электронная
45
печатная A5
354
18+
Алмазная дама Аполлона

Бесплатный фрагмент - Алмазная дама Аполлона

Авантюрный роман

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-3958-3
электронная
от 45
печатная A5
от 354

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

За окном царила зима. Снег большими хлопьями кружил над землей. В век больших скоростей и информационных устройств лучше всего чувствовать скорость, скатываясь с горы на санях. А сотовые телефоны для быстрой связи легко умещаются в карманах спортивных штанов, к которым снег не прилипает.

А меня всегда притягивали съемки фильмов. Однажды я увидела объявление о наборе в институт телевидения и радиовещания. Аттестат у меня был хороший. Подготовке для поступления в институт никто не мешал. Я поступила на вечернее отделение института для получения второго высшего образования, а днем работала. Муж Аполлон в это время длительно отсутствовал.

Телеведущий Денис Турин естественно работал на телевидении. После скромной свадьбы он стал страстным и любвеобильным мужчиной, поэтому его любили женщины всей страны, а иногда и в личном контакте. Я стала очередным увлечением известного мужчины.

Как-то Денис увидел великолепные ноги под короткой юбкой, которые все чаще стали встречаться на его пути по коридорам телецентра. Он не выдержал женской приманки и предложил подвезти на машине обладательницу великолепных ног. Я согласилась.

Он так увлекся, что поехал с прекрасной дамой на забытый стадион.

Белый матовый снег окружал машину со всех сторон. Внутри машины было тепло. Можно представить, что они находятся в космосе: огней не видно. За рулем машины сидел Денис. Я сидела рядом с ним. Мы объехали город и заехали на заброшенный лесной стадион. Проехали по кругу и остановились на противоположной стороне от входа. Нам хотелось поговорить о своих проблемах.

В разговор ненавязчиво стали проникать руки. Руки касались рук, шеи, забирались под джемперы туда, где теплее, где уютнее. Ноги не отставали, и как бы между прочим одни ноги находили другие ноги.

Губы оказались в этой игре третьими и, естественно, встретились друг с другом. Один язык проник в соседний рот, второй язык пришел в рот к первому, они обменялись языковой лаской. Два рта, испытав радость общения, закрылись. И губы работают как аккумулятор энергии.

Но руки усилили свою деятельность и стали проникать в космические глубины человеческой одежды. Рукам показалось, что одежды они встречают слишком много, и они стали снимать лишнее. Самые запретные места человеческого тела хорошо закрыты одеждой в зимний день, но руки вездесущи. И бастионы одежды сдают свои позиции под руками двух любящих людей.

Денис дошел до запретных мест первый.

Я не отставала, изучая крепость ремня на его брюках. Любовь в машине на заброшенном стадионе была откровенна до безумия. Мы были ненасытны из-за собственной молодости.

Но все заканчивается, особенно физическая любовь. Спинки сидений в опущенном виде послужили кроватью. Поцелуй после любви краток, как благодарность. Руки уже потеряли интерес к партнеру и занимаются собственной одеждой. Ноги удаляются друг от друга. Спинки сидений занимают вертикальное положение.

Мы безвинно сидим в машине. Он тронул машину с места, и она послушно уехала с заброшенного стадиона. Вдали мерцали огни города. Но романтическое свидание на стадионе произошло не сразу, была некая прелюдия.

Я узнала лесной стадион за окнами машины, именно здесь я видела показательные выступления каскадеров. Я подумала, что в прежние времена стадион заливали водой, и местное население получало бесплатное развлечение. Взрослые и подростки надевали свои или чужие коньки и одежду и шли на каток. Люди катались по кругу стадиона и были счастливы, если светил свет в углах стадиона и звучала музыка.

Чаще на стадионе играли в футбол. Такой стадион можно было использовать для прыжков с парашютом. Летом на скамейках стадиона сидели мамы с колясками и загорали. Лесной стадион построили в старые времена, на нем свое рвение вполне могли демонстрировать каскадеры, которые ставили несколько автомобилей в ряд и по их крышам бесновались на мотоциклах. Этот стадион использовали очень редко.

