электронная
140
печатная A5
456
16+
А потом я попала в историю Золушки

Бесплатный фрагмент - А потом я попала в историю Золушки

Объем:
296 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6423-4
электронная
от 140
печатная A5
от 456

ЧАСТЬ 1

Акт 1 — Первый шаг

— А-а! Прослушивание вот-вот начнётся! Что же делать?! — Худенькая сероглазая девушка с пшеничными волосами, остриженными в каре, стремглав неслась по станции лондонского метро. Большой жёлтый чемодан на колёсиках душераздирающе грохотал, не поспевая за её маневрами.

— Что же делать? Что же делать? Что же делать? — беспокойно повторяла девушка.

Прослушивание на роль в мюзикле «Золушка», поставленном по её любимой сказке, должно было начаться через пять минут, а она не имела ни малейшего понятия, куда бежать.

— Извините, — подлетев к прохожему, выпалила девушка, — вы не подскажете, где находится вот этот театр?

Она сунула ему под нос бумажку с адресом, с жаром поблагодарила за ответ и под грохот чемодана унеслась прочь. Когда девушка добралась до театра, часы показывали, что она опоздала уже на полчаса.

— Я на прослушивание, — тяжело дыша и отирая со лба пот, объяснила она строгого вида женщине, сидевшей за столом с табличкой «регистрация».

— Прослушивание уже началось, — кинув на неё недовольный взгляд, холодно ответила та. — Регистрация участниц завершена.

— И мне совсем-совсем нельзя пройти? — На глаза девушки навернулись слёзы. — Как же так? Я из Северной Ирландии, мой вылет задержали. А потом я ещё поезд перепутала… — Девушка трагически всхлипнула. — Это прослушивание — мой единственный шанс исполнить свою мечту, больше такого никогда не будет. — Она упёрлась руками в стол и порывисто подалась вперёд. — Пожалуйста, помогите мне! Ну пожалуйста! Вы же такая красивая, мудрая, добрая! Вы можете мне помочь, правда? Да? Да?

— Давайте только без истерик. — Женщина демонстративно отодвинулась. — Я ничем не могу вам…

— Пожалуйста! — Девушка рухнула на колени и сложила руки в молитвенном жесте. — Неужели это так трудно, спасти заплутавшую в незнакомом городе овечку? Боженька непременно зачтёт вам это на небесах! Спасите меня, умоляю!

Её взгляд встретился с суровым взглядом женщины на регистрации. Та тут же нахмурилась, показывая, что подобным спектаклем её не пронять, но отчаяние заплутавшей конкурсантки было таким искренним, что надолго её решимости не хватило.

— Ладно уж, — вздохнув, обречённо сказала она. — Назовите ваше имя и фамилию.

— Эмили Брайт! — радостно выпалила девушка.

Женщина опустила взгляд на список и почти сразу нашла упомянутое имя.

— Проходите, мисс Брайт. Вход в зал на втором этаже. Лифт — вон там. Ваш номер — девятый, так что если не успеете…

— Спасибо! — не дослушав, Эми унеслась в указанном направлении. Несколько раз ткнув кнопку лифта, она не выдержала и понеслась по лестнице. Чемодан, частично сменивший цвет с жёлтого на обшарпанно-серый, так гремел, что к тому моменту, как она вывалилась в холл второго этажа, все кандидатки уже опасливо посматривали в её сторону.

— Какой сейчас номер слушают? — тяжело дыша, Эми обвела взглядом толпу разряженных принцессами девиц.

— Восьмой, — ответила одна из девушек, и, едва она сказала это, из зала вышла конкурсантка с приколотым к платью номером «8».

— Приглашают девятый номер, — объявила она.

— Да! — будто солдат, получивший приказ, выкрикнула Эми и тут же кинулась к дверям. Позади раздался дикий грохот. Спохватившись, что так и везёт за собой чемодан, Эми отбросила его, но сделала это так неудачно, что споткнулась об упавшую ручку и дальнейший путь продолжила в позе идущей на таран курицы, квохча и отчаянно размахивая руками. Лицо стремительно приближалось к двери, норовя оставить на ней автограф в виде своего отпечатка, но за мгновение до столкновения Эми кое-как удалось вильнуть и вписаться в проём. Но прежде чем она успела обрадоваться, на пути возникло новое препятствие — пустое ведро. Левая нога, с размаху опустившаяся в него, засела намертво и уже в таком виде безжалостная сила инерции вытащила Эми на сцену. В самом центре ей всё же удалось остановиться и принять вертикальное положение. Громко вздохнув, она посмотрела на ошарашенное жюри. В центре сидел крупный небритый мужчина в тёмных очках — режиссёр мюзикла, слева от него делового вида господин средних лет — один из продюсеров, а справа — сердце Эми пропустило удар — Шон Фелман, актёр, который в свои двадцать уже достиг большой популярности, и в которого Эми была беззаветно влюблена. При виде Шона её и без того красные щёки раскраснелись ещё сильнее, и она смущённо потупила глаза.

