электронная
200
печатная A5
651
18+
САГА «ХЭЙВЕН: ВОЙНА. ЛЮБОВЬ И МИР». PART #1. Летний Сезон — Ангел и Порок

Бесплатный фрагмент - САГА «ХЭЙВЕН: ВОЙНА. ЛЮБОВЬ И МИР». PART #1. Летний Сезон — Ангел и Порок

Пороки порождаются развращенностью души или событиями…


Объем:
508 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7060-5
электронная
от 200
печатная A5
от 651

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

САГА «ХЭЙВЕН: Война. Любовь и мир.» PART#1 ЛЕТНИЙ СЕЗОН: Ангел и Порок

ПРОЛОГ

Осколки млечного пути через подошву прямо в сердце.

И с болью, раненной идти, мне суждено. Хочу смириться.

Как много сказанного зря. Как много гиблых обещаний.

Борьба жестока и пуста. Хочу ль бороться? Я не знаю.

Слепой мой гнев и зримый страх меня окутает, однако,

Твоей душе теперь не враг, и сердцу я не враг… Напрасно

Я в поиске своих потерь, разбросанных по всему свету.

Шла по страницам наших дней, как в лабиринте, без просветов.

Наивно верила в любовь, в судьбу, в случайности. Однако

Закономерности итог меня привел опять обратно:

К руинам красочных надежд, к осколкам ярких обещаний.

Где ты оставил раной след на перекрестке ожиданий…


Сборник стихов мадам Джи: «Брызги шампанского»

Произведение: «Осколки»

Последний день лета

«…Раньше мне казалось, что моя жизнь пуста. Бесцветна… Однообразна. И я всегда мечтала раскрасить ее. Поменять свое спокойное, размеренное существование на яркое приключение…

Все изменилось, стоило ему войти в мою жизнь… Внезапно… Без спроса… Даже не постучав… Вся наша история была похожа на военные действия двадцатилетней давности, когда Поднебесная была в огне…

…В один миг я стала безрассудной и безнравственной, доверчивой и смелой… Потонула в пучине обжигающих страстей запретных желаний… Раз, за разом, переступая грань приличий… Не думая о последствиях и общественном мнении… Стыдясь этого и одновременно желая… И находясь в объятиях настоящего распутника, я верила не фактам, доводам рассудка или гласу общественности, а его обещаниям, его объятиям и поцелуям…

…Покидая Летний Сезон и поместье Де-Монфоров, я обдумываю все свои поступки и его слова, но не могу заставить себя сожалеть.

Нет. Мне не жаль.

Если бы выпал шанс вернуть время вспять, я поступила бы также. Не смотря на разбитое сердце… Невзирая на реки слез и океаны лжи…

Раньше я и не предполагала, что предрассудки, общественное мнение и стыд ничтожны по сравнению с любовью… Теперь я могу смело под этим подписаться… Я капитулировала без особого сопротивления. Также, как Хэйвен во времена Огненной Войны. Я признала значимость страсти. Также, как Поднебесная смирилась с независимостью Пяти Государств и господством Федерации.

О, нет, я отчаянно хотела остановиться и задуматься о том, как легко и губительно падаю в бездну, растворяюсь в грехе и теряю себя… Но только не в те мгновения, когда мужчина моей мечты нежно обнимал меня, страстно целовал и шептал «любовь моя».

Сейчас я вспоминаю не общество, заочно осудившее меня, а его глаза: притягательные и опасные… Мысленно я смотрю в них снова и снова, и тону так же, как тонула тогда. Никто не смог бы убедить меня в неразумности моих мыслей и желаний, потому что то, что я чувствовала, было, тем, о чем я всегда мечтала.

…У самого истока, стоя на краю пропасти, мне хватило одной смелой мысли, одного неверного поступка, несколько соблазнительных слов и мимолетного поцелуя, чтобы я сорвалась вниз и разбилась. Я не питала иллюзий о полете, ведь этот мужчина не был ангелом, с которым я смогла бы парить крылом к крылу… Он лишь на мгновение задержал меня в воздухе, позволив сделать глоток блаженства, а потом выпустил из своих объятий, и бесстрастно наблюдал за моим падением.

