электронная
120
печатная A5
419
18+
АнтиБожественная комедия

Бесплатный фрагмент - АнтиБожественная комедия

Часть вторая

Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-0817-6
электронная
от 120
печатная A5
от 419

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Внемлите люди, сей нехилой былине. Былине о том, что Ад есть, Рай есть, да и Чистилище, чего уж греха таить, тоже есть.

История сия пестрит черным юмором, дьявольскими шутками над смертными, путешествиями во времени и отсылками всех мастей. Но даже в такой истории есть свой сакральный смысл, понять который дано не каждому. Смысл в том, что даже насквозь прожженная, циничная и грешная душа может получить прощение и шанс избежать дьявольских мук в одном из отделений Преисподней. Для этого достаточно пожертвовать собой ради высшей цели. Вот только на такие жертвы мало кто согласен, а те, кто согласен, давно обитают в царствии небесном.

Пролог

Воздух был пропитан слезами, дымом от тоненьких желтых свечей и самой настоящей скорбью. Скорбью по тому, кто сейчас лежал в центре храма в большом и некрасивом ящике бордового цвета. Позади этого ящика было полным полно разнокалиберного народа. Девушки, женщины и старушки соседствовали с парнями, мужчинами и стариками. Лица их были полны уныния, а глаза покраснели от большого количества пролитых слез.

Священник, стоя рядом с усопшим, махал кадилом и читал одну из многочисленных отходных молитв. В ней он призывал Бога Всемогущего смилостивиться над душой раба его, лежащего в том самом ящике. На лице служителя застыло служебное выражение сожаления по тому, кто покинул мир живых и вознамерился уйти к Богу. Присутствующие молча слушали его и не перебивали, ибо все они были людьми верующими и никто из них не хотел нарушить одно из таинств церкви.

А в уголке, почти у самых дверей, где старушка продает свечи и маленькие иконки, стоял паренек. Он удивленно наблюдал за церемонией, сидя на корточках и почесывая свою лысину. В руках парня была зажата черная вязаная шапочка. На него никто не обращал внимания, да и не стал бы обращать. Все дело в том, что живые крайне редко видят тех, кто уже ушел. Помер, если говорить простыми словами, которые тоже могут быть преисполнены пафоса.

— Подфартило, — тихо буркнул парень, с кряхтением поднимаясь на ноги. — Говорил Валету, что того шалопая не надо было трогать.

Священник тем временем покончил с официальной частью и, кивнув, разрешил вынести большой бордовый ящик на улицу, где уже стоял черный микроавтобус одной из траурных служб города. В машине дожидались своего часа тяжелые венки и целые охапки цветов. «Геносу от братвы», «Гене от мамы и папы», «От Тюльпана и Валета» и так далее. Совсем скоро эти венки украсят собой мерзлую землю и простой деревянный крест с именем того самого «Геноса».

Народ тихо двинулся следом за крепкими парнями в черном, которые несли к боковому выходу из храма большой ящик с усопшим Геносом. А лысый парень задержался на мгновение. Ему было очень не по себе от вида глаз святых, уставившихся на него с молчаливым укором.

— И что теперь? — спросил сам у себя усопший, в растерянности крутя головой по сторонам. — Меня, типа, должны сопроводить куда-то?

— Ага. Должны, — рядом с ним раздался тихий голос, а спустя мгновение появились и очертания фигуры. Это был худощавый паренек в белой сутане и с короткими крылышками за спиной. Длинные волосы пришельца оказались стянуты в тугой хвост, а глаза с насмешкой наблюдали за реакцией Гены.

— Братан, ты ангел? В рот мне ноги, — ошарашенно уставился на паренька Гена.

— Не пристало так говорить тому, кто спустя пару минут окажется на небесах, — мило ответил парень и взял усопшего за руку. — Пойдем, брат мой. Заждались нас уже.

— Пойдем, — обрадованно кивнул Гена и, улыбнувшись, сверкнул золотой фиксой. — Меня Таран зовут, паря. Чё мне теперь грозит?

— Узнаешь, юноша, — хмыкнул ангел, махнув рукой. Рядом с ним тотчас же появился столп света, и заиграла мелодичная и прекрасная музыка. — Ступай туда.

