электронная
400
печатная A5
468
18+
Антонина

Бесплатный фрагмент - Антонина

Фантастическая реальность — 6


Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-1182-0
электронная
от 400
печатная A5
от 468

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Наивные люди думают, что обманули кого-то, на самом деле обманули себя».

Спектакль обмана

Через две недели Антонина вернулась домой из Киева уставшая. недовольная своей поездкой. Два дня ей понадобилось, чтобы выспаться и восстановиться после поездки. После работы к ней зашла старшая дочь. Она подрабатывала на рынке на разделке куриного мяса. Через неделю у неё на руках появилась мокнущая экзема. Антонина посмотрела на её руки, между пальцами была краснота, трещины из которых сочилась сукровица. Она провела обряд с ритуальной свечой для заживления ран. Сделала ей мазь и провела лечение от кожных заболеваний через глаза. Экзема стала проходить, но как только она начинала мыть мясо бройлеров, экзема начинала заново появляться.

Пациенты знали о дне её приезда, но позвонили только через день. Ирина пришла в назначенное время.

— Какие изменения произошли за время моего отсутствия? — Спросила Антонина.

— Общее состояние намного улучшилось. Я не ложилась в больницу как обычно. Даже врач удивилась, что у меня в это время нет ухудшения. Я хотела, чтобы вы помогли продать квартиру, квартира мамы. Как только квартира продастся, я сразу всё вам оплачу. — Сказала Ирина.

Антонина прекрасно понимала, когда говорят потом, с этого момента начинается обман со стороны пациентов и через их хитрость обойдётся для них во много раз дороже. Это называется обхитрить самого себя. Если пациент не оплачивает проводимые сеансы, в следующий раз при обращении за помощью, ему никто не сможет помочь. Поэтому спросила:

— Я хотела провести вам обряд по замене больного духа на здоровый дух. Вы тоже потом оплатите?

— Да. Как только появятся деньги. Я сразу всё и оплачу.

— Обряды я могу провести. Только они дадут свои результаты после оплаты. Это не моя прихоть. Свои проблемы надо откупать. На эти обряды установлен тариф, который я не могу изменить. Вы сами знаете, что за халяву, всегда приходиться расплачиваться. Это правило жизни. Тогда начнём с замены духа. Завтра приедете ко мне после захода солнца. Желательно после девяти часов вечера, чтобы провести обряд по зеркалам на продажу квартиры.

— Что мне надо делать?

Антонина приготовила всё для проведения обряда, сказала:

— Становитесь между зажжёнными свечами.

Ирина стала посредине между горящими свечами. Антонина взяла посох и стала читать молитву. Больную стало шатать из стороны в сторону. Она еле удержалась на ногах, чтобы не упасть. Целитель закрыла обряд. Предложила больной присесть на стул.

— Я думала, что упаду. Почему так свечи горели? Одна чуть не потухла.

— Вы прекрасно сами знаете. Потому что вам смерть дышит в затылок.

— Я это прекрасно знаю. Но жить хочется, поэтому к вам и пришла. У меня в Ялте что-то совсем торговля не идёт. Сможете мне помочь. Я всё оплачу вместе с дорогой. Остановитесь у меня. Мы с мужем снимаем однокомнатную квартиру. Лоджия сделана под комнату, диван, столик. Вам никто не будет мешать работать. Заодно сможете загорать и отдыхать возле моря.

— Отдыхать, и загорать у меня есть где. Я поеду с вами только работать. — Ответила Антонина.

— Так вы согласны ехать?

— Согласна. Даже если у меня нет желания опять ехать в Ялту.

— Почему? Это знаменитый курорт. Все с удовольствием едут.

— Все едут отдыхать, а у меня с отдыхом не получается. Только работа.

— Вы сделаете работу, а потом отдохнёте.

— Отдохнуть у меня не получится. Всегда работа. Даже против моей воли.

— Я завтра узнаю за билеты и вечером скажу. — Обрадовано ответила Ирина.

— Тогда до завтра. До свидания. — Сказала Антонина.

Ирина отправилась сразу на вокзал за билетами. Сейчас лето и билеты тяжело купить. Все едут в отпуск отдохнуть к морю.

