электронная
54
печатная A5
286
18+
Архангел

Бесплатный фрагмент - Архангел

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2159-6
электронная
от 54
печатная A5
от 286

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

И путь сей долгий, бредем мы как всегда.

Однако много сути потерянно не зря.


Летним погожим днем в крепость Зариж постучался молодой человек, на вид лет около двадцати. Одет сам он был небрежно и бедно. Рубаха нараспашку, порты на ремне и сумка, висящая где-то снизу, завершали одеяние прохожего. Любой принял бы его за бродягу, да и служанка сообщила дворецкому о приближении какого-то скитальца или странника. Но это было совсем не так. Дорбил, а именно так его и звали, был молочным братом Радирна, который в свою очередь был сыном известного рыцаря, отправившего его учится в этот замок.

Сия крепость больше не функционировала как оборонительное сооружение. Еще в 683 году со дня Великого Переселения она была разграблена Галивцами. Но обратить ее в прах — времени, слава Творцу, у них не было. Однако трупы владельца и его семьи со слугами были повешены на некогда принадлежавших им же шпиленн башен. Но когда в 686 Галивцев разбили и пошли добивать их на их же территории, некий Факер, притворившийся дальним родственником злополучного хозяина замка, отстоял на нем свои права и организовал там закрытую школу, а точнее сказать академию родовых рыцарей. Само это «здание» было весьма и весьма обширно и представляло из себя небольшой город с четырьмя огромными донжонами по углам. По до сих пор неизведанным причинам, Факер снес саму цитатель, стоявшую ранее по центру сего гиганского комплекса. Обучающиеся там будущие юниты Эдбора не имели права выходить за ее стены до завершения обучения. Но это грандиозное здание открыло свои врата для новобранцев уже после смерти его гордого основателя в 690-ом. И сейчас он принимает далеко уже не первого своего ученика словами дворецкого:

— Что тебе здесь нужно?

— Я эмм… — от такого приглашения Дорбил немного растерялся.

— Проваливай! Мы не принимаем бродяг!

— А сына сэра Девожа примите на обучение? — Сказал уже сам Радирн.

— Ах да, конечно, проходите! Запамятовал. Извините. Меня предупреждали о вашем прибытии.

С этими словами повозка Радирна въехала в академию. Она путешествовала уже около месяца.

Наш молодой человек родом из Мирона. Но его семья переехала в Реизанор еще когда Ихития делала отчаянные попытки захвата их родных земель. После присоединения этого княжества к Эдбору, они поселились в столице. Но военные дела отца вынудили их переехать обратно на родину.

Академия имени Факера была одним и даже, пожалуй, единственным престижным заведением на то время для обучения военному ремеслу. Именно по этой причине отец его туда и отправил вместе с молочным братом. Королева Эдбора, вдова, симпатизировала князю Реизанора, и поэтому дорога через эти земли прошла без особых приключений.

— Вас уже записали, проходите за этим мальчиком. Он отведет вас в Донжон Ордена Ореола, в коий зачислил вас ваш уважаемый отец.

Мальчик повел их по бесчисленным переходам академии. В общем, она делилась на четыре части, по количеству донжонов. В центре (вместо той цитадели) находилась обширная эллипсообразная Главная Площадь, крытая сверху крышей, с отсутствием центрального схода в верхушке ее центра. Это интересное сооружение само по себе являлось точкой схода всех оружейников, купцов, магов и просто знатных торгашей со всей империи. Их впускали только по выходным дням, и тогда сие знатное место, над которым проливалось столько крови, становилось базарным рынком.

В одну из гордо возвышающихся над землей башен повел мальчик наших героев. Вход располагался по левой стороне, через казармы Ореола. Пропускали туда далеко не всех. Этаж донжона являлся огромным залом, помимо него, по бокам тянулись еще несколько холлов, окружавшие и бравшие его в кольцо. Мальчик провел их в боковую дверь и, спустившись по винтовой лестнице, они оказались на третьем или четвертом ярусе сей башни, однако, сама лестница, бесконечно петляя и извиваясь, уходила высоко-высоко наверх. Наши герои осмелились предположить, что она уходит в бесконечность. Что-ж. Несмотря на всю глубочайшую их наивность, они были в какой-то степени правы.

Однако вернемся туда, куда попали они. Этаж представлял из себя длинный коридор, вписанный в круг, и тянувшиеся по кругу комнаты. В центре этой самой окружности также располагалось множество квартир. Чтобы обойти сию окружность, им понадобилось как минимум минут двадцать, настолько донжон был огромен в радиусе.