— Лады, — согласился усопший и сделал первый шаг. Его мигом подхватили потоки сильного и в тоже время ласкового ветра и понесли наверх. Последним, что увидел Гена, был уменьшающийся зал храма, где всего несколько минут назад отпевали его самого, а затем сознание парня отключилось.

Но ненадолго, только на пару секунд. Гена пришел в себя, лежа на большом белом облаке. Его сопровождающий стоял рядом и услужливо протягивал парню руку. Гена осторожно принял помощь и последующее за ним вертикальное положение. После чего принялся озираться по сторонам, забыв закрыть рот и сверкая фиксой направо и налево.

— Это Рай? — спросил он, повернувшись к ангелу. — В натуре? Чисто, как у Махры в трусах.

— Да. Это Рай, — так же тихо, как и всегда, ответил сопровождающий, сложив ладони вместе. — Теперь ты будешь обитать здесь вечность, Геннадий.

— А шпидагузы мне орали, что я в Ад попаду, — заржал усопший, по-хозяйски сунув руки в карманы трико. — А чё, бухнуть есть где? Я бы от сижки не отказался.

— Есть. Здесь есть все, что захочешь. Достаточно лишь протянуть руку, человек, — степенно ответил ангел, лучезарно улыбаясь. Геносу он нравился, хоть и возникало желание предъявить посланцу Небес за длинные волосы. А то чё, как баба. Но осознание того факта, что он попал в Рай, буквально окрылило лысого парня.

— Лады. Метнись, братан, не в службу, а в дружбу. Достань пивчика холодного, не в падлу, а? Трубы горят, — дерзко попросил Гена, проверяя ангела на твердость характера. Но тот мило улыбнулся и щелкнул пальцами. Рядом с ним на золотом подносе появилась требуемая бутылка. Да еще какая. «Балтика Девятка» собственной персоной. Ангел и про сигареты не забыл, заботливо распечатывая пачку «Явы Золотой».

— Видишь? Достаточно захотеть, — ответил сопровождающий, кивнув на поднос. Гена что-то промычал и кинулся к подносу, где стояла вожделенная бутылка с алкоголем и пачка сигарет. Но то, что произошло дальше, удивило усопшего еще сильнее. Руки Гены просто прошли сквозь бутылку, не сдвинув ее даже ни на йоту. С сигаретами случилась та же беда.

— Бля, — огорошено буркнул Гена и вопросительно уставился на ангела. — Братан. Ты чё мне мозги ебешь? Пером не ширяли ни разу?

— Збышек! Перестань обнадеживать умерших, — раздался еще чей-то голос. Он был грозным, могучим и в то же время невероятно мягким. Ангел вздрогнул от неожиданности, но потом рассмеялся и щелкнул пальцами. Теперь на его месте стоял тот, кого Гена откровенно презирал всю свою сознательную жизнь. Металлист, или как таких называли друзья Гены, — патлатый. На нем была черная майка с нечитабельным логотипом какой-то сатанинской группы, синие джинсы и большие тяжелые ботинки.

— Прости, Петр, — в перерыве между смехом произнес парень, указывая на опешившего Гену. — Ты видел его ебальничек? «Слышь, паря, метнись и бухла мне притащи».

— Чё за хуйня тут творится? Отвечайте, или порешу всех, бля, — не слишком уверенно протянул Гена, пятясь назад. Из большого облака, где стоял смеющийся паренек, вышел еще один незнакомец. Это был внушающий уважение мужчина с густой бородой и пронзительно синими глазами. Он сурово посмотрел на ангела, а затем повернулся к Гене.

— Ты на Пороге, человек.

— На Пороге чего? — не понял усопший, комкая в руках свою шапку, с которой предпочитал не расставаться.

— На Пороге Райских Врат, — устало ответил тот, кого звали Петром. — Збышек. Подай мне Летопись этого человека.

— Конечно, босс, — кивнул парень и, подбежав к другому облаку, взял с того большую книгу в черном переплете, после чего вложил ее в руки Петра. — Уверен, там нас ждет настоящая Игра Престолов. Ты не против, я пока сигаретку выкурю? Эти полеты на Землю тревожат мои нежные чувства и наполняют душу ностальгией по славным денькам, когда я мог пить, курить и разить сладкие писечки.

— Наслаждайся, — хмыкнул привратник и раскрыл книгу аккурат посередине. — Так, что тут у нас?