— Я не думала, что мне придётся ехать в Ялту после того, что произошло. Я недавно после неё восстановилась. Что меня там ждёт? Я хочу заработать деньги, но эта предприниматель мне всё не заплатит. Как сейчас говорит мне не правду, что у неё нет денег, так и там, то же самое будет говорить. Что же мне делать? Поездка должна состояться. Видно что-то я там не доработала. С себя не сняла всю порчу, которую мне сделали в Ялте специалисты чёрной магии. Ладно, не буду об этом думать. Посмотрим по обстоятельствам. — Размышляла Антонина за чашечкой кофе в кресле.

На следующий день Ирина пришла раньше назначенного времени, стала рассказывать:

— Я специально пришла раньше, чтобы сказать, что я договорилась через знакомых за билеты. Обещали на завтра. В ближайшее время нет, но конкретно ничего не сказали. Лишь только подойти с утра. Вместе сходим за билетами, Вы же можете как-то повлиять? Пусть даже с переплатой.

— Можно пойти. Только мне там делать нечего. Билеты есть, только переплату больше берут обычной стоимости. Теперь начнём работать на то, чтобы квартира быстро продалась. — Сказала Антонина.

Она открыла обряд зеркал. Ирина сидела рядом, но ничего не видела. Все её попытки были напрасны.

— В этой квартире умер мужчина. Он не позволяет квартиру продавать. — Произнесла Антонина.

— Это мой отец. Он ещё при жизни говорил, чтобы эту квартиру не продавали, а постоянно жили в родительском доме. — Сказала пациентка.

— Завещание покойников обязательно надо выполнять.

— Что теперь делать? Можно провести другой обряд, чтобы он не мешал продавать?

Антонина потушила свечу, положила зеркала на стол, произнося:

— Можно провести другой обряд, но он должен оплачиваться. Мне покойники в доме не нужны.

— Я поговорю с мамой. За квартиру будет расплачиваться она. А на что конкретно?

— Покойник не каждому разрешит в этой квартире жить, если он завещал детям и внукам. Поэтому надо, чтобы пришёл именно тот покупатель, которого он воспримет как родственника.

— Я поговорю с мамой, что она скажет. Я зайду за вами утром.

— Не надо заходить. Я подойду к вокзалу. До свидания.

— Спокойной ночи.

Утром они встретились на вокзале. Поднялись на второй этаж. К ним подошла знакомая Иры, сказала:

— Вот два билета. Вы сможете уехать через два дня. Билетов нет. Вам повезло, что пассажиры сдали свои билеты. — Произнесла кассир.

— Спасибо. Вы меня выручили. — Сказала Ирина, отдавая ей деньги.

— Я же тебе говорила, что мне здесь делать нечего. Ты не поверила.

— Пусть билеты будут у меня. Я хотела оплатить за вчерашнюю работу. Мама сказала, что она сто долларов отнесла в церковь на пожертвование, и в это не верит. Я потом оплачу, как только продадим квартиру. Второй обряд можете сегодня провести?

— Мне не нужны ваши проблемы, тем более, если она в это не верит.

— Я только сегодня узнала, что она вчера ходила к гадалке. Гадалка ей сказала, что вы поможете, и квартира продастся.

— Всё с вами понятно.

— Вы не обиделись? Я надеюсь, от поездки не откажетесь?

— Хорошее начало. Дальше ещё интереснее будет?

— Ну что вы! Всё будет так, как договаривались. Я могла этого и не говорить. Но решила сказать. Так как у меня с мамой стали разногласия.

— В следующий раз определитесь, а потом приходите со своими просьбами. Не получится так, что я приеду в Крым, а ваш муж будет не согласен?

— Ну что вы! Он сам посоветовал, когда увидел, что я себя намного лучше чувствую.

— Я подойду на вокзал за час до отправления поезда. До свидания. — Сказала Антонина.

— До свидания. Я буду вас ждать. — Ответила Ирина.

Она смотрела на быстро уходящую Антонину и боялась, что она не поедет с ней в Ялту. Жалела о том, что ей рассказала. У Антонины остался неприятный осадок на душе. У неё пропало желание ехать и работать с этими людьми. Она прекрасно понимала, что ею манипулируют и врут, и это не последний обман. Ей не хотелось об этом думать. Тем более просматривать ситуацию, в которой она может оказаться. Она пустила всё на самотёк. После неприятного разговора, она спешила домой, чтобы отвести все неприятности от своего дома и семьи из-за вчерашней работы. Прекрасно понимая, что не откупленная работа принесёт ей неприятности. Покойники такого не прощают. Их воля должна быть выполнена. Она пришла домой и стала работать с зеркалами и оправлять Души усопших туда, где они находились до момента работы. Её не интересовало, что произойдёт с теми, кто сильно мудрит.

