электронная
360
печатная A5
464
16+
Антонина

Бесплатный фрагмент - Антонина

Фантастическая реальность — 3


Объем:
158 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-0284-2
электронная
от 360
печатная A5
от 464

«Не опускайте руки, вам помогут, пройти тернистый путь».

Протеже

Валентина, бывшая её секретарь, только через неделю узнала, что Антонина вернулась в Донецк, сразу пришла к ней в гости. Антонина к этому времени пришла почти в норму, но физических нагрузок нельзя было делать.

— Ты собираешься открывать свою клинику? — Спросила Валентина.

— На это надо иметь большие деньги. Мы с тобой уже работали по договору с горисполкомом. И что с этого получилось? Я два месяца бесплатно охраняла снятую комнату. Вообще-то ты знаешь странно, что к нам приходили только одни льготники. Я понимаю, что они за это имели деньги по отчётности, сдирая их с предпринимателей. Только я с этого ничего не имела. Если бы, в какой ни будь организации работать даже на ставку, а так не хочу. Мне часто приходится выезжать из Донецка.

— У меня есть хороший знакомый. Раньше он работал в горисполкоме, сейчас он вернулся работать в медицинский институт. Давай к нему завтра съезди, может он тебе даст рекомендацию.

— А ты, что с этого будешь иметь?

— Я хочу с ним возобновить наши отношения. Сейчас он живёт один. Я навела о нём справки. Может, он на мне женится. Так что у меня будет повод встретиться.

— Вдруг у него кто-то есть? Такой мужчина да ещё при такой должности.

— Как бы там не было, я его увижу и смогу с ним пообщаться.

Утром они отправились в Медицинский институт. Профессор принял их в своём кабинете.

— Александр Иванович, это Антонина Дмитриевна. Она целитель. Вы можете сделать для неё протеже?

Он не ожидал такого вопроса, но стал откровенно говорить.

— Вы понимаете, что в данном случае вы конкурент для медиков?

— Как конкурент? Я думала, что у нас одна цель, помочь больному быстро выздороветь. — Удивлённо произнесла Антонина.

Для него была неожиданна её наивность. Валентина увидела

замешательство профессора от ответа Антонины, произнесла:

— Конкуренты в заработках.

— От каких болезней вы избавляете людей своими методами и на какое время? Сколько длится курс лечения? — Спросил он.

— Смотрю по больному, всё зависит от его индивидуальности и выполнения рекомендаций. Хорошо поддаются кожные, язвенные заболевания. Воспалительные процессы, с условием, что пациент пьёт наговоренную воду, так как ему говорю.

— Псориаз может вернуться, при сильном стрессе или гепатите печени. — Сказал профессор.

— У меня был такой случай, провела повторно сеансы, всё прошло.

— Если на пять лет избавить больного от псориаза, то это многое значит. Хорошо. Я поговорю, а вы через две недели подойдите в центр по избавлению от алкоголя. — Сказал профессор.

— Хорошо. Спасибо, что выслушали меня. — Сказала Антонина, вышла из кабинета.

Валентина задержалась в кабинете, но ненадолго. Она вышла из кабинета, радости на её лице не было, еле сдерживала слёзы. Разговор у них состоялся неприятный для Валентины.

— Как прошёл у тебя личный разговор? — Спросила Антонина.

— Дал номер телефона, сказал, чтобы позвонила. А ты когда пойдёшь в этот центр?

— Через неделю я еду в Алушту, как приеду, так сразу схожу.

Они не спешили домой, прогулялись по городу, а потом вернулись каждый к себе домой. Через неделю Антонина уехала в гости к своей куме в Алушту. И только через две недели она вернулась в Донецк. Ей казалось, что она немного восстановилась и начала опять вести приём больных на дому. Детей она отвезла в село к родителям. Прошло полтора месяца после встречи с профессором. Она вспомнила, что ей надо было давно сходить в центр на проспект Ильича, где ей сделали протеже. Оделась и отправилась на встречу. Вошла в холл, подошла к администратору.

— Мне нужен директор центра. — Сказала Антонина.

— Сейчас узнаю, сможет ли он вас принять. — Ответила девушка, и стала звонить.

— Он подойдёт через пятнадцать минут, подождите его в холле.

Антонина присела на кожаный коричневый диван. Через несколько минут вошли два молодых парня высокого роста в костюмах, спортивного телосложения. Присели напротив неё и стали её внимательно рассматривать.