— Плохо все, братан? — робко спросил Гена, заметив, как скривились губы Петра, когда он водил пальцам по страницам Летописи.

— Определенно, — ответил за него Збышек, с наслаждением затягиваясь сигаретой. — Ты, друг мой, грешил похлеще меня.

— Так ты не ангел? — совсем потерялся усопший.

— Нет. Я Петру помогаю. Официально моя должность звучит так — посланец Небес и сопровождающий души грешников к Порогу. Но на твоем месте я бы задумывался не над этим, а над тем, что сейчас прочитает Петр.

— Ох, — выдохнул привратник, прикрыв рот широкой ладонью. — Тут все очень плохо. Збышек?

— А? — откликнулся паренек.

— Вызови, пожалуйста, Флегия.

— Пиздец тебе, братишка, — ехидно прогудел длинноволосый паренек и направился в сторону. Там появились очертания огненного круга, а в воздухе запахло серой. Гена сглотнул тяжелый комочек и от страха закрыл глаза.

Глава первая. Посланник

Кто бы мог подумать, что, умерев, я удосужусь пройти Девять Кругов Ада, Семь Поясов Чистилища и даже немного поблуждаю по Раю. Познакомлюсь с демонами, увижу и разозлю Люцифера, а затем пожертвую своей душой ради тех, кто мне дорог. Ах, да. Еще и с Богом пообщаюсь.

Но все оказалось реальней некуда. По моим приключениям хоть фильм снимай. Мигом опустошит всю голливудскую казну. Но на деле все оказалось более прозаично. Бог принял мою жертву, и по Небесным законам меня ждало место в Раю. Конечно, я был рад тому, что больше не испытаю адских мук, не увижу гниющую пизденку тупой египетской прошмандовки Клеопатры и теперь буду сидеть вечность на белом облаке с золотой свирелью в руке. Был один маленький минус. В Раю было немного скучно. Да, радость и счастье переполняли мою душу, а в качестве главного приза мне досталась рыжая бестия Астра, но исчез прежний дух приключений. Ругаться в Раю нельзя, пить нельзя, курить нельзя, а чтобы вкусить сладость женского тела, приходилось выбираться за Райские Врата и прятаться в облаках. Правда, ни я, ни Астра были не против. Это придавало нашим отношениям особую пикантность, а Петр делал вид, что ничего не замечает. Изредка меня навещал Герцог Элигос, который теперь заведовал душами в Лимбе. Он, по доброте душевной, всегда приносил с собой пару бутылей ядреной бесовской самогонки и целый блок сигарет, который я прятал рядом с облаком Петра. Но со временем и это наскучило. Пока я не напросился к Петру в помощники. Привратник, на удивление, здраво принял мое предложение и поставил меня посланцем Небес, сопровождающим души умерших пред его ясны очи для определения этих самых душ на законные места. В Рай, Ад или Чистилище. Тут-то жизнь моя небесная вновь заиграла яркими красками, ибо появилась возможность навещать Землю и беззлобно подшучивать над душами. Поначалу Петр был против таких издевательств, а потом махнул рукой, ибо я сэкономил ему целую кучу времени, дав привратнику возможность разгрести завалы в Небесной канцелярии.

Астра, конечно же, оскорбилась, когда узнала, какую работу я получил, а потом устроила Петру такую истерику, что тот чуть не нарушил Божественную волю и не отправил дерзкую рыжую бабу обратно в Ад. Но рыжая своего добилась и теперь, если не была занята в канцелярии, охотно сопровождала меня на Землю, где помогала с транспортировкой душ на Небеса. Работка, на самом деле, аховая. Чего и кого там только не увидишь. Олигархов, которые сулят свои миллионы и клятвенно заверяют, что отгрохают еще пару церквей в обмен на то, что их не сошлют в Ад. Набожных ханжей, мнимых праведников, насильников, убийц. Или обычных бандитов, как Гена, который сейчас хлопал ртом, наблюдая за моими манипуляциями.

Я раздвинул огненные облака и мысленно сконцентрировался, вызывая в голове образ владыки Седьмого Круга. Но ничего не получалось. Когда кто-то из владык был занят, то ставил защиту, обойти которую мог только Петр или кто-то из высших Сил. Плюнув, я наклонился к дыре и заорал во всю глотку:

— Владыка Флегий! Тебя ждет свежее мясцо, а Петр уже ругается, что ты отвечать не хочешь!

