воздухе. На лице малыша все еще виднеется крайнее возбуждение, когда мужчина поднимает голову и его внимательный взгляд встречается с глазами Аври. Девушка теснее прижимается к дереву. Ощущение опасности, тревога, страх помогают ей пробудиться…

Она открыла глаза, шею мягко кололи сосновые иглы, плечо болело, остро и солоно, хотелось пить. Ферд сидел рядом, он счастливо улыбнулся, а потом расхохотался, увидев что Аври пришла в себя и сжал сестру в объятиях, его веселая натура не могла позволить ему долго тревожиться.

— Где он? — она не видела рядом с собой грозного тигра, девушка высвободилась.

— Слился с землей, — Ферд, явно сам еще не отошедший от произошедшего у него на глазах, склонился и постучал по камню за спиной Аври.

Она молча прикоснулась к окаменевшей фигуре хищника.

— Но как?

— Кажется это был не просто тигр, Аври, а один из сыновей Монлоса. Странно, что он бросился на нас, — Ферд взглянул на вмиг ставшее гневным лицо сестры, — на тебя.

— И все же…

Аври не успела договорить, она заметила странника, он шел прямо к ним. Высокая фигура, лицо было сокрыто глубоким капюшоном плаща. Юноша подошел к Ферду, не смотря на нее.

— Куда они пропали?

Мальчику не терпелось услышать ответ на этот вопрос, он не понимал, как странник сумел заставить напавших на него, исчезнуть.

— Свет не сильнее тьмы, но способен заставить тени на время исчезнуть.

— Тени…

— Где тигр и твой спутник? Я услышал крики…

Ферд указал на камень тем же жестом, что и Аври до этого. Странник склонился на одно колено, откинул с головы капюшон и провел рукой по жесткой поверхности бывшего хищника.

— Саньяр…

— Кто? — Аври подошла влотную к ним.

Странник вздрогнул и поднял к ней лицо. Он оказался совсем юным, немногим старше Аври и Ферда, черные прямые волосы закрывали лоб и уши, зеленые глаза в солнечном свете казались листьями, сорванными с ветвей. Селянка замерла.

— Где ты?

— Прямо перед тобой, — недоуменно ответила девушка.

Странник протянул руку и коснулся колена Аври. Щетина подчеркивала впалые щеки. Ферд обошел юношу и встал рядом с сестрой.

— Это Аври, дочь Алруны, а я ее брат — Ферд, сын Ламия, мы салорцы, — Ферд протянул руку и странник рассеянно ее пожал.

— Сэм, сын Абигора. Но что же это, почему ты невидима?

— Я ее вижу, — Ферд с сомнением смотрел на юношу.

Сэм встряхнул головой и встал, он оказался почти на голову выше Аври.

— Расскажите, что же все- таки здесь произошло.

Ферд принялся рассказывать, Аври же, уже вполне оправившись от недавнего столкновения направилась собирать их вещи. Все это не заняло много времени, когда она закончила, то подошла к брату и протянула ему три мешка с собранными травами. Странник, осознавая то, что произошло, изумленно наблюдал как едва мальчик протянул руку в ней оказалось три тканевых мешка доверху наполненных травами и кореньями.

— Так кто такой саньяр? — Аври поняла, что брат завершил рассказ.

— Божье дитя, судя по всему этот тигр сын Монлоса.

— Мы сразу так и решил, сын богини, — Аври уверенно кивнул.

Ферд присел и оборвал несколько стеблей медуницы, потом приблизился к Аври и начал наносить сочившийся из стеблей сок вокруг ран.

— Это пульмонария, не дает ранам воспалиться, — пояснил мальчик, набюдавшему за ними страннику.

— Теперь вы направитесь в Салор?

— Да, нам пора домой, — Аври закинула на плечи оставшиеся два мешка.

— Хорошо, я тоже иду в Салор.

Вдруг брат и сестра одновременно уловили странное движение юноши, он скрыл свою левую кисть в складках плаща. Странник скинул плащ и, свернув, сложил его в заплечный мешок. Он выпрямился и посмотрел на недоумевающего Ферда.

— Что вы знаете о Валоре?

— То же что и все в Салоре, — ответила Аври.- Гора огромных размеров, больше самого Авантрасетса. На ее неприступные скалы не взбирался ни один человек, — она мгновение помедлила.- Мы видели Валор, лишь на старых рисунках различных странников.

— Это все? Неужели ничего больше вам никто не рассказывал.

— Да, есть некая странность, — Ферд пожал плечами.- Валор это запретная тема для разговора. Как только кто- то из путешественников хочет заговорить о нем взрослые заставляют его замолчать. Наверное, из- за нас. Мы не лезем с расспросами — нет так нет.

4

«И были крылатые люди заточены в темницу, и закрыт был Валор»

Аври шла за братом, она замыкал цепочку, странник уверенно пробирался сквозь древний лес. Внезапно голова девушки закружилась с такой силой, что она повалилась на колени.

— Аври, — Ферд кинулся к сестре.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 504