электронная
180
печатная A5
309
18+
Александрида. Робопёс

Бесплатный фрагмент - Александрида. Робопёс


Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-4724-0
электронная
от 180
печатная A5
от 309

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Александрида. Робопёс

Алекс Динго

Глава первая

Над страной Швейцарией парило чудное, утреннее, майское озарение. Лучи тонкие игрались претенциозно. На синем фоне тянулись, как будто белые носочки только что изготовленные из снега и льда. Ветер погнал освежающую, прохладную волну. Альпийская долина завораживала своими видами. Где — то там горные вершины тянутся, словно до небес. Тянутся тонкие, витиеватые тропки. В отлогих скатах густо зеленеют мощные ели. Белеют острые холмы. Чутко журчат дикие реки и водопады.

Веял чуткий ветерок. В тихой уютной провинции, которая занимает высокое место над уровнем моря, появился лёгкий гул. Серпантин замысловато крутился и куражился. Кругом возвышались элитные дома с чудной архитектурой. Имелись и простые рубленые, но красивые деревянные пентхаусы. По дороге ехал широкий автомобиль марки мерседес. Тёмный металл отдавал блеском. На тонированное лобовое стекло ложились блики светила. За рулём восседал шофёр первой категории Роджер Филин. Ему уже исполнилось пятьдесят три года. Но он выглядел чуть моложе своих лет. В зеркале заднего вида отразилась его примитивная, жеманная внешность. Лицо багряное. На коже множество небольших морщин. Глаза узкие, цвета ледяных холмов. Нос тонкий, чуть витой, на пике резко загнутый. Губы тонкие с оттенком вишнёвого сока. На нём сидел отменный сиреневый костюм за тысячу долларов. На ногах лакированные, тёмные ботинки с блеском. Они стоят порядка трёхсот долларов. Водитель уверенно держался за руль. И управлял своим болидом, как истинный мастер своего дела. Он за рулём с самого рождения. На заднем сидении восседал не в меру упитанный американец мистер Уолли Стиксон Браво. Хотя родился в Индонезии. Его родители не имели должного образования и счёта в банке. Малыш терпел нужду. И работал на плантации под жарким солнцем. По достижению восемнадцати лет он иммигрировал в Штаты. Работал грузчиком в порту. Но затем ему улыбнулась удача. Он стал обладателем рыболовецкой шхуны. Он выиграл её в карты у одного дикого мексиканского рыбака Юты Корабэнэса, который, не сдержавшись потере, утопился. А его победитель Уолли нисколько не горевал. Он подумал, что тот рыбак поступил правильно, что утоп. Уолли отличался жёстким характером и непроницаемостью. И обладает змеиной изворотливостью. И тогда он сразу отправился на поиски жемчуга. Карта специальная имелась. И преуспел в этом деле. Сам погружался в воду на сотни метров. Он являлся профессиональным дайвером. Он обучался и проходил курсы отменного пловца. Ему вновь повезло. Он помимо жемчуга нашёл клад, где в сундуке имелось много золотых монет семнадцатого века. Также он нашёл много старинного оружия. Даже несколько пушек он поднял с пучины морской. Он накопил целое состояние. И скупил множество дорогой недвижимости в центре Манхеттена. Ещё обладал виллой в Калифорнии. Ему принадлежит сеть кафе быстрого питания «Толстяк». Он сам там часто засиживался. И не заметил, как разжирел. Когда ему шёл тридцатый год, он женился на стройной латиноамериканской девушке Элли из небогатого квартала. Она занималась фотографией. И работала в журнале, где её особо не ценили. Она много позировала, обладая шикарным сексуальным телом. Лицо слегка загорелое. Глаза большие, лучистые, с оттенком золотого песка. Нос тонкий. Губы полные. Волосы короткие, кудрями и тёмные. Прямо актриса сериалов. Но её не замечали продюсеры и режиссёры. Но зато по достоинству оценил мистер Браво. Он овладел ею на своей вилле. Их секс получился быстрым и неловким. И он предложил руку и сердце. Крошка не отказала богатому деятелю. И родила ему дочь Люси. Та имела красоту матери и стремления отца. Она ударилась в спорт. И плотно занялась фигурным катанием. Но на международных соревнованиях она заметно уступала своим конкуренткам. И сильно злилась. Как — то она разворотила всё в раздевалке. И даже досталось некоторым оппоненткам. Но мистер Браво умело замял скандал деньгами. Он искренне верил в свою дочь.