— Збышек, — покачал головой Петр, не отрываясь от Летописи. — Почтения у тебя к демонам нет вообще.

— Согласен. Но мысленные приказы он блокирует, а спускаться за ним желания нет, — честно ответил я и крикнул повторно: — Флегий, блядь! Петр зовет, и грешник ждет!

— Это он, типа смотрящего зовет? — робко спросил молчащий до сего момента Геннадий. Петр кивнул.

— Почти. Владыка Седьмого Круга, где тебе предстоит отбывать наказание.

— А если я откажусь и трубу вам пошатаю?

— Прости? — оторопело спросил привратник, уставившись суровым взглядом на усопшего бандита. — Ты грозить мне вздумал?

— Не, братан. Рамсы попутал, извиняй. Чё ты, бля, быкуешь сразу. Шуткую я так.

— Не шути так, — посоветовал я, третий раз вызывая Флегия. Получилось. Из дыры пахнуло жаром, а спустя пару секунд из нее вылез и сам владыка. Он ехидно мне ухмыльнулся и протянул руку. Я осторожно ее пожал.

— Привет, Збышек. Ахиллес, кстати, все еще ждет твоего возвращения, — пророкотал он, поворачиваясь в сторону Петра. — Приветствую, привратник. Что случилось такого, раз ты вызвал меня?

— Необычный грешник для тебя, владыка, — степенно ответил Петр, вставая с облачка и подходя к Геннадию. Тот растерянно мял свою шапку и во все глаза смотрел на Флегия, чья могучая фигура возвышалась над ним, как великан над лилипутом.

— Вижу, — осклабился Флегий. — Целый список грехов. Гнев, убийство, богохульства, измывательство над слабыми, воровство, прелюбодеяние. Его смело можно в Горючие Пески отправлять.

— Чего? Какие пески? — переспросил Гена, переводя взгляд с Флегия на меня.

— Горючие, — услужливо подсказал я. — Там тебя кактусом в жопу будут всякие извращенцы поебывать, а ты таким образом грехи искупишь.

— Не искупит, — покачал головой демон. — Ладно. Сеир с ним сам разберется. Я передам твое заключение, Петр. Пошли, грешник.

— Куда?

Но договорить Геннадию не дали. Флегий схватил усопшего и резво кинулся вниз. Из дыры в облаках раздался отчаянный визг бывшего бандита.

— Ибо нехуй ботанов доебывать, — мудро рек я, закрывая спуск в Ад. — По сигаретке, Петр?

— Кури уж, — рассмеялся привратник. — Неужели тебе не жаль его?

— Неа. Долбоеб, он и в Африке долбоеб. Дерзкий, мутный, хулиганистый. В жопу его, Петр. В Аду ему самое место, — поморщился я, закуривая новую сигарету. — Ох, хорош элигосовский табак. Кто следующий? Может, ради разнообразия, дашь мне бабульку божий одуванчик? А то одни уебки сплошь и рядом. Я уже не верю, что на Земле праведники есть.

— Есть, Збышек. Увидишь и их когда-нибудь. Правда, за ними обычно настоящих ангелов отправляют, а не посланцев вроде тебя.

— Спасибо, обосрали, — буркнул я и мигом забыл про все горести, узрев, как из Райских Врат выходит Астра. — Привет, заинька. Потеребила фасольку, пока никто не видит?

— Еблан ты, Збышек, — рыжая влепила мне подзатыльник и поклонилась Петру. — Совсем одичал. Уж извините.

— Ничего, Олеся, — улыбнулся в бороду Петр. — Какими судьбами к нам?

— Минутка освободилась, вот и решила найти своего любвеобильного лысого овоща, — ласково ответила Астра, поглаживая меня по спине. Такие перепады настроения у рыжей были не в новинку, да и я уже привык.

— И я тебе очень рад, заинька. Только не лупи меня, когда я дымом затягиваюсь, а то вона как бывает. Ударишь меня, а в обратную тебе яблоко перемолотое из моего желудка полетит.

— Фу!

— Хули фу, милая. Что естественно, то не без оргазма, — съязвил я, пародируя поглаживания Астры по спине. Петр картинно закатил глаза, заставив нас рассмеяться. Но вкрадчивое покашливание позади, заставило всех обернуться. Там, улыбаясь и сияя белыми зубами, стоял Герцог Элигос.

