электронная
108
печатная A5
357
18+
Акционер

Бесплатный фрагмент - Акционер

Объем:
164 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9006-1
электронная
от 108
печатная A5
от 357

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все имена и события в данной книге полностью выдуманы автором, а посему, любые совпадения с людьми и событиями следует рассматривать как чистую случайность.

Акционер

Глава 1. Елена

Клац, клац, клац. Волосы, подобно осенним листьям, тихо падают на пол. Лицо клиентки, отражённое большим зеркалом, с каждым взмахом парикмахерских ножниц преображается, молодеет. Руки Лены привычно делают своё дело. Однако мысли мастера не здесь, они в далёком, тёплом июне 199… года.

Девчонки, сокурсницы пришли на выпускной в шикарных нарядах, только она в простом ситцевом платье. Мама отдала своё — лучшее. Ну и пусть у них новомодные брючные костюмы, зато ей сейчас диплом вручат, и не банальный синий, как у всех, а бордово-красный! Первая зарплата в целых три раза больше, чем стипендия. Как и полагается, обмыла её с сотрудниками своего конструкторского бюро. Купила в соседнем гастрономе, из-под полы, бутылку дефицитного армянского коньяка. Пусть все узнают, какого ценного сотрудника, в её лице, приобрела контора.

— Лен, а этот локон оставь. Мне кажется, с ним моё лицо симпатичнее, -Катерина, подруга и соседка, вернула парикмахершу из девяностых в банальные наши дни.

Лена прижала упрямый клок волос к голове клиентки, затем отпустила.

— Ну, с локоном, так с локоном. Клиент всегда прав.

Она аккуратно сняла старую простыню.

— Катюха, возьми веник в прихожей, прибери тут. А я на кухню, чайник поставлю. Обмоем твой новый образ. А за одно обмозгуем, куда нам мужиков девать, которые от твоей неземной красоты будут замертво валиться.

— Ленок, можно я тебе, как всегда, вместо денег акции дам. Сама ведь знаешь: сынульке новая обувка нужна. Ему наше финансовое положение не осознать. Он же, у меня, мужчинка, растёт как на дрожжах.

Хозяйка хрущевской двушки, Елена Николаевна Лачура, пожала плечами. Это означало: поступай, как знаешь. Можешь вообще ничего не давать. Мы же с тобой подруги.

Её мысли вернулись туда, откуда их совсем недавно прогнала настырная Катерина.

Спустя год прилежного младшего конструктора заметили. Перестали на картошку посылать, ну не то, чтобы совсем перестали, но хотя бы не каждую неделю. Назначили начальником сектора и оклад повысили, целую тридцатку накинули. Вот только в личных делах было, как у известного немецкого писателя — «На западном фронте, без перемен». Бывшие студенческие подруги быстренько повыскакивали замуж, а некоторые уже возили коляски с орущими в них младенцами.

А потом началось. Приватизация, акционирование. Собрания, совещания, заседания. И как следствие — большой завод почти банкрот. Если бы не цех ширпотреба, выпускающий садовые ножницы, тачки и кастрюли, то и вообще полный банкрот. Цеху металлоизделий никакое КБ не нужно. Но её не сократили, пожалели. Предложили должность заводского дворника. Вот с тех пор и метёт территорию перед огромным административным зданием. Руководство завода быстренько сдало все помещения арендаторам и стало стричь с них купоны, то есть «рубить бабки». Кое-что по мелочи — в заводскую кассу. Чтобы таким, как она, дипломированным дворникам мизерную зарплату раз в месяц выдавать, а в основном прямиком себе в карман. Если бы не курсы парикмахеров, которые Ленка мимоходом окончила, то совсем туго бы пришлось. А так нет- нет, да и капнет кое-какая копейка от состоятельной клиентки. Только вот состоятельные всё больше в новомодные салоны и СПА ходят. Лачура попыталась устроиться на работу в один из таких СПА, но ей прозрачно намекнули, что испытательный срок надо проходить исключительно в постели владельца. Хорошо, что мама ушла в мир иной и на всё это безобразие смотрит сквозь облака. А они всё чаще и чаще закрывают их город плотной, непроглядной пеленой.