Веял чуткий прохладный ветер. Игрались лучи. Автомобиль живо ехал по крутому серпантину. Мистер Браво потирал свои влажные руки салфеткой. На нём красовался отменный костюм бирюзового цвета за пять тысяч долларов. На ногах мокасины с оттенком серебра. Тело грузное и неповоротливое. Он имел вес около ста тридцати девяти килограммов. Голова круглая, как красный шарик на майской демонстрации. Глаза круглые, цвета плазмы. Нос, точно припухший с розоватым оттенком. Губы полные, багряные, с маленькими рубчиками. Подбородок двойной плавно перетекал прямо в двойную, упитанную шею. Он расстегнул воротник на своей атласной, пёстрой рубахе. И оттянул широкий галстук цвета бурной волны. Глаза смотрели прямо. На сидении лежал глянцевый журнал, где имелось множество снимков с оголёнными девушками. А прямо на нём находился плотный белый конверт, который был набит деньгами. Мистер Уолли дышал ровно. На руке блеснули швейцарский, механический часы за пятьдесят тысяч долларов. Сейчас хозяин лавочки походил на сытого бизона, который просто стоял столбом и неохотно жевал траву.

Веял чуткий ветерок. Серпантин круто вилял и замысловато крутился. Автомобиль имел чудное сцепление. Он ехал довольно быстро. Его кузов сиял в дневном озарении. Фары круглые отдавали блеском. На стёклах отражалась богатая палитра цветов и чудные ландшафты. Водитель Роджер держался умело за руль. Он вёл изумительно. И чутко глянул через стекло заднего вида на своего хозяина. Тот имел всё тот же вид, как у бизона, которому всё осточертело. Глаза смотрели прямо.

— Мистер Уолли… Вас подвести прямо к отелю Плаза… Или вы хотите прогуляться?…, — спросил Роджер.

— Да… Хотя… Послушай, сегодня обойдёмся без прогулок. Сразу вези меня к Плаза. У меня там встреча уже назначена. Я буду там около часа. Так что можешь прокатиться… Или погулять. Смотри сам.

— Да… Я прогуляюсь… Тут красивые места…

— Смотри сам… Но через час будь здесь…

— Да… Я буду… Я приеду вовремя… Как скажите…

— Хорошо… Давай, езжай прямо к Плаза.

— Мы почти приехали…

— Замечательно…

Автомобиль резво поехал по прямой дороге. Мотор работал, как швейцарские часы. Водитель Роджер чуть прибавил газа. Он умело держался за руль. И полностью оправдывал свои умения. Мистер Уолли Стиксон Браво приторно ухмыльнулся. Глаза чуть покосились. Он бегло глянул на белый конверт, где лежали деньги. «Надеюсь, он не заставит меня его ждать… Этот профессор… Я надеюсь, что он знает, за что возьмётся. Лично я ему верю… Но всё же… Есть некоторые сомнения… Хотя… Его репутация меня поразила. И его разработки тоже удивляют… Надеюсь, что он оправдает мои надежды… Он похож на маньяка, который сбежал из психушки. Но его внешность меня мало волнует… Я хочу результат… И не более того. Моя девочка будет отомщена… И я порадую её отменными фото… Хаахааааа… Это лохма наглая ещё не знает, кому она дорогу перешла… Вот же дура крашеная… Мы поставим её на место. Я то знаю, что она сидит на стероидах… Но это неважно. Они ей тут не помогут. Хаахаааа… Мелкая сошка… Я порадую свою девочку… Хаахааааа…» — подумал он. Мистер Уолли порочно улыбнулся. Он прищурил глаза. И сейчас походил на душевнобольного пациента неизвестной клиники, который играл в богатого «папика».