— Наверное, телохранители. — Подумала она, глядя на них.

Через двадцать минут открылась входная дверь, вошёл полноватый мужчина средних лет в белом халате, в очках. Он подошёл к ней, спросил:

— Это вы со мной хотели поговорить?

— Я по протеже Александра Ивановича. — Сказала она.

— Что-то вы к нам долго шли. Мы вас ждали раньше.

— Сложились так обстоятельства, что мне надо было уехать. Вот мои документы. — Сказала она, подавая свои дипломы.

Он постоянно смотрел на неё. Взял в руки её документы, но продолжал ей смотреть в глаза, молчал. Она смотрела ему в глаза, и ждала, когда он начнёт говорить. Потом увидела, что он вошёл в состояние глубокого гипноза на столько, что может перейти в летаргический сон. Медлить было нельзя. Чтобы вывести его из этого состояния, ей пришлось очень громко, почти крича произнести:

— Что вы так смотрите на меня?

Он ещё несколько секунд сидел неподвижно. Потом вздрогнул, но полностью ещё не пришёл в себя, продолжал, смотрел на Антонину, не мог понять, по какому поводу он сидит перед этой женщиной. Он ощутил, что в руках что-то держит. Глянул на свои руки. В них держал дипломы. Для того чтобы выйти полностью из гипноза ему надо было время. Он стал читать внимательно дипломы. Потом немного придя в себя, он вспомнил, о чём они говорили, произнёс:

— Александру Ивановичу мы не можем отказать. А лицензия у вас есть?

— С этими дипломами я могу по вашей лицензии работать. Повторно я не получала лицензию. Поэтому у меня её нет.

— Вот если бы у вас была лицензия, то я сразу же вас взял на работу в наш центр, а без лицензии нет. Как получите, приходите.

— Если б у меня была лицензия, то я перед вами не сидела, и этого разговора не было. — Ответила она, забирая у него свои дипломы.

Он смотрел на неё и думал:

— Как меня угораздило войти в гипноз? Ведь это я её хотел ввести в гипноз, а получилось всё наоборот. Может я ей зря отказал, надо было взять на испытательный срок. Александр зря кого протежировать не будет.

Антонина тем временем сложила документы в сумочку, сказала:

— До свидания! — Быстро вышла на улицу.

Он не успел очнуться, как за ней закрылась дверь.

— Подождите! — Сказал он.

Но было поздно. Она не слышала. Дверь захлопнулась.

— Вернуть её. — Спросила администратор.

— Не надо. — Сказал он, поднимая своё грузное тело с дивана. — Как меня так угораздило оплошаться, перед ней? Какой силой она владеет, что я сам себя ввёл в гипноз? — Размышлял он, направляясь в свой кабинет.

Он вышел на улицу, остановился. Стал смотреть ей вслед, не переставая ею восхищаться. Она шла по аллейке в сиреневом шёлковом платье в чёрных босоножках на высоком каблуке, с высоко поднятой головой.

— Ей отказали, а у неё такой вид, что она отказала, и не капли сожаления. Другие просятся на работу и на всё готовы, эта не такая, сломать её невозможно. Позвоню Александру. — Подумал он.

Она шла по аллейке и наслаждалась природой. Разочарования и сожаления у неё не было. Она села на троллейбус, поехала на вокзал. Вышла на конечной остановке, отправилась к Валентине. Она занималась своими домашними делами, когда увидела Антонину, пригласила её в дом. В доме было прохладнее.

— Съездила я в этот центр и сразу к тебе.

— Александр спрашивал, почему ты ещё у них не появилась. Они на тебя рассчитывали.

— Может, кто-то на что-то и рассчитывал, но мне отказали.

— Как отказали?

— Он пытался ввести меня в гипноз, но ты, же знаешь, что в мои глаза долго смотреть нельзя.

— И что произошло?

— Он сам себя ввёл в гипноз. Если бы я немного промедлила, то он мог войти в состояние летаргического сна. Когда он стал выходить из состояния гипноза, вначале не мог ничего сказать. Для этого ему надо хотя бы минут десять, чтобы полностью выйти и всё вспомнить. Вначале он не мог понять, кто перед ним и с каким вопросом. Потом глянул на дипломы и стал их читать, вспомнил часть разговора. Я думаю, что в тот момент, он не помнил о разговоре с Александром. Сказал, что нужна лицензия, без лицензии он не может меня взять на работу в свой центр. Как только я получу лицензию, потом вернёмся к этому разговору.

