электронная
216
печатная A5
367
18+
Анатомия письма

Бесплатный фрагмент - Анатомия письма

Пособие для начинающих писателей и инстароманистов


5
Объем:
108 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5848-6
электронная
от 216
печатная A5
от 367

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящаю эту книгу всем моим преданным читателям, а так же настойчивым писателям. Давайте помнить о том, что мы сами формируем этот мир СЛОВОМ, даже мысленным, даже сказанным шёпотом, даже написанным мелом до первого дождя

Наталья Фор

От автора

Это не учебник! Учебники очень скучные и сложные, а если не сложные, то всё равно скучные. Поэтому я написала для вас небольшое пособие о том, как писать книгу. А с чего должна начинаться книга, которая призвана научить, а не развлечь? Куча вопросов роятся в моей голове, и складывается буквенным стогом сена. Он пахнет, этот стог. Понюхайте его. Чем пахнут буквы, чернилами или свежескошенной травой? Вот и начало. Запах. Ведь книга, это фильм, который проносится перед вашим внутренним взором. А там и запахи, и звуки и даже чувства, которые вы будете испытывать, читая её.

Я приготовила необычное пособие для обучения. И прежде всего оно рассчитано для тех читателей, которые хотят написать рассказ, но не знают с чего начать. А так же для тех, кто пишет романы в инстаграм с таким говорящим хештегом как #инстароман. В моём блоге инстаграм @four_hahaha есть рассказ под названием «Добро пожаловать в Эфир», и он написан именно в той последовательности, которую вам предстоит изучить. Разумеется, с небольшими отклонениями, ведь не существует два одинаковых рассказа, кроме плагиата, как известно. Так же, нечто новое ждет того, кто дойдёт до конца и получит приятнейшие бонусы. Ждёте?

Пособие я построю в виде небольшого романа. Я буду писать не только о том, как он рождался, а напишу и кое-что о себе, чего не делала даже в своём блоге. То есть, это будет роман обо мне в виде заметок на полях. Но, что самое интересное, я напишу здесь самый настоящий любовный роман, по которому мы будем учиться. Вот эти бонусы! Три в одном. Как кофе, сказала бы я, но вы, наверное, и сами об этом подумали. А я еще подумала о тирамису, которое никогда не пробовала. И думаю, что стоит устранить этот пробел.

Писать роман я буду от первого лица. Моей героиней будет молодая женщина двадцати восьми лет по имени Алиса. Оговорюсь сразу, что писать романы от первого лица бывает очень непросто, ведь героиня выражает только лишь свои чувства, в то время как чувства и поступки других героев, приходится наблюдать со стороны. А это значит, в какой-то мере, придётся быть героиней этой истории, и видеть окружающий мир её глазами.

Я очень волнуюсь писать книгу в таком ключе, ведь буквально час назад, меня накрыло строчной волной. И междустрочной тоже. Я решила, что не буду следовать правилам и лопатить горы чужой литературы, что бы довести до совершенства свою. Беру за основу принцип Керри Бредшоу — хочешь познакомиться с мужчиной, — иди и знакомься. Сидя дома или посещая курсы, где вас будут учить премудростям соблазнения, вы не выйдете замуж, если не на ком будет применить знания на практике. Так чем же писательство отличается от замужества? Практически ничем. Те же алгоритмы действий, правила, и практика. И вот, уже звучит тот самый марш, когда под руку ты идёшь с ним. С тем, кого ждала всю жизнь. А теперь почувствуйте тот же восторг, но держа в руках свою книгу. Словно первенец, правда? Но ведь был же марш, посиделки до рассвета, много бессонных ночей, радость побед… Что я сейчас описала? Брак или писательство, как думаете?