Два дня быстро пролетели. С утра позвонила Ирина. Они договорились встретиться в кафе рядом с вокзалом. Антонина пришла в назначенное время. Ирина сидела за столиком.

— Присаживайся. Я сейчас сделаю заказ на двоих. Здесь вкусно готовят. Я не успела дома покушать.

— Спасибо. Заказывай только себе. Я только что ужинала. — Ответила Антонина.

— Ну, хотя бы кофе? Мне неудобно как-то самой кушать.

— Заказывай кофе. — Безразлично ответила Антонина.

Ирина сделала заказ и пыталась шутками развеселить Антонину, а она делала вид, что ей это интересно. Наконец подали поезд. Они отправились на посадку. Ирина сияла от счастья, что всё идёт по плану, так как она задумала. Антонина, не желая, прочитав её мысли, хотела в последний момент отказаться от поездки, но потом передумала. Решила досмотреть спектакль обмана до конца.

Они вошли в вагон. Антонина постелила постель и легла спать, чтобы окончательно не испортить себе настроение. Ей ни о чём не хотелось думать. Она закрыла глаза. Расслабилась, мгновенно уснула. Утром приехали в Симферополь. Из Симферополя маршрутным такси в Ялту. Антонина заметила, что раньше она любовалась природой, и не могла отвести глаз от окна, а сейчас, почти всю дорогу спала.

После тяжёлой работы и проживания в холодной квартире в Ялте её не радовала поездка к морю. Они приехали утром. На такси подъехали к дому, поднялись в квартиру. Муж Ирины приготовил завтрак, накрыл на стол. Они познакомились.

— Это наша квартира. В комнате спим мы с мужем. Девочки на лоджии, которая расположена со стороны кухни. Ты будешь вот на этой лоджии одна. Живи, сколько захочешь. Квартира оплачена на весь сезон. Можешь купаться в море, и загорать. — Сказала Ира.

Антонина прошла на лоджию. Кресло кровать стояло впритык к стене. По бокам прохода не было. На него надо было залезать, чтобы лечь. Между разложенным креслом и столиком был небольшой проход вдоль окна. Висела полка для книг. У Антонины от увиденного округлились глаза, она сказала.

— У меня нет желания купаться в море, и тем более загорать. Я приехала сюда работать. Проведу обряды, и сразу уеду.

Ирина внимательно смотрела за всеми её движениями, а когда заметила выражение её лица, спросила:

— Ты что? В море ноги не намочишь?

— Я же сказала, что меня море не интересует.

Ирину этот вариант не устраивал. Она хотела, чтобы Антонина на неё работала, как и девочки за минимальную зарплату в месяц, еду и море. И когда увидела, что её планы стали рушиться, сразу предложила.

— Если тебя не устраивает лоджия. Ты можешь со мной в спальне спать, а муж будет спать на лоджии. Проходи в спальню.

Антонина вошла в единственную комнату. Она была просторная. Посреди комнаты стояла двух спальная кровать. Стол, тумбочка, телевизор, стулья. Единственная комната для нормального проживания.

— Нормальная комната. Чтобы переспать две — три ночи, меня устроит и лоджия. Я не люблю, когда меня беспокоят.

Они прошли на кухню, хозяйка продолжала:

— Это кухня, а там лоджия. Посмотри. Здесь спят три моих продавца.

Антонина стала в дверях и ужаснулась. Они работали и спали в такой тесноте как рабы, только из-за того, что весь сезон находились у моря. Да только из-за работы они море видят издалека.

— Как они здесь помещаются? Здесь же выспаться не возможно. — Шокировано произнесла Антонина.

— Нормально. Высыпаемся. Когда на работе устанешь, рад до кровати добраться. Об остальном не думаешь. — Ответила продавец, которая работала вчера допоздна.

Антонина посмотрела на её уставший вид, но ничего не стала говорить. Продавец взяла полотенце, отправилась в душ.