— Ты поедешь получать лицензию?

— Нет. По моим дипломам я имею право работать в любой стране мира без лицензии. Чтобы получить лицензию в Киеве мне надо пройти курсы экстрасенсов при институте народной медицины с получение дипломов Украинского образца, и только заново проходить аттестацию, чтобы получить лицензию. Зачем мне нужен их диплом, если у меня дипломы международного образца, да и представь, какие это денежные растраты.

— Не знаю.

— Я даже рада, что мне отказали.

— Почему?

— Мне надо восстановиться. Что-то я себя не очень-то хорошо чувствую. Почти год я не могу прийти в норму с этими сложными больными. На себя всё не хватает времени. В центре надо ежедневно быть на приёме. На данный момент я не смогу. Всё что не делается, всё делается к лучшему. Скажи спасибо своему Александру за беспокойство.

Антонина вернулась домой. Дети были у родителей, ей не надо было готовить еду. Она выпила кофе, легла спать. Теперь она могла больше уделять внимание своему здоровью. С вечера как легла, и проспала всю ночь, не поднимаясь с постели. Утром ещё спала, как позвонили в дверь. Она поднялась. Глянула на часы, было одиннадцать часов дня. Открыла дверь, увидела двух девушек.

— Антонина Дмитриевна нам посоветовали к вам обратиться за помощью.

Проходите. — Пригласила она.

Девочки прошли в коридор/ остановились. Она закрыла входную дверь.

— Проходите в зал, присаживайтесь.

Девочки прошли в зал, присели на стулья. Она села в кресло.

— Я вас слушаю.

— У меня на работе пропали документы с гербовой печатью. Если я их не верну, у меня будут большие неприятности. Помогите мне их вернуть. — Скала девушка.

— Есть два вида возврата украденного.

Она назвала, какие виды, и рассказала, что будет происходить с теми, кто взял то, что им не принадлежит.

— Нам лучше с семечками.

— Хорошо, подождите немного.

Она вышла в другую комнату. Написала на листике три слова. Провела над ним обряд. Сказала.

— Вот вам листик. Положите на место украденных документов, сверху насыпаете семечки. Через семь дней обязательно сожгите вместе с семечками. Сырые семечки можете купить на рынке.

Девочки ушли, Антонина пошла дальше, спать. Для неё самое лучшее восстановление в данном случае был сон.

Через несколько дней к ней пришли два молодых человека из казино решить проблему, связанную с их работой. Один из них попросил его пролечить.

Как только после сеанса больной ушёл. Антонина решила провести лечение при помощи кувшинного духа. Но её помощник отказался с ним работать. Вначале кувшин стал холодным как лёд, показывая, что этот человек должен умереть, но Антонина заставляла его работать. Не желая выполнять её приказ на лечение этого больного, он как бы выпрыгнул из её рук. Она не успела его поймать, кувшин упал на пол, разбился.

— Придётся другого помощника себе делать. Теперь я буду знать, что если кувшин стал холодный, этому пациенту надо отказывать в лечении. У него запятнаны руки в крови, ему грозит смерть.

Она собрала осколки от кувшина, выбросила. Открыла конспект и стала читать, чтобы вспомнить, как сделать нового себе помощника. В дверь позвонили. Когда она открыла дверь, перед ней стоял недавно ушедший от неё больной. На его лице был страх. Этот страх не возможно было скрыть.

— Можно я у вас немного посижу? Мне надо ещё кое о чём с вами поговорить. — Сказал он.

— Проходите.

Теперь Антонине стало ясно, если бы кувшин не разбился, этого мужчины не было бы в живых. На последнем сеансе она спросила:

— Вы можете мне достать билеты на концерт на день Шахтёра?

— Почему вы сразу мне об этом не сказали? Я вам их привезу сегодня.

Ближе к вечеру он привёз ей билеты.

— Я взял вам билеты, только места слишком далеко от сцены. Если бы вы сразу мне сказали, я смог бы вам взять на первый ряд.

— Спасибо. Дети очень будут рады.

— Вам тоже спасибо. До свидания.