Небо красовалось в тонкой, однотонной, бирюзовой краске. Сияло ярко чудное озарение. Дали завораживали и манили за собой. Там красовались снежные Альпы. Вершины скалистых гор, казалось, упирались в небо. Автомобиль — мерседес премиум класса остановился на гладкой, каменной площадке. На тонированных стёклах отразились яркие блики. И ещё криво отражалась вся реальность. В них показался высокий отель — ресторан «Плаза». Каменистая дорожка в виде широких ступенек тянулась прямо к фасаду, где у дверей стоял швейцар в чудном костюме и шапочке. Он больше напоминал манекена. Даже нисколько не двигался. В контракте прописывалась стойка смирно. Его звали Джулио Цезарь. Ему недавно исполнилось пятьдесят восемь лет. Но он выглядел весьма молодо. Здание имело около десяти метров высоты и стеклянные стены. На них же висели рекламные, яркие афиши. Золотая вывеска именовалась большими английскими буквами, что означало «Плаза». Рядом возвышались пики, на которых развивались небольшие флажки.

Повеял лёгкий, но прохладный ветерок. Мерседес просто сиял новизной. Водитель Роджер вышел из салона дорогой иномарки. Он бегло глянул по сторонам. И тут же открыл пассажирскую дверку.

— Отель Плаза. Мистер Уолли…, — произнёс Роджер.

— Да… Спасибо…

Мистер Уолли Стиксон Браво весьма живо и бодро вылез из автомобиля. Он встал на ноги. И чуть оправил костюм. В руках держал белый конверт, набитый деньгами. Коллаборационист двинулся вперёд небольшими шагами. Его мокасины сверкали новизной. Лицо багряное обуял приятный ветерок. Глаза прищурились. Солнечный свет томил. Мистер Уолли миновал каменную, ступенчатую дорожку. Он, держа на голове фетровую шляпу, остановился перед входом. И слегка улыбнулся швейцару. Джулио Цезарь тут же открыл двери дорогому посетителю. И отвечал вежливыми манерами. Он жаждал понравится каждому гостю. И мечтал получить больше денег на чай. Иногда ему перепадало довольно много. Как — то тут две недели назад отдыхал русский олигарх Михей Ярыгин. Лицо брутальное. Глаза большие, цвета алмазной долины. Сам широкий, как большой шифоньер. Он сразу подал Джулио тысячу долларов. Он снял с него шляпку и туда положил деньги. А затем надел головной убор на Джулио. Тот лишь мило улыбнулся. Затем эпичный деятель и депутат в одном лице крепко приобнял своих сексуальных спутниц. Стройные, длинноногие милашки умело строили глазки своему воздыхателю. И красиво тянули губами на своих глянцевых лицах. Магнат со своими подружками уселся в лимузин. И тут же укатил в неизвестном направлении.

