электронная
Бесплатно
печатная A5
580
18+
А что, если…

Бесплатный фрагмент - А что, если…

Часть 3. Серии 5-7

Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-5181-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 580
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Первый снег. Серия 5

Пролог

Любая история имеет свою предысторию. У всего есть объяснение. Каждое качество в человеке обуславливается его прошлым. Его психологией. Его мировоззрением. Эта история о рядовом солдате Вистане. Определенно, она заслуживает быть раскрытой и не может остаться без внимания…


Это был 2010 год, когда Вистан еще и представить не мог, что является сыном С-500, что был рожден на Земле, что специально был передан на службу в Солдер. На тот момент Вистану было всего двадцать пять лет.

Он, как и все ниндзя, носил черную форму. Так же, как и все солдаты, подчинялся жесткому режиму и расписанию. У него не было никакого личного имущества, вроде дорогих машин и частного дома в коттеджном поселке «Шато Соверен».

Тогда в его распоряжении была лишь одна комната с двумя кроватями, шкафом и письменным столом. Из самого, что ни на есть личного — у него были мысли. Мысли о том, что Солдер — гиблое место; что Олларик — не кто иной, как диктатор.

В голове Вистана крутился один и тот же план — бежать, бежать из этой тюрьмы. Он уже пытался это сделать и не раз. Олларик отправлял его на задания в другие измерения, и тогда Вистан сбегал, выбрасывая свой коммуникатор и заметая за собой следы. Однако Олларик каждый раз находил его, снова и снова возвращая обратно в Солдер. Оно и понятно: Вистан никого не знает в других измерениях. Он неделями скитался по улицам голодный. Зато свободный…

В общем, в какой-то момент Олларик посадил Вистана «под домашний арест» и больше не давал заданий в других измерениях. С тех пор Вистан постоянно был в Солдере. Все, что ему оставалось — это оттачивать навыки и спать всего 4 часа в сутки. К слову, соседа по комнате у Вистана не было. Он враждебно относился к рядовым солдатам, считал их занудными, монотонными и скучными. При любом удобном случае ниндзя пытались медитировать, что дико бесило Вистана. Так он выжил из своей комнаты двух парней и трех девушек. Девушки-ниндзя нисколько не отличались от юношей и не были интересны Вистану. С ними нельзя было поговорить ни о чем, кроме службы, полезных знаниях и превосходстве их правителя.

Вистан был одним из немногих, кто после очистки памяти остался собой. Да, его воспоминания стерты, смысл утерян, но характер остался при нем. Стоит заметить, что в то время Вистан еще не был таким самоуверенным, безэмоциональным и хладнокровным. Скорее, он был любопытным, желающим увидеть другую жизнь за пределами этого плена. Где-то несдержанным, где-то слишком всклокоченным. Он только учился управлять собой. Еще не видел себя после побега, но представлял и мечтал, подбирая под себя различные образы. Именно таким был Вистан в свои двадцать пять лет.

1

Будильник. 15:30. Едва разлипая глаза, Вистан идет в зал. Ровно в 15:40 начнутся учения по стрельбе. Все ниндзя, один за другим демонстрируют свою меткость. Вистан в общей очереди. Перед ним солдат в черной форме и с повязкой на лице, и за ним точно такой же солдат. Не отличить. Вистан отстраненно смотрит куда-то вверх, стараясь отвлечься от происходящего. Он думает о той книге, что лежит у него под кроватью. Сегодня в 16:45 он доберется до нее. Эту книгу ему удалось прихватить с собой из другого измерения. Вернее, он всегда что-то брал с собой. Теперь ее черед. Сегодня Вистан прочтет ее. Он давно знает, что в мире существуют не только учебники и книги по медитации. Есть много другой поистине прекрасной литературы для чтения.

— Вистан?! — недовольно фыркнул наставник, протягивая зеваке оружие.

Вистан возвращается мыслями в зал. Он со скучающим видом берет в руки автоматическую винтовку FN Herstal, прицеливается, облокотившись на прилавок. Он выжидает некоторое время, затем посылает многочисленные пули в мишень. Это уже почти не трогает его. Было время, когда оружие в руках заставляло его дрожать и восторгаться. Но он уже привык. Сегодня он с винтовкой, завтра в его руках может оказаться пистолет, какой-нибудь HK USP или Glock-17, а еще через пару дней наставник вручит своим ученикам арбалет и будет прав, так как солдат должен уметь обходиться с любым оружием. И это бесконечно. Вистан уже ничему не удивляется. Особенно после того, как Олларик обучил своих солдат, как сделать смертельный выстрел из детского бластера Nerf. Казалось бы, куда безопаснее, ан нет, даже детская пушка способна не только тяжело ранить, но и убить.

Солдаты поочередно производили выстрелы, пока время не подошло к 16:40. Прошел час. Ниндзя покорно поклонились своему наставнику и покинули зал. Каждый брел по коридору в свой бокс, лишь единицы — в библиотеку. Как правило, солдаты читали в своих комнатах научную литературу, чтобы совместить это с позой лотоса. Но некоторым по душе была библиотека и уединение среди книжных полок.

Монотонный топот ботинок и полное молчание в коридоре создавали некий ритм. Если закрыть глаза, то можно было подумать, будто тысячи ног готовятся к чечетке. Однако этим ногам пришлось остановиться. По коридору шел Олларик, наставники и старшие (солдаты, которые через год станут наставниками или уйдут в отставку). Они вели колонной небольшую группу людей. Среди них были и юноши, и девушки. Они вопили, кричали, задавали свои громкие вопросы, но продолжали идти в одном направлении — в процедурную.

Вистан искренне сочувствовал им. Это «свежая кровь». Вистан называл так тех, кто попался в руки Олларику и должен был стать солдатом. Это мог быть, кто угодно. Люди из разных измерений, с разными способностями и умениями. Все они становились одинаковыми овощами после очистки памяти. Именно сейчас их ведут в процедурную, чтобы очистить от воспоминаний. Затем каждому будет присвоено новое имя и штрих-код. Каждый будет вбит в базу данных. Им выдадут форму, коммуникатор и комнату. Все, как всегда. Эти люди забудут обо всем и уже завтра пополнят ряды солдат. Да, они — новички, но быстро вольются в коллектив. Будто так было всегда.

Вистан невольно окинул новичков взглядом, как бы питаясь их еще живыми эмоциями и воспоминаниями. Они не знают, что их ждет. Колонна довольно быстро прошла по коридору, и проход оказался свободным. Вистан добрался до своей комнаты и закрыл за собой дверь. Вздохнул. Хотел бы он помочь? Ворваться в процедурную с пистолетом и всадить пулю в голову Олларика?! Определенно, хотел бы. Он даже мечтает об этом в своих снах. Но это ровным счетом ничего не даст. Ему не позволят добраться до Олларика. Его посчитают мятежником, и он просто присоединится к той «свежей крови». Ему попросту сотрут память. Он и так постоянно попадает в переделки и доставляет неудобства Олларику. Правитель не станет рисковать снова. А Вистан хотел бы остаться при своем разуме.

Он прилег на кровать, вытащил книгу и открыл ее. Это была одна книга из серийного цикла. Третья. Конан Дойл «Приключения Шерлока Холмса». Вистану нравился этот автор и его умение писать. Он уже успел познакомиться с первыми двумя частями произведения — «Этюд в багровых тонах» и «Знак четырех». Теперь он жаждал продолжения, которое так соблазнительно лежало в его ладони. Корешок книги приятно упирался в изгиб правой руки, уютно шелестящие страницы замерли под напором его скользившего запястья. А чернильные строки на белых листах так и манили отправиться в это путешествие. И Вистан начал читать. Он будто провалился в другую реальность, погрузившись в очарование викторианской Англии, мрачные и дождливые улицы Лондона. Пред ним предстал величайший детектив Британии с трубкой, лупой и клетчатой шляпой с двумя козырьками.

Вистан проглатывал каждую страницу книги, словно десерт. Каждая глава, каждая фраза, каждое слово — на вес золота. Вистан был не в силах остановиться. К сожалению, у него нет продолжения, а лишь малая часть от всей истории.

Вистану пришлось закончить, когда в книге осталось не больше 200 страниц. Часы. 17:30. Вистан мысленно проклял этот беспрекословный режим, закрыл книгу и снова спрятал ее под кровать.

Теперь он идет в столовую, чтобы поесть. В коридоре пусто, он снова самый последний. Повязка давит на лицо. Нечем дышать. Как бы он хотел снять ее… но мирно заходит в столовую и берет поднос. То, чем его будут кормить, трудно назвать едой. Но Вистан научился смешивать вкусы. Если другие солдаты съедают свою порцию всю полностью, то Вистан очень разборчив. Каждый раз он съедает основное блюдо, но обязательно оставляет что-то из порции. Так, из трех разных вариаций пайка Вистану удалось смешать неплохой кофейный напиток. В растворимый кофе он добавил припасенные раннее сливки и шоколад, который замечательно растворился в кружке. Слегка подсластил напиток сахаром.

Вистан также догадался, как из плавленого сыра и паштета (опять же припасенных из разных пайков) сделать нежный соус к макаронам. Так блюдо получалось сочным и насыщенным.

Все фруктовые пюре Вистан старательно замораживал, предварительно выдавив их в формочки из упаковки. После заморозки пюре из формочек можно было положить в рот и наслаждаться этим фруктовым вкусом, перекатывая языком как конфетку.