— У вас очередное веселье, друзья? — спросил он, принимая облик известного нам красавца. Правда, теперь у него не было багровой брони одного из верховных демонов, но несчастным Герцога нельзя было назвать. Он чудом и только благодаря моей жертве избежал мести самого Диавола, который в гневе своем мучил бедного слугу, подвергая его всяческим ужасам, какие только были в Преисподней.

— Ага. Все как обычно. Рыжая бесится из-за красных дней календаря, а Петр ей потакает, — ответил я, уклоняясь от очередного подзатыльника Астры. — А ты, смотрю, цветешь и пахнешь?

— Есть немного, — туманно ответил Элигос, а затем обратился к привратнику. — Петр. Потребна мне помощь твоя.

— Чем могу помочь, Герцог Элигос? — тут же откликнулся Петр, подходя ближе. — Нечасто ты просишь меня о помощи.

— Ага. Потом хуйня какая-нибудь случается, — встрял я. — Диавол тебя опять мучает?

— Нет, Збышек. С ним я уладил все разногласия, — улыбнулся демон. — Мне нужна помощь твоих посланцев в доставке одной грешной души прямо в пылающее жерло Ада.

— Бля, как текст из песни Dimmu BorgirI, — восхищенно присвистнул я. Даже Астра сподобилась на кивок одобрения. — Я могу помочь.

— Не сомневаюсь. Но душа эта необычная.

— И в чем ее необычность? — тихо спросил Петр.

— Чернокнижник.

— Быть не может, — ахнули мы с Астрой. — Разве чернокнижников не демоны забирают?

— Так и есть. Но этот пока не собирается умирать. Он трижды продлял себе жизнь неизвестным способом, — серьезно ответил Элигос. Глаза демона мрачно сверкнули. — Необходимо объединиться.

— Герцог, вы сами знаете, что ангелы крайне неохотно относятся к объединению с демонами. Даже ради праведного дела, — чуть подумав, сказал Петр. — Боюсь, что желающих не будет, а заставлять я их не могу.

— Ах, да. Небесная свобода, — поморщился Герцог. — Свободный выбор и все дела.

— В точку.

— Я помогу! — крикнул я, когда устал от попыток обратить на себя внимание. — Я тоже посланник Небес.

— Ты не ангел, Збышек, — мягко заметил Элигос, потрепав меня по голове.

— И что? Я смогу сдержать даже буйную душу. Хуй она куда денется. Пара ударов по призрачным бубенцам, и ваша душа с радостью помчится в Преисподнюю.

— Хм, — задумчиво буркнул демон, а затем повернулся к Петру. — Выбор за тобой. Я не могу отказаться даже от их помощи. Чернокнижники весьма опасны, и пара лишних рук мне не повредит.

— А твои собратья? Почему их не попросить? — удивилась Астра.

— Тут более сложно, Олеся. По законам Ада за душой чернокнижника должен отправиться только один демон. И этот демон — я.

— Хуево, — кисло заметила рыжая. — Петр. Давай мы поможем? Элигос нам когда-то помог, да и мы ему помогали.

— Хорошо, — спустя пару минут раздумий ответил Петр. — Если так желаете, то ступайте. Я не вправе вам указывать, хоть вы и не ангелы. Есть одно «но», Герцог Элигос.

— Какое?

— Вы в ответе за Степана и Олесю. Учтите это. Я знаю, что такое душа чернокнижника и чем опасна, но они сами вызвались помочь.

— Не переживай. Я присмотрю за ними. С этим сложностей не будет, — мрачно хмыкнул демон. — Конечно, я надеялся на помощь ангелов, но и души праведников сгодятся.

— Видимо, все очень серьезно, — шепнул я Астре, когда Элигос совещался с Петром.

— Ага, — поддакнула та. — Впрочем, это даже лучше. У меня уже от скуки стервозность повысилась.

— Она и не уменьшалась, заинька, — согласился я. — Ладно. Вроде наши все решили.