Было такое забавное время, когда на стадионах продавали одежду и обувь, тогда некогда популярные стадионы зарабатывали деньги, предоставляя в аренду площади под рыночную торговлю. Не все стадионы пустовали, и я любила ездить на стадионы-рынки, иногда мне везло с покупками. Особенно стадионы выручали в то время, когда с деньгами было напряженно в семье. Чем больше было в семье денег, тем в более хорошие магазины я ходила.

Прошло две недели.

— Агнесса, едем? — кратко спросил по телефону Денис.

— Едем, — согласилась я с волнением в голосе.

— Я жду тебя в машине.

Я быстро оделась и вышла из дома. Денис, весь из себя красивый, сидел за рулем машины. Белый мохер жилета под черной великолепной шевелюрой, уложенной известным парикмахером, манил своим уютом. Сами понимаете, зима. Машина уехала в темноту неизвестности.

На мне поблескивал мохеровый джемпер из меланжевой пряжи. Мохер с мохером хорошо соединились. Любовь в темноте машины на проселочной дороге обещала быть страстной. Встречная машина засветила фарами и всю обедню испортила. Быстро накинули мы на себя вещи и сделали вид, что едем.

Место для следующего свидания Денис выбрал в заброшенной квартире.

Светлая новая шубка упала на кресло.

— Новая шубка? — спросил Денис и усмехнулся.

— Сегодня купила, — ответила я радостно.

— Подожди меня. Я скоро приду, — сказал мужчина и растворился за дверью.

Я ходила по квартире, в которой если кто и жил, то редко. На кухне лежали старые колеса от машины. На газовой плите стоял убогий древний чайник. Вряд ли здесь ели или варили пищу, если это и делали, то очень давно. В единственной комнате стоял светлый шкаф фанерной породы. В углу стояла металлическая кровать с шариками на спинках. Круглый деревянный стол не нарушал музейной убогости. Я посмотрела на заснеженный парк за окном.

Дверь медленно открылась. В запахе снега и свежести появился Денис. В руках у него был джентльменский набор: шампанское, конфеты, бананы. И правильно, еды в этой странной квартире не было. Я нашла чашки, вскипятила чай.

Кровать была как бы и к месту, но скрипела она безбожно. Пришлось любителям тайной любви перейти на твердую поверхность — пол. Да, без шампанского любовные подвиги в забытой квартире были бы невозможны.

Раздался звонок телефона. Трепетный голос Аполлона спросил:

— Агнесса, когда ты придешь домой?

— Скоро.

Загадкой для меня оказался звонок по домашнему телефону. Как муж, которого два года не было дома, узнал, где я нахожусь? Настроение у меня несколько упало. Я посмотрела на Дениса.

Радость от удачной половой стыковки цвела на его лице. Волосы у него от радости встали дыбом. Он осторожно их пригладил и стал сам себя красивее. Ба, а может он чего хватил до шампанского? Может, мужского эликсира? Сильно много радости излучало лицо молодого мужчины. Странный Денис после встречи меня не замечал.

Личная жизнь вне фирмы набирала обороты. Прошла пара недель.

— Едем? — спросил Денис по телефону.

Я согласилась.

Денис проехал метров сто и остановился.

— Снимай одежду! — приказал он, улыбаясь. И зло добавил: — Получим мы с тобой волчий билет.

— Это еще почему? — удивилась я, снимая верхнюю одежду.

— Мы находимся под окнами здания. Здесь люди ходят, а на тебе одни сапоги да волосы, — уточнил Денис.

— Да, но какое тело! Хоть бы похвалил его. Давай отъедем в сторону от освещения.

— Ха, так у меня туфли отдельно от меня, чем нажимать буду на педаль! Сама понимаешь: брюки не юбка, через голову не снять.

За окном автомобиля промелькнул силуэт маленького мужчины. Почти не сгибаясь, он посмотрел в салон автомобиля: внутри горела маленькая лампочка над дверью. Люди, сидящие внутри машины, ему были знакомы. Тиша довольно хмыкнул и завернул за угол темного здания.