— Так девочки. Всё готово. Садитесь к столу, а то всё остынет. — Произнёс хозяин. Он насыпал суп в тарелки, произнёс: — Попробуйте моё фирменное блюдо.

Антонина взяла ложку, начала кушать.

— Блюдо отменное. Очень вкусно. Надо будет записать рецепт.

— Если останешься, то муж каждый день разные блюда будет готовить. Он очень вкусно готовит. Меня на кухню не пускает. Не доверяет.

После завтрака Антонина приняла душ. Немного отдохнула. Они поехали смотреть палатки, в которых девочки продавали бижутерии. Антонина подошла к одной палатке, потом к другой. Возле прилавка стоять было не возможно. Ноги тяжелели. Общее состояние ухудшалось. На товар не было желания смотреть. Он был закрыт от покупателей.

— Как вы себя чувствуете, когда стоите за прилавком? — Спросила она продавцов, которые показывали записи проданных товаров Ирине.

— Очень плохо. Ноги болят. Голова раскалывается. Слабость. Хочется спать постоянно. Мы думали, что не высыпаемся, но оказалось, что это не так. Мы стали подменять друг друга, чтобы выспаться. Дома, около моря или когда едем в транспорте, состояние отличное, а как только становимся за прилавок, так и начинается.

— Удивительно, что вы ещё можете работать. Что мне надо для работы, я всё увидела. Можем идти домой.

— Может, на пляж заедем. Искупаешься. Купальник взяла? Быть около моря и не искупаться. Я этого не понимаю. — Предложила Ирина.

— Купальник я не брала, потому что он мне не нужен. Если я захочу отдохнуть, заеду в Алушту к своей знакомой. А теперь пошли. — Ответила Антонина, направилась к остановке.

Во время просмотра торговых точек, она влезла в мир мёртвых, которых потревожили во время проведения обряда на перекрытие торговли. Провели такой обряд, что его убрать невозможно, только отправить к тому, кто сделал. Только он знал. Как нейтрализовать и как души усопших вернуть туда, откуда он их вызвал. Она потеряла много энергии. Ей нужно было срочно восстановиться сном. Они приехали на квартиру. Антонина отправилась сразу спать.

— Меня не трогать пока сама не проснусь.

— А кушать?

— Потом. Сейчас мне надо восстановиться. Слишком сильная порча.

— Хорошо. Тебя никто не будет беспокоить. — Закрывая дверь на лоджию, произнесла Ирина.

Антонина как обычно проспала три часа. Вышла на кухню. Ирина тихо разговаривала с мужем, увидев Антонину, произнесла:

— Ну, слава Богу, а то мы не знали, что и думать. Сейчас будем кушать. — Сказала она, и стала накрывать на стол.

— Провели очень сильный обряд. Я наговорю воду и надо всё обрызгать этой водой. Со всего товара и с девочек надо вычитывать молитвы на снятие порчи. Ночью подключу обряд зеркал. Потом посмотрю, что надо будет ещё добавить. Кому-то ты сильно насолила, что хотят уничтожить весь твой род.

— Это место для торговли, хотели дать другому человеку. Я через знакомых его вперёд выкупила. После этого начались в моей семье и на работе проблемы. Да и у мужа появился псориаз. Раньше вообще никогда не было. Я, почему тебе и предлагаю здесь остаться. Чтобы ты могла с нами заниматься и заодно отдохнуть. С вами я и так займусь. А вот находясь рядом с вами, у меня отдых не получится. Да и Ялта мне не подходит. Здесь как в яме. Нет воздуха и простора.

— Жаль, что ты не хочешь остаться. А ты можешь сама на прилавках обрызгать?

— Лучше, если это будут делать девочки с утра. Перед тем, как выставить товар. Они заодно частично и с себя снимут порчу. Так как они постоянно там находятся. Завтра с утра я вычитаю молитвы с товара. А потом наговорю воду от плохих людей.

— Как скажешь, так и сделаем. А сейчас давай кушать, и прогуляемся по набережной, или поедем к торговым точкам.

— Вы можете прогуляться. Мне перед работой никуда не хочется выходить.

— Тогда муж сам съездит. Девочки звонили, что после нашего ухода у них за две недели пошла продажа. Может пусть муж сейчас воду отвезёт?

