электронная
400
печатная A5
759
18+
Арсанты. Затерянные миры

Бесплатный фрагмент - Арсанты. Затерянные миры

Объем:
548 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-8665-2
электронная
от 400
печатная A5
от 759

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Антон Фарутин. Арсанты

(книга третья. Затерянные миры)

Глава 1. Колода Гиммлера

Фогель стоял у окна и молча смотрел в черное небо Багдада, густо усеянное сотнями мерцающих звезд. С детства все эти крохотные точечки в небе навевали на него тоску, словно указывая ему, что это не они такие маленькие, а наоборот — он, Дитмар Фогель, глава Ордена возрождения и Пятого рейха, являлся лишь жалкой песчинкой в масштабах бескрайней вселенной.


Он не любил душные арабские ночи, не любил этот осточертевший ему за два месяца проживания вид из окна на крыши соседних трущоб и высохшие финиковые пальмы, между которыми днем можно было разглядеть мутные воды реки Тигр. Ненавидел он и терпкий запах жареной вонючей рыбы, который невесть бог откуда пробивался в его номер каждый вечер сквозь щели в старом, иссохшемся от времени деревянном переплете окна. Дитмару не нравилось здесь абсолютно всё, но разговор который он вел последние полчаса не нравился ему еще больше.


Неслышно втянув ноздрями полную грудь теплого воздуха, Фогель оттолкнулся ладонями от подоконника и повернулся к племяннице. Девушка сидела на старом кресле, которое видимо когда-то было обтянуто зеленым сукном, а теперь представляло собой что-то серое и невзрачное В руках молодая немка плотно сжимала серебряную цепочку с крохотным камешком вместо кулона — последнюю память оставшуюся ей от отца. Пристальный взгляд её серо-голубых глаз смотрел прямо на него и Дитмар понял, что ему всё же придется произнести это. Бросив короткий взгляд на небольшую шкатулку, накрытую куском серой тряпки, он попробовал улыбнуться и произнес:

— Хельга, пойми меня правильно, — начал немец примирительным тоном. — Мы провели здесь уже несколько месяцев и я не могу больше терять время на бесплодные поиски.

— Этот человек спас нас всех вместе взятых, и чертову планету заодно! А ты говоришь, что наши поиски не имеют смысла?!

— Я не это сказал. Я сказал, что наши поиски не дают результата, потому что мы не знаем что искать и где искать. Все эти недели я помогал тебе найти Джека, но я не могу больше тратить на это время..

— А на что ты можешь его тратить, дядя? На дела Рейха?!

— Да, — Дитмар устало опустился в кресло напротив, отметив как неприятно скрипнула деревянная половица под толстым восточным ковром, лежащим в гостевой зоне. — Пойми, я не могу больше откладывать дела Ордена и выдумывать отговорки и причины для пребывания здесь. Мы, конечно, пополнили коллекцию артефактов редкими экземплярами, но моё длительное отсутствие негативно сказывается на положении в организации, а ты хорошо знаешь как…

— Дядя! — блондинка перебила его на полуслове и отмахнулась. — Ты хотя бы слышишь себя? Я люблю Джека и намерена найти его любой ценой, а ты говоришь про какой-то Рейх, в идеи которого лично я уже давно не верю.


Лицо Фогеля побагровело и его губы плотно сжались. Стараясь контролировать свои эмоции, Дитмар с яростью произнес:

— Ты что такое несешь?! Остановись немедленно! — немец протестующе поднял руку и принялся озираться по сторонам, словно опасаясь чтобы их никто не подслушал.

— Ну, а разве ты сам еще не изменил свои взгляды? — с вызовом произнесла блондинка. — Разве после случившегося ты не убедился, что идея о превосходстве арийской расы несостоятельна? Разве смерть папы в Лунном городе ничего не изменила в твоем мировоззрении?!

— Немедленно замолчи!