Глава 2. Крулевская

В комнату влетела младшая дочь Дашенька, в ладошке она держала поющий смартфон. Аркадий Северный, своей знаменитой песней, сообщал, что звонит гражданский муж, бывший вор в законе и нынешний олигарх Сулуянов.

— Королева мы с тобой сегодня вечером отправляемся на одну очень важную встречу. Форма одежды соответствующая.

Лишь самые близкие ей люди называли директора сыскного бюро

«Крулевкая и партнёры» королевой. Переводя её фамилию с польского на русский. Раскоронованный вор по кличке Сила был одним из них.

Женщина кинула взгляд в зеркало.

— На голове творится чёрт знает, что творится. А парикмахерша как назло укатила во Вьетнам с очередным поклонником её таланта и прочих прелестей.- Поделилась она возникшей проблемой с дочкой.

Дашенька, как всегда, молча смотрела на свою приёмную мать. В силу своего возраста ей было не понять, от чего так расстроилась мама. Девочка, из-за своей болезни почти ничего не говорила. Не ответила она и сейчас. Но в её маленькой головке пронеслась мысль- «Что может быть проще. Сделала на голове хвостик, перетянула его красивой резиночкой и все дела. Ну, а если на праздник идти, то можно надеть резиночку с пришитым к ней красивым бантиком».

Крулевская набрала номер старшей дочери Лилии.- «Принцесса Будур» ты когда будешь дома?

— Ой! Муль, прветик. Ну, я не знаю. Погода, сама видишь, какая хорошая. Возможно мы с девчёнками после универа забуримся в какую-нибудь кафешку или по парку погуляем. А в чём проблема? Неужто в кои веки у моей мули возникла потребность пообщаться со своим старшим «несносным ребёнком»? — С иронией в голосе, произнесла дочь.

— Хочу попросить тебя помочь мне собраться на очередной приём. И самое главное, голову привести в надлежащий вид. Алла, моя парикмахерша, как на зло, изволила отбыть в Юго -Восточную Азию.

— Ну, раз моя золотая муленька просит, то придётся помочь. Куды же деваться. Во сколько требуется прибыть? Так уж и быть выкрашу тебя в ярко синий цвет, нет лучше в сиреневый, как бабушки-старушки красятся. И предстанешь ты перед Силуяновым в этаком образе. А-ля, постоянная посетительница нашего Собеса. Глядишь, он растрогается и деньжат подкинет, на бедную старость. А там и мне от маминых щедрот, копейка малая, перепадёт. — Дочь весело рассмеялась. И добавила, уже серьёзно.- Буду, конечно буду. Не переживай. Сделаем всё в лучшем виде. -Труба запищала сигналами отбоя. Женщина вернула девочке телефон.

— Помощь дочери, это конечно не плохо, но всё же в таких делах желательна рука мастера. Правда доча? Ты, ведь, со мной согласна?

Дашутка кивнула. Выбежала из комнаты, но через минуту возвратилась, неся большую, кожанную визитницу.

Глава 3. Елена

Катерина протянула ей красивые, ярко красные бумажки, с водяными знаками.-Ленок, как и договаривались, оплата только акциями. А что. Глядишь они когда-нибудь опять в силу вступят. И ты тогда станешь, как это — заводо владелецей.-Соседка рассматривала свою голову в тусклом зеркале. Любовалась новой причёской.

Хозяйка квартиры ничего не ответила. Она опять предалась воспоминаниям. Когда их предприятие приватизировали, то всем сотрудникам выдали по пачке вот таких бумажек. Дескать, теперь вы не быдло, рабочее. Отныне вы все господа -совладельцы. И будете ежегодно «стричь купоны». То есть, получать дивиденты от заводской прибыли. Те, кто был поумнее, сразу же поменяли «фантики» на водку и поимели с этих бумажек кое-какую радость. А остальные через некоторое время стали давать их детям, для расчётов в играх. Но и подрастающее поколение через год, другой от них отказалось. Игры перекочевали в компьютеры и приставки. А бумажки, за полной ненадобностью, отправлялись прямиком в мусорный бак. Однажды Ленка вытащила оттуда увесистую пачку акций, перетянутую крест на крест красивой банковской лентой. «Выходит даже сильным мира сего они не нужны» — подумала она тогда. Тем не менее бумаги унесла к себе и спрятала, сама толком не зная, для чего. Вздыхая, продолжала принимать их от соседок по дому. Таких же акционерок, как и она сама. Ведомственный дом с каждым годом ветшал, наружная штукатурка осыпалась, обнажив межплиточные стыки. В раскуроченных почтовых ящиках валялись пачки счетов от управляющей компании. Почти никто из жильцов ничего не платил. Мужики- акционеры почти поголовно сидели без работы, а потому спивались. Женщины как могли тянули на себе нехитрое домашнее хозяйство. Воспитывали детей, занимая и перезанимая деньги, где только можно.