Повеял чуткий ветерок. Джулио, взирая на гостя, провожал взглядом. Он красиво и широко открыл двери. Мистер Уолли Стиксон Браво прошёл внутрь отеля — ресторана. И тут же двинулся вперёд. Апартаменты сверкали золотом и платиной. Стеклянные стены наполняли здание дневным озарением вдоволь. Высокие, матовые потолки украшались всевозможным декором. Пол каменный, вымощенный из золотой плитки, отдавал блеском. За высокой стойкой стоял жилистый и малосимпатичный администратор Хьюго Меерсон. Тот, при виде гостя, мило улыбнулся. Его розовое лицо преобразилось. А так он походил на полевого грызуна, которого уже потрепал хищник. И чуть кивнул головой. И подал дружественный знак рукой. Мистер Уолли, ответив взаимностью, двинулся по ковровой дорожке. И живо достиг входа в зал ресторана, который имелся при отеле. Он прошёл в зал, где царила уютная и самобытная обстановка. На светлых стенах висели картины. Над высоким потолком красовались люстры. Кругом имелись овальные столики. На каждом из них лежали золотистые скатерти. Их дополняли стулья. По четыре на каждый стол. Возле стенки восседал пожилой посетитель. Ему уже исполнилось семьдесят три года. Но он выглядел бодро и живо. Его фетровая шляпа цвета лунной затмения лежала на столе. Он держал в руках ножик и вилку. И, казалось, с удовольствием поедал ароматных устриц. И запивал угощение белым вином. Он слушал классическую мелодию, которая тихо звучала в зале дорогого ресторана Плаза. И, казалось, слыл ценителем. Он жевал смешно, как ребёнок, который придурялся. Но этот тип был серьёзен, как никогда. Просто у него имелись некоторые проблемы с нижней челюстью. Как — то он участвовал в драке. И умело бил панков, которые облили его самокат краской. Но один удар битой всё же прилетел. И угодил прямо в челюсть. Доктора сделали всё возможное. Несколько пластических операций положили конец мучениям. Но всё же остались некоторые неудобства. Но он с ними по ходу смирился. Он вновь взял вилкой в рот небольшой кусочек дорогого угощения. И зажевал смешно. Его имя Артамон Викентиевич Якоби. Он профессор точных наук. Имеет три диплома и защиту докторской диссертации. Он владеет своей богатой виллой, внутри которой происходят постоянные эксперименты и работы над высокими технологиями. Он истинный мастер своего дела. В своё время он преподавал высшую математику в Московском вузе. Но он сорвался, избив своего студента Федула прямо у доски. Тот доказал одну теорию. И оказался умнее профессора. Тому не понравились выходки студента и смешинки из зала. Артамон взбесился. И крепко схватил своего визави за грудки. И тут же ударил об доску головой. Федул ответил правым хуком. Он занимался любительским боксом. И не хотел выглядеть, как побитый мальчонка. Соперники крепко сцепились. В итоге их разняли студенты. Артамона уволили за необоснованную вспышку ярости. Психиатр отметил, что Артамон перенапрягся. Ещё он поставил диагноз-лёгкая шизофрения. Он тогда на днях отпраздновал свой юбилей. Ему тогда исполнилось семьдесят лет. И он явно пришёл на работу с не очень хорошим настроением. Он не выспался. Он перепил спиртного. И проснулся в борделе. Его разыграли друзья. Она привезли профессора в элитный дом терпимостей. И уложили на кровать, где его дожидалась гламурная пассия. Но любовных утех не состоялось. Профессор разозлился не на шутку. Он был не женат. И ни с кем не общался. Правда, в молодости он слыл весьма любвеобильным. Но особо не имел сексуальных связей. Ощутить полноту половой жизни ему помогала резиновая кукла. Но всё же он нашёл свою половинку. Её зовут пышка Ида. Он просто переспал с ней. И та забеременела. Она родила дочь Акулину, что значит смелая. Другими словами женщина — орёл. Акулина росла не по дням, а по часам. Она выросла дикой и несусветной. И сразу бросила учёбу. Она возненавидела своего папочку с первых дней. Ведь тот бросил Иду с ребёнком на произвол судьбы, когда малышке исполнилось только около года. Суд обязал Артамона платить алименты. И он исполнил свой долг. Сам же считал копейку за копейкой. И слыл истинным скрягой. Хотя у него имелись деньги на счетах от богатой прабабушки. Он переехал за город, купив там виллу. И начал вести свои научные изыскания, к которым всегда стремился. Сейчас он смешно жевал ароматные морепродукты и овощи. Угощение запивал белым вином. И походил на преданного хозяйского бультерьера, который пристально смотрел на свою территорию. В руках держал, как принято в элитных обществах, вилку и ножик. И всё делал правильно, как полагается. Он прищурил глаза, заприметив фигуру.