Заканчивалось лето. Она привезла домой детей. Сходила с ними на концерт, на стадион «Шахтёр». Антонина с дочерьми досмотрела до конца. Они сидели далеко от сцены, крики зрителей заглушали голос певца. Сын не смог долго смотреть, ушёл раньше, из-за громкой музыки и криков зрителей него стала болеть голова. Только теперь Антонине стало ясно, почему больной с сожалением говорил, что не смог взять билеты на первые ряды. Через месяц она уехала в Алушту.

Предложение Александра

В Симферополе её встретила Нина у вагона поезда. Антонина не стала ехать к ней домой. Они прошли в кафе. Через три часа Антонина уехала к куме. Завезла на квартиру вещи, и сразу отправилась в санаторий к ней на работу. Кума ждала её приезда и уже нервничала, что её так долго нет, ведь поезд прибывает рано утром. Как только Антонина вошла в её кабинет, она возмущённо спросила:

— Почему так долго? Я тебя давно жду.

— Нина меня встречала. Приглашала к себе в гости. Я сказала, что в следующий раз к ней заеду.

Катя сделала чай, они не спеша пили, разговаривали. Екатерина рассказывала, что происходило в санатории. Вошёл Александр.

— Что это ты Петровна не сказала, что Антонина приехала?

— Так она только что приехала.

Антонина поднялась поздороваться. Он её обнял, и поцеловал в губы.

— Что-то новое. Раньше за тобой такого приветствия не замечалось.

— А ты много чего не замечала. Правда, Петровна?

— Правда. С вас бы получилась неплохая пара.

— А что действительно подходим?

Он стал рядом с Антониной, обняв её за плечи

— Да подходите, подходите.

— Ну что, поднимемся ко мне в кабинет?

— Она только приехала, мы ещё не наговорились.

— Успеете наговориться, а у меня потом очередь больных выстроится. Пошли, пока есть время свободное.

Они поднялись к нему в кабинет на второй этаж.

— У тебя здесь всё по-прежнему. Ничего не изменилось.

— Что должно измениться? Кабинет как кабинет. Присаживайся в кресло. Сразу займёмся твоими зубами, а то опять уедешь ни с чем. Ты надолго приехала? — Спросил он.

— Недели на две. Может, задержусь.

— Тогда я тебе пока временно поставлю коронки, посмотрю, как они будут сидеть, чтобы можно потом подточить.

Она села удобно в кресло. Он начал снимать старые коронки с её передних верхних зубов. Антонина приходила к нему каждый день.

— Такое впечатление, что тебе нравится, что я к тебе прихожу каждый день.

— Я делаю медленно, но качественно. Разве тебе не нравится общение со мной?

— Нравится. Мне очень легко с тобой общаться. Мы друг друга понимаем с полуслова.

— Ну, вот, видишь, можешь ко мне заходить просто пообщаться. Или ты уже встретила того, с кем тебе интересно общаться, чем со мной?

— Ты ещё любопытный оказывается?

— Любопытный. На сегодня всё. Дедуля поднимается ко мне на приём. Жду тебя завтра.

Антонина спустилась по лестнице, зашла к Екатерине.

— Скоро он тебе поставит коронки?

— Такое впечатление, что это долго будут длиться.

— Что-то он стал последнее время сильно тобой интересоваться. Он тебе ничего не предлагал? — Спросила с любопытством Катя.

— Нет, не предлагал. Столько девочек около него молодых крутится, у которых ноги от ушей. Будет он на меня смотреть.

— Ну не скажи. Ему женщина для жизни нужна, а не вертихвостка.

За разговором они не заметили, как у Екатерины закончился рабочий день. В окно увидели, что все работники санатория идут на троллейбусную остановку.

— Все уже домой идут, а мы с тобой здесь болтаем. — Сказала Катя, стала собираться.

Она замкнула двери, пошли на остановку.

— Смотри. Саню милиция остановила. Он только машину из Германии пригнал.

— Ты иди на остановку. Я сейчас к тебе подойду. — Сказала Антонина.

Она направилась к машине. Саша сидел перед открытой дверью милицейской машины на корточках перед водителем. Они о чём-то разговаривали. По лицу Александра было видно, что он сильно нервничал. Она подошла к ним.

— Вот ты где, а я думала, что ты меня подвезёшь. Вы скоро его отпустите? — Обратилась она к милиционерам.

