6+
Баба-яга, Ваня и Наполеон

Бесплатный фрагмент - Баба-яга, Ваня и Наполеон

Веселые сказки для детей и взрослых

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4485-2135-5

Две иглы Кощея Бессмертного

А Луну лихорадит немножко:

На Луне прилунился Кощей

И шагает по лунным дорожкам,

Будто это в порядке вещей.

Для него прилуниться несложно,

Ничего, что немножко трясёт.

Он решил, что бессмертному можно —

В этом мире практически всё!

Только вот незадача какая:

На Луне отыскался собрат.

У него есть вода колдовская,

А умом этот брат не богат.

Всех соседей извел понемножку,

Только лунную жабу пасёт.

Он решил, что бессмертному можно —

В этом мире практически всё!

Вот и выросла лунная жаба,

И такой у неё аппетит,

И такие у жабы масштабы,

Что и Землю она поглотит.

И Кощею земному тревожно.

Он планету родную спасет.

Он решил, что бессмертному можно —

В этом мире практически всё!

Но один, как известно, не воин.

И наука на помощь пришла.

Обезврежена жаба, спокоен

наш Кощей, а в кармане игла.

Обращается с ней осторожно,

от неё-то ничто не спасёт.

Потому что бессмертному тоже,

выясняется, можно не всё.

                    Клавдия Смирягина Дмитриева

Кощей Бессмертный увлекся спортом. И не то, чтоб дзюдо каким-нибудь или штанги, к примеру, поднимать, так нет — нанял тренера по прыжкам с шестом! Баба-яга, как узнала, к нему: — Ты что, старый, задумал? Я ведь тебе каждый вечер спину лягушачьим ядом натираю. Какие такие прыжки, да еще с палкой этой?

— Да я же не просто так, а с целью.

— И чего тебе с прыжков-то?

— А вот хочу ночью прыгнуть: звезду достать. Без палки я много раз пробовал — не получается.

— Совсем сбрендил, — думает Баба-яга, — я чуть не каждую ночь на метле летаю. Иной раз так поднимусь над лесом, что избушка моя с цыпленка кажется, а звезды все равно сверху. Видать, высоко висят.

Но сама идея бабку захватила. Как звезды появились, оседлала метлу и — в небо. Только не тут-то было: чем выше, тем холоднее и дышать все труднее становится, а до звезд все одно не дотянуться. Так и вернулась: с сосульками под носом и обозленная неудачей.

— Может, на Горыныче слетать? — не унимается Яга. — Он огнедышащий, не замерзнем. Кислородного коктейля с собой возьмем: на змее много баллонов поместится.

Пришла Яга к Змею Горынычу, а он за тремя компьютерами сидит, головы в три монитора смотрят: науками занимаются. Та, что астрономию изучала, и пояснила неразумной старушке:

— Звезды — небесные тела: большие, почитай с нашу землю, а иная и покрупнее будет. Только далеко. Километров до них… Ты и считать до стольки не умеешь.

— А поближе неужто ни одной нет? — Баба-яга, хоть неграмотная, а сообразительная — тут же ей новая идея втемяшилась: побывать на звезде. Коли там столько же места, сколько на земле, то и свои зверушки водятся — интересно. Голова ей про луну рассказала: всего, мол, 380 тысяч с хвостиком — километров. И про космонавтов.

Пошла Яга в отряд космонавтов записываться, а ей тамошние ученые люди разъяснили:

— На луну не летаем. Человеку на ней не выжить. Излучения запредельные и температура: то мороз за 200 градусов, то жара под 150! Допустимы ли такие условия для вас, неизвестно: с нечистой силой не экспериментировали, а рисковать не можем, потому как вы — народное достояние.

— А если Кощея на луну? Ведь — бессмертный.

Посовещались ученые и одобрили. Он к тому же в хорошей форме: не зря тренировки в прыжках проходил.

Кощей по луне скакал — словно мячик. Забавлялся: и без шеста каждый прыжок на рекорд тянет! Так увлекся, что не заметил опасности и в глубокую дыру провалился. Слава богу, группироваться его научили, так что не расшибся. Огляделся — из темноты чьи-то глаза горят. Чуть не испугался, да вовремя сообразил: чего бояться — бессмертному-то?

Оказалось — в пещере Лунный Кощей Бессмертный живет! Когда глаза в темноте обвыкли, земной его разглядел: «Ну, прямо вылитый я, — хвастал потом всем, — только глазки маленькие, и злые».