Дитмар вскочил со своего места, одергивая плотный серый китель, и огибая угол письменного стола. Словно подтверждая его опасения, дверь резко распахнулась и почти тут же в нее вошел коренастый адъютант в черной униформе. Рука Фогеля незаметно скользнула к верхнему ящику письменного стола, в котором лежал заряженный пистолет, но крепыш был один и держал в руке крохотный листочек бумаги.

— Простите за беспокойство, херр Фогель! Поступила срочная радиограмма..


Не спуская внимательного взгляда с дверного проема, глава Рейха молча принял шифровку и коротко кивнул в ответ. Подождав пока за посыльным закроется дверь, он бегло прочитал текст и на его лице заиграли желваки.

— У меня есть одна мысль, — продолжила Хельга, поглядывая на шкатулку и по-своему трактовав молчание Дитмара, — но возможно она тебе не понравится.

— Наш разговор окончен, — коротко отрезал немец. — Мы сворачиваем лагерь и на рассвете уезжаем отсюда.


Хельга хотела было запальчиво произнести что-то в ответ, но переменившееся лицо её дяди полностью перечеркнуло это желание. Глава Пятого рейха медленно чиркнул спичкой и теперь задумчиво смотрел как пламя пожирает бумагу с донесением.

— Что-то случилось? — тихо спросила девушка, поднимаясь со своего места и убирая цепочку в карман.

— На базу 211 напали…

— Но ведь это же невозможно! Кто?!

— Вот это нам и предстоит выяснить. Иди собирать вещи. Вылет отряда в 4.30 утра.


***

С первыми лучами солнца к Дитмару вернулось хорошее расположение духа. Ночь полная тяжких раздумий наконец закончилась, и теперь даже плоские крыши соседних домов, которые далекая заря окрасила в розовый цвет, стали казаться главе Рейха приятными для глаза. Фогель был человеком действия и любое ожидание изматывало его, хоть он и старался не показывать этого окружающим. Погружаясь в водоворот событий, Дитмар словно обретал себя, испытывая удовольствие от принятия решений и воплощения дерзких планов. Новости из Антарктиды были шокирующими, но в то же время они давали возможность наконец-то сменить унылую обстановку на реальную работу.


Коротко взглянув на наручные часы, Фогель отметил что интуиция не подвела его и пришло время проверять посты. Выйдя из номера, он прошел по коридору в самый конец, где у лестницы его уже ожидали двое штурмовиков в черной униформе. Спустившись на один пролет вниз, он встретился с Юргеном, командиром своего отряда. Приняв доклад о готовности к вылету, Дитмар отдал последние распоряжения, быстро осмотрел строй солдат, выстроившихся в коридоре и дал команду к началу погрузки в автомобили.


Хельги среди штурмовиков не было и Фогель вновь тяжело вздохнул. Девушка была ему словно дочь и порой казалось, что иметь детей — это наказание или как минимум огромное испытание на терпение. До всех этих происшествий с коконом и Лунным городом, Хельга была образцовым солдатом, ни в чем не уступающим остальным бойцам из его отряда. Но события последних месяцев всё изменили, сделав и самого Дитмара менее строгим и чувствительным, что определенно ему не нравилось в себе.


Подойдя к дверям номера 101, Фогель коротко постучал.

— Хельга, мы приступили к погрузке! Не ставь меня в неловкое положение, не опаздывай. Я обещаю, что мы продолжим наш разговор, но сейчас..


Из номера не доносилось ни звука и Дитмар прервал свою мысль, мягко нажав дверную ручку. Войдя внутрь, он отметил образцовый порядок и чистоту — кровать была аккуратно застелена, стулья поставлены вдоль стены, а черная униформа выглажена и повешена на плечики в шкафу.

— Хельга? Ты здесь?


Нехорошее предчувствие шевельнулось в глубине души. Положив ладонь на кобуру, он тихо подошел к туалетной комнате и прислушался. Тишина. Девушки нигде не было видно.

— Девочка моя, ты где? С тобой всё в порядке? — голос Дитмара выражал тревогу, которая усиливалась в нём словно волна паники.


