электронная
248
печатная A5
463
18+
Анитаниэль. Начало

Бесплатный фрагмент - Анитаниэль. Начало

Объем:
280 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3794-8
электронная
от 248
печатная A5
от 463

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Сегодня был последний день учёбы. Через неделю я получу диплом квалифицированного тёмного мага. Для меня это станет началом новой жизни, я стану свободной. Больше никто не сможет на меня давить и распоряжаться моей жизнью, я смогу заниматься тем, что мне действительно нравится. Стану стражем империи, о чём мечтала с самого детства.

В нашей империи не каждый может сказать, что он свободен. В Археи, империи демонов, всё ещё существует рабство. Это не поощряется, но и закона, запрещающего рабства, как такового нет. В основном, рабами становятся преступники и сироты. Несколько столетий назад рабы получили возможность снова стать свободными гражданами, выполнив огромный перечень условий. Но это мало кому удавалось.

Мой отец — двоюродный брат нашего императора Саахара Ди Лаир. Наш император правит на протяжении ста семидесяти лет и правит справедливо. Империя растет и процветает.

В связи с таким родством, наша семья должна выглядеть солидно. Постоянно приходится следить за речью и своими действиями, посещать балы и светские мероприятия, и упаси нас Боги, сделать хоть малейшую ошибку, папенька будет в ярости. Мы должны общаться только со знатными лордами и леди, и ни в коем случае с простыми крестьянами.

Когда я поступала в Академию Тьмы, мой отец был категорически против. Конечно же, он хотел выгодно выдать меня замуж и получить новые связи. С чьим-то мнением он редко считался. Разве что с мнением императора, но на то он и император, чтобы беспрекословно выполнять его приказы. Но нам с матерью удалось уговорить отца разрешить мне учится в Академии, но опять — на его условиях. Если я не закончу Академию и не получу диплом, то выйду замуж за того, кого выберет он. У меня был отличный стимул добиться своего.

И вот, через неделю — церемония вручения дипломов. Я это сделала, я закончила академию. Я добилась свободы.

Глава 2

— Анита, ты еще не купила платье на церемонию?

Моя лучшая подруга — Гелия, мы знакомы с ней с детства. Она моя полная противоположность, начиная с внешности и заканчивая характером. У нее длинные волнистые волосы цветом поцелованного солнца, большие голубые глаза, маленький прямой нос и пухлые губы бантиком. Её фигуре могут позавидовать первые эльфийские красавицы, у Гелии стройные длинные ноги, узкая талия, и есть округлости в нужных местах. У нее эльфийские корни, ее прапрабабка вышла замуж за эльфа и из-за смешанной крови Гелия больше похожа на эльфийку, чем на демоницу.

— Ещё нет, завтра с матушкой поедем к леди Розелии. — Если у неё найдётся время для собственного ребёнка.

— Ты будешь неотразима в красном, это явно твой цвет.

Гелия права, мне идёт красный цвет больше остальных. У меня прямые чёрные волосы ниже плеч, глаза насыщенного зелёного цвета, аккуратный нос и губы, что достались мне от отца; нижняя губа немного полнее верхней. Я не красавица, но и страшненькой меня не назовешь. В последние несколько лет я ношу одежду только с рукавами, чтобы немного скрыть мышцы, ведь леди должны быть слабыми и их тело должны украшать драгоценные тряпки и украшения, но никак не мышцы. В Академии нас не только обучали магии, но и военному мастерству. Сражения на мечах, стрельба из лука, метания ножей, рукопашный бой. Ведь мы будущее нашей империи.

Воины, обязанные быть сильными, стойкими, быстрыми, умными и ловкими. Мы будущие стражи, защитники империи и народа. Для нас одна ошибка, один неверный шаг может стоить чьей-то жизни. Или своей.