— На луне раньше много разных обитателей было. И Лунный Медведь, и Лунный Пес, и другие лунные: Лев, Волк, Обезьяна… — рассказал Лунный Кощей. — Только ни травы здесь, ни деревьев. Но Лунный Заяц эликсир жизни в ступке готовил, и все этим кормились — друг друга не трогали. И вот пришла мне однажды отличная идея — подкараулил я зайца и в сундук запер. И стал я один бессмертен: весь эликсир только мне принадлежал! Вот уж почти никого на луне не осталось, только Лунные Коты до сих пор живы: на землю летают людям сны рассказывать, там и пищу находят. Но заяц сбежал: скучно было, хотел с ним в прятки поиграть, а он, жулик бессовестный, удрал.

— А зачем тебе эликсир? Ты ведь Кощей Бессмертный. Он и не спасет, если кто до иглы доберется.

— Какая игла? Сказки это все, — буркнул сердито Лунный Кощей. — Вот смотри лучше, что я задумал. Видишь два сундука? Во втором я Лунную Жабу держал. А теперь глянь на небо. Видишь: она уже полнеба собой закрыла? Это я ей весь эликсир, что заяц много лет готовил, споил. Жаба теперь больше луны раздуется и проглотит ее вместе со всеми летучими котами.

— Так ведь и нас с тобой проглотит!

— Об этом я не подумал! — Лунный Кощей побледнел так, что в пещере стало светлее, и заметался в испуге. — Надо ее сдувать, пока не поздно!

Оба бессмертных, выскочив из пещеры, принялись хватать камни и бросать в жабу. Но камни на Луне летают, как на земле воздушные шарики, и жаба их даже не замечала, раздуваясь все больше и больше. Надвигалась катастрофа. И все бы закончилось хуже некуда, если бы у земного Кощея не зазвонил, спутниковый телефон: ученые вышли на связь.

Сбиваясь и путаясь, Кощей доложил обстановку. Эту информацию тут же ввели в компьютер. Компьютер выдал рекомендацию: «Срочно заглянуть в сундук».

В сундуке, где раньше томился в заточении заяц, теперь сидела выбравшаяся из него утка. Увидев две страшные рожи, утка с перепуга снесла яйцо. Пока лунный Кощей в ужасе таращил глаза, земной разбил яйцо, выхватил из него иглу и ею, выпрыгнув из пещеры, проткнул гигантскую жабу.

Кощея на земле встречали с почестями, как Гагарина. Телепередачи, интервью, автографы, приемы у первых лиц…. Сейчас он воспоминания на диктофон записывает. А иглы у него теперь две: вторую с собой носит, в нагрудном кармане. Ученые по космосу просили для исследований, но не отдал, так что с тех пор у земного Кощея с ними прямая связь: если заметят, что Лунный хоть какую-нибудь пакость замышляет — ему конец.

Зайчик и снеговичок

Получилась нестыковка,

Прилетев из дальних мест,

Аппетитную морковку

Кто-то съел в один присест.

Как неловко! Как неловко!

Разгулялся аппетит…

Но медведь не ел морковку-

Он зимою крепко спит.

Может, слон явил сноровку

И набил себе живот?

Но и слон не ел морковку —

Он же в Африке живёт.

У ветров в лесу парковка.

Зададим ветрам вопрос:

— Может, вкусную морковку

Ветерок к себе унёс?

Только ветер — как неловко! —

Не готовит пищу впрок.

Ни редиску, ни морковку

Не подымет ветерок.

Но в лесу живёт плутовка,

Пролетала в ступе — фить!!!!

Баб-яга взяла морковку,

Чтобы зельечко сварить.

Но зайчишка, парень ловкий,

Ухватил в единый миг

Аппетитную морковку….

— На, твой носик, снеговик.

                    Галина Филиппова

Наступил новый год. Все радуются. А Снеговичок — нет. Стоит он возле лесной тропинки и плачет. Бежит мимо зайчик. Остановился и спрашивает:

— Ты чего?

— У меня морковка пропала. Не ты ли ее съел?

— А какая была морковка? Оранжевая, длинная и сладкая?

— Да, длинная, оранжевая. И сладкая, наверное.

— Нет. Не ел, — сказал зайчик и побежал дальше.

Он и вправду не ел. Просто ему про морковку всегда интересно.

Пролетает ветер. Снеговичок и у него спрашивает:

— Не ты ли у меня морковку унес?