— Меня зовут Эмили Брайт, — кокетливо представилась она. — Мне четырнадцать лет. Я приехала из Северной Ирландии, из местечка, название которого вам, скорее всего, ничего не скажет. Мои родители — фермеры. Если не получится стать актрисой, я хотела бы стать фермером. Но, конечно, актрисой я хочу стать больше, поэтому и приехала на прослушивание. У меня мало актёрского опыта, но пою я, вроде, хорошо. Если вы меня возьмёте, я буду очень-очень стараться, поэтому, пожалуйста, дайте мне шанс.

Жизнерадостно улыбаясь, Эми обвела взглядом жюри, сбитое с толку её необычным появлением.

— И кого же вы для нас сейчас изобразите? — первым пришёл в себя продюсер. — Фермера из Северной Ирландии?

Эми, видя, что её не восприняли всерьёз, обиженно нахмурилась.

— Я приготовила песню из диснеевской «Золушки». Ту, что она пела в самом начале мультфильма.

— Что ж… — Режиссёр скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула. — Прошу.

Эми откашлялась, на пару мгновений прикрыла глаза, входя в образ, а затем пустилась в вальс по сцене. Учитывая тот факт, что одна её нога всё ещё была закована в ведро, выглядел танец довольно нелепо. На губах режиссёра появилась улыбка, продюсер снисходительно усмехнулся, а Шон, не в силах вынести подобного цирка, приложил руку к лицу.

— Сны — это сердца тайны, — разлился по залу звонкий, чистый голос.

Столь непохожие эмоции на лицах членов жюри разом сменились общим удивлением.

— Сокрытые мечты… — В воздухе будто перезванивались хрустальные колокольчики.

— Стоп! — внезапно гаркнул режиссёр.

Эми остановилась и растерянно посмотрела на него.

— Мы тебя берём. — Режиссёр задорно щёлкнул пальцами.

— Ты шутишь? — возмутился продюсер.

— Отнюдь. Ты что, не слышишь, как она поёт?

— Голос хороший, но для того, чтобы сыграть Золушку, одного голоса недостаточно, — поддержал продюсера Шон.

— Золушку? При чём тут Золушка? Я хочу дать ей роль в массовке.

— В массовке? — Шон и Эми озвучили этот вопрос почти одновременно.

— Да. — Режиссёр довольно погладил свою короткую бороду. — В хоровых партиях такой звонкий голос будет весьма кстати. Ты согласна играть в моём мюзикле, Брайт?

— А… Э… — растерялась Эми. Крохотная роль в массовке — совсем не то, о чём она мечтала.

— Мне кажется, для неё и участие в массовке — это слишком, — пренебрежительно сказал продюсер. — Вы видели, как она танцует? А что насчёт актёрской игры? Не хотите испытать её, прежде чем брать?

— Так ты согласна или нет? — проигнорировав его, спросил у Эми режиссёр.

— Согласна! — выпалила та, испугавшись, что если дело дойдёт до проверки актёрской игры, её точно не возьмут.

— Вот и славно. — Режиссёр сделал пометку на лежавшем перед ним листке. — Моя ассистентка с тобой свяжется. Можешь идти.

— Спасибо вам! Хорошо. — Эми вежливо кивнула и, прихрамывая на закованную в ведро ногу, направилась к кулисам.

— И пригласи следующего участника! — крикнул ей вслед режиссёр.

— Хорошо!

Исполнив просьбу режиссёра, Эми избавилась наконец от ведра, подобрала чемодан и пошла к лифту.

— Массовка, значит… — задумчиво протянула она, всё ещё не зная, радоваться или огорчаться. С одной стороны, она получила возможность сыграть в настоящем мюзикле и, может быть, стать известной, но с другой… Эми решилась на прослушивание, потому что мечтала примерить образ принцессы из любимой сказки и сыграть в паре с парнем своей мечты, уже утверждённым на роль принца.