Мы с Гелией шли на ярмарку, которая проходит каждый месяц. Сюда приезжают торговцы разных стран и рас. Люди торгуют книгами, разными фолиантами и сладостями, которые являлись на удивление вкусными. Эльфы — травами и шелком. Их шёлк настолько тонок, что можно увидеть самые мелкие детали под нарядом. Драконы же торгуют оружием и бронёй, гномы — украшениями из драгоценных камней и металлов. Лишь меняющие облик держатся обособленно по отношению к другим странам. Я искала лавку с оружием, хотелось посмотреть парные клинки, они удобные и не большие в отличие от мечей. Сколько бы я не старалась, бой на мечах мне давался трудно. А вот клинки не стесняют движений, переходы плавные, удары быстрые и чёткие. Всегда попадают в цель.

Лавки с оружием находились практически рядом со входом на рынок. Мы с подругой пошли в сторону торговца, что зазывал покупателей громкими похвалами оружия. Им оказался человек с седыми волосами ниже плеч и бородой, маленькими глазами и большим ртом. На вид ему было около сорока лет. Он был низкого роста с очень широкими плечами. Видимо, он не просто человек, а полукровка. Скорее всего, кто-то из его родителей был из маленького народа. Гномы сами по себе низкого роста, редко среди них можно увидеть представителя расы выше ста двадцати сантиметров. Мужчины, как и женщины, широки в плечах, они вообще мало чем отличаются друг от друга. Разве что гномих выдаёт большая грудь и длинные косы. У гномьего народа считалось, что короткие волосы носят изменницы и, женщины, продающие своё тело.

— Добро пожаловать в лавку Хаг`рхана, здесь вы найдёте то, что вам нужно. Что леди желают посмотреть в первую очередь?

— Добрый день. Мне нужны парные клинки. Они должны быть лёгкими и средних размеров.

Он кивнул, давая понять, что его лавка располагала подобным арсеналом и кинул быстрый взгляд на Гелию.

— А что изволит посмотреть светловолосая леди?

— Спасибо, но мне ничего не нужно.

Гелии действительно не нужно оружие, она маг стихий. И обучается в Академии, которая находится в стране людей. Сомневаюсь, что она вообще когда-либо держала оружие в руках и, уж тем более, занималась боями. По своему характеру, она была мягкой и доброй, любила помогать тем, кто в этом нуждался. Видимо, в ней говорила эльфийская кровь. Ведь сами по себе эльфы нежные и утончённые создания.

Торговец перевёл взгляд на меня, и лицо у него стало таким сосредоточенным и задумчивым, что казалось, он находился совсем не здесь. Резко вскинув руки, будто вспомнил о чём-то важном, он резво полез под прилавок. Некоторое время его не было видно, лишь слышалось, как он что-то передвигал с места на место. Наконец, он достал небольшой сундучок и, повернув его ко мне, открыл. В нём лежали два клинка чёрного цвета. Их маленькие рукояти щедро украшала россыпь драгоценных камней.

Непрофессиональным взглядом можно было определить, что эти клинки явно предназначались для женской руки. Торговец перевёл взгляд с клинков на меня. Я видела, как дрожали его руки, мне казалось, что он не выдержит, и отшвырнёт сундучок от себя как можно дальше. Когда он заговорил, в его голосе отчётливо слышалось волнение.

— Думаю, это именно то, что вы ищите.

Я аккуратно провела пальцем вдоль лезвия, неспешно переходя на рукоять. Казалось, что камни потеплели от прикосновений. Осторожно взяла их в руки. Они были такими лёгкими, словно в руках ничего и не было. Они были идеальными. Решено, беру их.

— Я их беру. Сколько они стоят?

— Сорок золотых, но вам, леди, отдам за тридцать. Сомневаюсь, смогут ли они подойти кому-то так же, как вам.

Цена была приличной, но я могла себе это позволить. Тот факт, что мой отец — брат императора, давал определённые преимущества, а доходы отца могли обеспечить половину города на несколько лет. Так что наша семья никогда не знала недостатка в деньгах. После оружейной лавки, мы решили пройтись по ярмарке, прежде чем отправиться в Академию. С ярмарки, кишащей разнообразным товаром, где каждый торговец пытался завладеть вниманием покупателя, невозможно было уйти с пустыми руками. Мы просмотрели несколько лавок с тканями и украшениями, обратили внимание на книги по магии, но так ничего и не подобрали. Перед отъездом решили зайти в лавку со сладостями и купить немного шоколадных конфет.