Чем дольше Вистан находился в Солдере, тем больше фантазировал на тему еды. Ему нравилось готовить из обыденных продуктов что-нибудь эдакое, что мог понять только он сам. Олларик, разумеется, знал об этом, наблюдал за виртуозными экспериментами своего солдата, однако не пресекал это увлечение. Вистан с удовольствием читал кулинарные книги, которые были в свободном доступе в библиотеке. К слову, их было не так много. Но и этого было вполне достаточно, чтобы иметь представления о кулинарной индустрии в других мирах.

Сегодняшний ужин был довольно скудным на улов. Перед Вистаном на подносе стояла тарелка с картофелем и гуляшом, соль — 5 г, фруктовое пюре, печеночный паштет, кипяток для чая. Вистан сел за стол, сразу же сунул упаковку с пюре в карман. Затем выудил оттуда же упаковку с двумя пшеничными хлебцами и намазал на них печеночный паштет. В кружку с кипятком он добавил сахар, припасенный кофе и немного сливок. Гуляш с картофелем, увы, ничем не спасти, разве что немного присолить.

Пока солдаты бездумно уплетали свои порции, Вистан пережевывал картофель и размышлял над его вкусом. Пытался вообразить, что можно было бы добавить или убрать и в какой пропорции. Затем он боковым зрением заметил Олларика. Тот тоже смотрел на него, видимо, пытаясь предугадать, что на этот раз выкинет Вистан. Но Вистан сегодня ничего не замышлял. Он лишь мог подумать о том, как быстро правитель освободился. Неужели новички уже готовы к службе?!

18:00. Прием пищи окончен. Вистан еле успевает заглотить последние капли своего кофе и сдать поднос. Теперь двухчасовая тренировка, затем конференция. Еще так далеко до сна…

Вистан уже не прочь растянутся на кровати и увидеть во сне парочку интересных идей. Но он упрямо идет в зал. Вистан с усилием вспоминает, что там сегодня по внутреннему расписанию. Аркады? Плавание? Танцы или игра в шахматы? Ниндзя должен уметь практически все. Чем больше различных навыков солдат приобретает в Солдере, тем универсальней он становится. А универсальность, означает, востребованность при раздаче миссий. Вистан все еще не терял надежду, что ему дадут выполнить задание в другом измерении. Во-первых, это интересно и можно увидеть много нового; во-вторых, ему нужна следующая часть книги — продолжение историй о Шерлоке Холмсе; и, в-третьих, Вистан готов отправиться, куда угодно, лишь бы не сидеть в этой «консервной банке с черными шпротами в повязках».

Итак, эта тренировка целиком и полностью посвящена автотранспорту. В распоряжении солдат — большое помещение для автодрайва, машина и наставник на переднем пассажирском сидении. Вистан осмотрел агрегат со всех сторон. Он много чего знал об этом транспорте. Но это первая практическая тренировка. Наставник выбрался из авто и уверенно посмотрел на своих учеников.

— Вы обязательно должны научиться управлять самолетом, поездом, кораблем, большегрузом… но начнем мы с легкового автомобиля. Десять солдат остаются здесь, остальные уходят учить ПДД, — распорядился группой ниндзя-наставник.

Солдаты покорно разбрелись. Практически все перешли в комнату по соседству, где стоят парты. Им нужно изучить правила дорожного движения, устройство машины и прочее. Но Вистан стоял на месте, как вкопанный. Он очень хотел оказаться внутри автомобиля, сесть на сидение водителя, положить руки на руль, вдохнуть аромат автомобильного салона. В этот миг ему стало любопытно, откуда в Солдере машина? Вистан прочел на бампере сзади — «Ford Edge». Верно, это поддержанная машина, далеко не новая. Уже сейчас можно увидеть кое-где царапины и вмятины. Но Вистан действительно впечатлен.

В зале осталось еще девять человек. Но они бы с радостью покинули тренировку, также перейдя в комнату по соседству. Просто это старосты. Они отвечают за свои группы солдат (роты, если вам так удобнее думать). Кто, как не они, должны стать первыми испытателями в вождении машины?

— Вистан? Хочешь присоединиться к изучению ПДД? — спросил наставник.

— Я на своем месте, — ответил он.

— Что ж, достаточно самоуверенно. Ну, иди, садись. Посмотрим, что из этого выйдет.

Вистан расплылся в тихой улыбке. Он редко улыбался, тем более в ненавистном ему Солдере. Но сейчас его мысли были заняты машиной. Он занял место на переднем сидении. Наставник пристегнул ремень безопасности, Вистан проделал ту же операцию. Он не спрашивал «почему» и «зачем», он знал, что ему разжуют все в мельчайших подробностях позже. Сейчас было важно проверить врожденное чутье.

«Интуитивное вождение» — вот более подходящее название. Эта методика часто применяется в Солдере. Солдаты следуют своей интуиции во многих сферах. Олларик считает, что после очистки памяти этот способ можно использовать наравне со стратегией. В общем-то, Вистан не мог спорить.

Он немного поерзал спиной в кресле, нашел для себя удобное положение. Затем посмотрел на приборную панель, руль, опустил глаза на рычаг. Все это он видел однажды — в книгах, пару моментов в фильмах и рекламах, которые когда-либо случайно мелькали перед его глазами. Чистое сознание позволяет концентрироваться на задаче, не отвлекаясь на второстепенное. Вистан взял ключи и вставил их в замок зажигания, повернул. Где-то под ногами три педали — газ, тормоз и сцепление. Рычаг — здесь механическая коробка передач.

Услышав звук заведенного мотора, Вистан прочувствовал его на себе. Каждая нотка «форда» разрядом отзывалась в его теле. Руки немного потряхивало от того, что он собирался сделать. Как сказал бы Олларик: «Здесь поможет медитация». Но Вистан усмехнулся, взялся за рычаг и, выставив первую передачу, надавил на газ и сцепление. Теперь нужно отпустить педаль сцепления. Наверное, другой солдат точно завалил бы несколько первых попыток, но не Вистан. Он прочувствовал эту машину внутри себя. Он знал, когда и как отпускать.

«Форд» послушно тронулся с места. Вистан улыбался во все лицо, но наставник мог видеть только его блестящие глаза, остальное было скрыто под повязкой. Помещения, где проходил автодрайв, было достаточно, чтобы проехать по прямой один километр, затем развернуться и ехать по другой стороне. Вистан не скупился на скорость. Его переполняли адреналин и желание ехать быстрее. Интуиция подсказывала, когда нужно притормозить. Но Вистан уже не слушал этот внутренний голос. С каждым новым кругом он чувствовал себя свободнее, сильнее и увереннее. Он и сам не заметил, как оказался на отметке «100». Для новичка это довольно опасно.

— Остановись, — коротко сказал наставник.

Вистан был почти согласен, он действительно скинул скорость до 50 км/ч. Затем резко вывернул руль, и авто унесло в сторону. «Форд» немного проехался боком, скрепя шинами по полу, затем остановился. Получилось? Вистан уставился на наставника. Тот сидел насупившийся и несколько озадаченный. Он в один миг заглушил двигатель и вытащил ключи, зажав их в руке. И указал на дверцу.

— Иди, учи ПДД, Вистан, — спокойно сказал он.

— Брось! Было круто, не так ли? — немного истерично засмеялся Вистан.

— Солдаты не водят машину так.

Вистан, понемногу отходя от испытанного кайфа, стал серьезным и недовольным. Мысленно он посылал наставника нафиг. «Видите ли, солдаты так не водят!! Абсурд полнейший!» — думал Вистан. В голове он рассматривал возможность дерзкого ответа в адрес наставника. Что с ним сделают дальше? Ссылка? Очистка памяти? Стоит ли игра свеч?..

Он вновь посмотрел на ниндзя. Тот, в свою очередь, спокойно указал на выход из зала. «Уравновешенность. Гармония эмоций» — твердил всегда Олларик. Вистан тихо фыркнул и сжал кулаки. Взорвется. Он скоро взлетит, как бомба, на воздух и разнесет вокруг все и вся к чертям!

Едва успокоившись, Вистан зашел в соседнюю аудиторию, где за партами сидели другие солдаты и проходили ускоренный курс по вождению легкового автомобиля. Он взял со стола свободный учебник и развернулся к выходу. Ему наскучили эти одинаковые ниндзя-морды. Если и учить правила, то лучше в одиночку, в своем боксе, где никого нет.

Однако здесь Вистан оказался не прав. Как только он зашел в свою комнату и наскоро стянул повязку (снова не по уставу), он услышал легкое посапывание рядом. Какое-то время Вистан стоял на месте, не желая поворачиваться на шум. Снова ему подсунули нового соседа-ниндзя! «Как Олларик достал со своими рядовыми идиотами! Ну, ничего, я и этого выселю!» — решил Вистан.

Он стремительно повернулся лицом к кровати спящего. Почти сразу же он нахмурил брови от удивления. Во-первых, лицо девушки совершенно незнакомое. Нет, он ее не знает. Во-вторых, спать во время тренировки — неслыханная наглость. Значит, это новенькая? Вистан с уверенностью подумал о том, что Олларик сошел с ума. Вистан — далеко не пример для подражания! Чему хорошему он сможет научить новичка?! Такому же взрывному и бунтарскому характеру?! Точно нет. Не это нужно обычному солдату. Ему необходима дисциплина.