Еще раз окинув взглядом номер, он вдруг заметил на столе небольшой деревянный прямоугольник и неприятная догадка резко пронеслась в голове, вызывая целую бурю негативных эмоций. Шкатулка никак не могла оказаться здесь! Он отлично помнил как взял со стола прямоугольник, завернутый в серую ткань и убрал его в свой портфель. Неужели Хельга смогла воспользоваться моментом и подменила ее?!


Быстро подойдя к письменному столу, немец распахнул крохотный ларец и разочарование волной пробежало по его лицу. На дне находился лишь маленький листок бумаги, исписанный четкими ровными буквами. Рядом с ним лежала серебряная цепочка с кулоном и Фогель яростно схватил её, проклиная всё на свете. Злость на пропавшую девчонку вдруг мигом выплеснулась наружу и глава Пятого рейха с силой ударил кулаком по столу.

— Проклятье! — выругался он. — Ты что себе позволяешь?!


В этот момент взгляд его случайно упал на отражение в зеркале и Дитмар внезапно осекся. Лицо человека, смотревшего на него с той стороны было словно высечено из камня. Подойдя ближе, Фогель всмотрелся в собственное отражение и вдруг понял, что не узнает его. Серо-стальной взгляд, загорелая кожа с глубокими морщинками вокруг глаз, тонкие губы и полное отсутствие эмоций на лице -всё это выглядело так, словно на него смотрел не живой человек, а гипсовая маска. Дитмар почувствовал боль в ладони, и разжав кулак, увидел на коже четкую отметину, оставленную зажатой в нем цепочкой. Он горько усмехнулся — самодельный кулон был единственной памятью о его погибшем брате Хельмуте, отце Хельги. Это было самое дорогое, что у нее было и девушка нарочно оставила ему этот подарок. В этом и было их вечное различие с братом — крохотная деталь под названием любовь, которая отличала живое существо от бездушной машины.


Снова переведя взгляд на отражение, Фогель вновь задумался о последних словах, сказанных племянницей. Он и вправду последнее время часто сомневался в догмах, декларируемых Рейхом, однако в отличие от Хельги, Дитмар занимал слишком высокий пост в иерархии Ордена, чтобы вот так запросто взять и сбежать. Это было почти невозможно. Тем более сбежать от себя и собственных чертей на душе.


В реальности Дитмар Фогель был крайне прагматичным человеком и потому отчаянно переживал тот факт, что мечты о великом рейхе так и оставались лишь мечтами. Четвертый рейх давно изжил себя, так и оставшись жалкой тенью прошлого величия. Лучшие представители его нации еще в шестидесятые годы переметнулись в ходе операции «Скрепка» в Америку, где по всей видимости и объединились со Стражами. Пятый рейх, формальным лидером которого был Дитмар, по факту был никому не нужен.


Усталость делала его слабым и крамольная мысль, которую Фогель гнал от себя последнее время, всё же проросла в его сознании. Трудно лукавить, имея перед собой зеркало. Посмотрев в своё отражение, Дитмар набрался смелости прокрутить эту мысль в своем сознании, впервые не прогоняя её от себя:

— Орден Возрождения ничего не возрождает, — мрачно пронеслось в его голове. — С годами мы превратились в группу террористов и я даже не знаю кто на самом деле отдает нам приказы, и чью волю мы исполняем.


Как же он хотел помочь своему народу! Как отчаянно он десятилетиями искал нечто, что могло бы дать мега-рывок вперед и напомнить всему миру об ариях! Но этого не происходило… Шкатулка, из-за кражи содержимого которой он так сильно испытал прилив гнева, конечно же не могла вернуть величие Рейху. Во всяком случае не сама по себе…


Проведя пальцами по лицу, Фогель прикрыл глаза и втянул ноздрями сладковатый аромат, шедший от кулона. Он всё ещё хранил её запах, тепло её тела. Можно ли злиться на Хельгу, которую он воспитывал все эти годы как собственную дочь за то, что она оказалась честнее и смелее тебя самого? С точки зрения Рейха её побег — это безусловное предательство. Но Дитмар лучше других понимал причины такого поступка.