В Академию мы ехали в карете, которая передвигалась с помощью кристаллов, подпитывающихся от возницы. В момент, когда мы проезжали мимо квартала нищих, пришлось зашторить окна, чтобы ужасный запах слышался не так сильно. Здесь всегда пахло помоями, гнилью и чем-то, чему я никак не могла подобрать определения. Иногда мне казалось, что так пахнет смерть. Когда мы практически выехали за пределы скверного места, близлежащую округу наполнил нечеловеческий крик, за которым последовали громкие рыдания. Сердце пропустило удар и сжалось, зарождая внутри непонятное чувство, будто меня пытались лишить чего-то важного и нужного.

— Остановите карету. Немедленно! Гелия, жди здесь.

Я выскочила из кареты и побежала на плач. Обогнув небольшой каменный дом, увидела высокого пухлого мужчину, склонившегося над ребёнком. На таком расстоянии не могла

понять, мальчик это или девочка. Этот громила держал в руке кнут и избивал ребёнка ногами, при этом что-то ему говоря. Ненавижу, как же я ненавижу таких людей. Издеваются над слабыми лишь потому, что могут.

— Остановись! — закричала так громко, как могла, пытаясь успеть добежать до того, как он забьёт ребёнка до смерти.

— Да кто ты такая? Как ты смеешь мешать мне наказывать своего раба?

Он отвел правую руку, в которой держал кнут, намереваясь добить раба. По моему телу пробежались потоки энергии. Почувствовав опасность, мужчина посмотрел на меня. Я знала, в этот момент он увидел, как тьма начала сгущаться вокруг меня. Мои глаза потемнели, а на руках и лице выступили чёрные вены. Его глаза расширились, он начал медленно пятиться назад.

— Нет, нет, нет. Прошу, не убивай, я всё сделаю, только не убивай.

Жалкое ничтожество, даже смерть не искупит все его грехи. Мой интерес к нему тут же пропал. Я перевела взгляд на ребёнка, замечая, насколько сильно он был напуган. И я точно знала, что сейчас, больше всего, он боялся не своего хозяина, а меня. Он сжался в комок, пытаясь стать как можно незаметнее. На его лице был самый настоящий ужас.

Я начала медленно к нему подходить, пытаясь не напугать ещё больше. Меня по-прежнему окутывала тьма, но чёрные вены исчезли, а глаза снова стали зелёными. Когда я подошла ближе, то смогла разглядеть в «ребёнке», вовсе и не ребёнка, а вполне взрослого юношу, лет шестнадцати на вид. Окинув раба взглядом, я подметила его ужасающую худобу: ключицы выпирали, щёки впали, руки и ноги были словно веточки и явственно выступающие рёбра. Весь в побоях, синяках, да ссадинах. Неудивительно, что кожа его имела синеватый, болезненный оттенок.

Я присела на корточки возле него. Он попытался отползти как можно дальше, не отрывая от меня взгляда, словно боясь, что если моргнёт или отведёт взгляд, то я убью его. Опустилась на колени и попыталась подползти к нему ближе. Протянула руку к его лицу, пытаясь воспользоваться целительной магией. Хоть я и не умела лечить, но болезненные ощущения могла слегка притупить. Как только я дотронулась до него, он вскрикнул и согнулся невообразимым образом, пытаясь хоть как-то от меня защититься. Через мою руку потекла магия, приглушая боль. Когда убрала руку, мальчишка поднял голову и посмотрел мне в глаза, и тут же их опустил. Его глаза были такими яркими, цвета чистого неба.

— Я не причиню тебе вреда, не бойся. Всё будет хорошо.

Поднялась на ноги и посмотрела в сторону его хозяина. Бывшего хозяина. Ни за что не оставлю ему этого мальчика. Наверняка этот урод забьет его до смерти, как только я уйду.

— Сколько ты за него хочешь?

Он смотрел на меня и пытался что-то сказать, но всё время заикался. Я не стала дожидаться его ответа, кинув ему два золотых, и перевела взгляд на мальчишку. Он сидел всё в той же скрюченной позе, но на этот раз внимательно наблюдал за моими действиями.