— Это напоминает тюрьму…

— Нет, это не тюрьма, а шестой ярус донжона Ордена Ореола, в который вас соизволили записать. Я бы лучше посоветовал вам Орден Градена, но это ваш выбор. Вот ваша квартира номер шестьсот шестьдесят шесть.

С этими неожиданными словами, мальчик достал увесистый медный ключ и вставил ее в дубовую дверь с табличкой «666».

— Берите ключ. Трапезная в четвертом отделении третьего яруса. Если что понадобится, вон в том углу висит колокольчик.

Мальчик развернулся и хотел было уже удалится, но вспомнив что-то, добавил:

— Ах да, завтра в шесть состоится собрание на главном ярусе, в честь открытия нового учебного десятилетия.

— Ну а где этот главный…

Заканчивать свою фразу Радирн не стал, так как не было смысла поскольку собеседника уже не было.

— Что-ж… Будем располагаться.

Их вещи уже покоились на сундуке. Помимо него в комнате стоял небольшой, грубо сделанный стол, кровать, шкаф, а в центре, напротив двери зияло окошко, больше напоминающее бойницу. С потолка, которого почти не было видно, висел на чугунной цепочке фонарь со свечой внутри. Ее тусклое сияние распространялось на балки и свисающее с них веревки и канаты.

— Ты, Радирн, как хочешь, а я останусь лучше тут, вещи разложу, да и отдохну от этой чертовой повозки.

— Тогда я один пойду по окрестностям пошатаюсь. Говорят, тут много всего интересного и есть на что посмотреть.

Спустя минут пятнадцать, наш юноша оказался на крепостной стене. Кругом никого. Лишь туман играл затертыми до дыр флагами. То ли они выцвели, то ли это и был их первоначальный цвет, но глядя на них, тут же вспоминалась сталь и все последствия ведущие к ее применению. Учебный год открывался с завтрашнего дня, так что, новобранцы еще не прибыли. Впереди, шагах в десяти, были видны ворота, ведущие под крышу. Дверей не было. Хотя, была одна дверца, но все-ж, глядя на нее, сложно было это определить. По бокам, вместо бойниц тянулись арки с колоннадой, теряющиеся в недрах мрака под входом следующего донжона.

Радирн пошел под стенное здание, под крышу, где, по его мнению, он мог увидеть бойницы и осмотреть земли, подступающие к этим нерушимым стенам. Однако, заместо света он увидел лишь горстку жалких факелов, от которых света было не больше, чем от него самого. Глядя на них образуется интересный вопрос — когда же они горели в последний раз? Помимо сих источников света висели резко контрастирующие портреты. На портретах этих были изображены жизнерадостные лица дам, детей, нескольких рыцарей и пожилого человека в блестящих латах. Это все, что смог он различить за толстым слоем пыли и паутины.

— Ты там кроме пауков ничего не найдешь. — Услышал он глас за своей спиной.

— Спасибо, я уже понял. С кем имею честь разговаривать?

— С Зарлондом, к вашим услугам. — Ответил незнакомец с важным видом, который подобает послу из дальних земель. Но потом он не выдержал и рассмеялся во все горло, да так, что эхо спугнуло ворон, до этого лениво прибывавших где-то на верху.

— Но ты меня можешь называть, конечно, не так официально. Просто Зар. А ты, если моя интуиция меня не подводит, Радирн?

— Да, она вас не обманывает.

— Впрочем, как всегда. И давай сразу на «ты». Здесь докладывают о приходе многих в наш орден. И ты, к твоей высочайшей чести, один из них.

Они пошли вперед по крепостной стене под старинной, обветшалой крышей.

— Я сам учусь тут уже как года два. В твоем ордене.

— В моем?

— Не совсем так, смотри, — Зарлонд указал на портреты, висевшие по бокам, — это бывшие и ныне здравствующие магистры трех орденов, в одном из коих ты и соизволил учиться.

— Так тут же четыре ордена.

— Не перебивай. Так вот, мой юный, частично образованный друг, меня приставили к тебе, а точнее, просто сказали, чтоб, как новичку тебе я помогал.

— Ясно. А где ты…

— В соседней, справа от тебя, квартире. И вот еще, здесь ввели строгие запреты, нарушение коих так же строго карается.

Они снова вышли под хмурое небо, и пред ними встали ворота следующей башни.

— Сие есть донжон Градена. Можешь в него пройти.

Радирн взялся за ручку ворот, и тут же две стальные руки упали ему на плечи. И какой бы силой не обладал Рад, он чуть не свалился под тяжестью металла. Затем стальные доспехи его подняли, словно сама земля от страха убежала из-под ног. Но безжизненные кисти резко разжались, и Радирн упал на каменные плиты.