Мистер Уолли Стиксон Браво тихонько двинулся вперёд. Он, бегло осмотревшись, остановился у столика. И прямо посмотрел на своего визави. Глаза просветлели. Профессор Артамон Якоби тут же воспользовался розовой салфеткой. И быстро утёр свои тонкие губы. Лицо жеманное преобразилось. Глаза цвета вулканических пород округлились. Морщины тонкие на щеках и под веками распрямились. В целом его вид мороженого карася внушал надежды. Он поднялся на ноги, как живчик.

— Мистер Уолли…, — жизнерадостно произнёс он.

— Да… Артамон Викентиевич… Если я не ошибаюсь…

— Всё верно… Ваш почтенный друг… Хаахаааа… Присаживайтесь… Я только пришёл…

— Давно… Я не заставил вас ждать…

— Нет… Что вы? Я здесь пять минут… Может, десять… Заказ мне принесли очень быстро…, — ответил профессор.

— Я рад, что так.

— Да… Хаахааааа…

Мистер Уолли живо пожал руку своему визави. Он присел на стульчик. И бегло осмотрелся. Профессор тоже приземлился на свой стул. И взялся за бокал.

— Как здесь угощение? Вкусно кормят…, — спросил Уолли.

— Да… Сер… Весьма не дурно… Хаахаааа… Хотя я больше привык к советским совдепам. Хаахаааа…

— А что такое совдеп?

— Хаахаааа… Столовые городского типа…

— Ясно… Хаахаааа…

Из арки вышла стройная, миловидная девушка по имени Жуана. На ней сидела отменная матовая рубашка. Под ней слегка проглядывалась грудь второго размера. Низ украшала золотистая юбка до колен. На ногах имелись белые кроссовки. Крошка носила короткие, тёмные волосы. Лицо белое, симпатичное. Глаза раскосые, цвета Гренландской долины. Нос прямой. Губы бантиком, накрашенные красной помадой. Девушка, держа в руках блокнот, подошла к столику, за которым восседали истинные джентльмены. Она мило улыбнулась, взирая на мистера Уолли. Тот ответил взаимностью. Он взял в руки меню.

— Вам что-нибудь принести?

— Да… Дорогуша… Вина из лучших коллекций… Мне всё равно какого… Бокал вина… И самого дорогого… Если можно, — сказал мистер Уолли на чисто английском языке.

— Сию минуту…, — ответила официантка Жуана.

Посетители ресторана бегло переглянулись. Мистер Уолли замысловато глянул на официантку. Казалось, он уже хотел овладеть ею. И оценивал её достоинства. Он приторно улыбнулся. И тут же посмотрел на своего почтенного визави. Профессор Артамон вновь отведывал своего любимого блюда. Он быстро выпил глоток белого вина из широкого бокала. И воспользовался новой салфеткой. Он отложил вилку и ножик. Мистер Уолли пристально смотрел на своего приятеля. Глаза округлились.

— Да… Вы ешьте… Ешьте…, — сказал он.

— Спасибо… Но давайте перейдём к делу…

— Хорошо… Если вы настаиваете…

— В чём собственно заключается моя работа… Я по телефону не совсем всё понял…

— И не нужно ничего понимать… Это явно не телефонный разговор. На кону честь и уважение моей дочери.

— Так… Какая моя задача?

— Погодите… Не так скоро… Я сейчас вам всё обрисую в деталях…, — сказал мистер Уолли.

— Ладно…

Официантка Жуана, держа в руках поднос, живо подошла к занимаемому столику. Она мило улыбнулась. И ловко поставила на стол бокал дорогого вина цвета спелой сливы. Мистер Уолли чутко глянул на лицо девушки. Глаза засияли, как у похотливого кобеля. Он и хвостом завилял бы, если бы он у него имелся.

— Спасибо вам…, — сказал он.