— Пусть отвозит. Половину воды можете использовать сегодня, а вторую половину завтра.

— А если эту сегодня, а завтра ты наговоришь и сама обрызгаешь всё? — Спросила Ирина.

— Хорошо, так и сделаем. Наговорённая вода снимет с товара порчу.

Юрий взял бутылку с водой, уехал к торговым точкам. Ирина убирала со стола. Антонина стала проводить обряд зеркал. В зеркале она увидела, что обряд был проведён на очень старой могиле захоронённой ведьмы. Она погасил свечу. Положила зеркала на стол. Потом сказала Ирине, войдя к ней в спальню.

— Я оставила зеркала на столике, чтобы никто не трогал. Сделали так, что вся твоя торговля превращается в прах. В такую порчу нельзя было влезать и браться её снимать.

— Я здесь всех целителей и знахарей объездила. Никто не захотел снимать. Сказали, что они ещё жить хотят. Когда рассказала Татьяне, она посоветовала к тебе обратиться. Я боюсь, что ты уедешь, и всё начнётся заново.

— Не начнётся. Всё будет нормально.

— Я вот приготовила бижутерии на продажу. Может, ты заодно и с них снимешь порчу?

Антонина посмотрела на разложенный товар на кровати, произнесла:

— Сложи всё вместе. Я прочту молитвы.

Ирина быстро выполнила её просьбу. Антонина положила руку на весь товар и стала вычитывать. Потом произнесла:

— На сегодня достаточно. Мне надо отдохнуть.

Она ушла в так называемую свою комнату, легла спать. Утром проснулась к десяти часам. Приняла душ, прошла на кухню. Ирина суетилась около плиты.

— Мы тебя не стали поднимать к завтраку. Присаживайся за стол. Все ушли на работу. Я тоже не стала рано подниматься. Решила отдохнуть. Жара добивает. С утра так жарко. Придётся по такой жаре идти. Как тебе спалось на новом месте?

— После такой работы уснула мгновенно. Спала крепко, ничего не снилось.

Закончив завтракать, они оделись, поехали к торговым точкам. Девочки и муж Ирины стояли за прилавком. Когда они подошли, продавцы радостно произнесли:

— Наконец у нас пошла торговля. Мы сделали всё, как вы сказали.

— А как вы себя чувствуете? — Спросила Антонина.

— Сегодня намного лучше.

— Завтра с утра я с вас сниму порчу.

— А вы ещё долго здесь будете?

— Через два дня уеду.

У Ирины зазвонил мобильный телефон. Она отошла в сторону. Антонина по её разговору поняла, что она разговаривает с Татьяной по поводу квартиры.

— Татьяна спрашивает, что нашлись новые покупатели, которые дороже платят за квартиру. Можно с ними заключать сделку? — Спросила Ирина.

— Вы должны продать той женщине, которая пришла первая. Она же вам дала залог?

— Мы ей залог вернём.

— Я тебе уже говорила, что покойный сам выбирает, кто будет жить в его квартире. Решать тебе.

— А квартиру купят эти покупатели? — Спросила Ирина.

— Татьяне лучше знать. Она с ними договаривается. Я вам не советую.

Ирина отошла подальше, чтобы Антонина ничего не слышала. Но Антонине ничего и не надо было слышать. Она и так знала заранее, что деньги получит Татьяна за выгодную сделку, а ей ничего не заплатят. Ирина стояла спиной к Антонине и продолжала разговаривать. Но вдруг повернулась от взгляда Антонины, которая смотрела на неё в тот момент. Когда они договаривались о сумме, которую Ирина ей заплатит после выгодной сделки. Она глянула в глаза Антонины, у неё появился страх. Голос в трубке повторял:

— Ало! Ты где! Я тебя не слышу.

Ирина поднесла к уху трубку и растерянным голосом, глядя на Антонину, произнесла:

— Я тебе позже перезвоню.

Она с растерянным видом подошла к Антонине, спросила:

— Ты не возражаешь, если мы покушаем в кафе. Здесь хорошо кормят. Девочки тоже кушать хотят. Они сейчас уберут товар, и мы все вместе пойдём.

— Конечно. После работы все голодные. Давно пора ужинать. — Ответила Антонина.

Продавцы убрали свои рабочие места, и все вместе пришли в кафе. Все стали заказывать ужин. Антонина только кофе.