Влюбленная пара была занята очень важным делом, находясь в авто с тонированными стеклами. Через двадцать минут машина медленно отъехала в сторону от дороги и освещенного здания, она встала в темном месте. Еще через пять минут из автомобиля выпорхнула девушка, похожая на стрекозу из-за тонкой талии.

Я помахала рукой Денису и бросилась к машине:

— Денис, где моя перчатка?

— Ты что, Агнесса, я твои перчатки не брал.

— Ищи, ищи, милый! Перчатка новая, лайковая, что мне, опять новые перчатки покупать?

— Знаешь, я выбросил в окно платок, с ним и перчатка твоя улетела.

Я, взмахнув каштановыми волосами, махнула на прощание рукой и быстро ушла от машины. Шла и думала: «Почему так не везет? Или везет? Главное, чтобы меня никто не заметил рядом с Денисом, особенно Аполлон, он непременно что-нибудь натворит».

Я пришла домой и позвонила приятельнице Римме:

— Римма, у меня новая любовь. Ты его знаешь! Его по телевизору показывают. Только не давай мне своих советов, я сама знаю, что плохо поступаю.

— Агнесса, я вообще молчу. Да он же знаменит! Зачем тебе такая любовь?

— Он такой хороший. У нас с ним такая страсть!

— Мне страшно за твое увлечение, — сказала Римма и услышала в ответ телефонные гудки.

Римма Агнессе главное не успела сказать, что Денис Турин — ее личный мужчина, об этом она и приятельнице не говорила, и домой ее никогда не приглашала.

Я шла по своим делам, но по дороге пересела на попутную машину, за рулем которой сидел Жорж. Неожиданно крупный шофер завалился на руль. Машина потеряла управление. Я с отчаянием посмотрела на дорогу, на руль под неподвижным шофером. Мне стало страшно, жутко, захотелось выть и жить! Но как выжить? Как?!

Я маленькая хрупкая женщина, не умеющая водить машину! Его нога так и давила на педаль, но руки не двигались! Я, видя, что машина мчится по дороге, спрятанной среди зеленой листвы деревьев, все более криво и косо, отчаянно оторвала тело мужика от руля и попыталась изменить движение автомобиля, у меня это плохо, но получилось! Дорога была пуста, мне никто не мог помочь, но и никто не мешал.

Сколько я ехала, я не знала, но на моем пути возник красный крест. Медицина была рядом! Я нажала на педаль тормоза. Машина остановилась у серебристого тополя, охраняющего вход в больничный комплекс.

Медицинские братья отнесли мужика в реанимацию с большим трудом из-за приличных размеров его тела, увеличенного излишками жира. Он в себя не приходил. Я села в попутную машину и оказалась в такой ситуации. Что на меня нашло, я не знала. Я ворвалась в реанимационное отделение. Я взлетела на мужика, умирающего от сердечного приступа, о чем мне сообщила медсестра.

Я встряхнула бренное тело, не подающее признаков жизни, и завопила страшным голосом:

— Жорж, живи! Живи, Жорж! Я хочу, чтобы ты жил! Живи! Слышишь, живи!

Я не смотрела на медиков, считающих, что оживить мертвого уже нельзя. Я стала делать ему искусственное дыхание. Я дышала рот в рот. Я кричала на него. Я стала бить его по щекам, мне уже никто не мешал, считая все действия бесполезными. Но я била. Кричала ему, как заклятие:

— Жорж, живи! Слышишь, мужик, дыши!

Я дышала вместо него.

И он вздохнул, словно я пробила ком в его глотке. Медики опомнились и приступили к своим обязанностям. Меня вывели из палаты. И я решила, что обязательно научусь водить машину.

Шофера звали Жорж, он был бывшим охранником. Что делать, видимо, во все времена основным занятием мужиков было военное дело. Всем известно, что женщины произошли из ребра мужика, следовательно, я должна быть более развитой, чем мужик Жорж. Так, но если Жорж — мужик и не произошел от людей, то он бессмертный! А медики были людьми и не знали, что истинные мужики не умирают! Можно возразить, что мужиков давно нет! Извините, если они были, то кое-какие их потомки непременно остались в мире людей.