Вистан внимательно рассматривал дозволенные детали ее внешности. Девушка была уже одета в форму рядового солдата, слегка прикрыта одеялом. Первое, что бросалось в глаза — ее яркие длинные розовые волосы. Слишком вызывающе для ниндзя. Скорее всего, Олларик побреет ее налысо или перекрасит в черный цвет.

Лицо у девушки имело бледный оттенок, но это страх. Новички приходят угнетенными. Они не понимают, что происходит, не помнят, что было до этого. У этой розововолосой девушки больше нет прошлого. Она такая же кукла, как и все ниндзя. Вистан подошел ближе и немного наклонился к девушке. Ему показалось, что она пахнет корицей и… яблоком?! Этот аромат манил, притягивал к себе.

Он подался носом почти к самой шее незнакомки, пытаясь вобрать этот аромат. Запах, однако, тянулся от ее волос, его отголоски продолжались на точке пульса ее шеи. Последние нотки отзывались где-то в районе запястья. Вистан слушал этот запах, мечтая соединить корицу и яблоко воедино и попробовать это лакомство. На руке девушки находилось довольно массивное кольцо черного цвета. Вистан, не раздумывая, стянул это кольцо и осмотрел его со всех сторон.

Украшение сохраняло температуру тела владелицы, оно было еще теплым. На вид — это всего лишь кольцо. Девушке оно будет безразлично, а вот Вистану… очередное воспоминание. Скорее всего, эта мадама здесь долго не задержится, и Олларик переведет ее в другой бокс. А вот кольцо… его можно хранить в тайнике, сколько угодно. И Вистан спрятал кольцо в укромное место.

Уже после этого он отметил для себя миловидное личико спящей девушки, ее розовые губы, черные ровные брови, густые ресницы. Но и этого казалось мало. Он хотел увидеть ее глаза. Какие они? На что похожи? Будут ли они выдавать ее за человека, который еще жив? Или они потускнели, едва Олларик ввел сыворотку?! Гадать можно было бесконечно.

Вистан присел на свою кровать и открыл томик с ПДД. Пробежавшись по тексту, он понял, что это довольно скучное занятие. Его так манило спокойствие на соседней кровати. Он мечтательно зевнул, прикрыв рот кулаком. Но еще рано. Скоро конференция. Четыре часа до сна. Вистан считал оставшееся время. Скоро они встретятся. Уставший горе-ниндзя и его долгожданный сон.

2

Полночь. Вистан довольный шел по коридору. Ничто не могло его остановить. Он преодолел все эти этапы и теперь мог спокойно уйти спать. Эта мысль лелеяла его разум, ласкала его уставшее тело. И он заметно напрягся, когда в нескольких метрах от себя приметил Олларика. Преследует? Скорее всего. Хочет поговорить. Вот еще! Вистан старался не оглядываться, делая вид, будто не заметил правителя. Олларик не станет окликать его в коридоре. Если они поравняются, он просто кивнет в сторону своего кабинета, где они и должны будут что-то обсудить. Но есть одно «но». Вистан не собирается терять время, отведенное на сон. Он ускоряет шаг. До его бокса всего несколько дверей. Он успеет! Шаги сзади сначала тоже ускорились, затем снова замедлились. Вистан радостно добрался до своей двери, невзначай кинул взгляд на Олларика и зашел в комнату. Правитель отступился от своей идеи. Следовательно, Вистана ждет разговор, но позже. Ничего хорошего. Олларик никогда не приносил добрых вестей. От него поступали только приказы и нравоучения. Вистан прошел к своей кровати и невольно взглянул на все еще спящую девушку. Он осуждающе покачал головой.

— Ну ты и спишь… хороший солдат! — проговорил Вистан.

Однако девушка нисколько не изменилась в лице. Она так мирно спала. Вистан лишь пожал плечами, стянул свою форму и обувь, забрался под одеяло. Едва добравшись до подушки, он довольно закрыл глаза. Время пришло. Сейчас ему приснится сон. Его разум и тело на некоторое время уйдут из этой реальности…

Почти растворившись в мечтах, Вистан вдруг услышал учащенное дыхание, совсем рядом. Он нехотя приоткрыл глаза. Ну, вот… Только что спавшая девушка теперь смотрит на него огромными яркими зелеными глазами. Почти не моргает. Она лежит на правом боку, напряженная и готовая подскочить в любую секунду. Вистан медленно осознает — конец его двухчасовому сну. Он раздраженно трет рукой уставшие глаза и снова устремляет взгляд на девушку. Он нисколько не хочет вылазить из своей кровати.

— Хватит на меня так смотреть! Я понимаю, что я — это первое, что ты вообще теперь помнишь, но мне нет до этого никакого дела! Олларик обучает новичков, все претензии к нему! — высказался Вистан.

Девушка в один миг оказалась стоящей на полу, при этом она старалась не терять зрительного контакта. Вистан понял, что новенькая собралась либо сбежать, либо отправиться к Олларику. В любом случае, правителю это будет не по душе, и девушка получит по заслугам.

— Стой! Куда?! Сейчас не время! — окликнул ее Вистан.

Он пулей подскочил к ней и преградил собой выход из комнаты. После он услышал грозное шипение, и за этим звуком последовал удар. Не тот удар, которого Вистан привык ожидать от ниндзя на аркадах, девушка попросту полоснула острыми когтями по его голой грудной клетке. Теперь справа в районе верхних ребер тянулись четыре глубокие раны, которые обжигали своей болью.

Девушка снова зашипела. Осознав, что она далеко не самая обычная, Вистан сдул спадавший черный локон челки со своего лица, затем поманил девушку к себе ладонью. Он был готов к схватке.

Доля секунды, и девушка стремглав несется к нему, обнажив свои острые ногти на руках. Вот-вот она снова применит их в действии, но Вистан ловко изворачивается и обхватывает ее сзади. Его локоть придавливает ее шею. Однако это нисколько не мешает девушке слегка подпрыгнуть, обхватить его бедра и лишить равновесия. Вистан летит вперед лицом на пол, розововолосая успевает выскочить из-под его тела, но не собирается убегать.

Пока Вистан разворачивается на спину, девушка крепко усаживается на его живот и начинает махать руками. Вистан чувствует новые царапины на плече, на шее, на груди. Он перехватывает ее ладони за запястья и раздраженно смотрит в зеленые глаза. До этого момента он не особо пытался нанести ей урон, но, кажется, она вывела его из себя. Вистан перекручивает ее руки, мгновенно поднимается, сцепляет одной ладонью ее запястья, второй начинает бить по животу, затем подсекает девушку ногой. Она падает, пытается встать, вцепившись руками в свой живот. Несмотря на сильную боль, она снова на ногах в стойке, готовая защищаться и драться. Но Вистан, наморщив брови, видит ее боль.

Обычно в подобной ситуации наставники говорят, что следует закончить бой, полностью обезвредив соперника. Однако он отступает, разжимает кулаки и плюхается на кровать. А девушке становится все хуже и хуже. Она согнулась вдвое, по-прежнему удерживая руки на животе.

— Да что с тобой такое? Это были простые удары. Что же будет, если стукнуть чуть посильнее? — вопрошал Вистан.

— Я — девушка! Меня нельзя бить по животу. Это плохо скажется на репродуктивной системе! — одновременно угрожающе и с болью в голосе произнесла та.

— Репродуктивной? Ты о чем? Полагаю, тебя уже стерилизовали. Олларик предпочитает полное равенство своих солдат. Здесь нет девушек, они все такие же ниндзя, как и парни.

Девушка шокировано уставилась на Вистана, пытаясь понять, врет он или говорит правду. Но Вистану незачем врать, он просто знает правила. И для новичка она ведет себя, пожалуй, слишком агрессивно. Даже осознает себя девушкой.

Чуть позже он услышал всхлипы, а когда поднял голову, то увидел слезы. Вот тут Вистан и вовсе впал в ступор. Эмоции? У солдата? Слезы? Такого он давно не видел. Он не знал, как на это реагировать. Вистан вздохнул, поднялся с кровати и подошел к девушке, протянул ей руку. Она недоверчиво вложила свою ладонь, Вистан помог ей встать, затем уложил на кровать. Он оголил ее живот и ткнул пальцем в определенную точку.

— Шшшшш! — послышалось шипение девушки.

— Ясно, значит, здесь, — убедился Вистан и начал разминать ее живот, массируя его пальцами, — Ты только после операции, а я ударил в живот, поэтому тебя так скрутило. Извини. Сейчас станет намного лучше.

Вистан не был любителем акупунктуры, не знал ее четко, как Олларик, но сейчас это явно пригодилось бы. Он пытался вспомнить что-то из учебного курса. Может быть, это и не было настолько эффективно, но он заметил успокоившееся лицо девушки. По крайней мере, она уже не страдала от боли. Но в ее глазах затаились грусть и разочарование.

— Тебе хоть идентификатор присвоили? Или не помнишь? — поинтересовался Вистан.

— Я помню все. Ваш этот Олларик понял, что сыворотка на меня не действует, поэтому оставил мне мое имя, но штрих-код все равно набил. Примитивная татуировка, — ответила она.

— То есть как это не действует? Ты… знаешь, кто ты? — отстранился Вистан, будто увидел невиданное раннее чудо.

— Ну, да. У кошек-оборотней природная защита на всякое искусственное влияние. Ммм… меня зовут Юки, мне 17 лет, я живу в измерении оборотней. Попалась ниндзя, потому что спасала свою сестру. Сама не успела скрыться.