Спуск на Землю был быстрым и почти незаметным. Когда спускаешься туда сотый или даже тысячный раз, то привыкаешь не обращать на это никакого внимания. Герцог Элигос молчал всю дорогу, крепко сжимая меня и Астру своими когтистыми лапами. Для удобства он принял облик демона, а мы согласились с тем, что он нас понесет во избежание ненужных временных трат. Молчала и Астра, гоняя у себя в голове особенные, рыжие мысли. А может, просто думала о предстоящей операции. Только вот меня заткнуть не получалось. Видимо, сказывался стресс, а я, как неугомонное создание, не мог обойтись без болтовни.

— Где это мы? — нарушила молчание Астра, брезгливо переступая через спящего бомжа. Герцог повел носом и ехидно улыбнулся.

— Чехия. Прага, если быть точнее.

— А ты не будь таким точным, — поморщился я, разминая затекшие конечности. — Может, и вонять так не будет. Я думал, что в моем районе живут признанные чемпионы по вони, ан нет. Чехи им фору дают.

— Все тебе не так, — сварливо буркнула рыжая, пихая меня в плечо и пристраиваясь за демоном, принявшим облик человека в черном костюме. — Герцог, ты сейчас натуральный телохранитель. Очков не хватает.

— Прости, — Элигос щелкнул пальцами и, ослепительно улыбнувшись, повернулся к Астре. Теперь его глаза закрывала последняя модель мечты всех хипстеров — Ray Ban.

— Уже лучше. Теперь мне до Збышека придется доебываться, ибо я охуеть как нервничаю, — съязвила рыжая, показав демону язык.

— Нам туда, — тот оставил без внимания ехидство Астры и указал пальцем в сторону трехэтажных домов. Рядом с одним из них отчетливо виднелась аура разложения. Черно-зеленого цвета. Я видел похожие, но настолько глубокий зеленый цвет довелось увидеть впервые.

— Ладненько. Погнали, братья Блюз и сестренка Гранж, — Герцог и Астра удивленно на меня воззрились, прервав путь через пустырь, где беззастенчиво спали бездомные. — Что не так? Смешно же. Ну улыбнитесь, буки. А и черт с вами. Сами себя развлекайте теперь.

— Збышек. Будь серьезен, пожалуйста, — мрачно ответил Элигос, быстро устремляясь к дому, отмеченному странной аурой. — Нам понадобятся все силы.

Герцог Элигос первым ступил в комнату, где предположительно обитал таинственный чернокнижник. Я затаил дыхание и постарался спрятаться за его могучей спиной, будто демон мог меня защитить от неизвестного. Мог бы. А мог бы и подлянку устроить. Он же демон. Но все внимание Элигоса было обращено на жилище того, за чьей душой мы явились.

Комнатка была прямиком из декораций к андерграундному фильму ужасов с Дени ФилтомII в главной роли. Стены с облупившейся штукатуркой и в непонятных пятнах, вековой слой пыли на предметах, грубые шкафы с книгами по оккультизму и черной магии. В центре, на полу, темнела пентаграмма, нарисованная предположительно тухлой кровью, но я мог и ошибаться. Хотя запах подтверждал мои догадки. Где-то что-то гнило или сгнило уже давно, пропитав страшную комнату ужасным ароматом. Астра скривила носик и невежливо пнула старое кресло у входа, но Элигос красноречивыми жестами приказал не шуметь.

— Странно, — спустя минуту пробурчал демон, внимательно осматривая комнату. — Я чувствую его присутствие, но оно очень нестабильно. Будто он был здесь буквально пару секунд назад.

— Может, посрать отошел? — ответил я, подходя к шкафу с книгами. — О, у него гримуар Соломона есть. В оригинале. Можно, я возьму почитать?

— А то ты не читал его, — съязвила рыжая. — Мы вообще-то за чернокнижником пришли, а не библиотеку его грабить.

— Умеешь ты все испортить, — скривился я, тайком пряча заветную книжицу под майкой. — Но мы отвлеклись от главного. Где наш хитровыебанный друг, вознамерившийся обмануть величайшего Герцога Ада?

— Лесть твоя, конечно, приятна, — улыбнулся Элигос, повернувшись ко мне. — Но будь, пожалуйста, внимательнее. Чернокнижники не так просты. Уверен, он знал, что я за ним явлюсь.

— Если это так, то искать его тут нет смысла, — хмыкнула Астра, поднося к глазам одну из пыльных бутылей, украшавших полки второго шкафа. — Фу. Здесь гомункулIII копченный. На Збышека похож. Особенно членом.