Увидев её, они растерялись. Милиционер, который сидел рядом с водителем, стал, как бы ссовываться вниз с сиденья. Его фуражка сползла ему на лоб.

— Да вот сейчас разберёмся, и я тебя подвезу. — Ответил Саша.

— Я не у тебя спрашиваю. Товарищ милиционер вы его скоро отпустите?

— Да, скоро. — Волнуясь, ответил водитель.

— Я надеюсь, пятнадцать минут вам хватит для общения?

— И пяти минут хватит. — Ответил милиционер.

— Я жду тебя на остановке. — Обращаясь к Александру, сказала она.

— Вот стерва, откуда она взялась? Повезло ему в этот раз. — Подумал второй.

Она пошла на остановку. Её ждала Катя. Подъехал троллейбус. Они сели и сразу уехали.

— Ну что там? — Спросила Катя.

— Скоро отпустят.

— Они у него хотят забрать машину. Поставят на штрафную площадку, а ему скоро срочно уезжать надо, а потом считай, что пропала.

— Я проедусь к Полине. Зайду в гости сейчас, а то она и так на меня обижается, что редко захожу.

Екатерина вышла на остановке, Антонина поехала дальше. Через два часа она пришла домой к Кате.

— Где тебя носит? — Спросила Катя.

— Здесь тебя разыскивают. — Сказала Варвара, дочь Екатерины.

Зазвонил телефон. Катя подняла трубку.

— Ало. Да. Дома. Только пришла. Тоня на трубку.

— Я слушаю.

— Сказала, подвези, а сама уехала. Я сейчас приеду.

— Что он тебе сказал?

— Что сейчас приедет.

— А кушать? Ты ещё не ужинала.

— Поедим в кафе. — Ответила Антонина и стала переодеваться.

Варвара стояла на балконе. Увидев Сашину машину, сказала:

— Выходи крёстная. Подъехал.

Закрыв за Антониной дверь, Екатерина вышла на балкон.

— Он к подъезду поехал. Отсюда не видно. — Сказала ей дочь.

Антонина вышла из подъезда. Он вышел из машины, открыл переднюю дверцу. Она села, захлопнув дверь, он сел за руль. Поехали в кафе, которое находилось в этом санатории на берегу моря.

— Я тебя по всему городу искал. Где ты была?

— У Полины была. Она обижается, что я не у неё остановилась, так мне теперь придётся чаще к ней приходить. Почему они тебя остановили?

— Забыл права, но хорошо, что не успел выехать с территории санатория, а, то пришлось бы распрощаться со своей машиной. Она у меня новенькая. Сам за ней ездил в Германию. Поставили бы на штраф площадку, один бы кузов от неё остался. Они же знают, что мне скоро уезжать.

Он припарковал машину. Александр её специально привёл в это кафе. Видел, какая реакция была у милиционеров, как только они её увидели. Да и знал, что главному врачу санатория доложат по секунде о них. А Катя скажет, в котором часу он её привёз домой. Они прошли в кафе на берегу. Сели за столик. К ним подошёл официант.

— Что будете заказывать?

— Ты что будешь себе заказывать? — Спросил Саша её.

— Жвачку. — Ответила она.

Саша посмотрел на неё. Антонина увидела мгновенный его страх, который быстро прошёл, сказал:

— Для зубов вредно.

— Проверим коронки. Выпадут или нет? — Пошутила она.

— Они у тебя временно пока стоят. Завтра поставлю, тогда проверять будешь, а сейчас делай заказ.

Они сделали заказ. Любовались лунной дорожкой и вечерним морем. За разговором быстро пролетело время. После кафе он её сразу отвёз домой. Екатерина открыла ей дверь, удивлённо произнесла:

— А почему он тебя привёз?

— А куда он меня должен был отвезти?

— К себе или в гостиницу. Я думала, что вы будете вместе.

— Домой привозят жён. В гостиницу любовниц. Успокойся, просто он не захотел быть в долгу. Мы посидели на берегу моря, и он привёз к тебе домой. У нас чисто дружеские отношения.

— Правильно он тебе сказал, что ты ничего не видишь.

— А может, я не хочу видеть. Давай спать, а то кое-кому надо рано вставать.

Утром они поехали вместе в санаторий. Екатерина на работу, Антонина на пляж. Немного позагорав, искупавшись в море, она зашла к Валентине в магазин «Черноморочка». Покупателей не было. Она сама стояла за прилавком.