«Но я ведь смогу общаться с Шоном, даже если буду играть в массовке, — утешила себя Эми. — Конечно, предлогов подойти поговорить будет меньше, но если постараюсь…»

Она представила, как они с Шоном мило воркуют на репетициях, и губы сами собой растянулись в улыбке. Всё-таки даже роль в массовке была очень большой удачей.

«Надо рассказать моим», — спохватилась Эми и тут же начала искать взглядом местечко, где можно было бы поговорить, не привлекая внимания. Такое нашлось у крайнего бокового входа в партер: голоса конкурсанток, толпившихся с противоположной стороны, гулом доносились из-за поворота, но в целом там оказалось достаточно тихо, чтобы спокойно позвонить. Первой, чей номер набрала Эми, была её двоюродная сестра Фиона, в доме которой она отныне собиралась жить.

— Привет! — после пары гудков раздался в динамике энергичный голос. — Ну как?

— Привет, Фия! Меня взяли. Всего лишь маленькая роль в массовке, но…

На том конце послышался восторженный вопль.

— Боже, это прекрасно! Поздравляю, Эм! Сейчас передам маме!

Эми услышала, как кузина возбуждённо сообщает о её победе, а потом — радостный вопль тёти.

— Как только приедешь, будем праздновать! — объявила семейное решение Фиона. — Ты как, освободилась? Скоро будешь?

— Да, уже выезжаю.

— Отлично! Ждём! До встречи.

— До встречи.

Убрав смартфон от уха, Эми тепло улыбнулась. Как всё-таки здорово, что в Лондоне она не одна. Да что там говорить: если бы не тётя, отец никогда не отпустил бы её на прослушивание и уж тем более не позволил переехать. И кстати, о переезде…

Эми сглотнула. Хоть отец и пообещал разрешить ей остаться в Лондоне, если она пройдёт прослушивание, никто в семье не верил, что она действительно его пройдёт, а потому вопрос всё ещё был открытым. Набирая номер отца, Эми очень боялась, что тот возьмёт свои слова обратно. В перерывах между гудками её сердце тревожно замирало.

— Да, дорогая? — Отец говорил спокойно, но Эми знала его слишком хорошо, чтобы не заметить волнения.

— Привет, пап, — выдавила она. — Я… ну… это… — Эми замялась, а потом, наконец, робко закончила: — Прошла на роль в массовке…

В трубке повисла тишина.

— Пап? — неуверенно позвала Эми.

— Вот как… Что ж… Поздравляю?

— Да. — На губах Эми появилась улыбка. — Спасибо. Передашь маме?

— Конечно… — Хоть отец и старался это скрыть, голос у него был убитым.

— Не волнуйся обо мне, па. Обещаю, я не доставлю проблем тёте и буду навещать вас с мамой так часто, как только смогу.

— Я и не волнуюсь. Звонишь тут, отвлекаешь меня от работы.

Эми засмеялась: её отец был в своём репертуаре.

— Иди работай, — весело сказала она.

— Ты меня уже отвлекла… Так что можем ещё поговорить.

— Я бы с радостью, но уже сказала тёте и Фие, что еду. Они ждут…

— Ясно, — по голосу было понятно, что отец расстроился. — Ну тогда беги.

— Я позвоню вечером, — пообещала Эми. — Пока.

— Пока.

Нажав кнопку отбоя, Эми задумчиво посмотрела на носки своих ботинок. От такого количества чувств и эмоций начинала немного побаливать голова.

«Интересно, всё ли будет хорошо?» — с беспокойством подумала Эми и, словно в ответ на этот вопрос, получила толчок в спину внезапно открывшейся дверью.

— Ай! — потеряв равновесие, вскрикнула она. Казалось, падение неизбежно, но чья-то сильная рука схватила её за плечо, останавливая.

— Прости! — раздался над ухом встревоженный мужской голос. — Прости, ради бога! Ты в порядке?

«Это вы меня простите. Всё хорошо, не волнуйтесь», — хотела сказать Эми, но, обернувшись, не смогла вымолвить и слова: позади неё стоял Шон Фелман.