Закрыв за клиенткой дверь Лена стала собираться. Надо сходить в ближайшую сберкассу, то есть в Сбербанк, по нынешнему. Снять остаток и закрыть бесполезный счёт.

Хорошо бы взять там у них кредит, под залог этих самых акций, но кто же даст. В банке не дураки работают. В основном, бывшие бухгалтера и экономисты с их завода. Уж, кто-кто, а банкиры точно знают цену этим красным фантикам.

Она машинально открыла сумку, удостовериться на месте ли паспорт. Но самого главного документа на месте не оказалось. Закусив губу, стала вспоминать когда она последний раз его доставала и куда могла засунуть. Открывала один за другим ящики старого комода. Всё бес толку. Паспорт исчез. В стареньком, видавшем виды плаще опустилась на скамейку и разрыдалась. Ну, почему ей так не везёт, даже какие-то жалкие рубли со счета теперь не снять. Паспорт украли.

Покосившаяся, висящая на одном гвозде пластмассовая коробочка дверного звонка жалобно пискнула.

«Надо же, работает» -подумала Лена, нехотя поднимаясь с места. Если это очередная клиентка, буду требовать с неё исключительно деньги. Акциями больше не возьму. Иначе с голоду помру и меня в гробу «красотульками» акциями накроют. Наверное здорово буду смотреться. Только вот жаль, что сама, ничего этого, уже не увижу.

На пороге стояла стройная, хорошо одетая женщина.

— Маргарита Крулевская-представилась она. Мне порекомендовала вас, как очень хорошего специалиста, одна наша общая знакомая, сотрудница музея. Позволите я войду? — Крулевская протянула Елене свою визитку.

«Сыскное бюро Крулевкая и партнёры» машинально прочла хозяйка квартиры, отступая в строну и пропуская гостью внутрь.

— Вы собирались уходить? Я не вовремя? -Марго стояла в нерешительности, не зная как поступить.

Лена замотала головой. Ком всё ещё стоял в горле, не давая говорить. Она повернулась и пошла в комнату. Крулевская, поколебавшись, последовала за ней.

— Вы меня простите, пожалуйста — пересилив себя, выдавала хозяйка.- Просто у меня паспорт украли. Я не знаю, что делать? -Она достала чистую простынь и собиралась закутать в неё странную посетительницу.

— Успокойтесь пожалуйста. Глядя на вас, я грешным делом подумала, что стряслось что-то действительно серьёзное. -Марго представила себе нескончаемую очередь к заветному окошку, в районном отделении паспортного стола. Грозных барышень паспортисток сидящих по ту сторону этих самых окошек. И ей, бывшей сотруднице советской прокуратуры, захотелось прижать к себе эту женщину и погладить как ребёнка.

— Паспорт, это ерунда. -Как можно ласковее продолжила она свой монолог.- У меня полным полно знакомых в органах полиции. Они вам наверняка помогут. -Не дожидаясь ответа Крулевская вытащила телефон и кому-то позвонила. После чего уселась на старенький стул стоящий возле зеркала.

— Сейчас мы приведём в порядок самую верхнюю часть моей нескладной фигуры, после чего я отвезу вас в паспортный стол. Там быстренько напишите заявление о хищении. Вас маленько попытают, на предмет того, было ли это тайное хищение или имел место грабёж, разбой, нападение. Ничего не поделаешь -таков порядок. После чего надо быстренько объехать все банки, в которых у вас хранятся сбережения и так же оставить заявление о утере паспорта.