Зарлонд актерски рассмеялся и, подавая руку, сказал:

— Вот что, в лучшем случае, будет с тобой, если пойдешь против правил.

— Н-да уж… Я уже понял.

— Ладно, пойдем, лучше я покажу тебе нашу территорию.

Радирн огляделся в поисках другого выхода. Зар понял его мысли:

— Видишь вон ту дверь? Да не эту. Нет, это тоже дверь, я не спорю, но она выходит в Казармный Зал Градена. Я уверен, что в следующий раз ты так просто не отделаешься. Хотя постой, я не правильно выразился. Это не дверь, а люк.

При этих словах, наш герой обернулся и угодил в тот самый люк, про который говорил Зарлонд. Хорошо, что Радирн успел зацепится за эфес лестницы, иначе, он упал бы на дно.

Стоит сказать, что внутренняя полость академических стен представляла собой бесконечный лабиринт из гнилых досок и полу- развалившихся лестниц. Причем, из-за соответствующего материала не разрешалось держать там факелы. Все, лишь с малым исключением, обучающиеся в академии называли эти четыре места, эти четыре внутренние стены, дном. Лучше и не придумаешь. Мокрое, сырое, темное и противное место. Поэтому для спуска на землю используют большие Донжоны или пристроенные здания. Но, к сожалению, без внутренних переходов не обойтись. Однако какой черт уговорил Зарлонда показывать это Радирну, знает лишь он сам.

Он, быстро отреагировав и смекнув, что из этого могут выйти соответствующие последствия, подбежал к товарищу и в миг вытащил его оттуда.

— Ты издваешся?!

Сия реплика вылетела из уст Зарлонда. Он был крайне недоволен произошедшим.

— Я же только хотел сказать, что через этот люк можно попасть во двор. Можно, но совсем не нужно! И ты первым же своим делом угодил в дно!

Радирн и так был потрясён. По его мнению, предъявлять претензии должен был именно он, а не его товарищ. Мало того, его окончательно добило выражение «угодить в дно».

— Извиняюсь, а как понимать «в дно»?

— Да никак! Сиди лучше. Внутренний свод крепостных стен называется «дном».

— Мне показалось, что именно этого там нет.

— Кто его знает? Я по крайней мере не нашел.

— Кого?

— Дна. Это бездонное построение.

— А кто же это бездонное-то строил?

— Вы это будете скоро проходить. Долго рассказывать. Хватит глагольствовать. Пойдем, покажу внутренний двор.

Они пошли обратно, в сторону своего донжона, но, не пройдя и половины пути, свернули в правую дверь. Вход был весьма старым и явно не парадным. Пришлось спуститься по лестнице, и только тогда они уперлись в ворота.

— Это турнирный Колизей. Здесь соревнуются все три Башни. Мы попали туда через черный ход, а через парадный выйдем уже во двор. Так гораздо быстрей.

Когда Зар закончил свою реплику, они стояли на одном из верхних рядов большой закрытой полукруглой арены амфитеатра.

— Здесь и проходят всякие поединки, друг мой.

— Это видно. — Радирн указал, на штук десять, полуразвалившихся скелетов, лежащих вперемешку на арене.

— А, — Зарлонд махнул рукой, — это еще не успели убрать с прошлого учебного года. Не волнуйся, завтра везде все будет как новенькое.

— Надеюсь. — саркастически хмыкнул наш юноша.

По всему периметру было множество колонн и статуй, а также скульптур. Они изображали, а точнее сказать, показывали сцены побед и поражений. Все это огромное помещение было весьма плохо освещено. Из-за этого нельзя было отчетливо разглядеть фигуры.

Все это сооружение полукругом выступало из стены и заканчивалось месяцеобразным проходом со множеством арок. Из одного из таких проходов и вышли наши герои.

Радирна очень удивила здешняя погода. Кругом пасмурно, сыро. Изредка покрапывал дождь.

— Что же это, черт возьми!

— Ты что, дождя никогда не видел?

— Да какой тут дождь!?

— Мокрый и пренеприятный, друг мой.

— Нет же. Я про другое. Минут двадцать, ну от силы пятнадцать назад стояла самая что ни на есть типичная хорошая и солнечная погода! На небе ни единого облака нельзя было различить. А тут помимо них ничерта не видно.