Что делать, после случая с мужиком, явно имеющим не одно тысячелетие за плечами, пришлось мне освоить тонкости вождения автомобиля, что очень пригодилось в моей странной жизни.

Жорж с тех пор стал другом моим по жизни. Сколько я помню, всегда с ним проблемы: вроде он со мной, а вроде и нет; то ли он друг, а то ли нет; но не любовник и не муж. С ним я не могла находиться в одной квартире больше часа, а иногда и десяти минут было достаточно. Жорж временами раздражал меня, но избавиться от него я не могла.

На следующий день появился Жорж с перчаткой:

— Агнесса, я шел по липовой аллее. Смотрю: едет машина Дениса, а из нее перчатки летят. Я остановился. На дороге перчатка блеснула серебристыми нитями. Я поднял перчатку и принес тебе. Я помню, что такую красивую перчатку видел у тебя. Ты что, с Денисом была?

«Везет — не везет», — подумала я и сказала:

— Жорж, Денис меня просто подвез до дома. С кем не бывает! Спасибо за перчатку.

— Нет, не верю я тебе! Ты где вчера была? Но если не хочешь говорить по правде, не отвечай.

Я вспомнила, что летом с Жоржем ездила на чистое озеро ловить раков. Он с чувством ел раков и запивал их пивом из бутылок. Я решила его задобрить:

— Жорж, пива хочешь? Я знаю, где раков продают. Пойдем к тебе.

Он улыбнулся:

— Едем за раками и пивом, моя машина без тонированных окон недалеко стоит.

Раки стали красными. Пиво холодным. Жорж подобрел. А во мне накопилось раздражение: я пиво не любила. Мне вспомнился Денис, с ним легко без еды, без напитков и все очень чувственно, а здесь одно пищеварение.

— Жорж, я ушла! Спасибо за перчатку, — сказала я и пошла к двери.

— Эй, не смей открывать дверь! Замок сломаешь! — закричал Жорж и сам открыл дверь.

Я металась между тремя огнями: мужем Аполлоном, другом Жоржем и любовником Денисом. Кроме них у меня был неизвестный поклонник, в смысле с ним я не спала. Это был маленький, невзрачный мужчина с лицом, покрытым оспинами.

Маленький мужчина Тиша несколько лет наблюдал за точеной фигурой Агнессы. Он знал ее пристрастия и увлечения. Он жил в соседнем подъезде дома и работал с ней в одном здании. Тиша старался совпадать с ней по времени выхода и прихода домой.

Маленькое искусство маленького человека. Одевался он прилично, но машины у него не было никогда. Маленький мужчина знал про ее больших мужчин. Семьи у него не было, пить не пил, развлекался увлечениями Агнессы.

Между собой соседи называли его Тиша. Когда-то у бабули, его соседки по подъезду, пропал кот Тиша. Тиша, узнав о пропаже кота, немного задумался и нашел кота в соседнем доме, очень похожем их дом, на таком же этаже. И стал он для бабули Тишей. От бабули Тиша узнавал новости про Агнессу. Он с уважением относился к бабуле, которая платила ему информацией. Она знала о его безответной любви к молодой соседке. Бабуля его внимание к женщине и за любовь не считала, но Тише подыгрывала.

Машина с тонированными стеклами стояла у двери проходной. По телефону Денис согласовал время моего выхода с работы. Я, выйдя из дверей проходной, попала в открытые двери машины. Понятно, что время дорого. Трудно жить красивым женщинам, все надо успевать. Хорошо, что меня вообще в фирму типа «Досуга» не забрали. Видимо, эта служба сочла, что трех мужчин с молодой дамы достаточно.

Денис Турин быстро отъехал от здания и рванул по шоссе к центру города. Он ехал не просто в центр, а к домам, у которых первые этажи выложены из булыжника и гранита. Сквозь тонированные стекла меня не было видно, или мне так казалось. Денис привез меня в элитный дом, расположенный на знаменитом проспекте.