Непроизвольно всхлипнув Лачура возразила.- Нет у меня никаких сбережений. Вот только эта квартира от матери осталась, да и та ведомственная. Заводу принадлежит.

— Да не переживайте вы так. — Марго легонько погладила Елену по руке. Нет, так нет. Значит ещё будут. У меня рука лёгкая. Всё у вас образуется. По закону новый паспорт выдают недели через три-четыре. Но, я попросила, что бы сделали дня за два. Так сказать, ввиду срочности обстоятельств.

Через пару часов Крулевкая щедро расплатившись с мастерицей и подбросив её до паспортного стола, поехала на встречу с Силуяновым.

Глава 4. Силуянов

Развалясь в уютном кресле, отдельного кабинета для VIP персон, собственного греческого ресторана Силуянов непринуждённо беседовал с импозантным мужчиной в дорогом костюме.

— То, что Музыка мне тут напел, интересно. Даже очень. Сам понимаешь, за такой базар отвечать придётся по полной. Информацию проверю и в долю возьму, не сомневайся.

Сидевший на против человек кивнул в знак согласия. Аккуратно вытер накрахмаленной салфеткой губы и поднялся с места.

— Музыка, сядь на место.-Олигарх сделал кому-то знак и в кабинете появились два человека, спортивного телосложения.

— Дело предстоит серьёзное. Сам соображаешь, хода из города для тебя теперь нет. Как говаривал папаша Мюллер. «Что знают двое -знает свинья». Будешь при мне. Должность отныне твоя звучит так- завсектором.

Мужчина продолжал стоять и даже взял в руки шляпу.

— Да не ерепенься ты. Я же твою шкуру спасаю! Будешь рядом, жив останешься. Мало ли кому из тебя информацию извлечь захочется. А без неё, кому ты нужен? Разве, что рыбам. Да и то в виде корма. Короче, прекращаем базар. Будешь здесь скупкой руководить. Деньги дам, сколько надо. Лишние люди нам в этом деле ни к чему. Ежели всё выгорит как надо, улетишь из города, сизым голубем. Прямиком на Канары. Состоятельным человеком, станешь! Можешь даже не один упорхнуть. Прихватишь с собой местную гарну дивчину. Будешь с ней там миловаться, под шелест прибрежных волн. Как тебе такая перспектива?

Протиснувшись между охранниками в кабинет вошла Марго.

— А вот и моя вторая половина-вставая с места и склонившись в поклоне Силуянов представил ей гостя.

— Это господин Музыка. Мой старинный друг, по тамошним местам- олигарх указал рукой куда-то в даль. Обожает Поля Мария, Джеймса Ласта и вообще всю инструментальную музыку. За что и получил такую удивительную кликуху.

Посетитель недоуменно уставился на Силуянова.

Хозяин ресторана широко улыбнулся. Госпожа Крулевская, между прочим, бывший сотрудник прокуратуры и картотеку изучила от корки до корки. У меня от неё секретов нет, ну или почти нет. Руководимое ею сыскное бюро будет тебе помогать, но не во всём! На этом давайте мы официальную часть беседы завершим и перейдём, так сказать к трапезе. Через минуту вышколенные официанты внесли подносы с изысканными яствами доставленными прямиком из далёкой солнечной страны. Мораторий на поставку импортных продуктов на ресторан господина Силуянова по видимому не распространялся.

Глава 5. Бык

Со сторон ы казалось, что у него совсем нет шеи. Массивная голова с переломанными ушными раковинами, результат не слишком удачных выступлений в соревнованиях по греко-римской борьбе. Небольшое брюшко, упрятанное в настоящий, фирменный, не китайский, спортивный костюм. Потёртая куртка защитного цвета и высокие армейские ботинки «Берцы». Бык, смотрящий за городским рынком в армии никогда не служил. Но военную атрибутику уважал. В таком прикиде он чувствовал себя настоящим командиром. Правда его подчинёнными «солдатами» были не пацаны-срочники, а мелкая уголовная шпана, щипачи и карманники, ежедневно сдающие ему свою выручку. Вот и сейчас сидя в подсобке рыночной забегаловки он сортировал полученную дань. В общак, это ворам, рангом по выше, это ментам, а это им за работу-размышлял он. Бык поднял голову и уставился на троих воров стоящих перед ним, почти на вытяжку. — Слабо, мазурики. Вы вроде бы как и не с рынка кормитесь, а в городском парке культуры, орудуете. Что вы мне притаранили? -Он вывалил на грязный ящик с десяток разномастных кошельков. А паспорт на кой ляд сп…?