А еще в этом она была похожа на своего настоящего отца — много лет назад Хельмут точно также пренебрег идеалами Рейха ради простой земной любви к лаборантке. А ведь в Хельге течет кровь его старшего брата и, пожалуй, нет ничего удивительного в том, что девочка пошла по его стопам.

— А что же я сам? Какая кровь течет по моим венам? Во что я верю сейчас?! — Дитмар прогнал терзающие душу мысли и вновь посмотрел в зеркало. Тепло крохотной цепочки, зажатой в ладони, расплывалось теплом по его душе. Морщинки на лице разгладились и теперь он уже больше походил на живого человека.


Взглянув на часы, он отметил что прошло всего три минуты и теперь стрелка показывала 4.28. Пора было идти вниз. Оставить Хельгу одну в чужой стране было мучительно больно, но его долг предписывал всецело посвятить себя служению Рейху. Взяв плечики с униформой из шкафа, он аккуратно прикрыл за собой дверь номера и вышел в коридор. Лица двух его личных охранников, которые стояли в паре метров от входа, не выражали абсолютно никаких эмоций. Пропустив главу ордена Возрождения вперед, они молча зашагали следом за своим фюрером.

***


Антиквар обитал в маленькой комнате на чердаке, которую для него сняла Хельга. Когда блондинка ворвалась в каморку без единого окна, сплошь заставленную книжными фолиантами, Мороний лишь на секунду оторвал взгляд от карты, расстеленной на столе и задумчиво прочертил циркулем широкую дугу.

— Я ждал вас только через два дня, — со вздохом устало произнес он, снимая желтые очки и потирая пальцами вспотевшую переносицу. Затем он прислушался к свирепствующему ветру, который швырял тысячи песчинок на железную, нагретую солнцем крышу и перевел удивленный взгляд на девушку. — Это же — хамсин — песчаная буря, верно? Что.. что-то случилось?!

— Всё нормально, — коротко ответила Хельга, отряхивая светло-коричневую пыль со своей одежды и резко переходя к делу. — Есть новости?

— Ну, как вам сказать, — Мороний водрузил очки на нос и слегка почмокал губами, приводя мысли в порядок. — Если вас интересует точное местоположение храма, то я еще в процессе… хотя кое-какие подвижки всё же есть. Зато по второму вопросу я продвинулся вперед намного больше, и честно говоря кажется нашел удивительные вещи!

— Что именно? — отрывисто произнесла немка, в настроении которой ощущалась явная нервозность.

— Вы просили разузнать меня о Стражах, поскольку именно с ними арсанты ведут многовековую войну, да и отец Джека, как мы помним, тоже имел к этой организации самое непосредственное отношение, одновременно работая на обе стороны. Ваш дядя, похоже, также имеет зуб на этих парней, хотя тут мы с вами не особо преуспели…

— Мороний, вы можете сразу перейти к делу? Что конкретно вам удалось найти?

— Ну, если вы так спешите перейти к выводам, то возможно вам нужно обратиться в справочное бюро! А я здесь, между прочим, провел огромную исследовательскую работу и если я не объясню вам как пришел к этим выводам, то после моего доклада возможно останется множество вопросов.


Старик запальчиво произнес длинную тираду и девушке пришлось положить свою мягкую ладонь поверх его руки, чтобы немного сбавить градус общения. В повисшей тишине было слышно как ветер с ревом бросает песок на крышу и металл скрежещет под его резкими порывами. Нежно улыбнувшись букинисту, девушка примирительно сказала:

— Простите меня, Мороний. Я не хотела быть грубой, просто день сегодня выдался очень тяжелый и я немного не отошла от последних событий… Так что вам там удалось разузнать?