— Кошка… оборотень… — медленно произнес Вистан.

Он помнил из учебного курса о таких существах — оборотнях, которые вроде люди, но с примесью чего-то животного. Так вот почему у нее такие острые ногти. Вистан выпрямился и посмотрел на ладони девушки. Сейчас ногти выглядели безопасными — короткие, с закруглением на концах. Значит, она умеет их выпускать в определенный момент…

Для Вистана это было в диковинку. Он так задумался на этот счет, но из мира мыслей его вывело кое-что еще более странное. Он почувствовал на себе нечто теплое, влажное, немного шершавое. Едва Вистан опустил глаза с потолка, он увидел, как его новая знакомая Юки облизывает своим языком его раны. Те самые царапины, оставленные ею буквально минут пятнадцать назад. Вистан вздрогнул всем телом и отпрянул от нее.

— Я тоже погорячилась, прости, — виновато произнесла девушка.

— Это-то ладно. Но что ты сейчас вытворяешь?!

— В кошачьей слюне содержится хистатин. Он способен дезинфицировать раны и ускорить регенерацию кожных тканей.

Закончив с пояснением, Юки снова прильнула к его ранам и продолжила их облизывать. Вистан заметно напрягся, не понимая, почему его это так трогает. Вроде все логично — она зализывает царапины, но… эти ее прикосновения языком к его телу… будто ему это даже нравится. Вистан прикрыл глаза, чтобы спрятать свое волнение. Но от этого стало только хуже. Лишившись возможности видеть, все его чувства переключились на тактильное восприятие. Ему стало не по себе от происходящего. Позже он ощутил ее язык на своей шее. Там ведь тоже были царапины… Вместе с языком он почувствовал, как ее мягкие волосы касаются его подбородка. Как ее руки лежат на его груди. Это было похоже на какую-то новую пытку. Приятную, но в тоже время невыносимую. К счастью, вскоре Юки отошла от Вистана, и он позволил себе посмотреть на нее. Но глаза девушки были направлены не куда-нибудь, а на голый торс парня. Вистан тоже осмотрел его.

— Слишком чистый, — вслух подумала Юки.

— Что ты имеешь в виду?!

Юки усмехнулась и вновь подошла к Вистану. Она прошлась пальцами по его шее, грудной клетке и руке.

— Будь моя воля, я бы все твое тело забила татуировками. Ты словно чистый холст для художника. Тебе не хватает чернил…

Но Вистан не был готов к таковому. Какая-то еле знакомая ему кошка-оборотень вылизывает его раны. Мало того, она говорит, что хочет украсить его тело татуировками. Мда… с такой новенькой Олларик еще намучается…

Вистан взглянул на часы. Как он и думал, для сна оставался всего час. Нет, конечно, можно было после приема пищи еще немного поспать с 2:40 по 3:40. В часы, которые отведены солдатам для душа и медитации. Но Вистан все равно потерял много времени. Он вернулся в свою постель и лег на спину, уставившись в потолок. По всей видимости, Юки сделала то же самое. В комнате воцарилась долгожданная тишина. Но сон почему-то исчез, Вистан все время думал об этой девушке. Она слишком другая для Солдера. Ей будет сложно здесь.

— Что планируешь делать? — спросил он, не отрывая взгляда от потолка.

— Сбежать при первой же возможности, — четко ответила Юки, — Оно, конечно, интересно: служба, ниндзя, усиленное обучение всему и вся, но… я люблю свободу. Свободу и выбор. Я не хочу подчиняться Олларику.

— Что ж, с удовольствием полюбуюсь на твои попытки.

— У меня получится! И это не обсуждается! — с уверенностью проговорила Юки.

— Да-да, я обязательно поверил бы, если бы сам не пытался делать это сотню раз! — зыркнул на девушку Вистан, показывая свое недовольство.

— Ниндзя пытался сбежать из Солдера? — усмехнулась Юки, — Но почему? Я думала, что вас тут все устраивает.

— Ага, как же! Может быть, меня устраивает, что я не помню о себе настоящем ровным счетом ничего? Или меня устраивает жесткий режим, которому я обязан подчиняться? Точно, наверное, мне по вкусу шмалять пули в головы людей, которых я впервые вижу! Да, это действительно круто! Согласен, — разразился злостным сарказмом Вистан.

Юки уже тут, как тут. Совсем рядом. Вистану пришлось приподнять голову, чтобы посмотреть ей в глаза. Но долго высматривать ее не пришлось. В следующую секунду она оказалась лежащей у него под боком и трущейся макушкой об его подбородок. Вистан смог лишь скорчить гримасу удивления и полного непонимания ситуации.

— Погладь меня за ухом, — попросила Юки.

— Что?

— Ты раздражен, а я — отличное успокоительное.

Но Вистан и не пошевельнулся. Тогда Юки взяла его ладонь и приставила ее к своей голове в области уха. С помощью своей руки, удерживая его пальцы, она показала, как это следует делать. Затем убрала ладонь. Обескураженный Вистан попробовал повторить это действие. Спустя некоторое время послышалось мурчание. Ее вибрации исходили откуда-то изнутри и распространялись повсюду. Вистан чувствовал монотонное, но приятное мурчание, а Юки продолжала тереться головой об его подбородок.

Возможно, Вистан мог бы от такого и заснуть. Но факты, представшие перед ним, не давали успокоиться до конца. В его комнате появился кто-то еще; новенькая помнит прошлое; она — кошка-оборотень; она ведет себя странно; он лежит с другим солдатом в одной постели; он гладит ее за ухом; она мурчит и… ему все это нравится.

— А ты не боишься, что я сейчас возьму и задушу тебя? Ниндзя должен проявлять осторожность. Ты беззащитна, когда лежишь ко мне спиной, — вслух подумал Вистан.

— Только не ты. Ты не сделаешь этого. Я чувствую, что могу тебе доверять. Со мной это впервые. Обычно я сторонюсь чужаков, — спокойно ответила Юки.

Вистан глубоко задумался над ее словами. Он так и лежал на боку, погрузившись в свои мысли и продолжая поглаживать Юки за ухом. Ее приятное мурчание нарушало тишину, но действительно успокаивало. Раны на его теле все еще больно потягивали, но уже не щипали. Вскоре он заметил, что Юки уснула, при этом она продолжала издавать свои тихие вибрации.

Вистан и сам в какой-то миг погрузился в сон. Было как-то тепло, уютно, надежно. И это странно. Солдат должен соблюдать дистанцию со всеми, не подпускать к себе чужаков. Но Вистан всегда был каким-то исключением из правил. И то, что было невозможно для понимания другими ниндзя, Вистан почти принимал, как само собой разумеющееся. Вот и теперь ему казалось, что он все делает правильно. Ну или хотя бы на зло Олларику. Правитель сам виноват. Стоило ли подселять новенькую к мятежнику? Это была его оплошность.


Вистан проснулся от посторонних шорохов, которые были совсем рядом. Едва он открыл глаза, как увидел Юки. Девушка сидела на своей кровати и читала его припрятанную книгу про Шерлока Холмса. И его это просто взбесило. Это его вещь! Можно сказать, его тайна, сокровище. А новенькая посмела так нагло прикоснуться к его книге. Вистан поднялся с кровати, оделся в черную форму и резко выхватил книгу из рук Юки. Она подняла на него глаза и слегка улыбнулась. Ее забавляли надутые от обиды губы Вистана.

— Это мое! — кратко пояснил Вистан.

— Понятно, — пожала плечами Юки, все еще улыбаясь.

Ниндзя-собственник. Тоже что-то новенькое. У солдат почти нет личных вещей, за исключением персонального коммуникатора. А тут целая книга! Юки молча наблюдала за тем, как Вистан убирает свою драгоценность под матрац. Естественно, она легко сможет достать книгу, если захочет. Вопрос в другом: стоит ли оно того?!

Вистан натянул черную повязку на лицо и уже собирался выйти из комнаты. Юки продолжала сидеть на кровати. Она, кажется, не собирается уходить.

— Следующий прием пищи через 5 часов. Я бы на твоем месте сейчас пошел в столовую, — стоя к девушке спиной, проговорил Вистан.

Юки грациозно поднялась на ноги и пошла к двери, готовясь выйти наружу. Вистан оглядел новенькую, фыркнул и вернулся к шкафу. Достав из него кое-что необходимое, он подошел к Юки и натянул на ее лицо повязку. Черная маска закрывала большую часть ее лица, оставляя открытыми выразительные зеленые глаза, которые теперь растерянно таращились на Вистана.

— Запоминай: солдат всегда ходит в повязке. В коридорах, в столовой, а впрочем, почти везде нужно молчать. На прием пищи отведено двадцать минут, после возвращаемся в комнату. Вопросы? — Вистан почувствовал себя каким-то наставником, обучающим стадо баранов, а точнее одну бедную овечку. Но вида он не подал, внешне оставаясь почти безразличным.

— А есть-то как? — не поняла Юки.

Вистан осторожно приспустил повязку на ее шею, освободив нос и рот.

— Вот так, — терпеливо ответил он, затем снова натянул повязку на прежнее место, — После трапезы обратно.

Затем Вистан открыл дверь и вышел в коридор. Юки — тоже бомба. Одно неверное движение подорвет терпение Олларика. И он избавится от нее. Правитель не станет нянчиться с особо тяжелыми новенькими. Если только… она нужна ему.