— Привет! Что это ты собственной персоной за прилавком? — Спросила Тоня.

— Привет! Продавцу дала выходной, чтобы отоспалась. А ты откуда?

— С пляжа. Решила к тебе зайти. Каждый день здесь бываю, к тебе редко захожу.

Валентина глянула в окно, произнесла:

— Твои родственники приехали.

— У меня нет родственников. — Ответила Антонина и повернулась к окну.

За окном стояла вчерашняя милицейская машина, с теми же милиционерами. Водитель вышел из машины и глянул в окно магазина. Увидев Антонину, он сразу сел в машину.

— Ты что, не пойдёшь? — Спросил его напарник.

— Да эта там.

— Кто эта?

— Ведьма.

— Да ты что? Вечно она у нас под ногами путается. Как хорошо было, когда её не было. Поехали отсюда поскорее.

Машина уехала. Валя сказала:

— Наверное, тебя боятся, что сразу уехали, как только тебя увидел.

— А меня за что бояться?

— Так они за деньгами приехали. Каждую неделю поборы делают. Пока ты здесь, они меня беспокоить не будут, а потом опять приедут.

— Да. Весело, здесь у вас. Пойду я.

— К своему доктору идёшь.

— К нему. — Ответила она.

Александра в кабинете не было. Она зашла к Екатерине.

— Садись, покушай. Он ещё не скоро придёт. Весь санаторий гудит о вчерашнем происшествии. У повара зять в милиции работает, так он сказал, что тебя побаиваются. Да и машину ты им вчера помешала забрать. Пришлось бы ему попрощаться с ней. Так что он перед тобой в долгу.

— Он вчера со мной расплатился, в кафе свозил.

— Крёстная, а что это он на тебя запал? Столько девушек молодых. Он никем не интересуется, кроме тебя. — Спросила Варвара.

— Ты у него спроси. Может, у него кто-то в Москве есть, а вы здесь навыдумывали себе. Пообщаться с человеком нельзя.

— О! Все вместе. Давно меня ждёшь? — Сказал Александр, обращаясь к Тоне.

— Уже рабочий день заканчивается, а он спрашивает. Тебя подождать Тоня? — Спросила Екатерина.

— Я её сам привезу.

— Можешь её к себе отвезти, если к нам не довезёшь.

— Хорошо Петровна, я над этим подумаю. — Ответил он, и вместе с Антониной поднялся к себе в кабинет.

Они вошли в кабинет. Антонина села в кресло. Он произнёс:

— Я надеюсь, что меня больше никто не будет дёргать, и я тебе не спеша сделаю коронки. Ты никуда не спешишь?

— Спешить не куда. Я в твоём распоряжении. Как твоя позвоночная грыжа?

— Ты знаешь, её больше нет. Поясница больше не беспокоит. А теперь приступим к твоим коронкам. Открыла рот.

Он снял коронки и стал медленно, не торопясь подтачивать. Завершив свою работу, произнёс:

— Пройди к зеркалу, посмотри.

Она встала с кресла, подошла к раковине, над которой висело зеркало. Стала смотреть на свои зубы.

— Очень красиво. Спасибо.

Она повернулась. Он подошёл к ней, обнял и стал целовать.

Две души, словно два голубка.

Улетают под самые облака.

В танце вальса кружатся они.

Словно тают в пространстве земли.

Озаряет их свет луны.

А на заре два любимых цветка.

Раскрывают всю душу тепла.

Нежным лучиком льётся любовь.

Заживляя душевную боль.

Зазвонил телефон. Он не выпускал Антонину из своих объятий. Телефон назойливо долго звенел без перерыва. Он ответил на звонок.

— Я слушаю. Это что, до завтра не может подождать? Хорошо, сейчас приеду. — Сказал недовольно.

— Опять что-то срочное?

— Извини, мне нужно срочно ехать. Этим людям нельзя отказывать. Он майор милиции. Я тебя отвезу.

Он подвёз её к дому Петровны, сказал:

— Ничего не рассказывай Петровне. Мне не хочется, чтобы ходили сплетни.

— Мне сплетни то же не нужны. Да и рассказывать то, нечего. — Сказала она.

Настроение у него испортилось. Он сразу дал по газам. Машину рвануло с места. Когда Антонина подошла к двери, она уже была открыта. Екатерина стояла в дверях.