Если бы он сейчас мог заглянуть в голову Эми, то увидел бы, что там взрываются разноцветные фейерверки и распускаются дивные цветы, но это было невозможно, а потому, глядя на Эми, Шон всё больше волновался: судя по странному выражению лица, ушибло её очень сильно.

— Может, отвезти тебя к доктору? — взволнованно предложил Шон.

— Не надо к доктору, — мечтательно вздохнула Эми. — Надо в кино…

— Что? — растерялся Шон.

— Отвези меня в кино… Или в театр…

— Мы уже в театре.

Эми хотела уточнить, что имеет в виду свидание, но, спохватившись, что озвучивает свои тайные фантазии вслух, вздрогнула и сконфуженно потупилась.

— И то верно…

Шон прыснул.

— Вижу, с тобой всё в порядке, мисс Фермер, — отсмеявшись, шутливо сказал он.

— Я не фермер, — обиженно нахмурилась Эми, но, подумав, добавила: — Пока ещё.

Шона накрыло новой волной смеха.

Наблюдая за ним, Эми почувствовала, как по сердцу разливается тепло.

— Ну ладно, мисс Фермер, — отсмеявшись, весело сказал Шон, — перерыв небольшой, так что я побежал. Увидимся на репетициях.

— Увидимся…

Эми завороженно провожала Шона влюблённым взглядом, пока он не скрылся из виду. Разговор с кумиром получился совсем коротким, но она все равно была так счастлива! В голове продолжали распускаться дивные цветы и грохотать фейерверки. Её мечта, ещё недавно казавшаяся недостижимой, была теперь совсем близко. Прекрасная сказка о любви нашла свою главную героиню и готова была начаться… По крайней мере, так казалось Эми.

Акт 2 — Весна в городе

— Что-о? Шон Фелман с тобой флиртовал? — Серые глаза Фионы за стёклами изящных очков возбуждённо загорелись.

— Тише! — смутилась Эми. — Он со мной не флиртовал, просто… — Ей пришлось прерваться на полуслове, потому как дверь из кухни в гостиную отворилась, и оттуда выглянула Дойна, её тётя.

— Праздничный ужин готов, — объявила она.

— Идём! — хором откликнулись кузины, и Дойна непроизвольно улыбнулась. Её дочь и племянница были похожи не только внешне, но и характерами. Вот только Эми легко заводила друзей, а для Фионы все попытки заканчивались неудачами, поэтому Дойна была рада, что хоть одна подружка у её дочери теперь всегда под боком.

Ужин оказался таким вкусным, что когда кузины встали из-за стола, они едва могли двигаться.

— Спасибо, мам!

— Спасибо, тёть!

Дойна опять непроизвольно улыбнулась тому, как синхронно у этих двоих всё получается.

— Мы наверх, — объявила Фиона. — Больше сегодня, наверное, не спустимся.

— Не засиживайтесь допоздна, — велела Дойна.

— Ладно, — усмехнулась Фиона, и обе девушки, хихикая, вперевалочку отправились на второй этаж.

Эми бывала в комнате кузины много раз, но всё равно, зайдя туда теперь, не смогла сдержать вздоха восхищения. Фиона увлекалась астрономией, и комната была оформлена соответствующе: стены были расписаны под карту звёздного неба, а с потолка свисала модель солнечной системы, в которой «солнце» служило люстрой. Ну и, конечно, книги: столько книг, сколько было у двоюродной сестры, Эми не видела больше ни у кого.

— Так что насчёт Шона Фелмана? — отвлекла кузину от разглядывания комнаты Фиона.

— Да ничего. Он случайно меня сшиб, и мы немного поболтали. Ничего особенного, я же сказала.

— Но ты ведь попытаешься его очаровать?

— Не думаю, что это возможно. Если удастся хотя бы просто подружиться с Шоном, для меня это уже будут воспоминания на всю жизнь.

— Ты не права, подруга. — Фиона назидательно покачала пальцем. — Надо всегда стремиться к большему. Ставь целью стать его девушкой!

— Да ну тебя, — смутилась Эми. — Кто он, а кто я?.. И у него уже наверняка есть девушка.

— В прессе об этом ничего не пишут.

— Думаешь, нет?

— Думаю, надо попытаться, пусть даже и есть! Если что, я тебе помогу. Не хочу хвастаться, но по части любовных советов мне теперь нет равных. — Фиона ткнула пальцем на длинную книжную полку, заставленную книгами по психологии отношений и женскими журналами. Обилие последних Эми особенно удивило.