Я была замужем трижды. Без марша. Так уж вышло. Но признаюсь честно, я не люблю эту атрибутику и мишуру. Чувствую себя куклой на свадебном торте, которой хотят откусить голову. Вот скажите мне, могла ли я разувериться в мужчинах и институте семьи уже после первого развода? Конечно, могла! Но не стала. Ведь вера в любовь и желание найти того самого, будет жить в каждой живой душе. Так и с писательством. Нельзя бросать писать, если горишь этим делом. Если чувствуешь, что не можешь не писать. Ведь кто мы, если не мечтатели, которые верят в любовь? А писатель верит не только в любовь, а ещё и в себя и свои тексты. Они должны жить! Истории должны писаться, а любовь, которая возникнет на страницах романа, может помочь людям поверить. Понимаете? Писатель, это тот же врачеватель душ, и мы не вправе прятать свой талант. Таланты так просто не раздают, и если уж вам он достался, так смело пользуйтесь и благодарите вселенную за такой подарок. Или она передарит его другому, более понятливому и смелому человеку. Вы же не думали, что и правда, можете быть талантливым от природы? От природы вы можете получить только один талант — хороший приём. Как радиосигнал принимать без помех подсказки и знаки судьбы. И если не пользоваться этим даром, то сигнал со временем станет слабее и исчезнет вовсе.

Мне повезло, что мой сигнал дошёл до меня сквозь годы. Или это было повторное подключение, ведь писала я с детства. Но, как это часто бывает, наши таланты и надежды в детстве, становятся совсем нерентабельными во взрослой жизни. Может город не тот, где можно учиться тому к чему лежит душа. Или страна, где ты можешь стать миллионным невостребованным гением. А может, у родителей нет денег, и придётся идти учиться на такую нужную, но ненавистную профессию. Вариантов может быть море, от которого мы в своё время уехали. Вернее родители уехали, и меня с собой взяли. Хотя почему не взять то, мне же четыре года было. Черноморское побережье посылало мне хороший сигнал, и моим тамошним таланом была декламация стихов. Едва научившись говорить, я научилась и запоминать. Когда нас встретили Донбасские терриконы, то развитие сигнала усилилось, и я стала писать свои стихи, а потом уже и прозу. Конечно, всё это забылось и тетради с опусами были упакованы в коробки из-под туфель, едва в моём сердце зародилась любовь. Тут уж не до писательства.

Быстрая роспись в загсе в восемнадцать лет, а потом такой же быстрый развод. И вот, я стою на восьмом месяце беременности и не понимаю, что мне делать дальше. А дальше была учёба, рождение сына, работа, снова учёба, свадьба, ипотека, развод, работа до колик в животе, свадьба и…

Я напишу для вас роман под названием «Расскажи мне о себе». Он строго восемнадцать плюс! Какая-то ирония в этой цифре всё же есть. И если вас не смутит слово член в тексте, вы можете читать эту книгу и изучать структуру романа. Я буду разбивать его на небольшие эпизоды, и после каждого мы будем делать соответствующий разбор. Так вы сможете понять структуру романа и избежать возможных ошибок.

Приятного чтения.

Глава 1. Тайна первой главы

Успей записать свои мысли — это главный принцип писателя. Откладывание на потом, может так и остаться на подкорке, и давить невысказанными мыслями. Писатель — это особый склад ума и виденье мира. Я бы даже сказала, что это виденье многих миров. Камень у дороги, ложка в стакане, и даже дуновение ветра — это уже история, которая может и должна быть написана. Это физическое присутствие в вымышленном мире, это особое осязание и обоняние, и, конечно же соучастие, во всём, что будет происходить.

Я знаю о соучастии всё, ведь я юрист. Я проработала в милиции девять лет, и получила образование в Харьковском национальном университете внутренних дел — ХНУВС. Моя прошлая работа, безусловно, подсказывает мне сюжеты, интересные ходы, решения конфликтов, а иногда и сдерживает от необдуманных действий. Но без практики, что в милиции, что в писательстве, я бы не писала эту книгу. Как вы считаете, влияет ли наше прошлое, на наше будущее? Или мы сами, день за днём строим свою жизнь? Лично я не хочу думать о том, что взмах крыльев бабочки, может повлиять на меня через десять лет. Хотя, кто знает, возможно, однажды я напишу об этом книгу.