— Так ты же велел! — Карманник по кличке Блоха, как нашкодивший ученик переминался с ноги на ногу. -Сам же базарил, ксивы притараньте, желательно бабские. Или с перепою на всю голову память отшибло?

Бык вспомнил, что действительно, пару недель назад, козырный вор Тесак сделал ему заказ.

— Блоха, угомонись. Подрезал ксиву, молодец. На, вот, держи премиальные. -Бык швырнул на стол несколько мятых косарей и ухмыльнулся.-Братва, план выполнять надо! С меня бригадир спросит, ну а я с вас. И что бы всё тихо было. Работайте так, что бы «терпилы» вой уже за нашей территорией поднимали. Ментам, рыночным, лишние протоколы писать то же охоты мало. С них начальство спрашивает. Что остаётся? Закрыть одного из вас, для галочки. И полетит голубь здоровье поправлять на свежий воздух, на лесоповал.-Бык хохотнул и поднялся с места. -Ну, что стоите? Брысь отсюда. Он почесал свою бритую голову, вспоминая мудрённое слово, услышанное когда-то по телеку. -Аудиенция окончена.

Глава 6. Спустя три дня. Алла

Лачура стояла на крыльце местного УВД и рассматривала фотографию в новеньком паспорте. -Вот интересно -размышляла она. -Сколько веков должно пройти и до каких высот подняться технический прогресс, что бы фото в документе стало похоже на оригинал? Здесь кто угодно изображён, только не я.

— Ленка! Ты что ли? Сколько лет, сколько зим? — Из дорогой иномарки на неё смотрела бывшая однокашница Алка Скворцова.

— Скворчиха! Ну, ты даёшь! Уже на иномарках раскатываешь! Чуть не выронив заветную красную книжечку Лена бросилась по ступенькам вниз.

— Давай садись быстрее забуримся куда-нибудь. Отпразднуем встречу.- Алла открыла дверь с пассажирской стороны.-Во первых, я давным-давно никакая не Скворцова, а межу прочим госпожа Элленбаум, а во вторых, теперь я не коренная, но всё же москвичка и приехала в эту «глушь» в командировку, правда в длительную. Начальство отправило меня в ссылку, по причине хорошего знания местного контингента. Буду открывать здесь филиал мужниной конторы, ну и понятное дело, руководить им.

— Ну, а ты как? Я смотрю паспорт поменяла и какая у нас теперь фамилия? -Таисия с любопытством смотрела на пассажирку.

— Всё та же, как и прежде -Лачура. Не предлагает никто фамилию, да и руку тоже.

— Ясно. Значит делаешь карьеру. Небось уже главная или заместитель главного? — Женщина лихо припарковалась у сверкающего стеклом и бетоном административного здания.

— Дворничиха я — с вызовом ответила её подруга, ну и ещё парикмахер. Хочешь тебе классную причёску, по дружески забабахаю!

— Хочу. Даже очень хочу. Я же помню, как ты наших девчёнок на свиданки прихорашивала. Здорово у тебя получалось. Только сначала пообедаем. Побалуем себя чем-нибудь сладеньким, а потом отправимся в твой салон.

— Алка! Ты что, мне не веришь? — Я действительно работаю дворником и нет у меня никакого салона. Я как кошка, гуляю сама по себе и причёски делаю исключительно у себя дома.

— Ленка так не пойдёт. Мы же с тобой подруги? — Алла рылась в своей бездонной сумочке.

Лачура кивнула головой в знак согласия.

— Ты скажи, та кондитерская, что на Береговой улице располагалась, ещё жива? Помнится там такие шикарные заварное пирожное делали, пальчики оближешь. Давай махнём туда и за чашечкой кофе обсудим дела наши насущные.

— Нет там уже никакой кондитерской. Всё улицу стеклянными офисами застроили. там теперь фешенебельный район с видом на реку.