У меня возникло чувство, что в квартире кроме нас кто-то есть еще, но дверь во вторую комнату была закрыта. Еще у меня возникло чувство, что он включил невидимую камеру. Я слышала щелчок, но потом решила, что показалось. Нет, я не возникала и ничего не спрашивала.

На паркетный пол Денис бросил белый искусственный мех, вскоре на нем красиво выделилась моя изящная фигура. Вдохновленный неизвестно чем, мужчина показал все, на что способен. Я ему вторила, увлеченная его виртуозной любовью. Чувство странное возникло в душе.

Крутая любовь с элементами физкультурных упражнений запечатлелась на пленке. И правильно: из соседней комнаты снимали большую любовь на маленькую камеру, и смотрели на нас из простого любопытства. Домой Денис меня повез, но не довез из-за безопасности и лени. И я доехала домой сама.

Пути сексуальных пленок в кассетах трудно предсказать. Одна копия кассеты попала к Жоржу. Он потому и был другом, что был ленивым мужчиной в сексуальном плане, и любовником его можно было назвать с большой натяжкой. Всю свою мужскую силу он отдавал за наслаждение пить марочное вино и пиво ежедневно и постоянно. От кассеты с любительским фильмом он пришел в такое изумление, что, раскрыв рот, долго его не закрывал.

Чувства зависти и ненависти к Денису вспыхнули в душе Жоржа, пришлось ему достать бутылку водки, успокоиться и придумать план мести. Вскоре произошла авария на дороге, ее показали по телевидению. Причина аварии устанавливалась. Известный человек, сидевший за рулем темного лимузина с тонированными стеклами, не погиб, его спасла подушка безопасности.

Я аварию на дороге увидела утром на экране телевизора. Я вышла из дома вся в слезах. Соседка бабуля выносила мусор и посочувствовала плачу. Я все выложила первой слушательнице печального известия, естественно, утаив часть информации.

Бабуля тут же позвонила Тише, который уже готов был выйти из дома и бежать за Агнессой. Тиша поблагодарил бабулю за ценную информацию и пообещал ей привезти свежий хлеб.

После аварии лимузин Дениса друзья перевезли к его дому. Нет, он не жил в элитном доме, куда возил меня. Мне он тогда сказал, что это квартира знакомых, и ему дали ключ на время. Жил он в простом районе, в старом высоком доме, расположенном рядом с кинотеатром. В доме не было горячей воды, стояли колонки для нагрева. Запасная квартира Дениса имела вид хуже, чем его лимузин. Рядом с его домом и поставили разбитую машину, а его с травмами поместили в больницу. Его навещала Римма.

Тиша догнал меня и спросил шутливо:

— Как дела?

Ему повезло. Я с ним поздоровалась и сказала, что сегодня показали по ТВ, как человек, которого я знала, чуть не разбился на машине. Я его знаю, он живет в доме, расположенном рядом с кинотеатром.

Тише был рад и этим словам. На работе он взял командировку по делам фирмы и отправился к кинотеатру. Район он знал хорошо, быстро нашел кинотеатр, обошел дома. По разбитой знакомой машине догадался, где жил мужчина Агнессы.

Тиша прошел вокруг остатков машины, у которой была повреждена боковая дверь со стороны шофера. Стекло было разбито, но как-то странно. Дверь вмялась внутрь, но сердце шофера рваными краями не достала. Машину можно было восстановить, поэтому ее и привезли к дому. Появилась у Тиши мысль, что Дениса подставили, но кто? Взгляд его остановился на тонированных окнах. Странные они были. Подошел Тиша к машине, стал подковыривать осколки. Интересно, что стекло разбито, но не рассыпалось горохом.

«Пленка, — подумал Тиша, — может, в ней секрет?» Рабочий мог нанести пленку на стекла машины, но в автосервисе проверяли пленку после нанесения на прозрачность. Они за свою работу отвечали. Пленку наносили на стекло со стороны салона, а здесь — два слоя пленки. Кто еще мог приложить руку к аварии?

Вскоре Тиша увидел, что рядом с проходной стоит Жорж, рядом с ним стоит его огромная машина с новыми тонированными стеклами. Мужчина протирал окна сухой тряпочкой с наружной стороны, изображая страшную занятость.