РАССКАЖИ МНЕ О СЕБЕ. ЭПИЗОД 1

Я встретила его однажды вечером в кафе, где делают самый чудесный кофе в городе. Самый чудесный, это потому, что не дорогой и потому, что вкусный. Местный бариста был волшебником, заставляя звучать симфонией вкусов дешёвые кофейные зёрна. Эти бархатные ароматы плавали по кафе, отталкиваясь от холодных плиточных полов. Они медленно выплывали на улицу, когда летом окна были распахнуты в шумный город. Зимой, запах кофе задерживался внутри, грел высокие стены с картинами и щекотал ноздри посетителей, обещая им уют, которого возможно не было у них дома.

В этом кафе любят тусоваться студенты и длинно-кадыковые старшеклассники с их поломанными голосами. А ещё, их молоденькие подружки, с завитыми кудрями и дорогими телефонами в дешёвых чехлах. Иногда собираются молодые мамочки, которые с завистью смотрят на тех самых подружек-старшеклассниц, ведь ещё три года назад, эти места принадлежали им. Так же, тут люблю тусоваться я. Двадцативосьмилетняя женщина, психолог, альтруист, похерист и что-то там ещё, рист. Здесь было тепло, пахло кофе, картошкой фри, а ещё я спала с поваром и ела бесплатно. Ну, давайте, назовите меня шлюхой!

Серёга, а именно так звали моего старого приятеля, которого я сегодня встретила здесь, сидел у окна и предавался мечтаниям. Он таращился то в телефон, то жалко вздыхал и переводил задумчивый взгляд в окно. Не люблю, когда мужики страдают. Им не идёт, что ли.

— Привет, — я подошла к нему, хотя делать этого совсем не хотела. Но, что-то в его страданиях и вздохах, дало мне понять, что на его лице написана история. А я люблю собирать истории.

Они познакомились через интернет. Сергей — простой офисный работник с зарплатой строго до двадцатого числа каждого месяца и Анжелика — фрилансер, мать лысой кошки породы сфинкс, с нестабильным заработком и зависимостью от социальных сетей.

Разные города одной страны, не стали препятствием для их встречи. Телефонные звонки, скайп, смс… Всё начиналось так же, как и у большинства пар. Его держала работа, и переезжать в её город он не хотел, а она была свободна не только в своём выборе, но и в месте жительства. Упаковав ноутбук, и сунув в переноску кошку, она приехала в холодный северный город. К нему.

Их объединила любовь к животным, сортировка мусора, отдельный контейнер для батареек, и нежелание целоваться в губы. Анжелика сняла жильё неподалёку от его места жительства, и иногда после работы он и вовсе не уходил домой. Она, чувствовала свою независимость, а её кошка получала любовь в двойном объёме. И что же тут необычного, спросите вы? А ничего. Совсем. Вполне обычная пара. Любят друг друга, и живут как все.

«Вот именно, как все», — подумал однажды он. Он не хотел как все. Он жил как все тридцать четыре года, теперь он хотел жить по-другому. И необычная Анжелика, казалась ему не такой как раньше. Не так привлекала его. Стала обычной. Стала как все. Никуда не ходила, да и куда ей ходить? Друзей тут не было. Работа находила её дома. И эта её дурацкая привычка мечтать. Она всё время мечтала о морях и копила деньги, не пойми на что. И он стал приходить реже. А потом и вовсе пропал. Думал о жизни. Думал о себе. Думал о ней. А когда всё-таки решил прийти, то дверь открыла не она:

— Уехала. Оставила вам письмо.

Настоящее бумажное письмо, после которого он понял, что она не совсем как все. Анжелика осуществила свою мечту именно тогда, когда он решил подумать. Но, девушка не стала думать, а стала действовать. Вскоре она добавила новое фото в свой аккаунт, а он понял, как соскучился. Он понял, что именно он был заурядным и скучным.

— Ну, и чего ты растерялся? — спросила его, после того как он закончил говорить.

— Я не знаю, что делать, — он противно вздохнул, а я старалась не закатывать на это глаза. — Когда она была здесь, то я не думал о том, что у нас может что-то получиться.