— Вы меня тоже простите, — сконфуженно пролепетал антиквар. — Сижу тут один взаперти столько времени! Даже не знаю какое время суток снаружи… В общем, вы правы — перехожу к сути… Первые признаки появления Стражей мне удалось обнаружить почти тысячу лет назад, но подозреваю что они появились гораздо раньше! Судя по всему Стражи возникли среди катар, которые издревле считались еретиками, потому что не подчинялись церковным догмам и мыслили, мягко говоря, слишком смело и здраво, рассуждая о добре и зле, и отрицая. «Катарос» по древнегречески означает «чистый», однако это слово возникло гораздо позже, а сами представители этого… м-м-м, направления… предпочитали называть себя «добрые люди» или «стражи христа», что собственно и дало мне зацепку относительно отправной точки.

— И за что церковь их так не взлюбила? — спросила Хельга.

— Ну, вероятно за то, что они не только отрицали необходимость такого органа власти, но и открыто говорили о существовании в мире двух абсолютно равновесных начал. Грубо говоря, они утверждали, что есть два бога — один добрый, а второй — злой. Кроме того они утверждали, что добрый бог попал в плен к злому, и что мир окружающий нас есть не что иное как мир Зла.

— Что с ними стало является тайной?

— О, вовсе нет! — старик бодро махнул рукой. — Их конец был весьма печальным и более того он известен буквально каждому школьнику, хотя подозреваю, что и в сильно искаженном виде. Катары были полностью уничтожены рыцарскими войсками церкви. Точнее рыцарей отправили на юг Франции как раз с целью полной ликвидации катар во славу католической религии, и собственно поэтому тот поход и получил название «крестового». Однако на деле видимо произошло обратное явление — физическое уничтожение катаров, а это был настоящий геноцид в результате которого были убиты десятки тысяч человек, каким-то образом привело к распространению их идей в рыцарской среде. Честно говоря, мне удалось найти немало фактов подтверждающих, что иногда крепости палестинских тамплиеров даже становились убежищем для катар! И таким образом, Стражам удалось проникнуть внутрь крестоносцев-тамплиеров, где они активно развивали и воплощали на практике свои идеи и мистические знания. Так они просуществовали еще сотню лет, но уже под другим именем. Ну, а когда настал черед покончить с рыцарями храма Соломона, то они успешно перекочевали в масонскую среду, а под конец и вовсе стали именоваться иллюминатами.

— Что вы говорите? — возбужденно произнесла немка. — По вашему Стражи — это современные иллюминаты?!

— Да-да, я и сам испытал шок, когда выяснил это, но факты которые мне удалось найти красноречиво говорят в пользу именно этой версии. Знаете, в средние века после того как Стражи проникли в ряды тамплиеров, тайный орден храмовников весьма преобразился и стал обладать довольно большой властью, зачастую противопоставляя себя и церкви и политикам. Само название «иллюминаты» я бы перевел с латыни как «озаренные светом» или «просвещенные», и проследив истоки этого братства я выяснил, что похоже они набрались знаний как раз в те времена, когда тамплиеры охраняли Храм господень.

— То есть они получили свои знания от кокона? — живо спросила немка. — Так же как и масоны?

— В том-то и дело! — возбужденно произнес старик и тут же оглянулся на дверь. Затем он перешел на заговорщицкий шепот: — По всей видимости Стражи постоянно приспосабливались к изменениям общества и были вынуждены менять свои обличья, одновременно модифицируя и методы своей работы. Не исключено также и то, что эти «просвещенные» активно обращались за помощью не только к светлой стороне силы, но и к темной! Я думаю, что иллюминаты возникли внутри масонов, и если члены первой организации были достаточно открыты и зачастую не скрывали своей принадлежности, то с иллюминатами дело обстояло прямо противоположным образом! Это была тайная организация внутри тайной организации. Причем по найденной мною информации иллюминаты были гораздо сильнее, хитрее и обладали особыми знаниями, о которых масоны могли лишь мечтать. Кроме того иллюминаты всегда действовали более решительно, не ограничиваясь лишь одними интригами и политическими играми — они не боялись запачкать свои руки чужой кровью, если это было необходимо. Судя по всему, иллюминаты попросту использовали масонов в своих целях! Ну, как прикрытие, понимаете?!