— И где же нам, двум бедным изголодавшимся созданиям вкусить пищи земной и обмыть твой новенький аусвайс? Осталось ли в этом бренном населённом пункте место достойное особ, подобных нам? — При этих словах Алла холёным пальчиками водила по экрану навороченного смартфона выискивая ближайшее заведение общественного питания.- О, вот совсем рядом ресторан греческой кухни под интригующем названием «Поцелуй Афродиты». Махнём туда?

Лачура, не знала, что ответить. А что если подруга возьмёт да и предложит потом, каждой заплатить за себя. Как тогда быть?

— Знаешь Алла, я очень была очень рада тебя повидать. Но в этот самый «поцелуй», я не поеду. Одеяние у меня не подходящее и вообще, у меня выработалась привычка питаться исключительно дома. Так для желудка полезнее и для кошелька.-Лена решительно открыла дверку автомобиля.

— Лен, ты что обиделась? -Алла протянула руку и закрыла дверку машины.

— Я же приглашаю, значит, я угощаю. А прикид твой вполне соответствующий, не комплексуй, пожалуйста. Ресторан, это не ночной клуб, там наверняка никакого дресс кода нет. Поехали.- Алла нажала педаль и автомобиль, как застоявшийся мерин, резво рванул с места, скрипя дисками тормозов.

После сытного салата с соусом дзадзики, пирога со шпинатом Спанакопитта и конечно же настоящего греческого кофе, сваренного из смеси сортов арабика и робус Алла, выждав паузу, предложила.- Ленок, а иди ка ты ко мне работать. Я ведь помню, кто у нас в группе самой умной считался. Зарплату положу тебе для начала не очень высокую. Сама понимаешь, контора только открывается. Доходов больших, на начальном этапе не будет. Но зато, я тебе через своего Элленбаума хорошие комиссионные пробью. Соглашайся.

— Лачура вытерла фирменной накрахмаленной салфеткой губы.- А комиссионные, собственно за что? Сделай милость, растолкуй пожалуйста.

— Понимаешь подруга, моя контора будет в вашем городе скупать акции завода. А ты же сама сказала, что по прежнему живёшь там же, где и раньше, то есть в ведомственном доме. Всех там знаешь, вот и пообщайся в пролетариатом, пусть пороются в своих сундуках и комодах. Продадут тебе цветные бумажки, если их конечно мыши ещё не погрызли. Цену за них мой супруг понятное дело высокую не даст, но всё же живая копейка, как ни крути. И тебе процентик с каждой сделки капать будет.

— « Вот он мой звёздный час» -пронеслось в Ленкиной голове.- «Права оказалась эта сыщица Крулевская. У неё действительно рука лёгкая. Продам свои акции самой себе и ещё процент с продаж получу.-Она уже было хотела произнести, рвущееся наружу «Да!». Но промолчала. Сидела и мяла в руках салфетку. Но мозг работал на всю катушку-" Скворчиха в студенческие годы умом не блистала. Получив заветную «корочку» и выкинув вкладыш с трояками, рванула в столицу. Там охмурила какого-то еврея стала светской львицей и начальницей дочернего офиса. Ладно, допустим карма у неё такая, удачливая. Но зачем этому московскому Элленбауму понадобились красные бумажки с водяными знаками. Нет, на работу к Алле она устраиваться погодит, да и акции свои продавать не будет. Всем же известно, что спрос всегда повышает цену. Куда же спешить.

— Алла ты меня прости пожалуйста, но ходить по квартирам я не стану. Не моё это. Хочешь я к тебе в офис уборщицей пойду или сторожихой. Буду твои мешки с акциями охранять.

Скворцова расхохоталась. — Ну, ты Лачура даёшь! В прочем, как говориться вольному воля. Живи и дальше своим умом. Уборщица мне тоже нужна. Только знай, спрашивать стану строго. В офисе пыли быть не должно.-Она положила в папку со счётом крупную купюру и не прощаясь вышла из ресторана.

Глава 7.Лена

— Девоньки, бабаньки, рыбоньки- начальник Архивно хозяйственной части завода Артём Игнатович был явно чем-то взволнован.

— Короче, собрал я вас сегодня, потому как дело нам предстоит серьёзное.