Юки поравнялась с Вистаном и теперь шла достаточно близко к нему. Он хотел было сказать: «Соблюдай дистанцию». Но пока молчал. Он тоже на своеобразном прицеле у Олларика. Поэтому лишний раз лучше не дергаться. Двое кое-как добрались до столовой. Но едва они прошли в саму комнату, Юки увидела бесконечную вереницу солдат, одинаковых, спокойных, повторяющих все действия друг за другом точь-в-точь. Большая часть ниндзя сидят за столом. Оставшиеся потихоньку двигаются в очереди с подносами. Стоит почти идеальная тишина. Пока Вистан берет два подноса — себе и Юки (почему-то он почувствовал, что должен ей немного помочь), Юки глазеет по сторонам. И вот они становятся в очередь. Вистана бросает в дрожь от ощущения того, что Юки стоит сзади. Она все равно слишком близко.

— Вы такие покорные и дисциплинированные… — шепчет ему в ухо Юки.

Некоторые ниндзя оборачиваются на ее голос. Да, тихий, но тяжело не услышать. Здесь никогда никто не разговаривает. Вскоре солдаты теряют интерес, завидев новенькую с подносом. Для них она ничего не значит. Вистан почему-то переживает. Очередь очень скоро доходит до него, и он получает свою порцию, садится за стол. Где-то позади себя он слышит тихое «спасибо». Это Юки. Она поблагодарила раздатчицу за еду. Вистан лишь закатил глаза вверх и вздохнул.

Он хотел, чтобы Юки села за другой столик, но это была несбыточная мечта. Конечно, девушка заняла свободное место за его столом. Она воодушевленно пробовала угощение. Вистан в своем стиле разбирал порцию, превращая просто кофе — в капучино; и просто сухую гречку — в гарнир с соусом и консервированным мясом. Юки внимательно наблюдала за его манипуляциями с едой. Затем огляделась вокруг. Так больше никто не делал, только он.

Вистан начал прием пищи. И только сейчас заметил на себе взгляд Олларика. Целеустремленный, спокойный, пронзительный. Вистан понимал, что разговора ему точно не избежать. И чем раньше диалог состоится, тем лучше. Юки тоже заметила этот зрительный контакт. Олларик был ей совсем не по душе. Она злилась на него всем своим существом, желая отомстить. Олларик лишил ее возможности иметь потомство! Конечно, об этом было думать еще рано… но в будущем Юки мечтала о своих котятках… Теперь же он оставил ее ни с чем. Она так гневно смотрела на Олларика. Ее подначивало что-нибудь вытворить. И она не придумала ничего лучше, как положить свою правую ладонь на левую руку Вистана и сжать ее.

Вистан, собиравшийся отправить вилку с едой в рот, в момент остановился. Он нахмурено посмотрел на руку девушки, покрывавшую его ладонь. Затем перевел недовольный взгляд на Юки. Это плохо. Очень плохо. Если она не прекратит, им обоим влетит. И сказать он ничего не может. А Юки нарочно все крепче сжимает его руку, уставившись на Олларика. Разумеется, правитель все видит. Он сохраняет спокойствие и умиротворение, продолжает заниматься своей порцией.

К счастью, пытка прекращается, и в 3:45 солдаты начинают расходиться по своим боксам. Вскоре каждый из них займется медитацией и уляжется в позу Шавасаны. Вистан еле находит силы добраться до комнаты. Едва он и Юки оказываются в боксе, как Вистан всей силой своей руки прижимает ее к стене, обжав ее горло своими пальцами. Он сокращает расстояние, и его глаза злобно горят прямо перед ее глазами.

— Что ты творишь?! Я не собираюсь из-за тебя получать выговор! — тихо, но грозно проговорил Вистан.

— Всего лишь выговор… — усмехнулась Юки.

— Еще пара замечаний в мой адрес, и я в ссылке. А там ниндзя не выживают. Никто не вернулся обратно!

Вистан отпустил девушку и отошел к столу. Он слишком злился. Юки заметно притихла, она все еще стояла у стены, пытаясь осознать сказанное. Позже девушка сползла по стене вниз и уселась на пол, в то время как Вистан продолжал упираться руками в стол, стараясь успокоиться.

— Ты совсем другой, непохожий на всех этих солдат, — произнесла Юки, — И Олларик хочет воспользоваться этим.

— Каким образом? — хмыкнул Вистан.

— Твой сильный характер подавляет мою свободу. Другой ниндзя вряд ли бы со мной справился. Я бы давно вывела его из себя. Но ты… много думаешь, даже слишком. И тебе интересно, что будет дальше, — ответила девушка.

Вистан усмехнулся. Она видит его насквозь. Неужели он такой легкочитаемый?! Или дело в эмоциях? Ему нравится испытывать что-то новое, непохожее на безмятежную жизнь в Солдере. А Юки — это большой клубок острых и неизведанных ощущений. Да, он готов получать порцию за порцией, лишь бы чувствовать адреналин. Вистан немного сбавил обороты и опустил напряженные плечи. Он вспылил, потерял контроль, а этого допускать никак нельзя. Нужно быть более осторожным. Вистан берет полотенце, накидывает его себе на плечо. По расписанию — душ, а после — разговор с Оллариком. Хватит от него бегать. На этом Вистан и порешил.

3

Вистан стоял около кабинета Олларика. Это продолжалось уже несколько минут. Не то, чтобы он боялся войти. Он пытался подавить свой негативный настрой. Олларик — не друг. Он — враг, похититель чужих жизней. Вистан уже не раз задумывался об убийстве. Но, убив одного врага, он автоматически приобретет несколько тысяч других. Любой ниндзя будет готов оторвать ему голову или всадить рекордное количество пуль в его тело.

Так что, убийство подождет. Это должен быть спланированный шаг, ведущий к свободе, а не к смерти. Вистан, наконец, постучал в дверь, и она тут же открылась. По уставу солдат не может задерживать правителя более, чем на минуту. Однако предстоящий разговор — инициатива Олларика, пусть он сам решает таймлайн их беседы.

Когда Вистан вошел в кабинет, то увидел Олларика, лежащего на ковре в позе Шавасаны. Ни секунды не отстает от графика! Естественно, Вистан должен присоединиться к медитации. Он тихо подходит ближе, занимает свободный коврик и растягивается на полу, раскинув руки и ноги. Это самая идиотская поза в йоге из всех. Вистан ненавидит ее, потому что полное расслабление тела — сигнал ко сну. Сколько раз он засыпал на йоге… Но сейчас это вряд ли произойдет, потому что Олларик совсем рядом. Вистан выжидает еще несколько секунд, затем закрывает глаза.

— Спасибо, что пришел Вистан. Я ждал тебя, — проговорил Олларик. Он продолжал лежать на своем коврике и разговаривать, — Я чувствую бурю и сопротивление в тебе. Отпусти это. В медитации нет места агрессии.

Вистан мысленно поднес дуло пистолета к виску и застрелился… Бесит! Олларик всегда старается жить в гармонии, несмотря ни на что. И вместо того, чтобы расслабиться, Вистан начинает напрягаться еще больше. Олларик все чувствует. Правитель поднимается, садится в позу лотоса около Вистана и оголяет его шею. Там красуется внушительная царапина, которую Юки оставила несколько часов назад. Олларик осматривает рану, затем закрывает ее обратно повязкой и кладет руку на лоб своему солдату. Это просто способ повлиять на него, ничего больше. Ладонь просто лежит на голове, а Вистану кажется, будто она сдавливает его мозг.

— Сопротивление идет из подсознания. Я вижу, как ты борешься за свою честь. И я уверен, что Юки не сломит тебя, — проговорил Олларик. Его пальцы переместились к вискам солдата, который по-прежнему терпеливо лежал, сдерживаясь от колкостей в адрес правителя, — Я поселил ее по соседству с тобой неспроста. Юки особенная новенькая, которая не поддается влиянию сыворотки. Я не могу избавить ее от прошлого, поэтому поручаю это тебе.

— Как я это сделаю? Вы же сказали, сыворотка не действует. Единственный способ заставить человека забыть прошлое — голову ему отбить. Этого я делать не собираюсь, — не понимал Вистан.

— Ты станешь наставником для Юки, будешь направлять ее энергию по назначению. Знаю, она доставляет тебе неудобства. Но только ты сможешь совладать с ее нравом.

Вистан попытался понять, чего хочет от него Олларик. Он открыл глаза и посмотрел на него.

— Вы хотите, чтобы я контролировал каждый ее шаг? А в случае любого отклонения от режима, докладывал Вам? Этого Вы хотите, Олларик? — нахмурился Вистан.

— Именно так, Вистан. Иначе мне придется отправить Юки в ссылку. Думаю, любой из солдат не пожелает подобного исхода никому, — объяснил Олларик, а затем добавил, — В качестве поощрения и поддержания твоего внутреннего тонуса, я допущу тебя на кухню Солдера.

— Вы серьезно? Я правда смогу увидеть это?

— Я всегда поощряю заинтересованность солдат в той или иной сфере. И знаю, что тебе это нравится.

Олларик убрал руки со лба Вистана и снова вернулся в позу трупа. Это означало, что разговор окончен. Вистан поднялся на ноги и, не торопясь, вышел из кабинета. В его голове мелькало много мыслей и идей. И что он скажет Юки? Правду? Правду о том, что его приставили к ней в качестве няньки?! Соврать он не сможет: все ниндзя очень плохо лгут. Вистан в их числе. И он не придумал ничего лучше, чем…

…Вистан зашел в бокс и грозно уставился на девушку, сидящую на кровати. Она обрадовалась его приходу. Однако его лицо таких же положительных чувств не выражало.