Всему виной моя страстная натура, моя непреодолимая жажда приключений… Виновата я, а не он… Я была покорена также, как и Поднебесная, только Хэйвену удалось сохранить лицо и остаться «столицей мира». Меня же ждет изгнание из высшего света и забвение…

«Лучше вечно жить на земле, лишь мечтая о небе, чем погубить себя бессмысленно и глупо».

Так я думала совсем недавно…

…Я так не думаю уже давно…

Я приняла грех за усладу и была счастлива…

…Он был для меня миром, в который я попала случайно, по наивности. И в этом мире мне было суждено погибнуть от любви к этому человеку и забыть о войне… Взаимна ли эта любовь, в тот момент не имело значения… Да и, наверное, не имело значения вообще…

…Лето в самом разгаре, но в моей душе зима, а на сердце стужа. Я знаю, что не смогу забыть мужчину, который украл мое сердце, а потом разбил его. Я продолжаю неистово любить этого искусителя и глубоко в душе сожалею, что сожгла все мосты…

Мою раскрашенную жизнь размыл летний дождь, но остались воспоминания… Ими я и буду жить, но уже без него… Поднебесная ВСЕ ПОМНИТ и я никогда не забуду.

Возможно, позднее, история о моем падении станет достоянием общественности, но все равно я не смогу заставить себя сокрушаться о том, что погубила себя… Что позволила себя погубить… Он — моя погибель!

Я могла бы наградить его множеством нелицеприятных эпитетов, но в моей памяти он останется: неповторимым, неподражаемым, незабываемым и желанным…

Только таким…

Мне надо бы ненавидеть его, презирать, но я вопреки всему люблю…

Несмотря на то, что все это было лишь игрой, фарсом… Очередной его победой, ярким моим приключением…

Любовь — это война, а смирение — это вынужденное принятие мира. В этой цепочке хотя бы один остается разочарован исходом. Я упала с высоты своих наивных грез, но не разбилась. Я нашла в себе силы жить дальше: без сердца, без души, без крыльев. Так, как живет он…»

ГЛАВА 1: Письмо

…Порочный светский лев лорд Р.. не считает себя бесчестным негодяем. В отличие от него, по мнению известного маркиза, другие носят маски: неестественные и лживые. Пытаются казаться теми, кем на самом деле не являются. В каждом человеке есть и плохое и хорошее, утверждает он, и если в нем больше плохого, зачем трусливо скрывать это, как делают другие? Что такое общественное мнение? Пустой звук! Хуже, когда ты, по сути — полное ничтожество, а на публике выставляешь себя за героя…

Да уж, мой дорогой читатель, знаменитый лорд Р. говорит то, что думает и в выражениях не стесняется! Хотя, на мой взгляд, откровенность хороша только в малых дозах. Если ты настолько порочен, по своим же словам, то этим не стоит гордиться, а следовало бы свои недостатки искоренять…

Как сказал известный писатель: «Мы подмечаем в людях много пороков, но признаем мало добродетелей.» Так вот, к лорду Р. это высказывание не имеет никакого отношения, судя по его поступкам и по его же словам.


газета «Городские хроники»

«Слухи и сплетни Хэйвена»

(Отрывок из колонки леди Икс)

Столица — район Грэй-Фрост

Час был поздний. Большая черная карета промчалась по мостовой на окраине столицы и свернула в переулок. Луна блеснула на оттеске герба экипажа, когда дверца открылась, и лакированный ботинок ступил на тротуар. Мужчина поправил лацканы дорогого сюртука и вздохнул. Весенний воздух наполнил легкие и окутал прохладой. Он прищурился и посмотрел на невзрачную вывеску над крыльцом кирпичного строения.

«Агентство мисс Плам».

Весна и все в цвету, подумал наш герой.

Поднебесная была столицей туманов, гаванью дождей, жаркого лета и суровой зимы. Зима уже отступила, и природа пробуждалась ото сна. Да, весну, без сомнений, он считал самым приятным временем года в Хэйвене. И вечер сегодня был очень приятный. Прелестный субботний вечер балов и раутов, сказали бы другие. Вечер разгула, который ему пришлось отменить из-за визита сюда, сказал бы наш герой.

Мужчина зашел в здание и осмотрелся. В холле не было ни души, лишь тусклый свет в конце коридора говорил о том, что его ожидают.