А ветер ему отвечает:

— Нет, не я. Я легкий ветерок. Мне твою морковку даже и не поднять.

А Баба-яга в это время, в своей избушке на курьих ножках, ухмыляется. Ведь это она украла морковку, пока Снеговичок спал. Бабка задумала покрошить ее в свое зелье. Она в это зелье все кладет. Где что найдет или стащит — все туда.

Но, к счастью, мимо избушки проходил слон. Он приезжал на Новый год к своему другу — медведю. И как раз в нужный момент тут оказался. Слон избушек на курьих ножках никогда не встречал и подумал, что это, наверное, любопытный страус хотел в избушку заглянуть, да так и застрял в ней.

Поднял слон избушку хоботом за трубу и стал страуса вытряхивать. Но вместо страуса выпала только морковка. А Баба-яга в окошко высунулась. Слону кулак показывает:

— Поставь немедленно избушку на место, окаянный!

Слон понял свою ошибку. Избушку поставил. А сам поднял морковку, повертел ее так и сяк:

— Что за странный предмет? — подумал. Да и бросил подальше, за куст. А потом пошел своей дорогой.

Баба-яга, когда спохватилась, искала, искала, да так морковку и не нашла.

Зато зайчик ее увидел, когда позже на этом месте оказался. Обрадовался, хотел тут же и съесть. Но, вовремя вспомнил про Снеговичка. И решил вернуть, хоть и очень ему хотелось ее съесть. О-о-чень! Но нельзя же.

Снеговичок так обрадовался, что у него слезы за одну секунду высохли, как и не было их.

А зайчику он разрешил полморковки съесть. Ведь не обязательно же у снеговичков носы должны быть — как у Буратино. И коротенький — тоже ничего.

Баба-яга и телевизор

Полетела я в саванну

К бегемоту-великану.

Охи-ахи, охи-ахи,

Очутилась на жирафе.

Но в ответ на плач и стон

Появился рядом слон.

Он и выручил старушку-

Снял с жирафовой макушки.

Я бы этого жирафа

Штрафовала страшным штрафом:

Отпили себе рога

И старушку не пугай!

У меня зарплата — мизер,

Подарите телевизер.

Доставайте хоть с Луны,

Одихмантьевы сыны.

Песни слушая, Кощей

В яму бухнулся — ваще!

Из тебя не выйдет грузчик,

Слышишь? Чахлик Невмерущий.

Оплошал и Змей Горыныч.

Растянулся возле тына…

Благо суслики сюрпризом

Подарили телевизор.

Если в общем и вобше:

Полегчало на душе…

                    Галина Филиппова

Нынче у Бабы-яги тяжелые времена наступили: детей без присмотра не оставляют. Даже в школу за ручку водят. Как такого украдешь? Только однажды ей удалось одного мальчишку с балкона утащить — тот с него в прохожих из водяного пистолета пулял. Так ведь это когда еще было! Очень давно.

Сидит бабка целыми днями у окошка, в своей избушке на курьих ножках — скучает. Изредка пробежит какой-нибудь непослушный звериный детеныш. Поймает его, зажарит и съест. И опять в окно глядит.

Проходил как-то мимо Кощей Бессмертный. Баба-яга его к себе в гости позвала, а он отмахнулся: «Некогда, — говорит, — телевизор теперь у меня есть. Скоро сериал про богатырей начнется».

Бабка про телевизор слышала, да не видела еще никогда. Дремучая! Тут уж ей загорелось телевизор заиметь. Пошла и, как обычно делает, украла. У сусликов.

А как начала смотреть, так и запала на передачи про путешествия в разные места на планете. Особенно её Африка заинтересовала. Там зимы нет — дрова заготавливать не надо.

Забралась в свою ступу и прилетела прямиком в Африку. Мчится она над саванной на бреющем полете, а на пути жираф. Не успела толком затормозить и у него на макушке между рожек застряла. Жираф головой мотает, чтоб ее скинуть. Баба-яга орет от страха, упасть боится: ступа-то, и метла вниз улетели.

Хорошо, что невдалеке слон прогуливался. Он, правда, не сразу понял: что происходит? Решил, что нападение и начал замечаниями Ягу осуждать:

— Вы что же это, старушка, хулиганите? У нас, в Африке, жирафа все уважают. Как Эйфелеву башню в Париже.

— Сам ты дед старый. Я почитай уж лет триста, как молодая: ни одной подтяжки еще не делала!