— Понимаю. Однако что с ними произошло дальше?

— А дальше произошло самое интересное. Знания, которыми обладали эти люди не были зашорены церковными догмами, а значит цели их существования могли быть совершенно иными. И те и другие, очевидно, мечтали о мировом господстве, о тайном правительстве земли и прочих теориях мирового заговора. Однако если масонские ложи существуют по сей день, то иллюминаты попросту исчезли!

— Как это?

— Да, так. Просто растворились в нашем обществе.

— Но вы же сказали, что они были гораздо могущественнее и сильнее. Как же это могло произойти?

— Да, вот как раз по этой причине, они видимо и предпочли полностью скрыть своё существование. Их не видно, но они есть!


Немка ошарашенно посмотрела на антиквара. В то, что раскопал Мороний было трудно поверить, но за последнее время она увидела столько чудес, что полностью перестала отрицать невозможность чего-либо. Глядя на мальчишеский азарт в глазах букиниста, немка кивнула:

— Очевидно, вам удалось найти их след. Я права?

— Да, — Мороний активно замотал головой и принялся перелистывать толстый блокнот в обложке из коричневой кожи с тисненой арабской вязью. — Секунду, где же это? М-м-м, нет-нет… Ах, вот же оно! — старик хлопнул ладонью на раскрытой странице, которая была сплошь испещрена неровными записями с многочисленными стрелками и какой-то замысловатой схемой. — Вот, нашел! Вы ведь помните, что тамплиеры, основу которых составляли как раз-таки те кого мы разыскиваем, достигли небывалой власти в Европе? Они стали настолько грозной силой, что позволили себе открытый конфликт с королями, полагаясь на свою неуязвимость, благодаря большим деньгам и неким тайным знаниям. Однако мы также хорошо знаем, чем это закончилось — Орден храмовников был практически полностью уничтожен, точно также как это произошло ранее с катарами.

— Я немного запуталась, — честно сказала Хельга. — Если их уничтожили, то откуда они взялись снова?

— А дело в том, что Стражи — давайте их называть именно так — попросту бежали из Европы. Хотите знать куда? А тут всё оказалось очень просто — в те годы это можно было сделать лишь в одном направлении. Они сбежали на другой континент!

— В Америку?!

— Верно, — с удовлетворением кивнул Мороний, продолжая перелистывать страницы своего исследовательского блокнота. — Очевидно, там они рассчитывали создать собственное государство, что согласитесь, было довольно смелой идеей.

— Так вот почему Америка буквально напичкана масонскими символами — от глаза Гора на банкноте США до обелисков, разбросанных по всему капитолийскому холму?!

— Да. Слившись с масонами, Стражи приложили руку к процессу создания собственного государства. Знаете, ведь это оттуда пошла идея novus ordo seclorum — создать новый мировой порядок на принципах технократии. Иными словами они провозгласили идею о том, что интеллектуальная элита важнее национального самоопределения. Не важно кем ты был раньше, здесь ты — американец, представитель нового племени. Стражи не просто хотели создать собственное государство в отместку европейцам за притязания, они хотели в итоге возглавить его! Но видимо им это не совсем удалось… — Мороний слегка поморщился и внимательно взглянул в молодое лицо девушки. Затем он со вздохом продолжил: — Хотя это, конечно, как посмотреть. К тому времени стражи-иллюминаты научились осторожности и предпочли уйти в тень, стать полностью невидимыми, а потому попросту основали и возглавили крупнейшую силовую структуру внутри американского правительства. Структуру неподвластную даже Президенту! Скорее это они назначают президентов, а не наоборот, вы понимаете?! Как иллюминаты были внутри масонов, точно также и Стражи оказались внутри властных структур США!