В это время Агнесса, вся из себя печальная, вышла из здания и пошла в сторону остановки. Жорж не стал ее догонять, он решил, что надо будет — подойдет, а он ее и до завтра-послезавтра подождет.

Дома Аполлон рассказал мне, что приходил сосед Тиша. Он искал того, кто тонировал стекла на машине Дениса. Рабочего сосед не обвинял, в автосервисе все проверено и записано. Они дважды не тонируют. Искал Тиша того, кто тонировал стекла с внешней стороны, и почему-то искал меня, а рассказал все моему мужу.

Вот что мне рассказал Аполлон:

— Денис выехал из дома рано, еще на улице было темно. Внимания на стекла в машине из-за общей темноты не обратил. Ехал он по шоссе, сквозь стекла ничего не видел.

Аполлон все это бабуле-соседке уже успел рассказать, пока вечером шел домой, а та за кусок масла все опять Тише сообщила.

Тиша, как домашний детектив, почти все понял, но что-то в этой истории оставалось под вопросом. Если одну пленку нанес рабочий, кто нанес вторую пленку и сделал это ночью прямо на улице? Он знал, что есть у Агнессы еще друг Жорж. Видел он его у проходной, стоял он там, как маяк без сирены. Где жил Жорж, Тиша не знал, и решил его выследить после работы, когда тот будет охотиться на Агнессу.

Появился Жорж на следующий день на своем месте ожидания: подойдет — не подойдет. За пленку на кассете, на которой снята любовь Дениса и Агнессы, он отомстил Денису второй пленкой на стеклах темного автомобиля, а ей ничего не сказал. Ее наклеили его люди.

Я подошла к Жоржу, но не села с ним в машину, а отошла в сторону поговорить. Тиша с постным лицом ненароком подошел к машине Жоржа и сразу заметил, что пленка на машине новая, такая же, как на стеклах Дениса с наружной стороны. Как это он ее нанес? И как ловко все придумал? Тиша вздохнул и пошел бабуле покупать масло.

Жизнь такая интересная, но мне было не до смеха. На меня напало страшное чувство вины, мне все казалось, что Денис попал в аварию из-за меня. Про пленку на кассете, где я без одежды, я еще не знала, поэтому у меня не было причины злиться на него. Денис вносил в жизнь натуральную любовь, которую не мог дать никто другой. Было в нем нечто необыкновенное.

На меня напали слезы. Остановить слезы я не могла, ведь я не расследовала причину аварии на дороге. Я даже не знала про двойную пленку на окнах, но чувствовала, что без Жоржа в этой аварии не обошлось.

Жорж перестал ждать меня у выхода из здания. Я его игнорировала полностью. Он все же встретил меня и рассказал про кассету, он хотел вернуть меня к жизни и настроить против Дениса.

Ему это удалось!

Мне стало стыдно за пленку с сексом на белом меху. В душе родилась жгучая ненависть к Денису. После этого я как будто простилась с ним и вернулась к жизни, к работе. В знак благодарности к Жоржу я пришла к нему с его любимым вином и закуской. Вино сделало свое дело.

Я лежала и вспоминала. Жоржа плохим словом я не вспоминала — вспомнила, как он мог приносить трюфели килограммами, потом вместо конфет приносил целую обойму бутылочек с лаком всех цветов и оттенков, а то просто приносил тушь для ресниц немыслимых цветов. Нет, я не обижалась на него и не верила даже в косвенную его вину в аварии. Он был из тех мужчин, кто любит женщину, пока есть соперник, это тешило его самолюбие. Физической любви с ним не получалось.

Я поняла, что люди Жоржа испортили тормоза в машине Дениса, который ехал на огромной скорости по первой скользкой утренней дороге. Машину развернуло и вынесло на встречную полосу, но ему еще раз крупно повезло: на встречной полосе машин не было, они стояли на светофоре и только набирали скорость, когда одна из них задела машину Дениса. В аварии его обвинили за пересечение двух сплошных линий, сам он немного пострадал, и помяло машину.