— Вечер добрый, мадам, — произнес он и прошел в кабинет.

— Вы заставили меня ждать, — ответил недовольный женский голос.

Визитер улыбнулся и без приглашения сел в кожаное кресло. Он снял перчатки и потянулся за графином с бренди.

— Спишите это на мою занятость, дорогая, — с сарказмом сказал он.

— Ну, конечно, — ехидно ответила дама. — Я осведомлена о плотности вашего графика. Трудно найти свободное время, когда разврат преследует вас повсюду. И судя по тому, что вы назначили мне встречу и изволили на нее явиться, дело действительно безотлагательное.

— Безусловно.

— Итак. Что привело вас ко мне?

Сделав глоток спиртного, мужчина посмотрел собеседнице в глаза.

— Готовы к Летнему Сезону? — ответил он вопросом на вопрос.

Брюнетка усмехнулась.

— Этот Летний Сезон мало отличатся от предыдущего, но и он принесет сюрпризы, будьте уверены. Много имен из моего ежедневника в течение этого лета найдут свою любовь.

— Война — вот главный аспект бытия, — возразил мужчина. — И она не закончена. Сейчас мы наблюдаем двадцатилетний таймаут.

— Война — дело прошлое. Сейчас любовь правит миром, знаете ли, и каждому предназначена своя половинка. — Она лукаво прищурилась. — Даже вам.

— Я — исключение из правил, — отмахнулся собеседник. — Но это не повредит, как бы это сказать… — Он пощелкал пальцами. — Взаимодействую между нами.

— Ну, конечно, — покорно согласилась дама. — Вы вносите в жизнь элиты Хэйвена хаос, я же напротив, расставляю все части мозаики по своим местам. Я в своем деле преуспела, да и вы в своем тоже. У каждого своя роль, милорд. Каждый из нас желает вершить судьбы мира, но не всем это удается.

Мисс Плам была права. «Вершить судьбы мира» еще с детства хотел он, но сейчас уже знал наверняка, что обладал лишь двумя талантами: соблазнять женщин и прожигать жизнь. Не талантами, а проклятиями, сказали бы другие.

Наш герой не верил в судьбу или проведение и еще раз посмотрел на даму, что сидела напротив. Он терпеть не мог все эти рассуждения о величии любви. Прекрасно знал, что лично ему хватило бы одного вечера, чтобы окрутить эту малышку или любую другую. И, будьте уверенны, что пресловутая любовь тут была бы абсолютно не причем. Скорее, вожделение или любопытство. Вот этим понятиям наш герой отдал бы ветвь первенства.

В любви, как и на войне, главное, стратегия. Не нужно обладать особыми талантами, чтобы управлять миром. Достаточно иметь пару козырей в рукаве. Ведь Обвилион обеспечил себе независимость и подарил ее другим Пяти Государствам лишь потому, что контролировал всю регулярную армию мира.

Сворд был неприступной крепостью на своем Каменном острове и считался главной гаванью флотилии. Нэйкбич являлся страной головорезов и работорговцев, которые были властелинами мира на своей территории. В тропическом рае Шилда делали лучшее оружие и именно там появились первые заговорщики, спалившие когда-то Поднебесную до тла.

Самым загадочным был Блэкабусс. Там господствовали колдуны и провидцы. Любой одаренный с тех земель мог манипулировать людьми: подчинять своей воли гипнозом или рассказать будущее по ладони, управлять стихиями или менять свой облик. Лишь Хэйвен считался самой уязвимой страной и внушал страх только своими размерами. Поднебесная смогла подняться после войны, и до сих пор считалась столицей мира, несмотря на то, что Пять Государств провозгласили свою независимость.

Будь то страна или человек, каждый обладал своими талантами, вновь подумал мужчина.

Он был талантлив по части женщин, несмотря на то, что греховный образ жизни не очень-то добавлял лоска его репутации. Неоднозначность его персоны, не мешала быть в центре внимания. Его можно было бы назвать «одним из» бесчисленных распутников того времени, если бы не уникальность личности этого человека.