— Но, но! — вскинулся я. — Не хаять моего пана Пиписевича. Он весьма чувствителен к необоснованной критике.

— То не критика, а правда, — наставительно заявил Герцог и резко обернулся, когда со стороны кухни раздался шорох. — Умолкли!

— Молчим, Ваше сиятельство. Где уж нам, сирым да убогим.

Астра осуждающе на меня посмотрела и покачала головой.

— Чего?

— Збышек, — прошипел демон. — Заблокируй выход. Астра, ты следи за пентаграммой. Не зря она тут.

— Сделано, — кивнула рыжая, перетаскивая в центр комнаты пыльное кресло. — Хуй он теперь что сделает.

Элигос тем временем осторожно двинулся на кухню. В руке демона мрачно мерцал тяжелый диавольский клинок. Я как-то позаимствовал его на время и даже попытался отпилить от Райских врат кусочек, но появившийся Петр, а следом за ним и Архангел Михаил быстро выбили из меня всю дурь, отправив в Чистилище на недельку. Там я понял, что мое прощение не позволяет мне безнаказанно портить небесное имущество злым оружием. А бессердечный Элигос еще и руку сломал за кражу своего верного меча. Правда, потом вернул все, как было, но боль я испытал адскую.

— Великий Герцог Элигос собственной персоной, — раздался в тишине чей-то противный писклявый голос, от которого и я, и Астра подпрыгнули до потолка. Демон издал короткий рык и ворвался на кухню. — Приветствую тебя. Давненько мы не виделись.

— Не след тебе шутить с Адом, Стефан.

— Не будь таким серьезным. Кстати, ты не представишь меня своим небесным друзьям?

— Збышек, — ответил я за Элигоса и посмотрел на чернокнижника, который оказался низеньким плешивыми старичком с довольно злыми глазами. Длинный нос в пигментных пятнах и толстые губы, слабое подобие горба за спиной и неприятный запах изо рта. Чернокнижник был именно таким, каким я его и представлял. Он повернулся на мой голос и выдавил из себя скупую улыбку.

— Не скажу, что рад присутствию светлых в моем доме. Но добро пожаловать, посланцы.

— Пиздец, — констатировала Астра, когда узрела зубы того, за кем мы явились. — Зубная паста тебе противопоказана? Збышек, у тебя Тик-Так есть?

— Ему не поможет. Тут сперма Мойдодыра нужна, — откликнулся я.

— Дерзкие дети, — хихикнул старик, похлопав для пущего эффекта в ладоши, и поднял вверх указательный палец, увидев, что Элигос двинулся к нему. — Но, но. Не спеши, старый друг. Обрати свое внимание на пол.

Герцог опустил взгляд на пол и злобно сплюнул. Чернокнижник стоял в такой же пентаграмме, как и та, что была в комнате. Демон вернул клинок в ножны и примирительно поднял руки.

— Стефан. Твое время пришло…

— Нет, не пришло, — зло бросил старик. — Я сам решаю, когда оно придет. И поверь, у меня нет желания становиться рядовым бесом.

— Чего же ты хочешь? — тихо спросил Элигос, присаживаясь на пыльный стул. Он лениво следил за движениями чернокнижника и вообще являл собой образец расслабленности и похуизма. Но мы знали, что это не так. На самом деле Герцог был предельно собран и ждал, когда старик допустит хоть малейшую ошибку. — Стефан. Ты трижды обманывал Смерть.

— Обману и еще раз. Всему свое время, друг мой.

— Хорошо. Я могу сидеть вечность и ждать, когда тебе надоест прятаться в пентаграмме. Они тоже, — Элигос кивнул в нашу сторону. Я же, пользуясь моментом, запалил сигаретку и облегченно выдохнул сизый дым.

— Да, бля. Вот этого мне не хватало. Слышь, дед. Кончай выебываться и пошли с нами. Тогда обещаю, что весь полет я не буду у тебя волосы драть. С лобка в том числе, — усмехнулся я, подходя ближе.

— О, какой интересный экземпляр, — чернокнижник заинтересованно меня осмотрел. — Бывший грешник, совершивший евхаристию. Чудны дела на небесах, я смотрю. Да и ты, Великий Герцог, давно уже не великий.