— К нам едет ревизор, не выдержала и съязвила Ленка.

Она знала Игнатовича столько лет, сколько работала на заводе. Человек он был беззлобный, руки не распускал. Ну, а если и ущипнёт какую-нибудь дворничиху за мягкое место, значит сама виновата. Нечего, понимаешь, перед начальством своим корпусом вилять.

— Нет, не ревизор Лачура, а вообще не знамо кто! И престать паясничать, у тебя самый главный участок, между прочим. Перед родным заводоуправлением метёшь. Короче, начальство наше сегодня ждёт каких-то важных шишек, аж из самой Москвы. Велело, что бы чисто везде было, ни пылинки ни соринки. Усекла, отличница. Всё бабаньки, живенько разошлись по своим участкам. Летучку нашу будем считать законченной. А твою территорию Ленка буду принимать самолично. Хочешь ревизора- будет тебе ревизор.

***

Лачура старалась. Раз надо, значит надо. Подводить Артёма Игнатовича никак нельзя. Впрочем, она и в другие дни не позволяла себе халявить. На доску почёта, понятное дело, теперь не повесят и премиальных уже давным-давно нет, но порученную работу надо исполнять достойно.

Скрипнув тормозами остановился уже знакомый автомобиль.

— Работаем, трудимся в поте лица- опуская стекло, произнесла Алла.-А я здесь у вас в заводоуправлении офис арендовала. Бывший красный уголок. Так, что приходи оформляться на новое место работы, уборщица. Дорогу неверное помнишь. — И не дожидаясь ответа нажала на газ.

Лене со страшной силой захотелось треснуть древком метлы по сверкающему багажнику иномарки, но она сдержалась. — Ну и уборщица, ну и что. -Размышляла она.- И буду у тебя в конторе мыть и убирать, зато у меня акции есть, за которыми ты гоняешься. И ещё будут. Я теперь теперь принципиально за свои парикмахерские услуги оплату стану требовать исключительно акциями. Как-нибудь на хлебе и каше доживу до лучших времён.

Чуть не задев её пролетели мимо две огромные, сверкающие лаком, машины.

— Вот и москвичи пожаловали подумала Лачура и с удвоенной энергией принялась мести территорию.

Глава 8. Бык

— Пулемётчица плохо пашешь! Вообще нюх потеряла. Ты, что на «субботник» захотела? Так я тебе эту развлекуху враз организую.

Воровка на доверии и мошенница Анка стояла перед смотрящим за рынком и молча мяла в руке платок.

— Что молчишь, как партизанка на допросе? В чём проблема? Ты часом не втюрилась в кого?

— Бык, ты же сам всё сечёшь- наконец произнесла женщина. Клиент совсем нищий пошёл. Кого мне к игральным автоматам тащить? К кому в доверие втираться? К тёткам, которые за копейку удавиться готовы? А мужики на базар и вовсе ходить почти перестали. Зашибут где копейку, так у твоих же хануриков «палёнку» покупают.

— Ты тут мне мозги не пудри и баки не забивай. Мы с таким трудом из под носа «легавых» упёрли списанных «одноруких бандитов», в подвале оборудовали тебе клёвую точку. Между прочим могли бы эту площадь торгашам в аренду сдать и бабло почти легальное снимать. Но мы всё это добро тебе вручили. Кормись Пулемётчица, народ радуй, ну и нас тоже. А в казино никого нет, только крысы провода жуют, да охранник грёбанный, водку с утра до вечера жрёт.

— Бык, ты же сам понимаешь, реклама нужна. Двигатель торговли. Скажи братве пусть слух пустят, что мол в подвале можно по лёгкому бабки срубить. Сарафанное радио оно по надёжней телека будет. И ещё идейку хочу тебе подкинуть, можно?

— Кидай- откидываясь в старом кресле произнёс Бык-ковыряясь спичкой в зубах и кладя ноги на стол. А потом я тебя на тахту кину. Будешь у меня штраф отрабатывать. Плохо отработаешь, тренироваться заставлю на пацанах. Им тоже разрядка нужна. Сама знаешь работа у всех нас нервная и опасная. Так, что не можешь ручками прибыль приносить, будешь другими частями тела воровскому братству служить.-Он довольно ухмыльнулся, рассматривая крутые бёдра женщины.