— Приятного…

Жуана, развернувшись, элегантно и красиво пошла по гладкому полу. Он дышала ровно. И словно лебедь плыла по воде. Мистер Уолли засмотрелся на пятую точку девушки. Глаза округлили. И, казалось, уже жаждал её обладать. Он порочно улыбнулся. Профессор, глядя на своего визави, недоумевал. Глаза чуть покосились. «Вот же критин… Смотри на девку… Ему что любви мало… С такими деньгами мог бы сходить в элитный бордель… Что за балбес? Хотя с этой девушкой и я бы замутил сейшен. Посмотрим, что он мне предложит… Я возьмусь не за всякую работу… Ну. Конечно, тут важен мой гонорар… Хаахаааа…», — подумал он. Артамон выпил вина из бокала.

— Мистер Уолли…, — сказал профессор.

— Да… Да… Я… Немного отвлёкся…

— Давайте ближе к делу…

— Да…

Мистер Уолли взял в руки бокал с вином. Он выпил немного. И тут же зорко посмотрел на лицо своего визави. Профессор отвечал взаимностью. Он был сосредоточен. И быстро выпил немного белого вина.

— Господин Артамон… У меня к вам есть задание. Естественно, вы получите большие деньги, если всё сделаете правильно. Как и задумано.

— Да… Я вас слушаю.

— Видите ли… Недавно прошли соревнования по фигурному одиночному катанию. Чемпионат мира… Может, слышали…

— Я не…

— Не важно… Так вот… Моя дочь Люси фигуристка. И она уступила… Всего несколько баллов или очков. Но она уступила… Но не проиграла… Всего навсего уступила какой — то напыщенной и дерзкой деревенщине из Москвы. Её имя Александра Русова… Может, слышали.

— Да… Это фигуристка… Она катается на льду на коньках… Я видел её пару раз на обложке глянцевого журнала…

— Вот как… Эта малявка и там объявилась…

— А что собственно нужно от меня…

— Не так уж и много. Вы должны сделать так, чтобы она опозорилась. Чтобы она описалась… И все видели это… Чтобы моя дочь оказалась круче её… Она круче… Вы должны сделать так, чтобы эта пигалица Саша Русова описалась. А всё остальное сделаю я…У меня есть связи в журналах. Я сделаю сенсацию. Саша описалась. И помещу на обложку глянца. Хаахаааа… Вот будет потеха…, — ехидно сказал мистер Уолли.

— Да… Но я не совсем понимаю, что я должен сделать? — взволновался профессор.

— Господин Артамон. Ещё раз вам говорю. Эта деревенская девка Саша Русова взяла вверх на соревнованиях. Моя дочь осталась вне удел. Она плакала. И рыдала мне в жилетку. Видели бы вы её страдания. Она всё переживалась. Она порвала все свои игрушки. И разбила стекло стулом в своей спальной комнате. Она на меня набросилась с кулаками. И… Вы понимаете… Что я хочу?

— Да… Но…

— Ладно… Вот здесь в конверте пятьдесят тысяч долларов. И фото Александры Русовой. Я хочу, чтобы вы сделали её больно. Но в пределах нормы… Хаахаааа… Больше того я хочу, чтобы вы опозорили её. Пускай она сильно испугается и описается… Как я вам уже говорил. Хотя мне самому не очень приятно говорить на эти темы… Но моя дочь…

— Я вас понял…

— Вы уверены…

— Да…

— Ещё… Саша Русова любит собак… Может, вам это как — то поможет… В нашем общем деле… Я смотрел её фоно в инстаграм…, — добавил мистер Уолли.

Профессор живо пододвинул к себе белый, плотный конверт. Он заглянул внутрь. И слегка улыбнулся. Глаза округлились. Там появились долларовые значки. И аппетит сразу возрос.

— Я понял вас мистер Уолли… У меня есть то, чем я могу удивить любого. Хаахаааа… Как раз я закончил свою уникальную модель пса Робина.

— Пса? Что за пёс?