— А зачем тогда пошёл к ней?

— Поговорить, — он пожал плечами, — думал разойтись красиво, а она…

— Красиво? — я усмехнулась. — Да тебя месяц не было. Куда уж не красивей. Тем более, что она приезжая. Что ей тут делать? А?

Он молчал и смотрел в окно. На столе лежал его телефон, в который я конечно же всунула свой нос. Его лента была заполнена счастливо улыбающейся девушкой. Счастливо улыбалась даже её кошка. Конечно, эта лысая крыса после наших морозов, вдруг очутилась на Бали (это я про кошку породы сфинкс). Я бы тоже лыбу давила. Анжелика была довольно милой девушкой в веснушках. Вроде веснушчатые люди, самые счастливые? Я думаю, ей повезло уехать отсюда. Холод, сырость, этот жмот Серега, который был довольно скуп на эмоции. Вот почему он сейчас сидел и тупил.

— И, что ты решил? — я решила добить беднягу. — Поедешь за ней? Бросишь свою убогую работку и убогую жизнь? Тебе есть, что терять? — Он вздрогнул. Его взгляд отлип от оконного стекла.

— Поеду! И останусь там.

— А она? — Я кивнула на погасший экран телефона. — Она примет?

— Я думаю, да. Я написал ей. А она сказала, что ждёт в гости.

— Так, может просто в гости? Просто как друга?

— Я не думаю… Я не знаю. Не знаю.

И уже уходя и судорожно заталкивая телефон в узкий карман джинс, Сергей вдруг спросил:

— Ну, а ты как, Алис? Как поживаешь?

— Хорошо поживаю, — я даже улыбнулась. Ведь, и правда, хорошо. — Книгу пишу.

— Научную?

— Угу, — я кивнула.

— Ну, давай. Удачи тебе, — Серёга быстро вышел из кафе в морозные сумерки.

Он поехал. А я осталась. Осталась в своей жизни и своём любимом кафе. Мне не нужно было никуда ехать. А главное, мне не нужно было ехать за кем то. Я же была здесь, а главнее себя у меня никого не было. И я надеялась, что и не будет.

А за несколько дней до Нового года, случилось то, из-за чего я стала паковать свои чемоданы, и даже вспомнила Серёгу и его подружку с веснушками. Слава богу, что у меня нет кошки.

ЭПИЗОД 1. РАЗБОР

Как бы вы начали писать книгу о своей жизни? В ней будет пролог, в котором вы расскажите о встрече ваших родителей? Или ваш рассказ начнётся с главы, где начало будет построено таким образом, что читатель захочет прочесть книгу до конца? Ведь именно первая глава или пролог становятся фундаментом всей вашей книги.

Многие книги начинаются с прологов. В этом романе пролога нет, но я расскажу вам как грамотно его написать.


Пролог уместен если:

— Нужно ввести читателя в курс дела, это как вводная задача для дальнейшего действия. Но не нудные слова родился-жил, а что-то существенное. Сцена, которая привела к тому сюжету, который мы читаем в книге.

В своём романе «Другая», я описала, как героиня спешила на свидание, закрыла на мгновение глаза в автобусе, а очнулась уже в госпитале триста лет спустя. И мой роман, развивается уже триста лет спустя. А ведь за это время произошла катастрофа планетного масштаба, но я не стала описывать её в первой главе. Я постепенно вводила читателя в курс дела, но именно пролог помог мне расставить главные акценты.

— В прологе есть конфликт или он сам является конфликтом.

Это может быть задание, которое герой выполняет на протяжении всего романа. К примеру, если вы пишите детектив, то именно в прологе можно описать убийство. Тогда главный герой будет распутывать этот клубок постепенно, и вы не будете отвлекать читателя от главного сюжета.

В прологе можно дать задание героям, если их несколько, и обозначить каждого как самостоятельную единицу. Я так сделала в книге «Ручное управление мечтой». У меня было несколько героев, но одно задание на всех. Мне осталось только расставить приоритеты каждого и слегка обрисовать их характеры, не перегружая пролог деталями, но вводя в курс дела читателя.