— Хах, тебе придется еще много чему удивляться. Не надо быть реалистом. Реальность — это вещь абстрактная. Каждый человек понимает ее по-своему. И так называемые «реалисты» тоже видят именно этот мир, а не другой. Жаль, что они воспринимают его через призму всезнания.

— Но ведь погода не может измениться за столь небольшой промежуток времени!

— Ты сказал «промежуток времени»? Вы это будете проходить и скоро. Время представляет из себя ни что иное, как материю. Она окутывает наш с тобой мир. Однако, сия материя имеет небольшое, но все же определенное количество слоев. Если выражаться условно, то мы с тобой находимся в самом нижнем слое. Нам (а точнее вам) не дано видеть то, что происходит в остальных двух слоях. Вы видите время так, как вам его показывают. Ладно, это весьма и весьма долгая тема для обсуждения.

— Может я и сказал «промежуток времени», и я конечно очень рад за лекцию о тканевой бурде, коя нас окутывает, однако, я задал вопрос про погоду, на который ты так и не соизволил ответить.

— Про погоду? Она очень даже хороша.

— Но… — Радирн хотел было что-то ответить, но осекся, так как только сейчас обратил свое неискушенное внимание на окружающею среду, или ткань, как правильно сказал Зарлонд. Эта обсуждаемая погода стояла солнечная и, как ранее выразился Радирн, весьма типичная. В таких местах, где возле гор присела академия, про которую я взялся вам рассказывать, погода обыкновенно солнечная. Вернемся же к нашему герою. Он не придал ни малейшего значения той сути, которую ему поведал его недавний друг. Но то, что произошло, повергло его в ступор.

— М-да, интересно… — Выдавил из себя в конце концов Радирн.

— Все любопытное, все интересно.

— Узнавать что-то новое приятно.

— Не всегда.

— Это еще почему?

— Есть два ответа на твой вопрос.

— Откуда ты столько всего знаешь?

— Опыт и только опыт, и не только мой.

— Где ты его выисчерпал-то?

— Прочитал. Это мое хобби, так сказать. Книги- это ни что иное, как опыт, накапливаемый столетиями поколений.

— Читать и мне нравится.

— Видно, что нравится, но мало применяется.

— Очень душно. Да и солнце печет как ненормальное.

— В этом я с тобой согласен. Мало кто тут, да и там может быть «нормальным».

Наши читатели обогнули фонтан войны, стоящий пред ними, и прошли через центральную башню Стены Преграждения. Недолго думая они повернули и вошли в небольшую таверну. Назвать ее «небольшой», было бы слишком смело и, пожалуй, самонадеянно. Однако наравне со здешними построениями, оно сжималось и смирялось, как алчный и богатый человек, перед более алчным и богатым властителем.

Изнутри таверна представляло из себя довольно скучное и пыльное заведение. Кроме наших друзей никого там вовсе не было (ни одна душа им еще не попадалась).

— Роб! Робн! Где же ты?! Хей!

Храп, доносившийся из-за передней стены стих и заменился ворчанием. Пред барной стойкой показался тощий старик с худой бородкой.

— Кого это черти занесли?

— Ты что, совсем уже из ума выжил, Роб?

— А, это ты… Давненько не виделись, проходи.

— Мне и моему другу по пинте горячего меда, и побыстрей! Этот некто есть Радирн.

Старик исчез в погребе, но был слышен его скрипучий ответ « очень приятно».

— Ну, так на чем мы остановились?

Этот вопрос прозвучал, когда Радирн и Зар сидели за столом, который являлся опрокинутой на бок бочкой из-под какой-то горючей жидкости, и пили свой мед, отличавшийся редкой алкогольностью.

— Ты сказал, есть два ответа на мой вопрос.

— Точно! Итак, скажу тебе, что не всегда приятно узнавать что-либо новое. Во-первых, это так, поскольку есть замечательная поговорка «Меньше знаешь, крепче спишь». Надо знать только то, что нужно. Остальное-пустое.

— Как же? Значит не надо исследовать, учить и узнавать все больше и больше о нашем мире?

— Как же… Как же ты любишь перебивать! Изучение полезно всегда, так как оно дает новые знания. А уже как эти знания применить, во благо иль наоборот, — это уже другой вопрос и другой ответ. Во-вторых, ты знаешь о понятии любопытства. Именно из-за этого не надо ничего узнавать лишнего. Любопытство ни к чему не приведет.

— И это ты тоже вычитал из книги?

— Разумеется, но не все. Изучал мифы?

— Не особо. Признаюсь, глупо читать сказки.