— Да, о ком вы говорите, Мороний?! — немка всплеснула руками, словно побуждая своим жестом собеседника выложить на стол последний козырь.

— А вот о ком! — торжествующе произнес антиквар, подталкивая свои записи ближе к Хельге. — Прочитайте что здесь написано.

На листке бумаги отчетливо красовалась надпись сделанная от руки — illuminati. Девушка тихо произнесла это слово и антиквар согласно кивнул:

— Ага, а теперь попробуйте прочитать это слово задом наперед и ввести его в поисковой системе своего смартфона. Сможете прямо сейчас?

Хельга недоверчиво достала из кармана телефон и напечатала “ www.itanimulli.com». Нажав «ввод», она с изумлением посмотрела на старика.

— Но это же невозможно! Я попала на сайт АНБ — агентства национальной безопасности США! Это и есть Стражи?!

***


Идя по занесенным желтым песком улицам Багдада, Мороний недовольно сплевывал скрипучие песчинки, которые то и дело залетали ему в рот с каждым порывом ветра. Черная с легкой проседью борода покрылась коричневым пыльным налетом и антиквар с сожалением вспоминал как прилежно он расчесал её во время утреннего марафета, закрепив на самом кончике небольшое серебряное кольцо с арабской вязью. Он искренне недоумевал почему надо было выходить из дома, не дождавшись окончания бури, но с другой стороны был рад, что ему всё же удалось убедить Хельгу пойти к вещунье. Последнее время они много спорили на эту тему и букинист неизменно проигрывал в словесных баталиях молодой немке, которая с большим недоверием относилась к подобной идее поиска Джека.


Склонившись под очередным порывом ветра и натянув плотный капюшон почти до самого подбородка, антиквар щурился от пыли и прикрывал глаза локтем левой руки, в то время как Хельга, перекрикивая ветер, громко спросила:

— Вы уверены, что она живет по этому адресу?

— Да. С большим трудом, но я всё узнал. Она действительно скрывается там под вымышленным именем. А вам удалось раздобыть колоду?

— Ага, — коротко ответила девушка, пригибая голову и прикрывая рот концом головного платка. Её белые штаны и длинное национальное платье с шелковой накидкой сверху нещадно трепал ветер, но немку это казалось ничуть не беспокоило.

— Но когда ваш дядя узнает…

— Когда он узнает, то будет довольно далеко отсюда, — отрезала Хельга, продолжая энергично шагать вперед, и едва слышно добавила: — Только это и спасёт наши жизни от его гнева.


Завернув за угол, они вошли в узкий проулок и Мороний остановился, оглядываясь по сторонам. В сумраке песчаной бури солнце едва заметно проглядывало сквозь темные облака и антиквар сощурил глаза, пытаясь прочитать надписи на арабском, выведенные полу облупившейся белой краской прямо на стене дома.

— Нам сюда, — сказал он, подходя к небольшой деревянной двери и нерешительно останавливаясь на короткой ступеньке.


Хельга слегка оттеснила его в сторону и уверенно толкнула плечом дверь, которая со скрипом открылась, обнажая темный проход внутрь. Ветер позади стих и Хельга сделала большой шаг вперед.


В помещении было сумрачно и блондинка немного задержалась на пороге, давая возможность глазам адаптироваться. Небольшая комната была полностью заставлена каким-то хламом и оканчивалась низенькой дверью в дальнем углу помещения. Пройдя по скрипучим половицам, немка остановилась возле створки и прислушалась, а затем решительно положила ладонь на тяжелую кованую рукоятку в форме кольца. Однако не успела она потянуть за нее, как дверца распахнулась и прямо перед ней возникла фигура невысокой старой женщины. Длинные седые волосы были перетянуты на лбу красной лентой с маленьким кристаллом, расположенным прямо посередине лба. Цветастая куфия покрывала голову сверху, спадая на плечи. Старуха была одета во всё черное, оставляя открытыми только руки на которых отчетливо виднелись многочисленные металлические украшения и амулеты — от широких браслетов со свисающими тонкими цепочками до витиеватых перстней на пальцах.