— А зачем же вы, при вашем-то возрасте, по жирафам, как по деревьям, лазите?

— И что ты к моему возрасту привязался?! На себя посмотри — толще бегемота и на носу бородавка длиннющая.

— Извините, что помешал, но нельзя ли как-нибудь эту даму приземлить? — вмешался жираф. — У меня уже шея не выдерживает и звездочки в глазах от нагрузки.

Пожалел слон жирафа. Да и бабку тоже. Выдернул хоботом старушку и на землю поставил. Баба-яга даже спасибо не сказала. Вскочила в свою ступу, да и деру домой обратно. «Чтоб я еще куда-нибудь путешествовала! — себе под нос бурчит. — Лучше я всех этих диковинных зверей только по телевизору смотреть буду».

Но телевизора-то в избушке уже и не оказалось. Суслики его себе вернули. Хоть и не хорошо в чужой дом залезать, но как с воровкой иначе?

Рассердилась Яга, помчалась телек выручать. А суслики ее таким дружным свистом встретили, что бабке пришлось ноги уносить. И на целую неделю она, к тому же еще и оглохла. И не удивительно. Ведь суслики колонией живут — их не меньше сотни свистеть собралось. Получилось не хуже, чем у Соловья-разбойника!

Попросила тогда Баба-яга Кощея: «Выручай. Ты же мужчина. Только уши заткни вот этим». И ему плеер с наушниками протягивает.

— А что это за штуковина такая? У меня через неё мозги не утекут?

— Не бойся! Из неё, наоборот, в мозги затекает. Да у тебя и утекать-то нечему.

— И то, — согласился Кощей, — чего мне, бессмертному, плохого сделается.

В общем, храбрый старик не отказался помочь: понимал, что без телевизора — не жизнь. Нацепил чудную игрушку и отправился. Только он до сусликов даже и не добрался: по пути в яму с водой свалился. Сколько ему кузнечики не кричали об опасности, Кощей ничего не видел и не слышал: тяжелым роком наслаждался. Хорошо хоть, что смерть ему не грозит, а то мог бы и утонуть. Так и сидит до сих пор в яме — музыку слушает.

А Баба-яга, Кощея не дождавшись, к Змею Горынычу взмолилась: «Во мне теперь телемания сидит — пропаду без этого ящика. У тебя же три головы! Придумай что-нибудь».

Тот тоже ее пожалел и отправился к сусликам за телевизором. А головы, не теряя времени, налету, между собой совет держат:

— С ходу, штурмом захватываем!

— Тебе бы только драться, а как до дела дойдет, так огнемет не пашет: все горючее на шашлыки истратила. Нет, надо его хитростью выманивать!

— Как хитростью? Телек не колобок: сядь ко мне на носок, да пропой еще разок…. Обменять его надо на что-нибудь.

— На что?

— На чипсы, например.

— Да ведь ты же еще на прошлой неделе последний мешок схрумкала.

Так никакой стратегии Горыныч, несмотря на тройной комплект мозгов, и не выработал. Прилетел, а ни в одну нору залезть не может: он же громадный. Смог лишь головы, да и то с трудом, в три входа просунуть.

А в норе темно. Глаза у Горыныча по чайнику, и светятся! Как встретились все три головы в одном месте, так и испугались друг друга! Очень сусликам смешно было видеть, как Змей сам от себя улепетывал: со страха забыл даже, что летать может.

Как узнала Баба-яга, что и у Змея Горыныча ничего не вышло, так и разревелась на весь лес. Сидит в избушке и голосит так, что на болоте лягушки переглядываются от удивления. Жалко сусликам старушку стало. К тому же передачи про сусликов закончились, а про других животных им совсем не интересно: отдали телевизор Бабуле, чтоб только не ревела.

А себе они компьютер купили: там можно самим и фильмы, и картинки про сусликов находить. И смотреть, сколько захочешь — без рекламмы.

Да кто ж эти сериалы выдумал!

Ночь раскололась на льдинки,

Крошевом белым легла

На голубую косынку

Спящего мирно села.

Сунув угретые лапы

В валенки (чай, не весна),

Вышел котейка лохматый

Из дому, жмурясь со сна.

Стёжку протропив к колодцу,

На журавель наперев,

Вынул озябшее солнце,

Спавшее в мятом ведре.

Выкатив вон за калитку,

Да погоняв с полчаса,

Дёрнул за рыжую нитку

И запустил в небеса…

                    Клавдия Смирягина Дмитриева

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.