— Ого! Откуда столько? — приподняла брови она. — Ты же вроде раньше никогда не увлекалась женскими журналами.

Фиона насупилась.

— Помнишь, я тебе говорила, что еду на международную олимпиаду по физике?

— Это в декабре что ли?

— Угу. После соревнований у нас был бал, и мы должны были разбиться на парочки. Всех девчонок, кроме меня, пригласили, а мне пришлось самой искать кавалера и в итоге чуть ли не силой тащить его с собой. Я долго пыталась понять, почему так вышло, ведь я гораздо красивее многих, кто там был, и поняла — всё из-за того, что я слишком много времени посвятила изучению школьных предметов и слишком мало — мужского сердца. Теперь я стараюсь наверстать упущенное.

— Зачем?

— Чтобы найти свою любовь, естественно!

— Разве любовь можно найти? Когда влюбляешься, это ведь происходит само собой, нет?

— Да, но для того, чтобы влюбиться, надо сначала найти подходящего парня, а для этого надо знать, как искать, где искать, чем привлечь, как предотвратить угасание интереса с его стороны… В общем, нужна обширная теоретическая подготовка. Именно поэтому я стараюсь читать как можно больше теоретических исследований и практических советов на тему любви и отношений.

— А без этого никак? — ужаснулась Эми, поняв, что не сможет осилить Фионину библиотеку даже ради покорения Шона.

— Без должной подготовки приступить к практике гораздо сложнее, — с видом эксперта сложила руки на груди Фиона. — Поэтому лично я собираюсь заняться поиском парня только после того, как наработаю достаточную теоретическую базу.

— На пенсии?

Фиона угрожающе сверкнула очками.

— Да шучу я, шучу! — стушевалась Эми.

— В любом случае, не сейчас. — Фия с чопорным видом поправила свою длинную белокурую косу. — Мне ведь уже шестнадцать, надо готовиться к колледжу и всё такое. На знакомство с парнями просто не хватает времени.

— Понимаю. Ты ведь учишься в школе для одарённых. Наверное, уроки очень сложные.

— Да нет, — пожала плечами Фиона, но тут же суетливо добавила: — Но времени отнимают очень много.

— Ясно. — Эми бодро кивнула. — Тогда, раз парней ни у одной из нас в ближайшее время не предвидится, давай пока прикладывать все силы к тому, чтобы осуществить свои мечты.

— Отлично, — с энтузиазмом поддержала Фиона, но тут же замялась и неуверенно спросила: — А какая у тебя мечта, Эм?

— Пока не знаю.

Фиона озадаченно вскинула брови.

— К чему ты тогда собираешься прикладывать усилия?

— К тому, чтобы хорошо сыграть в мюзикле по любимой сказке, провести побольше времени с Шоном и… — Эми задорно улыбнулась, — найти свою мечту.

— Звучит неплохо, — улыбнулась в ответ Фия. — Что ж, тогда давай постараемся!

Кузины обменялись воодушевлёнными взглядами и весело засмеялись. Сердца обеих замерли в предчувствии чуда, которое ворвётся в их жизнь уже очень-очень скоро. Весна, пришедшая в город, проникла и в их сердца.

***

Несмотря на то, что Эми досталась очень незначительная роль «девушки №5», в ночь перед первой репетицией она долго не могла заснуть из-за волнения. Интересно, как это — петь в мюзикле? Сможет ли она подружиться с другими актёрами? И самое главное: удастся ли ей обратить на себя внимание Шона Фелмана? В массовке это, наверное, будет ох как непросто. И всё же Эми надеялась, что ей удастся хотя бы поговорить с ним.

Каково же было её разочарование, когда она узнала, что из-за плотного графика съёмок Шон будет участвовать только в генеральных репетициях. Эта новость выбила почву из-под ног: в гримёрку Эми плелась с таким же энтузиазмом, как узник на эшафот.

«Нет, так нельзя, — пожурила она себя. — Если я буду выглядеть унылой, мне не удастся ни с кем подружиться».

Приосанившись, Эми растянула губы в неестественной улыбке.

— Чего встала?

Голос за спиной раздался так неожиданно, что Эми подпрыгнула на месте.

— Простите, — пискнула она и обернулась. Позади неё, уперев руку в бок, стояла девушка, будто сошедшая с обложки журнала: стройная, женственная, с высокой, полной грудью, красивым лицом и тёмно-каштановыми волосами, спадавшими до бёдер шелковистой вуалью.