— Сможешь подняться или тебе нужна помощь?

— Не знаю, госпожа.

Протянула ему руку и помогла встать. Двигался он с большим трудом и морщился при каждом движении. Скорее всего, у него сломано несколько рёбер, да и такие ушибы явно не приносят радости.

— Как тебя зовут? — он вздрогнул от моего вопроса и повернул голову в мою сторону.

— Кит, госпожа.

Опершись на мое плечо, мы потихоньку двинулись к карете, где ждала Гелия. Видимо, Академия сегодня отменяется. Когда мы приблизились, Гелия выбежала к нам навстречу. Она была одновременно шокирована и испугана.

— Богиня, что случилось?

— Помоги посадить его в карету.

Гелия подошла к Киту с другой стороны и дотронулась до его руки. Мальчишка закричал и начал жаться ко мне, схватил второй рукой за талию и начал всхлипывать. Черт, придётся самой его заталкивать внутрь. Погладила его по волосам и спине, пытаясь немного успокоить и как можно скорее посадить в карету. Через пару минут он смог передвигаться, но руки с талии так и не убрал. Подруга открыла дверцу кареты, пытаясь хоть как-то помочь. Когда нам наконец-то удалось всем усесться, я осторожно отцепила от себя руки Кита, и попросила Гелию достать небольшой тонкий плед, что лежал в ящике под сиденьем. Все это время она молчала и не задавала вопросов, но я видела, что ей не терпится всё узнать.

На мальчишке были какие-то рваные серые штаны из грубой ткани, все в пятнах крови и грязи. Кроме штанов на нём не было ничего — ни обуви, ни какой-либо верхней одежды. Пока мы осторожно закутывали его в плед, я заметила, что мальчишку лихо потряхивало. Может, у него температура? Решила проверить и дотронуться до его лба, но Кит тут же сжался. Не удивительно, наверняка любые прикосновения у него ассоциируются с побоями. Хотя несколько минут назад он сам ко мне прикасался, видимо, шок начал немного проходить.

— У тебя жар, началось воспаление. Нужно быстрее добраться до дома.

Я повернулась к Гелии, она явно была сбита с толку и не могла понять, зачем я его притащила. Она знала, как я отношусь к рабам и знала, что по собственной воле не купила бы никого. Рабы-преступники не заслуживают нормального отношения, они ведь не жалели, убивая других. Рабов-сирот было жаль, но всех не спасёшь и каждому не поможешь. Но смотря на Кита, я ни о чём не жалела, у меня было чувство, что так всё и должно быть.

— Академия отменяется, мы едем домой. Ты со мной?

Она снова посмотрела на мальчика и потом на меня. Её лицо было задумчиво, а брови немного нахмурены, что делало её немного смешной.

— Как бы мне ни хотелось узнать, где ты его взяла и зачем, но тебе сейчас не до меня. Поэтому заеду завтра, и мы обо всём поговорим.

— Хорошо, завтра так завтра.

Я дотронулась до кристалла и задала координаты. Мой дом находился недалеко от Академии, а вот Гелия жила в центре. Так что домой она поедет одна.

Мы подъехали к двухэтажному дому из чёрного кирпича, больше напоминающий коттедж. Кит снова оперся на меня, и мы аккуратно двинулись в сторону ворот. Спустя несколько секунд, нам навстречу выбежал дворецкий, старый и уважаемый полудемон. Следом за ним две служанки, мать и дочь, чистокровные люди. Работу они выполняли качественно, и главное — не сплетничали. До них у меня была одна мадам среднего возраста, и после недели работы половина столицы знала какого цвета простыни у племянницы императора Анитаниэль де Лаур.

— Отведите его в мои покои, бережно искупайте и накормите чем-нибудь лёгким, я не знаю, когда он ел в последний раз. Подберите ему одежду на первое время и позовите лекаря. Как закончите, отправьте лекаря ко мне, я буду в кабинете.