Ведь всегда кто-то плывет по течению, а кто-то этим течением управляет. Кто-то руководит пышным балом, а кто-то на него не приглашен. Мастерство не пропьешь, сказал бы наш герой. Чтобы волочиться за юбками и прожигать жизнь не нужно много таланта, сказали бы другие.

— Какой любовной авантюрой вы руководите на данный момент? — обронил мужчина и посмотрел на ежедневник мисс Плам. — Поделитесь своими соображениями, будьте любезны.

— Не думаю, что тема любви вам интересна, как и тема брака, в принципе, — отозвалась главная сваха Хэйвена. — Сомневаюсь, что вы приехали сюда с намерением обзавестись женой.

— Великий Холли! Конечно, нет! — ужаснулся визитер и добавил. — Неужели я совершил нечто настолько непростительное, что меня пора заковать в кандалы?!

Женщина пропустила его шпильку мимо ушей.

— На самом деле я была очень удивлена, когда вы изъявили желание посетить мое агентство. Даже не удивлена, а скорее шокирована. Любопытство заставило меня отменить все свои планы на сегодняшний вечер и принять вас.

Улыбка расцвела на чувственных устах мужчины.

— Какая честь для меня, мадам.

— Вот только давайте без вашего знаменитого сарказма, — парировала собеседница. — Перейдем сразу к делу.

— Хорошо, — кивнул он. — Мне нужна ваша помощь в одном деликатном деле. Содействие, так сказать…

— Какого рода?

— Вы бывали в Де-Монфор-Парке?

— Поместье виконта Дайма? Не имела удовольствия. Хотите меня пригласить?

— Там мне хотелось бы видеть другого человека на этот Летний Сезон, но и вы, конечно, приглашены. — Он протянул даме белоснежный конверт, в котором была изложена вся информация. — Это можно устроить?

Дама задумалась.

— Сложновато будет. Зачем вам эта интрига?

Вслед за конвертом последовала пачка банкнот.

— Думаю, разъяснения — это лишнее. Вы, на сколько я знаю, решали задачи и посложнее.

— У моего агентства безупречная репутация, — самодовольно ответила женщина. — Еще никогда мой клиент не был недоволен результатом.

— Уж я-то наслышан о ваших не всегда «приличных» методах по многим вопросам. Загонять не о чем не подозревающих джентльменов в ловушки брака у вас получается оперативно, и не побоюсь этого слова изобретательно.

Женщина пожала плечами.

— Если цель оправдывает средства… — ответила она.

— Цель у вас уже есть и, заметьте, я щедро вас простимулировал.

— Считайте, что дело сделано.

— Вот и чудесно, — снова улыбнулся мужчина. — Раз свое счастье построить не удалось, хоть другим помогите.

Укол попал в цель. Приятно когда ты осведомлен о секретах других людей, подумал мужчина. Наш герой не только знал настоящее имя «мисс Плам», которое знали единицы, но и был наслышан о ее разбитом сердце. Возможно, из-за своей несчастной любви она и занялась сводничеством.

Визитер снова посмотрел на тетрадь в кожаном переплете, где освещались многочисленные махинации брачного агентства, потом подмигнул мисс Плам. Ее пальцы поглаживали «ценную книженцию». С виду сильная и уверенная в себе женщина. Всегда найдет, что ответить. Легко пустит пыль в глаза… А когда разденешь, чаще всего, обычная «серая мышка»: посредственная и до чертиков скучная…

— Не хотелось бы мне попасть в ваш ежедневник, — в своей обычной манере пошутил он.

— Даже если вы будите умолять меня устроить ваш брак, я откажусь, — ласково отозвалась дама.

Таинственный гость отвесил элегантный поклон.

— За что я вам безмерно благодарен.

Столица — Райфорд-Холл

Пороки порождаются развращенностью души…

Или событиями…

Лорд Себастьян Райфорд, по прозвищу Вайз, известный, как прожигатель жизни и покоритель женских сердец, сидел в библиотеке своего холостяцкого жилища в Хэйвене. В руке он вертел запечатанный конверт, доставленный поздно вечером.

Он был сыном знаменитого герцога Дарка, который в свое время пользовался не лучшей репутацией, чем отпрыск. Хотя многие бы сказали, что сын все же перещеголял отца. Приставку «Вайз» к своему имени он получил еще в девятнадцать лет, но ужасная репутация нисколько не беспокоила молодого человека. Возможно, он даже гордился тем, что у всех на устах.