— Бык, а пусть клиенты нашего заведения жетоны не за бабки покупают, а за акции. Тут в городе одна крутая телка объявилась. За цветные фантики не хило башляет. У моих клиентов в карманах, сам знаешь, давно ничего не звенит. Так вот пусть они акции со стен своих сортиров отдерут и нам притаранят. Им не в убыток, а нам чистая прибыль.

— Анка- Бык впервые с начала их беседы назвал её по имени, что означало полное одобрение услышанного. — А башка у тебя варит. За что и держу. Я ещё вчера своей братке команду дал, фантики эти добывать. Мне о них оттуда просигналили- он показал пальцем в потолок. Так, что ты, как раз, в тему бакланишь. А сейчас шементом в подсобку и развевайся. Сама понимаешь в нашем деле, что положено, то отдай!

Глава 9.Музыка

— Доверенное лицо олигарха Силуянова, заведующий сектором долгосрочных инвестиций Иннокентий Кирилович Артузов, по кличке Музыка сидел сбоку от генерального директора некогда крупнейшего предприятия страны в своей отрасли.

Он достал из великолепного кожаного портфеля коробку настоящих гаванских сигар и протянул хозяину кабинета.

— Нам известно, что вы уважаемый Марк Григорьевич, заядлый курильщик и ценитель изделий кубинского табакпрома. Сделайте милость примите в дар сей сувенир. Так сказать в знак нашего к вам расположения.

Гендиректор был человеком далеко не бедным, но даже он не мог себе позволить регулярно приобретать столь дорогой товар. Прокуренные внутренности бывшего «красного директора» радостно возликовали и рука непроизвольно потянулась на встречу заветной коробке.

Через четверть часа, после выпитых трёх рюмок коньяка стороны прешли к обсуждению сути вопроса.

— Марк Григорьевич люди стоящие за мной. Сами понимаете, весьма уважаемые господа, имеют намерение приобрести значительную долю акций вашего предприятия. А в идеале его контрольный пакет. Понятное дело, что прежде чем отправиться на встречу с вами, они собрали достоверную информацию о количестве акций имеющихся у вас лично и у подконрольных генеральному директору людей. Мы с вами люди современные и деловые. Время ценить умеем. Короче, миллион и солидная недвижимость в любой стране на ваш выбор.

— Миллион чего? — Мозг директора лихорадочно перебирал возможные варианты ответа.

— Ну, не рублей же.- Музыка широко улыбнулся. — И даже не долларов. Евро, дорогой мой Марк Григорьевич. -Евриков. Хотите налом, хотите на счёт, в Швейцарском или каком-либо другом банке. Более того, мы сделку проведём в полном соответствии с действующими законами Российской Федерации. И сами заплатим в казну все полагающиеся налоги. Оплата услуг адвокатов, нотариусов и прочих дармоедов тоже, не ваша забота.

Гендиректор молчал. Желание в одночасье стать миллионером и переселиться с любовницей куда -подальше, на Апенинский или Пиринейский полуострова, оставив здесь, вечно недовольную и беспрестанно ворчащую супругу, будоражило кровь уже не молодого человека. Ну, а если банально «кинут»? От этих нуворишей всего ожидать можно. Конечно надо поторговаться. Продумать схему, при которой акции перейдут покупателям только в тот момент, когда он отопрёт ключом двери своей собственной вилы с видом на Средиземное море.

— Мне надо подумать. Посоветоваться с коллегами. Иннокентий Кирилович такие решения в одночасье не принимаются. Тут потребуется консенсус. Над этим ещё предстоит поработать.

— Конечно, дорогой мой директор. Мы все понятливые. Советуйтесь. Только имейте ввиду. Моё начальство отступать не умеет. Хоть мытьём- Музыка выдержал театральную паузу затем продолжил- хоть катаньем, но акции будут нашими. И в заключении столь приятного разговора, должен констатировать, что цена на них колеблется только в одну сторону. В сторону понижения. Опять же автомобильное движения в вашем городе, не приведи господь. Аварии каждый, божий день. Хоть на дорогу не выезжай.

***

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 357