— Что он сказал? Что? — торопливо спросила Юки.

— Я должен убить тебя, — чуть ли не голосом робота произнес Вистан и направился к своей цели.

— Нет! Не нужно! Солдат, остановись! Боже мой… я даже не знаю, как тебя зовут… хорошо, ниндзя, давай поговорим!

Но Вистан неумолимо приближался к девушке. Юки не убегала. Она сжалась в комок на кровати, будто хотела от него так спрятаться. Юки сильно зажмурила глаза, ожидая своей участи. Она сидела и тряслась от страха, а конец все не наступал. Время продолжало тянуться. Юки осторожно приоткрыла глаза. На ее кровати сидел Вистан и улыбался. Это было видно по его глазам.

— Ты так быстро сдалась… — усмехнулся он.

— У меня выбор небольшой, знаешь ли. Либо ты убьешь меня, либо это сделает Олларик каким-нибудь своим извращенным способом! — пожала плечами Юки.

Она все еще продолжала сидеть в напряжении, не смея приближаться к солдату. Тогда Вистан протянул ей руку. Юки удивленно уставилась на его ладонь. Он хочет, чтобы она сама шагнула навстречу своей смерти?! Или он вытворит что-то еще?! Юки медлила, а Вистан терпеливо держал перед ней ладонь. Вскоре Юки это надоело, и она на свой риск вложила в его руку свою. Вистан резко пододвинул девушку к себе так, что она оказалась сидящей рядом с ним впритирку. Его лицо было очень серьезным теперь, и он настойчиво смотрел только в ее глаза. Юки не отрывалась от его взгляда.

— С этого момента я должен знать, что ты не предашь меня! Олларик просил присматривать за тобой, значит, видит в тебе некую угрозу. Все, что угрожает Олларику, мне автоматически нравится. Обещай мне, что не станешь убегать. Сейчас это бесполезно. Олларик должен свыкнуться с мыслью, что ты — обычный рядовой солдат.

— Обещаю, солдат, — уверенно проговорила Юки.

— Вистан, — наконец-то представился он.

— Что ж, Вистан, раз уж мы теперь повязаны клятвой, я тоже хочу быть уверена, что ты честен, а не пытаешься манипулировать мной по приказу Олларика.

— Что тебе нужно?

— Роторная тату-машинка. Видела в процедурной. Олларик набивает ею штрих-коды. Но в запасе еще около десяти таких машинок. Хочу взять во временное пользование одну, — на полном серьезе заявила Юки.

Вистан покачал головой в знак того, что Юки действительно ведет себя, как сумасшедшая. По сути, она предлагает стащить оборудование для тату из процедурной. Может, Олларик и не сразу заметит, но ничем хорошим это не закончится.

С другой стороны, Юки права. Он должен доказать подлинность своих слов. Если он убедит ее в том, что она может ему доверять, это даст ему преимущество. Юки будет под его контролем. Но не тем, что нужен Олларику. Вистан сможет однажды сбежать вместе с Юки. Вдвоем это будет сделать проще. Тем более, у этой девушки есть прошлое. Она знает, куда бежать. Именно над этим размышлял Вистан. Собравшись с мыслями, он снова посмотрел на Юки.

— Будет тебе тату-машинка, — спокойно проговорил Вистан.

— Ты — чудо! Спасибо! — обрадовалась Юки и крепко обняла руками его торс.

Но Вистан воспринял это как угрозу и резко вывернулся из ее захвата. Он одним движением отпрянул от Юки, а девушка перекувыркнулась через себя и упала с кровати. Вистан встал в стойку, готовясь к нападению. Юки обескуражено сидела на полу, шокировано уставившись на солдата.

— Ты чего? — только и смогла выговорить она.

— Зачем нападаешь? Мы же договорились! — не понимал Вистан.

— Я? Я только хотела… — и Юки поняла, что объяснить просто так не получится. В Солдере нет привычных отношений между женским и мужским полами. Это нормальная реакция солдата на обнимашки, — Стой спокойно. Я не нападаю. Я только хочу кое-что показать. Закрой глаза.

— Показать? И как же я увижу с закрытыми глазами?!

Юки улыбнулась. Она поднялась с пола и потихоньку начала приближаться к Вистану. Солдат еле заставил себя выйти из стойки, но по-прежнему сжимал кулаки. Он позволил себе закрыть глаза, но все еще не понимал, что задумала Юки. А девушка медленно приблизилась к Вистану и положила свои руки на его спину. Она заключила его в объятия, нежные и крепкие. Вистан стоял, опустив руки.

— Обними меня тоже, — прошептала Юки.

Вистан потерял смысл идеи, но сделал то, о чем она просила. Ему было любопытно узнать, к чему это все. Его ладони также легли на ее спину. Это было еще более странно, чем выглядело изначально.

— Что чувствуешь? — подняла на него взгляд Юки.

— Яблоко и корицу, — ответил Вистан, открыв глаза.

— Я не об этом… это мои духи. Я о внутренних ощущениях. Тебе нравится обнимать меня?

— Солдаты не обнимаются.

— Но ты и не солдат, Вистан. Тебе дозволено намного больше… — ее голос одновременно убаюкивал и заставлял напрягаться.

Наконец Юки освободила его тело из объятий и надела себе черную повязку на лицо. Она воодушевленно поправила свои волосы, вдела ноги в солдатские бутсы, завязала шнурки. Затем весело прошагала к двери и игриво повернулась к Вистану.

— 3:50, учитель, что у нас по уставу? — с улыбкой спросила она.

— У солдат — организация миссий, у нас — выполнение задания. Идем к кабинету Олларика. Он даст поручение, — ответил Вистан.

Вистан все еще с опаской поглядывал на Юки. Он видел в ней что-то, чего нет у других солдат-девушек. Она много смеется, говорит и может плакать. У нее живое лицо. Юки показывает все то, что чувствует. Солдаты не делают этого. Это основное различие. Но это еще не все. Вистан не так глуп: он знает кое-что про отношения. Вистан видел, как люди общаются друг с другом за пределами Солдера.

Мужчин и женщин можно увидеть вместе. Они ходят за руку и как раз-таки обнимаются… Этому должно быть определенное объяснение. А еще они создают детей. Если рассуждать механически, то все даже очень просто, а если добавить сюда странное поведение Юки, то смысл снова теряется. Именно в таком состоянии полного изумления Вистан отправился в коридор, улавливая сзади шаги Юки.


— ТАНЦЫ?! — вдвоем переспросили Вистан и Юки.

Они стояли рядом друг с другом и удивленно смотрели на Олларика. Дело в том, что многие солдаты получили серьезные миссии, опасные, где нужно воспользоваться всевозможными знаниями, продемонстрировать свой уровень физической подготовки… но для Вистана и Юки Олларик припас совсем другое задание, которое на первый взгляд казалось абсурдным.

— Да, латиноамериканский танец. Две недели на подготовку. Можете приступать, — подтвердил сказанное Олларик.

Вистану и Юки ничего другого не оставалось, как развернуться, выйти из кабинета и направиться в зал.

— Я думала, у ниндзя куда более серьезные задания! — шепотом проговорила Юки.

Вистан тут же перехватил ее ладонь и больно сжал, затем отпустил. Это означало только одно — «молчи». Юки вспомнила, что нельзя разговаривать в коридоре. Она раздраженно фыркнула. А Вистана ее нахмуренный взгляд почему-то забавлял. Еще никто настолько откровенно не противился системе.

Они вошли в зал и тут же увидели своего наставника по танцам. Он попросил их переобуться в специальную обувь. Вистан, едва завидев маленькие, но острые каблуки у девушки, молебно посмотрел на учителя. Она же все ноги ему отдавит! Но тот был непреклонен. В солдатских бутсах бального танца уж точно не станцевать. Вскоре Вистан стоял напротив Юки, наставник регулировал их расстояние.

— Так, начнем с простого. Руки в «лодочку», дистанцию чуть сократить. Сначала разберемся с шагами, затем постепенно сократим расстояние, — сказал учитель.

Вистан выставил ладони, и Юки приставила к ним свои руки. Наставник тут же ребром правой руки легонько стукнул по пояснице Вистана. Это означало, что следует прогнуться и держать прямую осанку. У Юки с этим дела обстоят отлично. Она — сама грациозность! Вистан раньше танцевал бальные танцы, но латиноамериканские впервые. Шаги и счет тоже отличались. Учитель то и дело бил рукой своих учеников то по локтям (поднять выше), то по ногам (не в той позиции). Чудом он добрался до разъяснения шагов. Чуть позже пара даже предприняла попытку двигаться.

— Ча-ча, раз, два, три… ча-ча… головы поднять — раз, два, три. Ча-ча, раз, два, три, — отбивал ладонями ритм наставник.

Все было проще простого, но танец выглядел так, будто пара слонов заскочили на голубой огонек. Юки путалась в ногах, Вистан то и дело терял ее ладони, которые соскальзывали с его рук. В общем, латина не клеилась. Наставник откровенно понимал, что за две недели с такими талантливыми ниндзя не управиться.