Райфорд жил так, как хотел. Говорил то, что думал. Плевал на общественное мнение и просто развлекался. Пороков у него было достаточно, так что Себастьян вполне заслуженно носил это клеймо.

Распущенный. Беспринципный. Бессердечный.

Так чаще всего характеризовали его в обществе, знавшее о нем столько, сколько он сам желал выставить напоказ. Скандальные эпитеты совсем не смущали Райфорда, а скорее забавляли, так же как длинный шлейф слухов о нем и пикантных, а порой и шокирующих историй. Вайза не задевали шептания неудачников и завистников за его спиной. Достаточно, что его близкие знали, каков он на самом деле.

Друзей он делил на две категории: для души и развлечения. Душевными друзьями молодого человека были братья Де-Монфоры: Артур, виконт Дайм и его брат-близнец — Александр. Они дружили с детства, вместе учились в колледже и проводили те редкие дни, когда Вайз посещал поместье отца. Кутил он с более циничными субъектами великосветского общества. Такими, как: Джонатан Айс, граф Уинтер и Дэвид Синн.

Он был таков, каким сделала его жизнь, и Себастьяна устраивало то, что он собой представлял. Он был крепок, как гранит, порой циничен и высокомерен, беспринципен и жесток. Хотя с возрастом его темперамент немного поутих.

Черствости его душе добавило еще в детстве безразличие родной матери. Леди Селеста Райфорд была дамой отнюдь не строгих правил. Она порой забывала о существовании сына. На ее примере Вайз видел, какие на самом деле женщины, какая на самом деле жизнь. И если бы не удивительное сходство с отцом, мало кто был бы уверен, что Себастьян — сын Николаса Райфорда, могущественного герцога Дарка…

Его отец развелся с неверной женой сразу же, как только до него стали доходить слухи о тайных связях герцогини с другими мужчинами. Селеста Райфорд утверждала, что всему виной холодность ее супруга, да и сам Дарк не отрицал, что никогда не любил свою жену. Развод сопровождался большим скандалом, но это мало волновало принципиального герцога. Он получил свободу, освободился от не любимой женщины и восстановил свою честь, сняв с себя ярлык рогоносца.

Себастьян иногда даже задумывался о том, что неутолимую жажду к распутству он впитал с молоком матери.

Хотя — нет.

Не малую роль в его жизни сыграла первая юношеская любовь Себастьяна.

…Марианна…

Красавица с большими глазами цвета индиго, которыми она невинно хлопала, когда клялась ему в вечной любви. Она была дочерью фермера на территории Дарк-Хауса, из не богатой, но благородной семьи. Себастьяна не волновало ее не высокое положение в обществе. Он был влюблен и окрылен взаимным чувством.

Райфорд был тогда восемнадцатилетним зеленым юнцом, влюбленным болваном, нежным и ласковым молодым человеком. Он боготворил свою возлюбленную и мечтал о том дне, когда она будет полностью принадлежать ему. Они украдкой целовались в садах поместья, но Себастьян не позволял себе большего. Он предвкушал момент, когда сможет повести ее к алтарю, произнести обеты и клятвы. Когда сможет лишить ее невинности в первую брачную ночь, и они будут жить долго и счастливо.

Глупый, наивный мальчишка!

Он сразу прекратился во взрослого мужчину, стоило лишь застать свою невинную Марианну в объятиях местного торговца. Томно вздыхающую… Возбужденную и сгорающую от вожделения.

Великий Холли! Он до сих пор помнил ее прекрасные глаза, полные ужаса и смятения, в тот момент. Глаза, полные отчаяния и сожаления…

…А он?..

Он в ту секунду не чувствовал ничего, кроме отвращения…

Боль от предательства возлюбленной мгновенно разорвала его сердце и душу на мелки куски. Райфорд возненавидел тогда себя, ее, весь белый свет. В тот роковой день он возненавидел любовь. Видимо тогда в его сердце наступила вечная зима, а в душе непроглядная ночь…

Себастьян ничего не сказал своей прекрасной Марианне, а просто ушел. Побрел к беседке на берегу озера, где так часто искал уединения и плакал… Плакал, как маленький ребенок.