Они втроем поклонились, Кати и Эмма побежали выполнять поручения. Лекаря вызовут по мага-почте, хоть это и было дорого, но зато очень быстро. Дворецкий Марселиус забрал мою ношу, что еле держалась на ногах и засыпала, и повёл мальчишку в дом. Как же я, оказывается, устала, так хочется лечь в постель. Но впереди ещё много дел. И этот мальчик, никак не могу понять, почему меня к нему так тянет. Хочется защитить от всего мира и никому не отдавать. Если бы он был демоном, то эти чувства можно было объяснить тем, что он моя возможная пара. Но я точно знала, что в нём нет и капли демонической крови. Но и чистокровным человеком он, скорее всего, не был.

Мой кабинет был выдержан в тёмных тонах: тёмно-коричневые стены, на которых висела пара картин, маленький диван и два кресла кофейного цвета, стоявшие у стены. Между ними расположился кофейный столик из чёрного стекла, другую стену занимал стеллаж с книгами. Он был во всю стену, такого же чёрного цвета, как и мой стол, который стоял рядом с окном. Окно занавешивали шторы кофейного цвета. Единственной светлой вещью в помещение был белый ковер.

Я подошла к окну и отдёрнула шторы; вид из моего кабинета был прекрасен. Оранжево-красный закат, особенно красивый в это время года, медленно опускался над городом. Лето было моим любимым временем года, когда распускались цветы, преображая сады и парки. Начинались каникулы, можно было уехать с друзьями куда-нибудь отдыхать. Но этим летом у меня совсем другие планы. Нужно получить диплом, пройти отбор в стражи, а теперь ещё прибавился Кит.

Интересно, как он там. Прошло уже больше часа. Лекарь прибыл около получаса назад, неужели у мальчишки настолько серьёзные травмы. Я очень переживала за него и нервничала. Сама не заметила, как начала ходить от окна к двери и обратно. Богиня, пусть с ним всё будет хорошо.

В дверь постучали. Наконец-то. Я села за стол и крикнула:

— Войдите.

В помещение зашёл высокий мужчина-эльф на вид лет тридцати пяти. Его длинные волосы цвета снега были заплетены по бокам в маленькие косички, а на макушке собраны в хвост, который достигал бёдер. Глаза были светло-серого оттенка, маленький нос и тонкие губы, лицо сосредоточенное и хмурое.

— Госпожа Анитаниэль, — поклонился.

— Просто Анита. Как он себя чувствует? С ним всё хорошо? — засыпала его вопросами.

Смотря в его хмурое лицо, я боялась услышать, что у Кита плохи дела и, возможно, он может умереть. От этих мыслей меня начала бить дрожь.

— Сейчас с ним всё хорошо, я дал ему укрепляющий отвар и он уснул. Но я никогда не видел таких побоев. У него сотрясение, сломаны пять рёбер, ушибы и гематомы по всему телу, множество следов от плети. Организм истощён, думаю, он не ел около недели, — его взгляд говорил: «как вы могли сделать такое с ребёнком», но я не стала его переубеждать.

Я была так шокирована, и не услышала, что он сказал в самом конце. Когда посмотрела на эльфа, он уже подходил к двери.

— Я приеду через неделю, проведать мальчика.

Машинально кивнула, безуспешно пытаясь собраться с мыслями. Как мальчишка выжил с такими травмами? Нужно было убить того урода, он не заслуживает жить. Посидев ещё несколько минут, отправилась к Киту.

Глава 3

Минут десять не могла решиться зайти в собственную комнату, волнение переполняло меня. Мальчишка находился за дверью. Мне хотелось его увидеть и убедиться, что с ним все в порядке, но я боялась. Как он отнесется к новой хозяйке? Будет ли меня ненавидеть, как и остальных хозяев? Помнит ли он меня, ведь тогда у него был шок, и он мог забыть про меня. Что мне тогда делать? Я не знаю, ничего не знаю. Я никогда ни о ком не заботилась. У меня нет ни брата, ни сестры.