— Когда второстепенный герой поможет понять главного героя. Как и в случае с детективом мы можем описать конфликтную историю — гибель матери супергероя N. И когда N вырастет, то всегда будет помнить заветы матери, её нежные руки и добрые глаза.

Здесь я описала и конфликт, и влияние второстепенного персонажа на главного героя. Но, конечно, это не значит, что вам нужно убить чью-то мать по сюжету. Просто подумайте, кто бы мог повлиять на главного героя и его поступки.

А теперь вернёмся к роману и разбору первого эпизода. Чтобы привлечь читателя, нам нужно дать ему обещание, что именно здесь он найдёт ответы на свои вопросы. А у каждого человека свои вопросы и запросы. Поэтому, всегда стоит помнить поговорку про покупателя и товар.

Наш текст это товар, который должен с первых строк заинтересовать читателя и не дать ему захлопнуть книгу. И для меня самым сложным может быть именно построение первого предложения, после которого, нужно настроить читателя на то, чтобы он захотел прочесть второе, а потом и третье предложение.

Так с чего же начать? Как подобрать правильную постановку слов, и не испортить впечатление от первой встречи.


Первое предложение.

Давайте построим наш эпизод таким образом, что бы сюжет, который стучит у нас в висках невысказанным разговором, был логичен, привлекал внимание и оставлял послевкусие.

Я даю вам базу трёх китов, на которых будет построена первая сцена.

— Конфликт.

— Место.

— Эмоция.

Вся сцена происходит в кафе, в котором героиня приходит выпить кофе. Там проводят свои дни подростки, молодые мамочки, а ещё подают дешёвый кофе под видом дорогого. Контраст! Это контраст, при котором ожидание от вкуса арабики сменяется обычным кофе с базарных лотков. Но, Алиса называет его нормальным, может потому, что не пила до этого хороший дорогой кофе? Но, кафе, как и обстановка не вызывают у нас чувства отвращения. Героине тут очень нравится, а ещё у неё роман с поваром и ест она бесплатно, но похоже, сама этого стыдится, если делает читателю вызов одним лишь предложением: «Ну, давайте, назовите меня шлюхой!» Или это её внутренний конфликт? Но, возможно Алиса просто протестует против норм и устоев общества. Такая уж она. Бунтарка.

Знакомый нашей героини по имени Сергей, упустил свою девушку, когда слишком долго раздумывал о своих желаниях. Я хотела показать героя, который находится в конфликтной ситуации.

«Он молчал и смотрел в окно», — вот и все его переживания, которые он топит в череде своих однообразных дней. Сергей боится сделать что-то значимое в своей жизни. Не так ли поступаем и мы с вами, когда не решаемся изменить привычный уклад? А ещё, у нас остаётся открытым вопрос: приняла ли его Анжелика, если он всё-таки решился на поездку. Ведь решился же?

Не забываем передавать эмоции наших героев. Алису раздражает то, что Сергей так неприятно страдает. Ведь она заметила его переживания, ещё до того, как узнала в чём дело. По её мнению, мужчина не должен так откровенно выражать свои чувства. Ей это неприятно, и она старается не закатывать глаза, когда он трагично вздыхает.

Я наделила героев эмоциями — Алиса раздражена и полна скепсиса, а Сергей несчастен.

И ещё, нашли ли вы в тексте наблюдение, которое вынесла Алиса? А оно заключается в том, что она подумала: «Вроде веснушчатые люди, самые счастливые?» Это обычное жизненное наблюдение, которое придаст вашему тексту настоящесть и вызовет у читателя эмоцию. Заставит его задуматься, так ли это.