Смерив Эми надменным взглядом эффектно подведённых карих глаз, девушка фыркнула и прошла мимо неё.

«Какая красивая… — завороженно выдохнула Эми ей вслед. — Интересно, кто она?»

Ответ на этот вопрос она узнала, когда вместе с остальными актёрами вышла на сцену.

— Так она Золушка? — вслух протянула Эми, слушая, как красавица обсуждает с режиссёром сценарий.

— А? — девушка рядом с Эми решила, что вопрос адресован ей.

— Прости, это я сама с собой.

— Ясно…

Эми окинула соседку любопытным взглядом: такая же худая, как и она сама, но на полголовы выше. Русые волосы девушки были коротко острижены, а одета она была в мешковатые джинсы и просторную клетчатую рубашку, из-за чего походила на парня. Если бы Эми до этого не видела её в гримёрке в нижнем белье, то за парня бы и приняла.

— Саманта Кингзтон. — Видя, что её разглядывают, улыбнулась девушка, и в ореховых глазах зажглись тёплые искорки. — Можешь звать меня Сэм.

— А я Эмили Брайт. Эми.

— Приятно познакомиться, Эми.

— Взаимно, Сэм. А сколько тебе лет?

— Шестнадцать. А тебе?

— Четырнадцать. — Эми тяжко вздохнула. — Похоже, я тут самая младшая.

Саманта осмотрелась по сторонам и кивнула: действительно, все остальные актёры выглядели старше.

— Ты из Лондона? — поинтересовалась Эми.

— Да. А ты?

— Я переехала из Северной Ирландии.

— Ого! Я думала, там все рыжие.

Эми хотела отшутиться в ответ, но не успела: режиссёр хлопнул в ладоши, призывая к тишине.

— Значит, так, — добродушно начал он. — Сегодня просто познакомимся и проверим звучание. Давайте-ка каждый пару слов о себе. — Он повернулся к красавице, с которой Эми столкнулась в коридоре. — Начнёшь?

Та кивнула и, выйдя вперёд, встала напротив остальных.

— Меня зовут Рина Блейкс, — представилась она. — Буду играть Золушку в первом составе.

— А мы будем играть в одном составе или в двух? — шёпотом спросила Эми у Саманты.

— В одном. Ты что, контракт не читала?

— Вообще-то я ещё не закончила, — Рина стрельнула в их сторону недовольным взглядом. — Вас что, не учили хорошим манерам?

Саманта и Эми виновато ссутулились.

— Прости, — извинилась Саманта.

Рина хмыкнула и продолжила.

— Мне шестнадцать, и у меня пока небольшой опыт работы в подобных проектах, — её взгляд переместился на Эми, и в нём отразилось презрение, — но всё же побольше, чем у некоторых.

Эми обиженно нахмурилась: эта самодовольная красотка нравилась ей всё меньше и меньше.

— В общем, я надеюсь, что мы все отлично споёмся. — Рина улыбнулась, но Эми её улыбка показалась фальшивой.

— Не нравится мне эта Рина, — поделилась она с Самантой, когда Рина замолчала и начала представляться следующая девушка.

— Поздравляю, это взаимно, — послышался в ответ надменный голос Рины. — Ты мне тоже не нравишься.

— Ну и уши у тебя! — подивилась Эми.

— Нормальные уши, это у тебя шёпот громовой. Из деревни никак приехала? Только в деревнях девки такие горластые и невоспитанные.

— Сама ты горластая и невоспитанная! А ещё зазнайка!

— А мне есть из-за чего зазнаваться. У меня же нормальное лицо, а не нос-картошка и уши-лопухи, как у некоторых.

— Что-о? — Эми вся побагровела от негодования. Такого она стерпеть точно не могла. Рина тоже была на взводе. Казалось, словесная — а может, и не только — битва неизбежна, но между девушками встал режиссёр.

— А ну прекратить! Как вам не стыдно?

— Чего это мне должно быть стыдно? — возмутилась Рина. — Она первая начала.

— Я? — взвилась Эми. — Да это ты…

— Тихо! — рявкнул режиссёр.

В зале воцарилась гробовая тишина.

— За мной, обе!

Рина и Эми не посмели ослушаться и, когда режиссёр двинулся к кулисам, поплелись за ним, понурив головы.

— Это всё ты виновата, — зло прошипела Рина.