Я единственный ребенок в семье, меня вроде как должны любить, холить и лелеять. Но все совсем не так. Мать я видела редко, а отца еще реже. Было такое чувство словно он не мог находиться рядом со мной больше положенного времени, которое определял сам. И пытался ограничить наше общение с матерью. До сих пор не понимаю его мотивов. Мной занимались служанки и няньки, которые тоже не особо меня любили, но выполняли свою работу за пару золотых в месяц. Так что о любви и заботе я мало имела представления.


— Госпожа Анита.


Я вздрогнула от голоса, рядом со мной стояла Эмма. Я была так погружена в свои мысли, что не замела как ко мне кто-то подошел. Огромный промах для того, кто хочет быть стражем. Меня могли убить, и я не поняла бы кто это сделал.


— Вам бы отдохнуть и поесть, выглядите измученной.


В ее глазах было беспокойство, она заботилась обо мне, пожалуй, больше чем кто-либо.


— Спасибо Эмма за сегодня, я буду спать в гостевой спальне.


— Вам принести поесть?


— Нет, я ничего не хочу, — отказалась. Аппетита не было, сейчас и кусок в горло не полезет.


Я направилась в гостевые покои, они находятся через две двери от моих. Комната оформлена в синих тонах. Большая кровать посередине комнаты заправлена голубой шелковой простыней, подушки с одеялом синего цвета. Небольшой шкаф переливающийся разными оттенками синего с помощью артефакта, стоял с левой стороны от кровати. Так же в комнате стоит два кресла, тоже синего цвета, и маленький столик между ними. Голубые стены расписаны белыми узорами, напоминающие узоры мороза на окнах. Хотя я и люблю темные тона, эта комната мне нравилась. Только сейчас поняла, что Киту понадобиться своя комната. И одежда с обувью, артефакты и много чего еще. Еще так много предстоит сделать. И поговорить с дядей — императором, чего очень не хочется.


У каждого раба должен быть документ помимо клейма подтверждающий личность и имя хозяина, иначе таких рабов отправляют на гномьи рудники. Люди, да и не только они, долго там не живут. Максимум год или два и умирают от несчастны случав, голода и болезней. Но об этом я подумаю завтра, а сейчас спать. Как только голова коснулась подушки, я уснула.


Проснулась от грохота за дверью. Вышла из комнаты и замерла от картины стоящей перед глазами. Марселиус держал мальчишку, вырывающегося из его рук. Кит лепетал что-то про госпожу и наказание. Я не могла толком разобрать его слов, лишь обрывки.


— Что здесь происходит? — мой голос после сна был хриплым и грубым.


Моментально стало тихо и как-то неуютно, по коже пробежали мурашки. Я обхватила плечи руками и посмотрела на застывших мужчин. Никто из них не спешил мне хоть что-то объяснить, и это начало раздражать. Я чувствовала, как глаза начали темнеть, еще чуть-чуть и они станут черными. Нужно успокоиться, не хочу пугать мальчишку еще больше. Марселиус привык к моим переходам настроения за те несколько лет находясь со мной рядом.


— Долго мне еще ждать? — недовольно спросила.


Первым пришел в себя Марселиус, отпустив мальчишку, согнулся в низком поклоне.


— Прошу прощения госпожа Анита. Мальчик хотел пройти к вам в комнату, а я его не пускал, — указал на очевидное.


— Что не пускал, я и так вижу.


Я посмотрела на Кита, который стоял, вжав голову в плечи и смотрел куда угодно, но не на меня. Видимо, как только он увидел меня, вся его храбрость или глупость, бесследно испарилась.


— Кит, подойди, — позвала мальчишку.


Его колотила такая дрожь, что и с расстояния не сложно заметить, как он боится. Медленно приблизился ко мне, и упал на колени. Вот же ж! Нужно будет ему объяснить, что падать на колени не нужно. Мне не доставляет это никакого удовольствия, скорее вызывает неприятные ощущения.


— Простите меня госпожа. Я не хотел, правда, — его голос был таким тихим и дрожал, что с трудом можно понять о чем он говорит.


— Не хотел чего? — уточнила.


— Сердить вас, — еще тише, с долей ужаса.


Сердить? Он думает, что за это я его накажу? Богиня, это будет сложнее, чем я думала. Здесь явное раболепие вперемешку с диким страхом и ужасом. Какой нужно быть тварью, чтобы довести до такого состояния?