— Стоп! — громко хлопнул он и подошел к ученикам, — Нет слаженной работы, у вас здесь каждый за себя. Любой танец предполагает контакт, парные движения. Есть ведущий и ведомый. Вы должны чувствовать друг друга. Я понимаю, что для солдат — это сложно. Но именно для танца вам следует забыть о равнодушии. Просыпаемся! Работаем!

Он решительно взял левую ладонь Вистана и положил ее на спину Юки. А их правые ладони сложил вместе и заставил слегка вытянуть вперед. Так, их бедра стали еще ближе друг к другу.

Наставник оставил их одних на полчаса. Скоро он вернется, и они должны будут продемонстрировать свои успехи. Дверь в зал закрылась, и Вистан расцепил руки, присел на пол, чтобы отдохнуть. Эти танцы утомляют, а еще заставляют чувствовать себя идиотом. Юки осмотрелась, затем подошла к огромным зеркалам на стене и закинула ногу высоко на станок. Немного растянув связки, она сменила ногу.

— Отличная растяжка, — подметил Вистан.

— Спасибо, но это у меня от природы. Оборотни-кошки — гибкие, грациозные и осторожные. Именно поэтому мне тяжело даются ударные шаги в танце, — проговорила Юки, вернувшись на прежнее место и усевшись рядом с Вистаном.

— То есть от кошачьих ты взяла только острые когти и природные повадки?

— Нет, не только, — улыбнулась Юки, — Лучше расскажи, почему ты здесь, в этом зале танцуешь ча-ча-ча. Он что, не позволяет тебе выходить за пределы измерения?

— Я уже полгода не был в других измерениях. После крайней попытки сбежать, — усмехнулся Вистан и запрокинул голову к потолку, — Я выполнил свое задание: нужно было убрать одного чиновника, и после этого должен был вернуться в Солдер. Но вместо этого просто скрылся, избавившись от коммуникатора. Но… у Олларика всюду связи и свои люди. Меня нашли в течение суток и вернули сюда.

— Что за измерение было?

— Земля.

Юки замолчала. Вистан уронил взгляд в пол, вспоминая о своей неудачной попытке. Девушка прокатилась на коленях по полу к Вистану и подняла ладонями его лицо. Он был грустным и задумчивым. Почему-то ему в голову пришла мысль — погладить Юки за ухом. Он осторожно протянул руку к ее волосам, и его пальцы забрались внутрь розовых локонов. Юки прикрыла глаза от удовольствия. Она подавалась навстречу его руке, заливаясь тихим мурчанием. Вистан внимательно наблюдал за происходящим. Внезапно он почувствовал ее ладони на своих ногах. Она так забавно топталась ими, что Вистан практически забыл о своих прежних мыслях.

— Нам нужно танцевать, — не открывая глаз, промурлыкала Юки.

Вистан нехотя оторвался от девушки и поднялся на ноги, замер в позе для танца. Юки прильнула к нему. На этот раз они встали еще ближе друг к другу. Вистан улавливал ее дыхание, а Юки слышала четкий такт биения его сердца. Их глаза начали метаться по сторонам, не зная, куда бы посмотреть, лишь бы не опускать голову вниз.

— Смотри на меня. Я буду считать, — спокойно проговорил Вистан.

Юки повернулась к нему. И Вистан начал счет. Их еще неловкие и неуверенные движения не стали лучше. Но теперь они двигались в унисон, вместе. Вистан пронзал Юки своим взглядом и монотонно, тихо считал вслух. Юки забыла, как дышать. Она утонула в его голубых глазах, в его баритоне и в его руках. Девушке казался привлекательным даже этот длинный локон из его челки, спадавший на лицо. В нем было столько мужества, терпения и сдержанности. Сильный и непокорный. Именно таким видела его Юки. Она проглотила комок, застрявший от волнения у нее в горле. Внезапно ей показалось, что его рука на пояснице — самая важная рука, а его бедра — самые жесткие и теплые.

— Замечательно! Так-то лучше! Ча-ча, раз, два, три; ча-ча, раз, два, три, — наставник вошел в зал и сразу же включился в работу.

Это были долгие полтора часа, посвященные танцу. Но то было только начало. Вистану и Юки следовало научиться танцевать сложные комбинации и движения танца. И теперь Вистан понимал, что Олларик готовит их к миссии в дуэте. Очень странно, но, если это так, Вистан не упустит своего шанса вырваться за периметр Солдера хотя бы на одно мгновение.

4

Прошло уже около недели с тех пор, как Юки поселилась в комнате Вистана. Это было довольно сложное время. Девушка часто забывала о повязке, молчании в коридоре и постоянной дисциплине. За эту неделю Вистан и Юки побывали на занятиях по карате, стрельбе, силовых тренировках, обучались в классах, посетили несколько конференций, занимались йогой и, само собой разумеется, танцевали ча-ча-ча. Каждый день с 3:50 по 6:00 они вставали в пару и повторяли эти надоедливые шаги. А наставник все время подливал масла в огонь: заставлял заучивать все новые и новые комбинации. Их дуэт уже не выглядел бестолковым — шаги стали четче, тела более собранными, взгляд сосредоточенный. В общем, латина сдвинулась с места.

Все бы ничего, вот только Юки постоянно засыпала на ходу. Как известно, наибольшая активность у кошек ночью, а днем девушка еле таскала себя из комнаты в комнату. Она могла уснуть за завтраком или на учениях. Юки с удовольствием залипала за какой-нибудь книгой и мурлыкала во сне. А любая медитация заканчивалась всякий раз тихим посапыванием и приятной дремотой.

Вистан старательно контролировал ее режим, но даже он не мог полностью исправить положение. Он почти забыл, когда спал один. Юки любила устроиться рядом на его кровати, а Вистану нравилось гладить ее за ухом. Это был своеобразный ритуал, который повторялся изо дня в день. Почти традиция. Вистан был нисколько не против общества Юки. Она рассказывала ему о родном измерении оборотней, мечтала увидеться с сестрой. В ней билась ключом жизнь. И это заставляло Вистана двигаться дальше.

В один из таких дней Вистан возвращался в свой бокс. Время 6:40. Это тот интервал занятости, когда солдаты должны убираться в своих комнатах и приводить себя в порядок.

— Можешь радоваться, я принес ее! — воскликнул Вистан, едва зашел в комнату.

Но в ответ — тишина. Конечно, Юки уснула. И не как-нибудь, а во время переодевания. По всей видимости, девушка была в душе, затем собиралась одеться в форму, но дремота настигла ее. И теперь Юки лежала на кровати с полуодетой кофтой, один рукав наверху, и черными гольфами, натянутыми до колен. Штаны сползли на пол, так и не добравшись до ног хозяйки. Вистан усмехнулся, отставил роторную тату-машинку на стол и подошел к Юки. Он наклонился к ее уху и негромко сказал:

— Солдат Юки, почему спите? По уставу у нас уборка комнат.

Это было больше похоже на сарказм с долей шутки. Вистан так и не добился ответа. Он поднял штаны с пола и забросил их на кровать, затем спрятал тату-оборудование в шкаф. Олларик редко заходит в личные комнаты солдат, но лучше перестраховаться на этот счет. К слову, достать тату-машинку было совсем не сложно, ведь правитель не ставил камер наблюдения в процедурной. Да и доступ туда свободный. Поэтому Вистан только подгадал время, чтобы каждый житель Солдера был занят делом, и чтобы ни с кем не пересекаться в коридоре. Ниндзя были заняты уборкой, так что… все идеально. Вистан благополучно перенес прибор из процедурной в свою комнату.

— Мне показалось, кто-то назвал меня солдатом… — сонно промурлыкала Юки, потирая свои глаза.

— Скоро завтрак, одевайся, — все еще не оборачивался к ней Вистан.

— Ладно… — протянула Юки, — О, черт, я уснула пока одевалась… это просто невыносимо!

Девушка зевала, говорила медленно и сонно. Ей совсем не хватало отведенных часов для сна. Она продела руку в рукав кофты и уже собиралась приняться за штаны, как вдруг заметила взгляд Вистана. Он смотрел на ее отражение в зеркале и о чем-то думал. Юки тоже посмотрела в зеркало-дверцу шкафа, поймав взгляд Вистана. Пусть знает, что она наблюдает за ним.

— Я принес тебе тату-машинку, — пробормотал он.

Юки тут же вскочила, забыв про штаны. Она ринулась к шкафу, распахнула вторую дверцу и увидела на нижней полке роторную машинку для тату. Юки радостно подпрыгнула и крепко обхватила Вистана. К счастью, в этот раз он уже был готов к подобной реакции и отталкивать девушку не стал. Однако Юки быстро переключилась на оборудование. Она села на пол, достала машинку и принялась ее разглядывать. Так она убедилась, что с устройством все в порядке. Вистан в это время присел на стул и облокотился одной рукой о поверхность письменного стола. Юки, словно хищница, обернулась на него и также осторожно подошла. Она приспустила его повязку с лица и воротник кофты вниз, принялась крутиться вокруг него.

— Нет, — отрезал Вистан.

— Всего одну, пожалуйста, — умоляла Юки.

— Я только принес ее. Не надо забивать мое тело чернилами. Кстати говоря, на тебе я особо тоже не вижу татуировок, — высказался Вистан.

Юки пожала плечами и убрала свои руки от кожи Вистана. Она наконец-то добралась до своих штанов и надела их. Уже через минуту Юки и Вистан шли в столовую. Если не будет никаких форс-мажоров, то Вистан сегодня должен отправиться на кухню Солдера, как обещал ему Олларик. Это случится в 16:45, когда все солдаты будут читать литературу.