— Чего это я?

— Тихо!!!

Девушки испуганно вжали головы в плечи и больше не разговаривали.

Спустившись на первый этаж, режиссёр завёл актрис в небольшую комнатку для персонала и, скрестив руки на груди, строго объявил:

— Вы обе наказаны.

— Вы нас увольняете? — испугалась Эми. Рина старалась держаться непринуждённо, но её лицо слегка побледнело.

— Пока нет, — усмехнулся режиссёр.

С губ обеих девушек сорвался облегчённый вздох.

— Но на сегодня можете быть свободны.

— Что? — вскинулась Рина. — Но у меня главная роль! Без меня остальные не смогут репетировать.

— Прекрасно смогут. — Тёмные очки режиссёра угрожающе блеснули. — Ступай домой и подумай над своим поведением. — Он переместил взгляд на Эми. — И ты тоже. Следующая репетиция в понедельник. Если опять устроите склоку, уволю обеих. Ясно?

Эми качнула одеревеневшей шеей, а Рина выдавила некое подобие угуканья.

— Вот и отлично. — Режиссёр доброжелательно улыбнулся и вышел из комнаты.

— Ну что, добилась своего, идиотка? — зло зыркнула на Эми Рина.

— Сама ты идиотка, — вернула взгляд та.

Демонстративно отвернувшись друг от друга, девушки одновременно двинулись к выходу и, закономерно, столкнулись в дверях.

— Дай мне пройти, корова!

— Сперва выпусти меня, овца!

— Отставить зоопарк! — раздался голос режиссёра, и девушки с ужасом увидели, что он поджидает их в коридоре.

«Ну всё, теперь точно уволят!» — застыла от ужаса Эми, но режиссёр внезапно оттаял и с добродушной интонацией продолжил:

— Лучше сходите в зоопарк и помиритесь. — Он достал из кармана две полоски пёстрой бумаги. — Вот билеты.

— Никуда я с ней не пойду! — возмутилась Эми.

— Тогда ты уволена, — от голоса режиссёра веяло могильным холодом. — Можешь катиться на все четыре стороны.

— Ладно, — испуганно пискнула Эми. — А Рина тоже уволена?

— Нет.

— Почему? — обида перебила страх, и вопрос Эми выпалила громко и заносчиво.

— Потому что у меня главная роль, а ты бездарная тупая деревенщина, отсутствие которой тут никто даже не заметит, — презрительно скривилась Рина.

Эми посмотрела на режиссёра, ожидая защиты, но тот молчал. Как же так? Неужели он согласен с Риной? Зачем он тогда вообще взял её в мюзикл? Поиздеваться над наивной провинциальной дурочкой захотел?

Режиссёр, будто подтверждая мысли Эми, усмехнулся.

«Не может быть…» — к её горлу подступил ком, а глаза будто заволокло пеленой.

— Ну и катитесь вы все со своим мюзиклом! — в сердцах бросила она, и вместе с этими словами из глаз хлынули колючие злые слёзы. Размазывая их по щекам, Эми кинулась прочь. Сперва она просто побежала к выходу, но у самых дверей спохватилась, что больше сюда не вернётся, и кинулась обратно за вещами. Гримёрка, как на зло, не желала находиться. Эми пришлось обежать этаж несколько раз, прежде чем она всё же уткнулась в заветную дверь. Распахнув её, она нашла глазами свой рюкзак, схватила его и наконец понеслась прочь из ненавистного театра. Любимая сказка закончилась, даже не начавшись.

Акт 3 — Принц и Золушка

Эми брела по улице, всхлипывая и растирая по лицу остатки слёз. И зачем она только поехала на это прослушивание? Ведь было ясно, что ничего хорошего из этого не выйдет. Папа правильно говорил: пора прекращать витать в облаках, надо наконец задуматься о выборе настоящей профессии. Вот фермер — это по ней. И с чего Эми вообще вздумалось предать детскую мечту? Она ведь всегда хотела просто выйти замуж и вместе с мужем унаследовать семейное дело. Почему она вдруг решила стать артисткой? Ах да, из-за Шона Фелмана… Родители были в шоке, когда она сказала им, что, если пройдёт прослушивание, хочет бросить всё и переехать в Лондон. Они всячески отговаривали её и убеждали, что эта затея принесёт ей одни расстройства. И что? Они оказались правы. Никогда в жизни Эми не чувствовала себя такой несчастной.