— Сил хватит, чтобы двинуть кулаком тебе в ухо и сдать твою душонку на растерзание дебила Ахиллеса, — вставила свои пять копеек Астра. — Закругляйся, дед. Тут воняет, пыльно, и ты еще комедию ломаешь.

— Всему свое время, девочка, — блеснул глазами старик. Он что-то достал из-под полы своей черной сутаны и гордо воздел вверх бумажку, испещренную таинственными коричневыми символами, и темно-зеленый амулет в виде треугольника. — Вот то, что даст моей душе жизнь вечную.

— Это ты так хвастаешься тем, что жопу вытирать умеешь? — фыркнул я, демонстративно отворачиваясь. — Такую хуйню я и сам за пять минут сделать могу. Дайте мне бобов, туалет и рулон туалетной бумаги.

— Нет, глупец, — ощерился чернокнижник. — Это Ключ.

— От квартиры, где деньги лежат, или от кладовки, где ты огурцы хранишь? — рассмеялась Астра. Герцог Элигос просто прикрыл глаза и сделал вид, что его тут нет.

— Смейтесь, глупые дети. Узрите силу черную, — голос старика наполнился новыми, воистину жуткими и грозными нотками. Он читал то, что было записано на листке бумаги, и не заметил, как его правая нога покинула пределы пентаграммы. Чем сразу же воспользовался Герцог Элигос. Демон рявкнул так, что побелка с потолка осыпалась, сделав наши головы похожими на пасхальные куличи. Однако на чернокнижника выходка Элигоса не произвела должного впечатления. Он будто прирос к полу и продолжал бубнить себе под нос. Но с каждой секундой его голос становился все громче, и по сутане даже пробежали странные искорки.

— Clavem ad alios mundos. Aperite portas[1], — хрипло выкрикнул старик и вцепился воспламенившейся рукой в горло Герцогу Элигосу. Мы с Астрой нестройно завопили и бросились на помощь другу. Рыжая принялась лягать чернокнижника своими тощими ногами, а я схватил со стола старый тостер и со всего маху влепил старику по голове. Но неведомая сила тут же отбросила нас с Астрой к противоположной стене.

— Я не дам тебе сбежать! — просипел Элигос, тщетно пытаясь вырваться из стальных тисков колдуна. Тот рассмеялся в ответ.

— Тогда ты отправишься со мной. И там, куда мы отправимся, сила твоя будет ничтожной. Ты попал в ловушку, Герцог.

— Как сказать, — выдохнул демон и последним усилием втолкнул старика в пентаграмму, контуры которой сияли болотно-зеленым цветом. Что-то ослепительно вспыхнуло, и когда наши глаза вновь обрели способность видеть, то мы узрели, что внутри пентаграммы пусто. Чернокнижник исчез, но также исчез и Герцог Элигос.

— Пиздец, — хмыкнула Астра, открыв от удивления рот. Я молча с ней согласился.

Обратный путь на Небеса проходил в тягостном молчании. Наши мысли были с Герцогом, которого куда-то уволок противный старик с гнилыми зубами. Рыжая, против обыкновения, это даже не комментировала и, насупившись, летела рядом со мной. Хороши же посланники. Мало того, что ничем не помогли, так еще и друга потеряли. Молчание нарушил Петр, после того, как мы оказались перед Райскими Вратами. Привратнику достаточно было на нас посмотреть, чтобы все понять.

— Я надеялся, что эти знания потеряны, — тихо сказал он. — Все мы ошибались.

— Какие знания? — спросил я, закуривая от волнения пятую сигарету подряд. — Тот дед сотворил хуйню, Петр. Намалевал тухлятиной пентаграмму, прочел что-то с грязной бумажки и чуть Элигоса не разорвал на тысячу маленьких герцогов. А потом исчез.

— Ага, — поддакнула Астра. — Что это было?

— В далекие времена жил на свете колдун. Великий колдун, — начал Петр, присев на свое облачко, которое заменяло ему стул. — Он создал Ключ к Вратам. Ключ этот наделял своего обладателя могучей силой, способной изменять прошлое и будущее. Видеть незримое. Ключ давал силу, равную Божественной искре. Сами понимаете, что такое не могло остаться незамеченным.

— Ясен пень. Вундервафля, которая заткнет за пояс всадников Апокалипсиса. Хули тут непонятного, — съязвил я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 419