— Ты с нами второй раз в кафе, и постоянно кроме кофе ничего не заказываешь. Почему ты себе ничего не заказываешь? — Спросила Ирина.

Все смотрели на Антонину и ждали ответа. Ей не хотелось говорить правду, она ответила:

— Я так поздно не кушаю. А вот кофе выпью. Так что кушайте и не обращайте на меня внимание.

Ирине это не понравилось, но она не стала настаивать, произнесла:

— Вина с нами выпьешь, чтобы отметить выручку за столько времени? Я взяла с собой, чтобы здесь не переплачивать.

— Немного выпью. Это конечно надо отметить.

Бутылка была уже открыта. Это Антонине сразу не понравилось. Ирина заметила её взгляд, произнесла:

— Я её дома открыла, чтобы здесь не обращали внимание.

Муж Ирины налил всем в пластиковые стаканы, и пока произносили тост, Антонина над вином успела прочитать молитвы, держа стакан с вином в руке. Когда закончила читать молитву, посмотрела на Ирину. Она постоянно наблюдала за Антониной, и старалась ничего не упустить из вида. Антонина заметила, что после выпитого вина девочки становились покладистее, и слушали её во всём.

Антонина провела обряды на снятие порчи с продавцов Ирины, её мужа и провела ему сеанс от кожных заболеваний. И как то вечером заметила, что девочки, отдавая Ирине выручку, были рады. Они продали много бижутерий, а она им шёпотом произнесла:

— Тише вы, она не должна знать, что у нас хорошо идёт торговля, а то быстро уедет.

— Вы уже пришли с работы? Как прошёл рабочий день? — Спросила Антонина, проходя в спальню Ирины.

Они сразу изменили свои радостные лица. Одна продавец сразу ушла на лоджию, чтобы не говорить Антонине неправду. Ирина быстро спрятала деньги, в надежде, что Антонина не увидела. Но целитель увидела ещё тогда, когда они ей отдавали.

— Ты знаешь, сегодня неважно. Всего пятьсот гривен. — Ответила Ирина.

— Не может такого быть. Сегодня девочки сделали хорошую выручку. Правда, девочки? — Обратилась она к продавцам.

Они опустили глаза, а Ирина быстро произнесла:

— Идите кушать, а то всё уже всё остыло. Я же сказала, что только пятьсот гривен.

— Считай, что я тебе поверила. Только твой неправдивый ответ может навредить. И вы каждый день будете торговать на эту сумму.

— Ну что ты такое говоришь! Не надо программировать.

— Я не программирую. Моя методика не любит хитрости и обмана. Вы не меня обманываете, себя.

— Ну, хватит об этом. Пошли кушать. Я большой арбуз купила. — Произнесла Ирина.

— На ночь арбуз не буду кушать. Мне нужно выспаться. Спасибо. Я ничего не хочу.

— А кофе?

— И кофе в том числе. Я поднялась, чтобы узнать. Чему так радовались девочки.

— Да это они помирились со своими парнями. — Соврала Ирина.

— Спокойной ночи. — Сказала Антонина.

Ей этот обман не понравился, и она решила, что утром поговорит с Ириной об оплате за её работу. Утром она провела последние обряды. Когда все ушли, она сказала Ирине.

— Я закончила всю работу, которую надо было сделать. Больше мне здесь делать нечего. Меня ждут больные дома. Ты знаешь, сколько стоят мои обряды и сколько я их провела? Считать ты умеешь.

— Да знаю. Я сейчас возьму калькулятор.

Ирина взяла калькулятор и начала считать, потом произнесла:

— Ничего себе, какая сумма! У меня таких денег нет! Да и муж не разрешит, столько платить. Он в это не верит.

— Мы с тобой договаривались обо всём. Я согласилась работать только из-за того, что тебя всё устраивало с оплатой за услуги. А что ты мне теперь говоришь?

— Да. Я за проезд тебе платила. Это жильё оплачено. В кафе. — Она замолчала от взгляда Антонины.

— Ты сама мне всё предлагала за свой счёт. В кафе, кроме кофе, мне ничего не заказывала. Ты рассчитывала, что я на тебя буду работать как девочки за еду и проживание? Извини дорогая. У меня договор дороже денег. На мои уши лапшу не навесишь. Имей в виду, какая оплата, такие и результаты будут. Ты об этом заранее знала. Высчитывай только за проезд и постель. — Ответила Антонина.