— Входите, — коротко произнесла женщина по-арабски вместо приветствия и слегка отступила в сторону, уступая дорогу незваным гостям. Её глаза были густо обведены черной тушью для ресниц, создавая эффект восточного разреза глаз, и всё же Хельга сразу догадалась, что перед ней находится пожилая европейка.

Расположившись за широким столом покрытым зеленым сукном, гадалка слегка пододвинула свечи в сторону, отчего все её украшения сверкнули словно сотни крохотных расплавленных капель. Хельга расположилась напротив нее, в то время как Мороний сел немного в стороне, но всё равно так чтобы видеть происходящее на столе.

— Знаю зачем пришла, — низким голосом произнесла гадалка, переходя на английский, и плавно провела ладонью над пламенем свечи, выписывая в воздухе окружность. Она слегка прикрыла глаза и медленно сказала: — Вижу-вижу… дела любовные… Что знать хочешь?

— Мне нужно гадание на особой колоде, — отчетливо произнесла Хельга.

— А-а-а, — понимающе кивнула женщина и слегка улыбнулась. — Есть у меня такая… Таро Манара…


При этих словах гадалка извлекла откуда-то из темноты колоду эротического таро, причем у Морония возникло устойчивое ощущение, что карты появились прямо из воздуха. Зачарованно наблюдая за плавными движениями женщины, он отметил с каким изяществом та принялась медленно доставать карты из шкатулки. Чувственные яркие картинки обнаженных тел, мастерски написанные итальянским художником Мило Манара стали появляться на зеленом сукне и антиквар невольно засмотрелся на них. Однако Хельга грубо перебила колдунью, начисто развеяв своими словами уже достигнутый магический эффект.

— Вообще-то мне нужно гадание на первой версии колоды Сен-Жермена!

— Но…, — рука гадалки зависла в воздухе, а лицо полностью преобразилось, отражая одновременно удивление и снисходительность. — Первая колода существовала в единственном экземпляре, и к сожалению была утеряна еще в годы второй мировой войны, если вообще когда-либо существовала… Это скорее миф, байка которую нечасто услышишь даже в нашем кругу. Откуда вы о ней узнали?


Вместо ответа Хельга сняла с плеча небольшую сумочку и извлекла оттуда пистолет. По лицу женщины пробежал испуг и она невольно подняла руки вверх. От снисходительного тона и магической атмосферы не осталось и следа:

— Послушайте, моя дорогая… я не хочу чтобы вы меня неправильно поняли! Я.. я бы с радостью помогла вам, но эта колода по слухам была найдена в одном древнем египетском храме…

— Храм Тота, — не удержался от комментария антиквар. — Говорят, в храме было ровно 22 комнаты, ровно столько же сколько карт старших арканов содержит и эта колода. На стенах храма были записаны судьбы мира, которые нельзя было знать непосвященным и лишь жрецы могли прикоснуться к этим тайнам. Сам храм впоследствии был разрушен неизвестными и утерян, однако рисунки удалось сохранить и перенести в книгу. Много позже Эдгар Вермонт, писавший под псевдонимом мистического графа Сен-Жермена перенес их на бумагу, однако по неизвестным причинам не рискнул опубликовать в первоначальном виде. В итоге то египетское таро, которое было опубликовано в книге имеет значительные расхождения с изначальной находкой. Мы знаем всё это…


Мороний умолк, искренне полагая, что его небольшая историческая справка является исчерпывающим объяснением.

— Тогда вы прекрасно знаете, что поисками этой первой колоды занимался сам Гиммлер!

— Да, и мы знаем, что он нашел её во время экспедиции сотрудников Аненербе в Египет в 1934 году.

— Но как я уже сказала вам, после 1945 года колода пропала, вероятнее всего сгорев в осажденном Берлине…, — гадалка жалостливо посмотрела на Хельгу: — Пожалуйста, не убивайте меня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 759