В момент раздумий Денис позвонил и сказал:

— Быстро выходи, я очень соскучился по тебе, пока лежал в больнице.

Я выскочила к своему любимому мужчине, села к нему в отремонтированную машину. Мы быстро поехали, но не доехали. Ливень, сплошной ливень остановил машину. Денис отъехал от шоссе в сторону посадок. По окнам текли замечательные и бурные потоки воды. Что оставалось делать двум нетерпеливым? Любить друг друга, не отходя от ливня.

Глава 2

Денег у Дениса в расцвет его деятельности на телевидении было достаточно много, а он хотел еще больше денег, но об этом никто не должен был знать. В его власть попали все телезрители огромной страны. Руководство телеканала к нему очень хорошо относилось, на нем все делали деньги.

Популярность приносила доход за счет смещения в отчетах огромных рекламных вкладов. И вот эти вклады оказались в его спортивной сумке. Из сумки торчали теннисные ракетки, а под ними лежало два кейса денег, но без кейсов. Преступники вообще любят кейсы отбирать, даже если в них пустота или просто книжка лежит. Денис — умный, но рядом с большим умом всегда гнездится провал в памяти по элементарным вещам.

Спортивная сумка привлекла внимание детектива Мусина и его помощницы Зои. Денис был у них под негласным надзором. Даже издалека было заметно, что в сумке лежат не кроссовки, а нечто тяжелое и ровное, как стоячие кирпичи.

Во времена, когда организовывались малые фирмы, легко было провернуть создание еще одной фирмы, в которую стекались средства для рекламы на телевидении. И однажды все деньги наличными были получены Денисом. Умница. Куда он с деньгами захотел скрыться?

Денис решил зайти к Агнессе домой. Он знал, что Аполлона дома нет. Встреча на стадионе могла один раз порадовать, а дальше хотелось домашнего уюта и любви на постели. Я знала, на что шла, и знала о популярности Дениса, но я хотела денег или популярности, на которой можно делать деньги.

Женский джемпер под названием «Не тронь меня, я весь в алмазах» скромно висел на деревянной раме. Римма попросила показать сверкающее чудо. Кофта чудесной россыпью легла на прилавок. Вблизи алмазы оказались стеклом хорошего качества, но как они блистали в свете неоновых ламп! А Новый год был так близок!

Когда красное сверкающее чудо оказалось в ее руках, она заметила черное чудо. Черный вязаный джемпер был обшит алмазами из стекла величиной с вишневую косточку. Он мерцал так заманчиво! Но Римма подумала, что у Дениса опять денег нет, а у нее не хватало денег и на этот стеклярус.

Маленький Влад крутился у подола пальто матери и тянулся к пластмассовым машинкам. Его интересовали только машинки или пистолеты всех калибров. Женщина не удержалась и купила сыну игрушки. Она прощально посмотрела на сверкающие джемперы и глубоко вздохнула.

Денис перед приходом жены и сына перекладывал купюры толстыми пачками. При первых звуках ключа в замочной скважине он сбросил деньги в спортивную сумку, сверху положил спортивную футболку, теннисные ракетки и застегнул сумку на молнию.

Сын вбежал в комнату с радостными криками, крутя игрушками перед глазами отца. Отец кивал головой, поддакивал. Он поцеловал жену в щечку, сказав мимоходом, что идет на тренировку, и исчез за дверью.

Римма, закрутив длинные волосы в пучок, пошла на кухню, чтобы приготовить скромный ужин. Муж опять не дал ей денег на семейные расходы. Скудные запасы продуктов не вдохновляли для приготовления пищи. Она поставила на газовую плиту кастрюлю с водой, достала макароны и две сосиски для сына. Майонез свежестью не радовал, его остатки белели на дне стеклянной банки. Чай, сушки, две конфеты завершили трапезу.

Она не жаловалась на жизнь. Последнее время она не работала, а сидела дома с сыном. Муж был единственным кормильцем семьи. Он вниманием ее не баловал. Она чувствовала всеми фибрами своей души, что у мужа появилась новая женщина, и уже догадывалась, кто она! Да что там! Римма знала, она была почти уверена, что это Агнесса!