Райфорд до сих пор помнил то невыносимое ощущение, когда его сердце сжималось от разочарования, обиды и отчаяния. Это нестерпимое стеснение в груди со временем ушло, но не забылось. Он навсегда запомнил тот день, когда похоронил свое сердце и душу. Тот день, когда Вайз пообещал себе, что больше никогда не испытает этого тошнотворного чувства любви и потери.

Прошло почти десять лет, но он больше никогда не позволял чувствам взять над ним верх. Наверное, потому, что просто перестал чувствовать и искать ответы на терзавшие его вопросы. Почему вышло так? Почему это случилось с ним?

Позже Марианна еще присутствовала в его жизни некоторое время, пока Себастьян не насытился ее прелестями. Он так мстил ей. Неутомимый и жестокий, он ночи напролет утолял свою похоть, в которую превратилась отравленная любовь. Это были тесно сплетенные между собой удовольствие и боль, иногда горечи было даже больше, чем физического удовлетворения.

Райфорд с нетерпением ждал момента, когда его страсть начнет утихать, когда он сможет освободиться от чар «невинной красавицы». И этот день настал довольно скоро… Очень быстро он стал ненавидеть и ее и себя еще больше…

Тогда Себастьян, не задумываясь, оставил Марианну. Поставил крест на прошлом и пошел вперед, поклявшись, что больше никогда, ни одной женщине не позволит завладеть своим сердцем. Теперь же юношеская клятва превратилась в образ жизни. В правило: незыблемое и нерушимое.

Марианну сменила другая алчная и любвеобильная особа. Потом другая. Другая… Другая… Вскоре это превратилось в своеобразный спорт: Райфорд давал наслаждение и получал его. Без воспоминаний, без обещаний, без чувств, без любви…

И он привык жить так. Ему нравилось так жить. Себастьян научился отрешаться от чувств и эмоций. Он воздвиг вокруг себя невидимый барьер отчужденности и наслаждался своей неуязвимостью.

Только юное тело, осада, капитуляция и оргазм.

Лишь холодный расчет.

Лишь охотник и жертва.

Так было спокойнее.

Свободнее.

Легче.

Так было не больно…

И горе тому, кто решится заглянуть в его душу. Там темнота… Непроглядная темнота…

Райфорд встал из-за стола, налил себе рюмку коньяка и выпил. Прикрыв глаза, он наслаждался, как обжигающая жидкость растекается огненным потоком по его телу, на мгновение, согревая его холодное сердце, и вскрыл конверт.

«Мой милый, Себастьян.

Мне нужна твоя помощь. Вопрос жизни и смерти! На это лето нашлась работа, как раз по твоей части. Уверена, что ты справишься с поставленной задачей блестяще. Подробнее о твоей роли в предстоящем спектакле я расскажу при встрече. Несколько недель, проведенные за городом, пойдут тебе на пользу…»

— Макс! — окликнул он дворецкого.

Мужчина средних лет незамедлительно появился на пороге.

— Слушаю, милорд.

— Скажи Джорджу, чтобы собрал мои вещи. Я уезжаю в Дарк-Хаус, — сообщил Себастьян.

— Но вы же планировали провести этот Летний Сезон в столице, — удивленно проговорил Максимус.

— Я передумал… — сухо ответил Райфорд. — Подготовь все к отъезду.

— Как прикажете, милорд. Что-нибудь еще?

— Нет. Можешь идти.

Когда за дворецким закрылась массивная дверь библиотеки, Себастьян тяжело вздохнул, упал в кресло и выругался.

Дерьмо!

Летний Сезон в Гринроке!

Что может быть скучнее, раздраженно подумал он.

Первым порывом Вайза было ответить на письмо отказом и сообщить, что он не собирается быть у нее на посылках! Чтобы свои проблемы она решала сама! Но отказать в «помощи» этой особе он не мог. Она не раз помогала ему восстановить душевное равновесие. Не раз выручала из беды… Особенно в периоды затяжных загулов.

Их нельзя было назвать приятелями или друзьями, скорее единомышленниками. Они не испытывали друг к другу большой симпатии или вожделения, но, наравне с этим, их объединяли общие интересы, жизненные позиции и, конечно, тайны.