— Поднимись Кит, я не сержусь.


Поднимаясь, он бросил на меня мимолетный взгляд, и тут же опустил. Марселиус стоял в стороне, и ждал дальнейших указаний. В нем мне нравится четкое выполнение приказов. На Марселя можно положиться.


— Марселиус, пусть Эмма принесет завтрак на нас двоих в мою комнату, — он снова поклонился и ушел выполнять поручение.


Кит стоял около меня опустив голову. Только сейчас заметила на нем другую одежду: черные штаны на несколько размеров больше и не спадали благодаря шнуровке, рубашка того же цвета и тоже велика на несколько размеров. На нем бы и его размера вещи висели, он такой худой и хрупкий. Как только он поправится, нужно будет его откормить и заняться его тренировками. Я направилась в свою комнату, в которой спал Кит.


Моя комната мало чем напоминала жилое помещение, так как в основном я жила в Академии. Оформлена в темно-бордовые цвета, кровать такая большая, что на ней поместиться человек пять-семь. Заправленная черными простынями, по боками от нее стоят две маленькие тумбочки бордового цвета с золотыми узорами. С левой стороны находилась дверь в ванную комнату, а по правую сторону гардероб. Около большого окна шириной около двух метров, стоит высокий цветок с маленькими бутонами лилового цвета. Темные бордовые портьеры обрамляли окна и создавали полумрак.


Кит застыл в проходе не решаясь войти. Никак его не пойму, сам рвался ко мне в комнату, а теперь боится подойти и трясется, как осиновый лист. Присела на кровать, и стала ждать его дальнейших действий. Подойдёт ли или так и будет там стоять. Смотря на него, видела перед собой маленького ребенка. Хрупкое худое тело, смазливое личико с аккуратными бровями и большими глазами, немного заострённый подбородок, маленький нос с горбинкой, которая появилась скорее всего от перелома. Широкий лоб, на который спускалась челка оборванными прядями, черные волосы были коротко стрижены. Где-то короче, где-то длиннее, наверное, стриг их сам. Синяки стали жёлтого цвета, на руках царапин больше не было. Из-под выреза рубашки были видны бинты. Вот ведь идиот, ребра ещё не срослись, а он тут перенапрягается. Ему как минимум неделю в постели лежать нужно, а не бегать по дому в поисках госпожи. За все то время, что я его рассматривала, он там и не шелохнулся. Все так же стоял на проходе чего-то ожидая. Я похлопал ладонью по месту рядом со мной и сказала:


— Садись, нам нужно поговорить.


Он нерешительно подошёл ко мне и остановился. Его взгляд полный страха метался от меня к кровати. Я понимаю, что на адаптацию одного дня мало, да и не привык он, наверное, когда его не лупят. Готова поспорить, в его голове полный сумбур и он толком не понимает, что от него хотят. Снова похлопала по кровати.


— Не бойся, сядь. Я не причиню тебе вреда. Знаю, мои слова для тебя пустой звук, но я просто хочу поговорить.


Он все же сел на самый край кровати как можно дальше от меня. Ещё немного и он скатится на пол. Как же мне ему все объяснить? Сидеть и молчать рядом с ним было неловко, я поднялась и начала ходить по комнате. Кит следил за каждым моим движением, как лань за хищником, ожидая в любую секунду броска. От хождения туда-сюда лучше не стало, и я решила начать разговор с самого простого. Остановившись перед мальчишкой, пыталась поймать его взгляд, но он постоянно отводил его, смотря в пол или же на свои руки.


— Зачем ты приходил ко мне? — вопрос прозвучал слишком резко и грубо.


Он вздрогнул и быстро опустился на колени возле моих ног. Кит что-то говорил, но я ничего не могла разобрать. Его единственные понятные слова были «простите» и" госпожа». От всего этого мое сердце обливалось кровью, мне хотелось плакать. Никогда не замечала за собой сильных эмоций, но с этим мальчиком все было по-другому.


— Прекрати, хватит!