Ирина испуганно посмотрела на Антонину, не ожидая от неё такой реакции, и стала отнимать стоимость билета с переплатой и постель.

— Всё равно слишком много. — Произнесла она.

— Ты ещё не прибавила то, что мне должна. Ты знаешь, что я официально работаю и за всё плачу. В том числе и налоги. Это такой же бизнес, как и у тебя. — Произнесла Антонина.

— У меня нет таких денег. Тебе надо подождать. Пока девочки заработают.

— Извини, но ждать я ничего не буду. Я сегодня же уезжаю. — Произнесла Антонина, направляясь на лоджию.

Она достала свою сумку. Стала собирать вещи. Взяла мобильный телефон. Набрала номер домашнего телефона Нины.

— Нина привет. Я сейчас в Ялте. Собираю вещи. Скоро буду у тебя.

— Привет. Как будешь выезжать. Позвони. Я тебя встречу. — Ответила Нина.

— Хорошо. Я тебе перезвоню. Только купи мне билет на Донецк. Деньги я тебе сразу отдам.

Ирина слышала весь разговор, и все надежды её оставить Антонину на себя работать мгновенно рухнули. Она не знала, что ей делать. Чтобы, деньгами не расплачиваться, она выложила все бижутерии на диване, чтобы Антонине оплатить за работу. Антонина собрала вещи, сумку вынесла в коридор. Достала квитанции. Вошла к Ирине, спросила:

— На какую сумму выписывать тебе квитанцию. Я уезжаю.

— Мне не нужна квитанция. — Ответила Ирина.

— Мне нужна квитанция. Я нахожусь на работе. Так на какую сумму выписывать?

— У меня вот только одна тысяча сто гривен, а остальные возьми бижутериями.

— Я твоими бижутериями налог оплатить не смогу, и продавать их не собираюсь. Сколько стоит эта серебряная цепочка?

— Двести гривен.

— Я тебе выписываю квитанцию на одну тысячу триста гривен, остальные потом оплатишь. — Произнесла Антонина, отдавая ей квитанцию.

Она направилась к своим вещам, сказала:

— Открой мне дверь. Я уезжаю. Меня ждут в Симферополе.

— Я тебя провожу до автовокзала.

— Я могу и сама дойти. Дорогу знаю.

— Извини, что так получилось. Я всё-таки тебя провожу. — Сказала она, беря свою сумку.

Они шли молча. Антонина купила билет, позвонила Нине. Ирина стояла в стороне и до последнего надеялась, что она передумает. Когда началась посадка, Ирина поняла, что ничего изменить нельзя. Она подошла к Антонине и неожиданно для себя произнесла:

— А что я им скажу, Они хотели у тебя пролечиться?

— Они в это не верят. Пролечатся в больнице. — Зло ответила Антонина, поднимаясь по ступеням в маршрутное такси.

Её ни что так не раздражало, как обман. В ней начинало всё кипеть. В этот момент она не могла себя сдерживать. Знала, что ей нельзя проявлять таких эмоций. В данный момент не могла с собой ничего поделать. Она села около окна, посмотрела в окно. Ирина стояла растерянная около бордюра. Её уверенность как рукой сняло.

— Да. Это не продавцы. Что мне теперь делать? Как я объясню всем её отъезд? Ладно, что ни будь, придумаю. Надо Татьяне позвонить и спросить. Хуже мне не будет, что я ей не оплатила всю необходимую сумму, и поступила с ней так? — Думала Ирина, в надежде на то, что у неё всё и раньше сходило с рук.

Маршрутка тронулась. Антонина легко вздохнула, словно сбросила с себя тяжёлый груз.

— Да, моя доброта, меня скоро до рабства доведёт. А жалость так вообще неизвестно куда. Если что-то с ней произойдёт, то это только её вина. Нельзя обижать таких людей как я. — Подумала Антонина, глядя на уходящую Ирину.

На вокзале её встретила Нина, спросила:

— Почему ты мне не позвонила, перед тем как ехала в Ялту? Не сказала, что ты будешь в Ялте.

— Я по работе приезжала и не знала, сколько времени займёт работа. Тяжёлый случай. Мозги работали только в одном направлении. После окончания работы, я тебе всё равно бы позвонила.