Вайз еще раз пробежал глазами письмо, и задержал взгляд, сначала на фразе «мой милый, Себастьян», а затем на изящной подписи, и усмехнулся. Она, как всегда, была в своем репертуаре. Чего-чего, а антуража ей не отнять.

Работа по твоей части, повторил он чуть слышно.

Получить выгоду можно из любого дела, в этом Себастьян был уверен так же, как уверен в самом себе. Всегда есть возможность из жертвы стать охотником, а долг превратить в прибыль. Лишь бы это не претило твоим принципам, лишь бы это не задевало тебя самого. И сейчас он задумался о том, что выражение «работа по твоей части» ему по душе, так же, как «роль» и «спектакль». Себастьян сразу ощутил, как волна азарта приятной дрожью прошлась по всему телу. Он любил интриги, а эта особа жить без интриг не могла.

Что ж, отец будет рад его приезду и близнецы Де-Монфоры тоже. Остается только надеяться, что этим летом он не умрет от скуки.

ГЛАВА 2: Ветер перемен

Весенний городской Сезон подошел к концу, но не стоит расстраиваться, мои дорогие читатели! Впереди лето, сулящее не мало развлечений. Большая часть высшего света отправилась в Гринрок на Летний Сезон, открытие которого состоится со дня на день. Ваш автор обещает сообщать обо всем, хоть в малейшей степени интересном.

И уже одна из таких сенсаций имеется! Знаменитый на весь Хэйвен лорд Р. в самый последний момент отбыл в поместье своего отца, герцога Д., что изначально не планировалось.

Полагаю, что вышеупомянутый герцог будет весьма удивлен, что сын решил провести лето в Дарк-Хаусе, так как любви к спокойным вечерам Гринрока за ним замечено не было. Он больше предпочитает другого рода развлечения: «джентльменские» клубы, игорные дома, сомнительные вечеринки…

Маловероятно, что скромные деревенские увеселения удовлетворят аппетиты и предпочтения столичного повесы, но всегда есть надежда.

Уверена, что лето будет жарким и напомненным событиями…


газета «Городские хроники»

раздел «Слухи и сплетни Хэйвена»

(Отрывок из колонки леди Икс)

Пограничные Земли — Грэй-Сквер

Леди Элеонор Грэй, свернула газету и убрала ее в секретер. Закрыв его на ключ, женщина подошла к окну и устремила свой взор в сад. «Городские хроники» были единственной нитью, что связывало ее с бурной жизнью Поднебесной. Это печатное издание позволяло быть в курсе всех событий и последних новостей даже тем, кто проживал в самой отдаленной части Гринрока.

Раньше почта из столицы для леди Грэй доставлялась тайно, так как покойный супруг взял с нее слово, что она должна вычеркнуть из своей жизни прошлое. Элеонор была идеальной женой для властного лорда Грэя, но и у нее имелись секреты.

Все свои двадцать семь лет супружества Элеонор вела затворнический образ жизни. Она не выезжала из поместья и гости в Грэй-Сквере бывали не часто. Ее супруг погиб почти три года назад и лишь этим летом Элеонор приняла приглашение дальних родственников и решила провести лето в Де-Монфор-Парке.

Главной причиной была ее дочь, Жасмин. Леди Грэй воспитала ее, как настоящую леди, гордилась ею и считала воплощением совершенства. Она лишь боялась, что ее девочка проживет свою жизнь так, как жила сама Элеонор сейчас: в одиночестве, в тоске, в печали.

Дети часто платят за ошибки своих родителей.

Ошибка, когда-то совершенная Элеонор, могла губительно отразиться на будущем дочери. Если ее старшего сына в свое время не коснулись сплетни и пересуды в обществе, лишь потому, что он мужчина, то Жасмин будет сложнее «подружиться» с элитой Хэйвена, лишь потому, что она женщина. А леди Грэй жаждала, чтобы ее дочь блистала на балах и раутах Поднебесной и прожила яркую, наполненную романтикой и приключениями, жизнь.

Приключения.

Когда-то леди Грэй тоже мечтала о приключениях, и в ее жизни было одно. Очень яркое. Незабываемое. Неповторимое. Ее ошибка. Даже спустя годы, заставляющее замирать ее сердце.