Глава 2 Что показать

Чего иногда не хватает хорошему рассказчику? Возможно смелости? Отваги? Или красноречия? А может ли быть так, что сам автор, описывая своих героев, транслирует в их чертах характера то, чего нет у него самого? Той же отваги, смелости, решительных шагов… Но, возможен и такой исход, что каждая написанная книга или рассказ, делают автора богаче на внутренний мир, словно открывая скрытый потенциал. И вот, перед нами уже не замкнутый творец, а достойный гений, который постиг истину слова. Знаете, какая мощь может скрываться в одном лишь слове? Оно не просто может ранить или убить, оно может исцелить человека и даже воскресить его из мёртвых. В переносном смысле слова разумеется. Хотя…

Я никогда не была мастером красноречия, мне было проще ответить на письменные вопросы на экзаменах, чем выступать перед преподавателями. Но, в то же время я обожала играть небольшие роли в школьных постановках. Казалось бы, какая разница, ведь нужно что-то учить и рассказывать. Но разница есть, ведь то, что делается с удовольствием, не может не нравиться. А то, что приходится зубрить и принимать как надобность, не приносит ни удовольствия, ни удовлетворения. Это как с нелюбимой работой. Она приносит деньги, но не приносит радости. А там, где нет радости и кайфа от того, что ты делаешь, есть неврозы и прочие неприятные болячки.

Я любила свою работу. Вернее сказать службу. Но только до того момента, как мне приходилось выполнять приказы начальника-самодура. И если бы хоть один их моих начальников сейчас читал это, то наверняка подумал бы, что это не про него. Расслабьтесь, господа начальники, из всех вас адекватным был только один человек. Ну, может два. А знаете, кто делает начальников маленьких ОВД неадекватными невротиками? Начальники больших ОВД! Вот там весь замес и происходит, как в поговорке про рыбу, гниющую с головы. Эдакая цепная реакция, которая распространяется по всей стране и цепляет каждого маленького начальника. А тот в свою очередь цепляет подчинённых, и вот у нас уже целое поколение пенсионеров с дёргающимся глазом. Кстати, с тех пор как я ушла со службы в милиции мой глаз больше ни разу не дёргался.

РАССКАЖИ МНЕ О СЕБЕ. ЭПИЗОД 2

Моя мать считает меня инфантильной, ленивой, но достаточно сильной личностью. Каков букет, а? Инфантильность моя выражалась в том, что я никак не могла выйти замуж. Вернее мама хотела меня поскорее выдать, а я всячески оттягивала этот момент. И не потому, что не встретила того самого, а потому, что встретила, но замуж не хотела. Николай был моим кавалером ещё со школьных танцев. После окончания школы, он провожал меня в институт, а после лекций отвозил домой. Коля был старше, умнее, красивее моих ровесников, и конечно к тому времени как я окончила школу и институт, он сам получил хорошее образование и сделал довольно таки неплохую карьеру. И всё шло к тому, что он сделает мне предложение и жить мы будем долго и счастливо, но… Знаете, что было тем самым Но? Я сама. Мне стало очень тесно в моём родном городе. Стало тесно в родительском доме, и самое главное, мне стало тесно с ним. Как будто я сижу в вагоне поезда и смотрю на свою жизнь сквозь окно. Я, конечно, еду в купе, мне приносят чай, баранки, пакетики сахара, но я еду не одна. Рядом сидит мать, брат-подросток и глуховатый папа, который раньше знатно прибухивал, а потом, в связи с приближающейся старостью решил завязать. Но испытывал неимоверные душевные страдания от принятого решения, и от того, жизнь казалась ему скучной.

Вот и мне стало скучно. Скучно жить своей жизнью. Я не хотела прибухивать как папа, или принимать жизнь такой, какая она есть, как мама. Я не хотела знать, что у меня будет через год. Я хотела другого. Я хотела себя. И тогда я сбежала. Сбежала из этого города, сбежала от семьи и от жениха. Уехала в город миллионник, сняла жилье, нашла работу без привязки к офису и вдохнула свободней. Конечно, меня никто не понял. Ни родители, ни друзья, ни Коля. Он вообще считал, что это моя прихоть, и я еще не нагулялась. Ну, и пусть так. Пусть думают, что хотят. Правда братишка мой, как то позвонил и спросил:

— Ты хоть кайфуешь там?