— Видите ли… У меня как — то была собака… Но она… Я потерял её. Но моя любовь возродила Робина. Теперь он такой же умный, сильный и хватка у него, как у экскаватора…

— Что ещё за Робин? Ваш пёс сможет напугать Сашу Русову, чтобы она…

— Хаахааааа…

— Да… Мой Робин из стали…

— Что?

— Да… Недавно я закончил все работы. Он подойдёт, чтобы выполнить задуманное. Он сможет её напугать… И она наполнит свои трусики до краёв… Хаахаааа…

— Вот как? Пёс Робин.

— Да… Высокие технологии, которые я внедрил в него, сделают своё дело. Он быстрый, ловкий и умный. Я могу управлять им на пульте. И видеть его в три «Д» на экране плазмы прямо дома. Знаете, как игрушка. Играете на Сони. Управляешь им джойстиком. Я выполню вашу просьбу…, — сказал он.

— Вы постарайтесь. Если всё пройдёт гладко. Вы получите вторую половину вашего гонорара. Ещё столько же денег… Самое главное фотографии. Опозорьте её. Эту выскочку Сашу Русову. Она явно принимает стероиды. То, что она творит на льду… Это не может быть… И судьи их тоже надо отдать на мыло. Сделайте так, чтобы она описалась.

— Так мне и судей пугать…

— Хаахааааа… Не надо… Хотя… Стоило бы и их напугать… Но моя цель Саша Русова. Только она. Я покажу дочке её фото, где она описалась. И сильно напугалась. Она увидит их, и сразу её станет лучше… Её сейчас держат в психиатрической больнице… Моя малышка. Я должен ей помочь хоть как — то… А Саша Русова должна своё получить… Сделайте всё правильно и денег будет ещё больше… Я заплачу вам премию в десять раз больше, что предложил сейчас… Только предоставьте мне фото, где она… Вы знаете…, — сказал мистер Уолли.

— Да… Мистер Уолли… Не волнуйтесь… Я выполню вашу просьбу. Наилучшим способом… Хаахаааа… Фотографии будут отменными.

— Да… Я на вас надеюсь…

— Давайте, выпьем за успех нашего дела…, — довольно сказал профессор.

— Да… Почему бы не выпить… Хаахаааа…

Мистер Уолли взял в руки бокал с вином. Он приторно ухмыльнулся. Его соратник профессор Артамон тоже взялся за свой большой бокал. В стекле отразилась его наглая, морщинистая, прочная физиономия. Он сейчас походил на хамелеона в джунглях. Они выпили. И обменялись крепкими рукопожатиями.

Глава вторая

Москва, окутанная ночным сумраком, чудно сияла бесконечными огнями. Веял чуткий ветерок. Воздух сотрясался лёгким, суетливым, городским гулом. По дорогам мчались автомобили. Но не с такой частотой, как в дневные часы. Всё же их, казалось, много. Высотки сияли своими озарениями, как гирлянды на новогодней елке. Москва — сити отражала всю местную реальность. Её стеклянные небоскрёбы, словно вонзались в тёмные небеса. И, казалось, по ним можно легко пройти в небесную канцелярию. На широком проспекте заманчиво выглядели рекламные, глянцевые афиши. Они смотрели прямо на высокое каменное здание, где находился модный ночной японский клуб «Ори Гато». Им владел японский бизнесмен Кио Сан. Он выглядел весьма эпично, как истинный боец — сумо. Ездил на большом, тёмном джипе. И он часто бывал креативен в своих программах, как режиссёр. Он устраивал невероятные шоу с раздеваниями азиатских девушек. Но брал большие деньги за входной билет. Суммы разнились от ста тысяч рублей до полумиллиона. И этот вечер был не исключением из правил. Шоу началось в первом часу ночи. Мелодия бойкая и ритмичная завораживала. Зал взревел. Любители острых ощущений заполонили танцевальную площадку и зону отдыха. На высокой, округлой сцене ритмично двигались азиатские, сексуальные крошки. Они походили на двойняшек. На головах светлые парики. Лица глянцевые. На них влажный, тонкий, пурпуровый блеск. Глазки хищные. Танцовщицы умело запрыгали. И подпевали сами себе. Они ловко порвали на себе юбки. И те разлетелись на лоскутки. Те полетели в зал. Молодые люди просто неистовствовали. Рослый парень Витя Коробов потянулся на сцену. Но его тут же схватили за руки крепкие ребята в тёмных костюмах. И ловко оттолкнули в сторону. Тот ошалел. И кинулся на них с кулаками. Но Витя тут же был пленён. Телохранитель Азик умело вывернул руки пьяному визави. И ловко повёл на выход. Тот лишь застонал. И спину согнул в три погибели.