— Вы что поссорились, что он так газанул?

— А ты откуда знаешь, что газанул?

— С балкона видела.

— А ты что, на балконе сидела?

— Тебя ждала.

— Нет. Не поссорились. Его кто-то срочно вызвал. У него не было желание ехать.

— Или не хотел с тобой расставаться?

— Ты же знаешь, что между нами чисто деловые отношения.

Была середина октября. Дни были теплее, чем летом. Антонина каждый день ходила загорать и купаться в море.

— А ты знаешь, что у Саши сегодня день рождение? — Спросила Катя.

— Теперь знаю. Куплю ему розы. Надо же его как то отблагодарить за коронки. — Сказала Антонина.

Екатерина ушла на работу в санаторий. Антонина проспала до обеда. Приняла душ, перекусила и отправилась к своим знакомым. Потом она зашла в цветочный магазин, очень долго выбирала цветы. Купила семь больших бордовых роз и сразу поехала в санаторий. Александра на месте не было. Она зашла к Екатерине.

— Какие красивые розы. Сразу видно от любящей женщины. Его нет, он с утра в разъездах. Не успеет приехать, как опять уезжает. О! Идёт! — Сказала она.

— У тебя здесь хороший наблюдательный пункт. Знаешь, когда приходит, когда уходит, и кто у него бывает.

— Да. В окно всё видно. Он же в свой кабинет другим путём пройти не может.

Антонина подождала немного, пока он зайдёт в свой кабинет. Потом поднялась к нему. Она вошла в кабинет с букетом цветов, сказала:

Милый доктор! Поздравляю!

И любви я вам желаю.

Пусть улыбка на устах.

Всегда радует нас.

Самых лучших перемен.

Ожидайте в этот день.

Будьте счастливы всегда.

Не забывайте и меня.

— Спасибо. Даже не ожидал. — Сказал он.

Взял цветы, поставил в воду. Подошёл к ней, взял её за плечи, и, глядя в глаза, сказал:

— Я хочу, чтобы моя жена не работала. Занималась домом и мной. Поехали со мной. Заедем в Харьков к моим родителям, а потом поедем в Москву. У меня там своя квартира и работа. Мне завтра надо выехать. Ты согласна?

— Ты мне делаешь предложение? Я могу подумать?

— Можно сказать и так. Ты разве не согласна?

— Странное у тебя предложение, ты меня не знаешь, и забыл, что у меня дети. В золотой клетке я сидеть не смогу, да и сейчас с тобой не смогу поехать. У меня здесь незаконченные дела и дома ждут меня дети.

— У тебя есть время подумать до завтра. Сегодня собираемся отметить моё день рождение в кафе. Извини, я не могу тебя пригласить, там будут.

— Я знаю, кто будет. Не извиняйся. — Ответила она, подумав. — Предлагает поехать с ним. Условия ставит как к будущей жене или не мог по-другому назвать. О детях, словно, как и не услышал. С какой целью он предложил эту поездку?

В дверь постучали. Разговор прервался. Вошёл главный инженер санатория, внимательно рассматривая Антонину, сказал:

— Ты посмотри мой зуб, что-то разболелся.

— Что за манера, приходить перед моим отъездом. Садись в кресло. — Недовольно ответил Александр.

Он подошёл к столу, написал на листике телефоны, отдал Антонине.

— Вот мои телефоны, позвони. — Сказал Саша.

— А вы Антонина Дмитриевна вместе с доктором едете? — Спросил инженер, довольный тем, что он прервал их разговор.

— А вы пришли только из-за этого на приём?

— Да, нет. — Растерянно ответил он, не ожидая от неё такого вопроса.

Александр удивлённо посмотрел на неё, а она сказала:

— Нет. Мы едим в разные стороны. Я ещё остаюсь. У меня ещё здесь дела. Я надеюсь, ответила на ваш вопрос, из-за которого вы сюда пришли? Мне пора.

Он сидел уже с открытым ртом. Его лицо перекосило от её взгляда и слов.

— Я тебя задержал. Подожди. Я сейчас освобожусь и подвезу тебя. — Сказал Александр, не поняв их разговора.

— Я прогуляюсь берегом. Спасибо. — Ответила она, закрывая за собой дверь.

— Какой зуб болит?

— Вот этот, показал больной.