— Кайфую, чувак. Кайфую. — Он единственный, кто мне, почему-то завидовал.

Но, самое странное для меня было знаете, что? В меня никто не верил. Мать считала, что я постранствую и вернусь домой. Коля думал, что у меня предсвадебный кризис, и как только я пойму, что не смогу без него жить, то вернусь и буду томно вздыхать у него на плече. Прошел почти год, как я уехала, но назад не хотелось. Коля приезжал, покупал мне какие-то совсем не нужные вещи, водил в рестораны, дарил цветы, занимался со мной любовью, но как только за ним закрывалась дверь, я становилась собой. Смывала косметику, стягивала волосы в хвост и надевала джинсы. Или так и ходила по квартире в трусах без страха, что кто-то начнёт их стягивать, когда я этого совсем не жду.

Был ли мой жених слабохарактерным или надеялся, что разлука с ним позволит мне понять серьезность наших отношений? Он как-то сказал мне, что моё решение не стало для него сюрпризом, словно где-то внутри, я находилась на взводе своих чувств. Но, думаю, что это никак не определяло его слабохарактерность, а говорило о мудрости, но только не в том, что касается женщин. Тут он был беспросветно туп. Так как считал, что расположение и привязанность можно завоевать добрым отношением. Как бы ни так! Бабам взрыв эмоций нужен, а не штиль. Скучный, однообразный штиль, который качает меня, на волнах дорого матраса, который купил Коля в мою съёмную квартиру. Ведь лежать на старом и продавленном для него было неприемлемо. Хоть и раз в месяц. Хотя не только он возлежал на нём. Я как-то решила ему об этом сказать.

— А ты знаешь, что я сплю с другими мужиками, на матрасе, который ты купил? — мы лежали обнаженные на сбитых после секса простынях. Ну, как сбитых. Слегка сморщенных, ведь Коля так же скучно занимался сексом, как и ухаживал за мной.

В ту же секунду, мне в голову прилетела оплеуха:

— Если бы это было правдой, то я бы тебя убил. И что же тебе неймётся-то, а?

Он раздражённо замолчал и потянулся к сигаретам на тумбочке. Курить в постели, я почему-то, разрешала только ему. Уважала, наверное.

— Слушай, может, хватит дурить? Когда домой вернешься? Мне твоя мать весь мозг вынесла. Звонит почти каждый день, если не на мобильник так на работу. Моя секретарша уже думает, что у меня с ней роман.

— Так заведи роман с секретаршей, — фыркнула я, убирая волосы с лица.

— Вот тебе смешно, а меня это всё просто достало. — Он сел и повернулся ко мне спиной.

— Ну не злись, — я поднялась с подушек и поцеловала его в плечо, и примирительно погладила по волосам. Они у него были такие густые и чёрные, что я даже завидовала, ведь черноту моих волос приходилось каждый месяц поддерживать качественной краской для волос. — Не обращай внимания на маман. Её нужно поставить на место. Скажи, что если она будет отвлекать тебя по пустякам, то ты сменишь номер телефона.

— Тебе легко говорить. — Он, кажется, стал успокаиваться, его синие глаза уже не метали в меня из-за плеча ледяные взгляды. — Ты так далеко, и я не могу приезжать часто. Когда ты там уже допишешь свою книжку?

— Скоро. Очень скоро. — Я всегда говорила, что мне осталось совсем немного. Но, на самом деле, и сама не знала точных сроков. Когда закончу книгу? Когда?

Коля уехал, а я позвонила своему другу Витьке, который хоть и был рождён мужчиной, но женщин совсем не любил. Он предпочитал предаваться лёгким страданиям о своей нелёгкой гейской судьбе, и мечтать о принце, так же как и женщины. А ещё, Витька был первоклассным стилистом, и моим личным сортом терапии. Мои волосы, которые не были наделены особой густотой, в его руках становились просто роскошной чёрной копной. Каждый волосок лежал к волоску, настолько послушно, что казалось Витька настоящий заклинатель непокорных грив. Друг соглашался с таким почётным званием и говорил, что рад служить моей неземной красоте. Но, я не считала себя совсем уж неотразимой. Обычная девушка среднего роста, фигура по типу груша, второй размер груди, длинные чёрные волосы и зелёные глаза. Крутым во мне были разве что бёдра. Тут уж природа постаралась, и моя пятая точка всегда приковывала к себе взгляд мужчин.