Оно и понятно, Денис — известный человек! Передачи Римма старательно избегала, ее нервная система этого не выдерживала. Она телевизор смотрела мало. Когда у Дениса прорезались способности к телевидению, его рост был потрясающим!

Через пару лет он стал ведущим телепрограмм канала. Его большая голова вызывала у народа уважение. Он всегда был рядом с женой, своей женой. Голову ее украшала прическа из длинной косы. Они были хорошей парой, у них рос умный сын. Была любовь, но жизнь покрылась сплошными проблемами.

Проверила я спортивную сумку Дениса. С первого взгляда можно было подумать, что он взял из дома свои вещи и ко мне переехал, но тяжесть сумки поразила меня. Наличие огромного количества денег удивило, потом обрадовало, потом я задумалась, как их можно взять себе.

Денис, человек с красивыми глазами, но любила я Аполлона. Правда, разницу между ними практически не ощущала. Но из-за пленки с сексом я прочно затаила обиду на Дениса. Выносить сумку из своего дома я не хотела, чтобы Денис не подумал, что я причастна к краже денег.

Деньги я решила забрать у Дениса чужими руками и не в своем доме. Денис потерял осторожность. Любовь его ослепила. Я устроила ему бурную ночку: старалась, любила, но с мыслями о больших деньгах.

Денис решил оставить сумку до вечера у Агнессы, а потом отнести деньги в дом своей жены Риммы. Дома у него был готов тайник, и не один. Сразу оставить деньги в доме он не мог, он чувствовал слежку. И решил мужчина, что пусть лучше думают, что он обычный бабник, чем большой вор. Денис уехал на работу в телецентр, а сумка оставалась в кладовке у Агнессы. Он неглупый человек, не все деньги рекламы забрал, часть оставил для работы.

Реклама должна была крутиться, и не все исчезновение денег сразу проявится, и не все постоянно проверяют финансовые дела друг друга. У него было время продумать дальнейшую дорогу денежных знаков.

Во времена, когда компьютеров и их производных не было, Денис создал новую телевизионную программу. Народу развлекательная программа понравилась. Популярность телевизионного ведущего достигла неимоверных высот и стала ему мешать. Тогда он отдал передачу своему знакомому, а сам надумал занять всю власть на телеканале.

Денис хотел полной власти над всем народом через телевизионный экран. Такой он был человек. И деньги, которые лежали в его спортивной сумке, казались ему незначительными.

Для меня деньги, лежащие в спортивной сумке Дениса у меня дома, казались огромными, а желание завладеть ими заполняло все мои мысли. Я вызвала своего приятеля Жоржа. Ведь я сразу поняла, что в таком деле самой лучше не светиться. Мне необходимо было остаться хорошей для Дениса, а брать деньги дома — глупо: он будет знать, кто их взял.

Профессиональный охранник Жорж согласился оглушить Дениса, взять сумку и передать деньги мне в машине. Аполлон в этот день вернулся из Холодного города.

Денис взял сумку с деньгами из дома Агнессы и, как путевый муж, поехал к себе домой, где подготовил тайник для денег. В подъезде его дома мужчина крепкой наружности рванул у Дениса сумку с ракетками. Денис стал оказывать сопротивление. Тогда мужик оглушил его кулаком по голове. Денис упал.

Убийство Дениса в планы Жоржа не входило. Охранник был в маске, которая легко превращалась в обычную мужскую шапку. Жорж вынул ракетки из сумки и положил их рядом с Денисом, а с его сумкой он неторопливо вышел из подъезда.

Удар Жоржа был оглушающим. Денис упал у стены и еще дышал. Поэтому Жорж с относительно чистой совестью ушел от брошенного Дениса, не оставив следов преступления.

Аполлон в машине его уже ждал.

Меня рядом не было. Я находилась на наблюдательном пункте и следила за входом в подъезд. Я видела, что в подъезд вошли еще два мужчины, которые недолго в нем пробыли и вышли на улицу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 45
печатная A5
от 354