Николас Райфорд. Герцог Дарк.

Мужчина ее мечты.

Мужчина ее жизни…

Жизни, которую она провела вдали от него…

Приняв приглашение Де-Монфоров, Элеонор знала, что встреча с Николасом неизбежна. От этой мысли ее сердце на миг перестало стучать, но когда она смогла вздохнуть полной грудью, пустилось вскачь от восторга и предвкушения. Интересно, вспоминал ли он о ней все эти годы? Искал ли с ней встречи?

Женщина посмотрела в сад, где не спеша прогуливалась ее дочь в сопровождении Маркуса Мора и задумалась.

Мор ухаживал за Жасмин уже не первый месяц и с нетерпением ждал, когда она примет его предложение. Он был сыном солидного предпринимателя из Шилда, производил впечатление истинного джентльмена и надежного спутника жизни, несмотря на корни. Его отцу, Малькольму Мору, принадлежала сеть ювелирных лавок и мастерских. Маркус, как наследник, считался завидным женихом, несмотря на отсутствия титула и влиятельных родственников.

Мор нравился Жасмин, и она считала его достойным для себя мужем, но Элеонор не разделяла ее оптимизма. Она хотела, чтобы дочь выйти замуж за титулованного вельможу, повысила свой статус и покинула скучную деревню. Мор был для этого мелковат. Он не был истинный хэйвенцем! Поездка в Де-Монфор-Парк обещала поспособствовать осуществлению плана Элеонор Грэй. Выгодная партия — вот залог успеха в обществе, считала она. А любовь… Любовь — дело второе.


— Что с тобой сегодня, Маркус? — спросила Жасмин и заглянула молодому человеку в глаза. — Ты так задумчив и молчалив…

— Все дело в твоем внезапном отъезде. Я не увижу тебя все лето, милая… — отозвался мистер Мор. — Если бы ты не томила меня ожиданием, а приняла мое предложение, я мог бы сопровождать вас с матерью в Де-Монфор-Парк. Мы бы провели вместе чудесное лето, а осенью сыграли свадьбу.

Жасмин натянуто улыбнулась и дрожь пробежала по ее рукам. Свадьба. Первая брачная ночь. …И пока смерть не разлучит нас… Достаточно ли хорошо она знает этого человека?

Он говорил так уверенно, как будто и, правда, все уже решено. К тому же она справлялась у матери, о том, чтобы Мор поехал с ними в Де-Монфор-Парк, но леди Грэй ответила отказом. Свадьба — это очень серьезный шаг, говорила Элеонор, а Маркус Мор не такая уж завидная партия. Такая красавица, как ты, имеет право выбирать.

— Мама считает, что пока не время афишировать наши отношения, — немного подумав, ответила она. — Она желает дождаться возвращения Тристана. Ведь формально он глава семьи и последнее слово остается за ним. Я не могу принять ничье предложение без его одобрения. У брата очень сложный характер и если мы будем действовать за его спиной, он может устроить настоящий скандал!

Отчасти в этих словах была доля правды, но только отчасти. Тристан, путешествующий по землям Пяти Государств, был очень похож на отца, но большинство считало, что высокомерие и надменность появилась в молодом человеке, когда он унаследовал его состояние. Грэй опекал и любил сестру, что было вполне естественно для его жесткого и властного характера. Он сводил к минимуму все попытки легкомысленных повес, появляющихся в окрестностях Грэй-Сквера, завоевать расположение голубоглазой красавицы.

Тристан был вспыльчив и тщеславен, эмоционален и расчетлив, эгоистичен и груб, но только не по отношению к своей младшей сестричке. Он одобрит любой ее выбор, в этом Жасмин не сомневалась. Но такие нюансы Маркусу знать не обязательно. Как и то, что мать не одобряет их отношения. Да и она не уверена в своих чувствах и их общее будущее пока расплывчато и туманно.

Маркус поджал губы, стараясь скрыть раздражение. Держи себя в руках! Не заводись, уговаривал себя он и наблюдал за возлюбленной из-под полуопущенных ресниц. Не стоит ссориться с ней перед самым отъездом. Лето пролетит незаметно, а осенью уже ты будешь руководить парадом!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 651