Александр обработал зуб. Положил лекарство, и пошёл догонять Антонину.

— Странный между ними был разговор, словно она знает, зачем он пришёл. Только у него действительно больной зуб. Что всё это значит?

Она шла вдоль берега моря, размышляла:

— Странное у Александра предложение. Что его заставило сделать мне такое предложение? То он не хочет, чтобы о нём здесь сплетни не ходили, а это вдруг на тебе. Что это за ответ, можно сказать и так. Он прекрасно помнит, что у меня дети, даже не сказал, что заедем к тебе в Донецк. Что-то здесь не так. Да и инженер зашёл не просто так, хотя у него действительно больной зуб. Екатерина права, что когда любят, тем более два взрослых человека, то не просто так встречаются. Что или кто заставлял обо мне наводить справки? Когда меня любят, я это чувствую. Я не чувствую его ни любви, ни заботы, ни внимания. Хорошо, что можно сравнить отношения ко мне одного человека и другого. Если Геннадий хотел быть со мной, так он нашёл подход через детей, и фактически дети нас свели. А здесь, отношение как к вещи.

Она услышала приближающие к ней шаги. Обернулась. К ней быстро приближался Александр.

— Ну и быстро ты ходишь. Я думал, ты меня подождёшь. Я так и не понял. О чём это вы говорили с инженером?

— Ты хочешь в этом санатории ещё работать?

— Конечно. Я рассчитываю приезжать сюда каждый год.

— Тогда тебе придётся обо мне забыть.

— Как это забыть?

— Если главный врач узнает, что мы вместе, ты моментально потеряешь здесь работу.

— Не хочется терять это место, но найдётся другое. Ты же здесь давно не работаешь?

— Его предложение остаётся в силе. Он до сих пор надеется, что я соглашусь.

— Какое предложение?

— Стать его любовницей. Взамен однокомнатная квартира и должность, заведующей в отделении водолечебницы.

— Губа у него не дурра. Так они её не отремонтировали.

— И не отремонтируют. Она для них не выгодная.

Они расстались около кафе его друзей. Он пошёл улаживать формальности на вечер, а она пошла к своей знакомой. На следующий день он уехал, не дождавшись её ответа. Екатерина вернулась домой, спросила:

— Почему ты не пришла, он тебя долго ждал, а потом уехал.

— Вот и хорошо, что уехал. Так будет лучше.

— Для кого лучше?

— Для него. Ему надо ещё своих детей иметь.

— Какая же ты дурра! Он тебя любит, а ты!

— Он тебе сам говорил о любви ко мне?

— Да у него всё на лице написано.

Что же случилось?

Не знаю сама.

Ночью не спится,

Почти до утра

Мысли бегут,

Как в речке вода.

Не остановишь их никогда.

Хочется рядом.

С тобою быть всегда.

Милый!

Зачем ты уехал тогда!

Помнишь!

Как счастливы

Были с тобой.

На крыльях любви

Мы летели вдвоём.

В небе парили

Так высоко.

Что вернуться обратно

Совсем нелегко.

И на что-то решиться

С тобой мы должны.

Редкие встречи.

Нам очень, нужны.

После отъезда Александра, она тоже вскоре уехала. Дома продолжила с ним дистанционно работу девять дней.

Весна была холодной. Шёл снег. Погода нагоняла грусть. Прошло время после того, как она работала с Сашей дистанционно. Она решила узнать от него самого результат и когда он приедет в Алушту.

Зима уходить не хочет,

И весну не пускает в дом.

Заморозить всё же решила

Ты нашу любовь.

Ты не хочешь, чтоб

Птицы пели,

И цвели цветы.

Деревья подвенечные

Платья надели,

И в поля ушли табуны.

И на крыльях.

Соловьиной трели.

Над землёй.

Поднимались мы.

Как любить нам.

Друг друга хотелось,

Но любовь заморозила ты.

Она пошла на переговорный пункт. Позвонила ему в Москву вначале на домашний телефон, трубку никто не поднимал. Она позвонила в офис, ответила администратор. Его пригласили к телефону.

— Кто тебе дал мой телефон? — Не довольно спросил он.

— Ты мне сам дал. У тебя что-то произошло?

— Ты ещё спрашиваешь? Погиб в аварии мой отец. Варя сказала, что это ты сделала. Больше не звони мне.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 464