«Наверное, я самая большая неудачница на Земле», — подумала она, но в следующее мгновение поняла, что ошиблась. Самой большой неудачницей она стала теперь, когда выскочивший из-за поворота мальчишка опрокинул на неё стакан с горячим шоколадом. Испугавшись, что его отругают, ребёнок тут же кинулся наутёк.

«Всё, хватит с меня! — Эми мрачно посмотрела на огромное липкое пятно, расплывающееся по водолазке и штанам. — Сегодня же еду домой».

Проходившие мимо школьницы посмотрели на неё и захихикали. Эми стыдливо потупилась и прикрыла пятно рукой, но оно оказалось слишком большим, чтобы его можно было спрятать. Нужно сменить тренировочную одежду на ту, в которой Эми пришла в театр. Но где это сделать? Эми завертела головой и тут же нашла подходящее местечко: на противоположной стороне улицы темнел пустыми глазницами выбитых окон заброшенный дом. Особняк был старым и обветшалым, а вдоль низкого забора тянулась яркая лента, запрещавшая вход. Но Эми это не смутило. Перебежав дорогу, она воровато осмотрелась по сторонам и нырнула под ленту. Дверь, как по заказу, оказалась открыта. Зайдя в дом, Эми с интересом прошлась по комнатам: кухня, не считая пары досок на полу, была пустой, с потрескавшимися стенами и обвалившимся потолком, в комнате слева по коридору осталась кое-какая мебель, но там потолок тоже частично осыпался, поэтому зайти Эми не решилась. Зато правая комната выглядела так, будто в ней ещё вчера жили люди. Только оказавшись в её центре Эми заметила, что шторы на окнах изъедены молью, кожаный диван весь полопался, из стульев торчат пружины, а на столе — толстенный слой пыли. И, тем не менее, комната показалась Эми очень уютной. Сняв рюкзак, она положила его на диван и только теперь заметила, что он не её. Более того, одежда внутри оказалась мужской.

«Неужели гримёрки перепутала? — уронила голову Эми. — И что теперь делать?»

Она с отвращением посмотрела на свои перепачканные шоколадом вещи и решила всё же позаимствовать одежду.

«Дойду до театра в этом, а потом извинюсь перед хозяином и предложу постирать», — решив так, она принялась облачаться в мешковатые штаны и чёрный балахон со скалящимся медведем. Кинув взгляд в мутное зеркало, Эми хмыкнула и нахлобучила заодно и красную кепку, также оказавшуюся в рюкзаке. Теперь из зеркала на неё смотрел пацан-рэпер.

— Йоу-йоу! — спародировала Эми известный рэперский жест и, поняв, как жалко выглядит, горько усмехнулась.

Подойдя к дивану, она плюхнулась на него и бессмысленным взглядом посмотрела в потолок.

— И почему я такая неудачница?

Ответа не было. Да он и не был нужен. Эми просто искала повод, чтобы выплеснуть всё накопившееся. Рухнув на бок и подтянув колени к груди, она залилась слезами.

***

— Смотри, смотри, он пошевелился.

— Я же тебе говорила, что он не умер.

Эми поморщилась, пытаясь отделаться от навязчивых голосов, рушивших её приятный сон о жизни внутри торта.

— Давай зажмём ему нос и проверим наверняка, живой он или нет, — зловеще сказал звонкий детский голосок.

— Элли, не надо, — прохныкал ему в ответ второй, чуть выше по тембру.

Спустя мгновение Эми почувствовала, что ей перекрыли кислород, и, судорожно вдохнув, села на диване.

— Он живой, — констатировал голос, который до этого предлагал зажать ей нос.

— Эй вы! — воскликнула Эми и возмущённо уставилась на своих мучителей.

Перед ней стояли мальчик лет одиннадцати и девочка на год-два постарше. Оба были одеты в бело-зелёную бейсбольную форму с яркой эмблемой «Green Tigers», и у обоих за спиной помимо рюкзаков были чехлы с битами. Девочка была ниже Эми на полголовы; тёмные волосы были собраны в два коротких хвостика, торчавших из-под бейсболки, а карие глаза смотрели на Эми с испугом и подозрением. Мальчик был невысокий, примерно по плечо Эми, тоже темноволосый и в кепке, но с глазами более необычного оттенка: — ярко-синими, как океан в ясную погоду.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 456