В дверь позвонили, и я впустила друга.

— Мадмуазель, — радостно закричал он с порога и поднял принесенные с собой пакеты, выше головы. Я схватила дары и побежала на кухню. Там, конечно же, было вино, роллы и пирожные. Наши с ним любимые.

У нас сложилась странная дружба. Может от того, что сами по себе, мы были немного странноваты? Мы познакомились в интернете. Стали дружить виртуально и незаметно наша дружба перешла в режим офлайн. Именно он встретил меня в этом городе, где казалось, меня совершенно никто не может ждать.

Пока Витя накрывал на стол, я принимала ванну, а потом он сушил мне волосы и делал укладку. За распитием вина я должна выглядеть шикарно, пусть и в простой футболке и обычных домашних штанах. Как психолог, я понимала это своё желание казаться ещё лучше, чем была до этого. Казаться чище и ухоженней после отъезда Коли. Как обычная женщина, мне просто нравилось, что в моих волосах копошился очень дорогой стилист. Абсолютно бесплатно. И мне не нужно было перед ним притворяться. С ним, я была собой.

— Я тут это… Рассказать тебе кое-что хотел… — Мы сидели за столом, я с укладкой и вином, а Витька смущенно замолчал и быстро закинул в рот ролл с тунцом. Медленно пожевал, отпил из своего бокала и только тогда посмотрел мне в глаза. Он даже немного покраснел, так что стал похож на малиновую глазурь на пирожных. На его лице отчётливо проступили белёсые брови, которые при обычном расположении духа, были практически не видны. Всё-таки блондины такие смешные, когда краснеют.

— Ну? — я выжидающе смотрела на друга.

— Я тут встретил кое-кого, — он закончил предложение.

— Ну, наконец-то Вить, — я ткнула друга в плечо. — Рада за тебя.

— Не спеши поздравлять. Всё так сложно. — Он расстроенно отставил бокал и закурил. Густой дым вытягивало в приоткрытую форточку, Витька хмурил лоб, и ковырял ногтем клеёнку на столе. — Я не могу понять, когда моя жизнь сложилась как карточный домик. Не могу. — Он наконец-то заговорил на одном ему понятном языке. Витя порой выражался настолько витиевато, что даже я, долбанный врачеватель душ, не могла понять его.

Его ситуация не была ни сложной ни необычной. По крайней мере, для меня. Для меня всегда всё было просто. Настолько просто, что другие люди принимали это за безразличие. Мой друг считал себя неудачником в любви, и очень удачливым в карьере. У него было всё, чего может пожелать себе обычный мужчина с обычными потребностями. Правда, отучить его разбирать свою душу на составляющие и искать драмы там, где её нет, я так и не смогла. Вернее работа над этим, была ещё не окончена. Он нуждался в наших разговорах так же, как я нуждалась в его руках. Мой личный приём терапии состоял в том, что приводя в порядок мои волосы, Витька словно возвращал меня на место. Возвращал меня себе же. А же, с моей стороны получал то же самое. Я слушала его, давала профессиональные советы и никогда не осуждала. Не только потому, что это было бы непрофессионально, а потому, что не имела никакого права судить других людей.

— Так что же тебя гложет? Кого ты встретил? Ну не томи, Вить.

— Предупреждаю, ты будешь шокирована.

— Серьёзно? — Я скептически посмотрела на него.

— Угу, — он затушил сигарету и подкурил новую. — Этот мой новый друг… Он совсем не стесняется себя. И он совсем не похож на гея, понимаешь?

— Да, ладно, — скептически протянула я. — Вот уж не думала, что вы носите знаки отличия.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 367