Я не хотела на него кричать, но уже не владела собой и своими эмоциями. Мне хотелось разнести все к чёрту, и в то же время спрятаться от всего. Он подполз и обхватил мои ноги руками, продолжая что-то несвязно говорить. Богиня, что же мне делать? Дотронулась до него, и попыталась сделать голос как можно мягче.


— Вставай Кит, ну же. Все хорошо, я не злюсь. Поднимайся.


Но он не шелохнулся и не прекратил говорить. Бедный мальчик, что же с ним сделали? И как мне это исправить? Кое-как разомкнув его руки, я опустилась на колени рядом с ним и обняла. Он застыл на мгновение, а потом обнял меня так сильно, что останутся следы от его рук. Вцепившись в меня, он громко всхлипнул и заплакал в голос. Словно его больше ничто не сдерживало. Одной рукой обнимала его за плечи, другой начала водить по спине успокаивая. Сама не заметила, как начала говорить, что все будет хорошо, что его больше никто не тронет и я буду о нем заботиться. Спустя некоторое время его рыдания прекратились, было слышно лишь тихие всхлипы и неровное дыхание.


Немного отодвинувшись, протянула руки к его лицу. Обхватив лицо ладонями, начала вытирать слезы. Все это время он не открывал от меня взгляда и я смогла получше рассмотреть его глаза. Они были не просто синими, как мне казалось. Его глаза меняли цвет, как хамелеоны. Вот сейчас они были синими, а через миг зеленоватыми.


Я никак не могла прекратить дотрагиваться до него. Медленно обводила пальцами скулы, нос, губы. Провела ладонью по волосам. Моя внутренняя демоница не могла насытиться мальчишкой. Хотелось трогать и трогать его. Все мои инстинкты кричали о защите этого мальчика, хотелось спрятать его ото всех. Но я не могла. Нужно поговорить с Китом, объяснить ситуацию и связаться с Гелией. И императором. Последнее мне ой как не хотелось. За каждую услугу, драгоценный дядя потребует две. Но это лучше, чем просить помощи у отца. Проведя напоследок по волосам мальчишки, начала подниматься. Он же остался сидеть все в той же позе, пристально следя за каждым моим движением. Я протянула ему руку, но вместо того чтобы ухватиться за нее, он отшатнулся. Вот черт, опять вернулись к тому с чего начинали. Устало прикрыв глаза, сделала несколько глубоких вздохов и посмотрела на Кита. Он снова был напуган, но прогресс уже был. В его глазах не было всепоглощающего ужаса. Для него это действительно один крохотный шаг вперед.


— Садись на кровать и перестань трястись, ничего я тебе не сделаю.


Не дожидаясь пока он встанет, села на кровать и откинула голову на подушки. Прикрыв глаза рукой, стала наблюдать сквозь пальцы за мальчишкой. Видно, что он не понимает, чего от него хотят и не верит мне, ожидая каждую секунду подвоха. Не удивительно, навряд ли кто-то доверяет своим хозяевам. «Хозяйка», до чего же противно. Как будто питомца завела. Нужно как можно быстрее поговорить с императором, возможно у меня получится получить вольную для Кита. Но для начала нужно все же поговорить с мальчишкой, что очень проблематично. Каждое мое слово или действие принимает в штыки и эта покорная поза от которой бросает в дрожь. Никогда не хотела иметь рабов, слуг — да, но не рабов. Не могу смотреть, как рабов унижают и уничтожают. Пусть даже преступники, но, по-моему, уж лучше быстрая смерть, чем эти мучения.


— Начнем с начала. Зачем ты хотел попасть в мою комнату?


Кит все же сел на кровать, настороженно косясь на меня. Боится что сейчас скину его и накажу? Богиня, надеюсь у него не витают такие мысли в голове.


— Ну же, я хочу получить ответ, — повторила более настойчиво.


Теребя край рубашки, он начал говорить тихим голосом.


— Я хотел пожелать вам доброго утра.


Серьезно? Что-то здесь не то. Он боится меня до потери пульс и по собственному желанию не пошел бы ко мне в комнату.


— А теперь говори правду, — пыталась сделать голос как можно мягче, — Не бойся.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 248
печатная A5
от 463