— Глупо? Сказки?! Не ожидал от тебя такого изречения. Мифы — это предания и легенды, им более тысячи лет. И, заметь, если их до сих пор рассказывают, то в них явно что-то есть. Я надеюсь, что ты хотя бы знаешь, что было до Великого Переселения?

— Конечно, на нашей земле правили семь Великих Королей. Кто же этого не знает.

— Правильно, но это было семь с лишнем веков назад, и все это помнят, хотя по сути это легенда.

— Это же история. Не просто рассказ, а наша с тобой история Семиречья.

— Да что ты знаешь об истории?! История — это я! Именно так. Можно переписать манускрипты, ввести свое летоисчисление. Чтоб узнать настоящую и достоверную информацию, нужно иметь древние и точные данные.

— Что-то я сомневаюсь…

— А мы вот сейчас проверим! Почему, по-твоему, остался в живых лишь один король, который смог убить последнего Великого Дракона?

— Что значит почему? Остальных убили, конечно. А он один герой остался и убил последнего дракона в его же логове, но ценой своей жизни.

— В этом есть доля правды. Ты сказал, его убил дракон в смертельных агониях?

— Ну ты интересный конечно человек! Это знают даже дети.

— Так вот: дети, их отцы и прадеды не правы. Этого короля убил его сын, чтобы завладеть камнем Власти. Но потом он все же раскаялся, однако никому этого не сказал. А летописцу повествовал, что отец его был благородно убит в неистовой схватке с драконом.

— И из каких же ты «достоверных» источников это все узнал?

— А вот это, друг мой, ты хочешь узнать чисто из любопытства. Довольствуйся тем, что ты уже умней других.

— Не верится мне. Странно… Слишком странно все это.

— Странно то, что на самом деле естественно. И это не может быть странным.

— Умеешь же ты запутывать! — Радирн рассмеялся.

— Я не запутываю. Я говорю как есть. А то, что некоторые запутываются, это уже их проблемы.

Мед был выпит, и наши с вами друзья вышли наружу. Через минуту они оба уже в четыре ноги стояли на белой мощеной дороге. Ветер был жуткий. Они еле-еле держались на ногах. Казалось, что Погода услышала их речь в таверне и сильно на них за те слова разозлилась. Кто, кстати, знает, может так и есть. Она метала молнии и ливень во все стороны света и тьмы. Радирн понял, что тут у погоды явно не все в порядке с крышей, и поэтому промолчал. Думаю, даже при желании, если бы он что-то молвил, то слова его просто-напросто, испугавшись такой взъерошенной погоды, остались бы на языке. Тем не менее, Зар указал на громадину впереди и сказал:

— Видишь? Это Главная Площадь, хотя я бы назвал ее Главным Замком.

— Ого…

— Да, согласен, большевата. А слева и есть те самые знаменитые кузницы. Все, пошли обратно в наш Донжон. Надеюсь, ты все понял.

— Немного.

— Ну, хоть что-то. Ничего, со временем, разберешься.

Быстрым шагом они продвигались обратно, но все же иным путем. Ветер усиливался. Как ни странно, он крепчал с каждой минутой. Благо, что они добрались всего лишь за пару минут. Чтобы попасть в этот Донжон, да и в любой другой, нужно было пройти через казармы. Ворота были наглухо закрыты. Глухие и равнодушные ко всему стражники, больше похожие на горстку железа, неподвижно стояли по обеим сторонам относительно двери. Зар подошел к ним и нецеремонясь открыл врата. Наш юный герой, помня произошедшее, прошел весьма осторожно. Но никаких последствий не последовало.

Как вы уже наверное догадались, помещение Казарм тоже не представляло ничего особенного. Оно было мрачным и неприветливым. Вообще-то, все это заведение в общем и целом представляло унылую и напряженную атмосферу для вновь прибывших. Однако, хочу вам сказать, что резкая отличительная черта этого места (Казарм) отличалась от всего того что Рад видел до этого. Там были люди и в большом количестве. Все они одеты были в цвет ордена. Но одежда их отличалась. Каждый из них занимался каким-то делом: кто натачивал меч, кто стрелял, кто-то просто пытался поднять на расстоянии какую либо вещь. Несколько пар соревновались в искусстве владения холодным и горячим оружием. Зарлонд поприветствовал их кивком головы. Те же либо не заметили его, либо ответили тем же.

Радирн молча следовал за Зарлондом по бесконечным потокам лестниц, тщетно пытаясь запомнить дорогу или хотя бы определить направление. Однако, несмотря ни на что в конечном итоге наш герой оказался возле своей квартиры.

Глава 2

— И что же вам от меня надо?!

— Живи. И это лучшая награда.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 286