Антонина выглядела неважно. Нина хорошо её знала. Посмотрев на её лицо и уставший вид, спросила:

— Наверное, у тебя какие-то неприятности, что на тебе лица нет?

— Не то слово. Одна предприниматель решила, что я за еду и жильё ей деньги зарабатывать буду. Когда я с ней выезжала из Донецка, сказала, что у меня нет денег даже на дорогу, а сама как раз получила пенсию. Вот она и решила, что без денег я от неё никуда не денусь. Буду ей подчиняться и выполнять всю работу за кусок хлеба.

— Она что? Не знала, сколько стоит твоя работа?

— В том-то и дело, что обо всём знала и договорились, всё её устраивало, пока дело до оплаты не дошло. Это мне лишний раз доказывает, что мы живём во время бизнеса. Сразу надо, чтобы оплачивали наперёд, или заключать договор.

— И где ты её нашла? — Спросила Нина.

— Знакомая привела. Просила ей помочь. Сказала, что она всё оплатит. Вот я взялась за то, что никто не брался. А она решила, что я на неё работать буду, как её продавцы, которых она наняла на летний сезон.

— Ты же не знала, что так получится?

— Знала. Надеялась, что всё будет нормально. Мне срочно нужны были деньги. Да и никто не откажется заработать. Другие целители просматривают все события наперёд, какие у них последствия после такой работы будут. Я просматриваю только результат своей работы. Поэтому и берусь за тяжёлую работу. Что легче, они за помощью к другим ходят.

— Так может и тебе надо просматривать как они и не брать как эта?

— Если я начну просматривать, то вообще никого принимать не буду. Лучше, когда ничего о них не знаешь. Просто оплату за обряд брать наперёд.

— А если сразу нечем оплатить?

— Вот в том-то и дело, что из-за этого делаешь уступки. А они потом наглеют. Конечно, единицы, но из-за них порядочным людям придётся отказывать. Значит, пусть занимают.

— Я тебе билет купила. Только поезд поздно вечером. Поехали к нам, познакомлю тебя с новым мужем.

— Я надеюсь, что в этот раз ты расписалась с ним? Он не будет возражать от присутствия твоих гостей?

— Не будет. Он сам сказал, что лучше у нас отдохнёшь, чем на вокзале столько времени сидеть. Ноги как у тебя отекли.

— Ты же знаешь, что Ялта мне не подходит. В ней дышать нечем. Тогда я в Ливадии жила, а сейчас в этой яме. Где дышать нечем.

— Ты, наверное, и не отдыхала?

— О чём ты говоришь? Какой отдых? Я спешила сделать быстрее всю работу, чтобы от них быстрее уехать. А ты говоришь отдых.

— Проходи. Мы сейчас пообедаем, и ты отдохнёшь. Став свою сумку в коридоре. Муж ушёл по своим делам. Придёт не скоро. Проходи в ванную, мой руки, и присаживайся к столу.

— Ты мне так и не ответила. Ты с ним расписалась?

— Пока ещё нет, но он сказал, что распишемся. Сам предложил.

— Что у тебя с той квартирой, что Валентин оставил завещание?

— Волокита с судами. Теперь его сын предъявляет, что я подделала его роспись под завещанием. Отправили на экспертизу в Харьков. Ты мне обряд по зеркалам подключи, чтобы завещание приобрело силу. Я с ним пять лет промучилась. Досматривала. А когда умер, собрали в узелок мои вещи и выставили за дверь. Даже на похоронах присутствовать запретили. Документы мои и сестры не отдали. Теперь придётся восстанавливать. Больной отец им не нужен был, а за наследством сразу приехали. Как только я им позвонила.

— Так они что, живым его и не видели?

— Они приехали тогда, когда я приготовила всё к похоронам. А они со мной так поступили.

— Хорошо. Приеду домой. Поработаю.

— У меня к тебе ещё одна просьба.

— Какая?

— У Дмитрия камни в жёлчном пузыре. Можно их разбить твоим методом.

— Можно. Тоже по зеркалам. Только с него надо снять печать смерти. Камни появляются в жёлчном пузыре обычно от определённого вида порчи. У тебя судьба такая. Досматривать больных мужчин, не нужных детям.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 468