— ААААА… ААА… Я тебя урою косоглазый… АААА… ААА, — застонал Витя.

— Иди… А то я тебя сильно побью…, — сказал Азик.

— АААААА… Вот же… Пусти. Мне больно…

— Сейчас ты освежишься…

— АААААА… ААА…

Любители клуба «Ори Гато» взревели. Они просто неистовствовали. Все запрыгали, взирая на сцену. Девушки умело и пластично задвигались. И готовились к большому стриптизу. Они намеревались скинуть золотистые лифчики, чтобы всем показать свои белоснежные прелести. Красотки обладали пышными «дынями» пятого размера. Их поклонники просто одичали. Мелодия сбивала с толку. В ушах звенело.

— Да… Крошки… Я хочу вас…

— Вау… Идите сюда…

— Да… Вот это да… Милашки… Дайте мне свой телефончик…

Динами громко басили. Они звонко отбивали ритм и силу. Всё нутро вздрагивало. Сексапильные крошки умело и синхронно скинул с себя декорированные лифчики. Те разорвались на куски. Азиатки предстали во всей красе. Они быстро и зажигательно задвинулись. Их большие висячие прелести запрыгали. Соски розовели. Малышки принялись ласкать себя, доводя публику до экстаза. И мило поцеловались. Они задвигались в стиле транс. И плотно прижались спиной друг к другу. Костя Жучькин невероятно выпучил глаза. Рот открыл на огород. Он возбудился. И слегка пританцовывал. Но как — то невпопад. Он жаждал секса сразу с обеими азиатками. И заметно исходил на слюнку. Казалось, сейчас язык проглотит.

— Да… Крошки… Я хочу вас…

— Вау…

— Вот это да…

На площадке мило крутилась в коротком серебристом платье стройная фигурка. Волосы русые, длинные развивались во все стороны. Лицо свежее. На нём тонкий, влажный блеск. Глаза цвета бурного водопада и необитаемых островов слегка пьяные. Но не от выпивки. А от драйва и веселья. Мышиный нос в пудре. Губы бантиком с оттенком глянцевой ароматной клубничной помады, которую она купила недавно в элитном бутике за сто долларов. Имя сексапильной милашки и знаменитой российской фигуристки Александра Вячеславовна Русова. Она отжигала на всю катушку. И крутилась, как юла. Словно стояла на коньках на льду. Но на ногах имелись большие, белые кроссовки со шнурками. И один слегка развязался. Саша не замечала. Она просто прыгала и крутилась, как заводная. Платье серебристое задралось высоко. И показались розовые тонкие трусики фирмы Адидас. Саша, глядя на сцену, дико запрыгала. Казалось, она сама захотела показать стриптиз. На розовом лице появилась белая улыбка. Она встала на носочки, чтобы лучше рассмотреть забавное шоу.

— Да… Вау… Да… Клёво как…., — звонко закричала Саша.

Александра слегка руками оправила свои распущенные во всю длину волосы. Она уже приняла довольно много лёгкого коктейля. Но голова слегка всё же закружилась.

— Да… Клёво как… Вау… Девчонки…, — ненормально закричала Саша.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 309