Вистан с нетерпением ждал этого момента. Ему хотелось оказаться в центре происходящего. Он хотел увидеть все: как люди готовят, что происходит с едой, почему она приобретает тот или иной вкус и цвет. Эта мысль занимала его разум весь завтрак. Он даже не заметил, как съел свою порцию овсяной каши. К счастью, Юки не мешала ему и не отвлекала. Она тоже была задумчивой, ну или сонной. Именно поэтому трапеза прошла спокойно.

Следующие четыре с половиной часа солдаты будут находиться на учениях. Здесь имелись свои классы, которые подразделялись в соответствии с длительностью пребывания ниндзя в Солдере. В основном, было три класса — младший, средний и старший. Но по усмотрению Олларика эти классы могли как объединяться, так и подразделяться еще на несколько дополнительных групп. Сегодня был общий урок, поэтому Вистан и Юки могли пойти вместе.

В комнате стояло бесчисленное количество парт, по центру располагались трибуна и наставник. Удивительно, но это занятие будет вести сам Олларик. Вистан напрягся. Правитель давно не преподавал учения. Видимо, будет серьезный и сложный материал.

Вистан уселся на третий ряд слева, там же разместилась и Юки. Она по-прежнему злилась на Олларика, но старательно игнорировала его взгляды. Она также сдерживалась от провокаций, вела себя, как настоящий солдат. Вскоре начался урок, и все ниндзя сразу зомбировано уставились на Олларика в предвкушении того, что же он расскажет.

— У нас сегодня интересная тема. Открывайте блокноты, будете записывать. Этот материал может пригодиться вам, где угодно, важно иметь при себе эти записи, — начал правитель.

Солдаты послушно открыли блокноты и поставили наготове ручки. Писать предстоит быстро и разборчиво. Олларик никогда не повторяется, полагая, что он стимулирует коим образом усидчивость солдат.

— Тема лекции — оборотни. Это будет обширный курс, на который отведено 4 учения. Сегодня разберем лишь 20 видов оборотней. Начнем с кошек… — проговорил Олларик.

Вистан вздрогнул. Что? Олларик хочет вести лекцию об оборотнях? Да еще первым видом выбрал именно семейство кошачьих?! Совпадение? Вряд ли. Вистан решил, что правитель делает это намерено. Юки сразу же оживилась, ее дремота исчезла в один миг. Девушка не собиралась записывать информацию в блокнот. Она свободно уселась за партой и скрестила руки на груди.

— Записываем. У кошки-оборотня в зависимости от разновидности в момент обращения могут появиться острые когти, хвост, уши, вибриссы, острые зубы. Кошки-оборотни способны хорошо видеть в темноте; могут прыгать в высоту, превышающую их рост в 5 раз; температура их тела — 38оС; в случае опасности развивают скорость до 48 км/ч; умеют фильтровать соль; много спят, особенно в дневное время суток, — диктовал Олларик. Он сделал небольшую паузу, затем продолжил, — О чем говорят повадки, если вы встретились с кошкой-оборотнем. Оборотень-кошка покусывает или царапает вас — это означает привязанность к вам; мурлыкание с прищуром — только для хозяина; топтание ладонями по телу — полное доверие; шипение — предвестник нападения; расширенные зрачки говорят о враждебном настрое. После того, как вы разобрались с положительным или отрицательным настроем оборотня по отношению к вам, следует действовать осторожно и внимательно. У кошек-оборотней есть слабости. Если зажать кожу на загривке, происходит парализация всего тела. Дело в том, что там находится целый пучок нервных окончаний.

Олларик немного прервался, уставившись в свой блокнот. Возможно, он хотел продолжить лекцию о другом виде оборотней. Вистан сидел и смотрел перед собой. Он снова и снова перечитывал написанное на своем листе. И в каждом пункте узнавал Юки. Когда они впервые встретились, она шипела на него, после чего произошло нападение. Размер ее зрачков он в тот момент не отслеживал.

Потом Вистан вспомнил, как Юки забавно топталась ладонями по его ногам… полное доверие? Она ему действительно доверяет? И еще — мурчание с прищуром, да она постоянно так делает… нет. Это немыслимо! Вистан посмотрел на Юки. Она вне себя от злости. Она тоже смотрит на Вистана. И он теперь отчетливо видит ее расширенные зрачки. Вот только этот взгляд не для него… Вистан не успевает перехватить Юки, и девушка в один прыжок оказывается около Олларика. Правитель отрывает глаза от своего блокнота и спокойно смотрит на девушку.

— Похвально! Как много ты знаешь о кошках! — шипела Юки, — Только я тебя не боюсь, Олларик. Ты — самовлюбленный, напыщенный индюк, который только и думает о себе!

Юки накинулась на Олларика. Правитель умело увернулся, затем пальцами схватил Юки за загривок, и девушка замерла.

— Юки разрешила продемонстрировать вам воочию, как происходит парализация при захвате. Так вот, кошки-оборотни в сознании и все чувствуют, но совсем не могут пошевелиться. Отличный способ для нейтрализации. Спасибо, Юки, — лишь в конце отпустил ее загривок Олларик.

Юки уже была на слезах. Она стояла перед Оллариком и ничего не могла сделать. Он унизил ее перед своими солдатами. Она не нашла ничего лучше, чем просто уйти. Выскочив из класса, Юки быстро шла по коридору. Лишь бы дойти до комнаты и… спрятаться? Это не спасет от позора и наказания.

Олларик это так не оставит. Во-первых, она напала на него, да еще во время урока. Во-вторых, самовольно ушла с занятий. Теперь еще Вистан узнал много нового. Каждый ее жест будет распознаваться, как любовь и признание к нему. И он воспользуется этим. Обязательно. Юки уверена, что Вистан тоже в случае чего будет браться за ее загривок, чтобы остановить. Попалась… вот и все. Юки дошла до комнаты и нырнула под одеяло. Она мысленно винила себя за то, кем являлась. Но природу не изменить, никак не исправить. Пройдет три часа, и Олларик придет за ней. Он убьет ее. Но все-таки он прав, кошки много спят, особенно днем. Юки не стала долго бороться со сном и тут же отключилась, едва ее голова коснулась подушки.

Она проснулась намного позже, чем предполагала. Юки только приоткрыла глаза и увидела Вистана, читающего свою любимую книгу о Шерлоке. Стоит предположить, что сейчас 16:45?! Нет, он же говорил, что отправится в это время на кухню. Йогу он тоже не мог пропустить… тогда, сколько же сейчас времени?

— 13:40, — проговорил Вистан, не отрываясь от книги. Он знал, что она проснулась и теперь захочет узнать о расписании.

— Почему ты не спишь? — Юки все еще не вылезала из-под своего одеяльного укрытия. Она вела себя осторожно и осмотрительно с Вистаном, — Ты же всегда ждешь время для сна, как и я.

Вистан тихо захлопнул книгу, отложил ее и поднял взгляд на Юки. Он сидел на своей кровати, облокотившись спиной о стену. В его глазах отражалось спокойствие и одновременно любопытство. Он искал ответы на свои вопросы.

— Что означает понятие «хозяин» для кошек-оборотней? — спросил он.

Юки знала, что его это заинтересует. Он хочет понимать, насколько сильно может повлиять на Юки. Девушка грустно улыбнулась, присела на кровати и укуталась в одеяло. Она не хотела, чтобы он узнал. Но отступать нет смысла. Сейчас она все расскажет, и Вистан узнает, как ею можно воспользоваться. Скрывать? Зачем? Он стал ее… хозяином. Она не в силах противостоять этому.

— Это особая связь. Я не уверена, что ты знаешь о любви, — начала Юки.

— Это всего лишь термин, дающий определение чувствам людей, — ответил Вистан.

— Пусть так. Но связь кошки-оборотня и ее хозяина сильнее любви. Это привязанность. Навсегда. Даже если хозяин отвернется от нее, предаст ее. Она всегда будет с ним. Потому что без него уже не сможет. Он приручил ее… и как бы я не сопротивлялась, это бесполезно. Я уже не смогу жить без тебя… — говорила Юки. Она была такой бледной и грустной. Все испорчено. Она раскрыла все карты, — Конечно, теперь ты знаешь, как остановить меня. Замечательно! Вперед! Хватай меня за шкирку! Великолепно! А еще можешь напоить меня валерьянкой. От нее у меня вообще крышу сносит! Но это нормально! Я же кошка-оборотень! Это природное…

Юки была взведена. Ее оскорбило поведение Олларика. Он поступил подло по отношению к ней. Она стала всеобщим посмешищем. Пусть солдаты не способны на издевки, но теперь они тоже все знают.

— Подойди ко мне, — произнес Вистан.

Его голос еще не приказывал, но был достаточно настойчивым. Он хотел, чтобы Юки послушалась. Девушка смотрела в его глаза и шла, придерживая одеяло, чтобы оно не упало с ее плеч. Она покорно села на его ноги. Вистан поднял ладонь и положил ее на щеку девушки, предпринимая попытку погладить ее кожу.

— Если ты и вправду навсегда со мной, то я могу тебе пообещать, что никогда не стану брать тебя за загривок и, уж тем более, поить валерьянкой. Мне достаточно того, что ты… моя.

Вистан и сам не понимал толком, что говорит. «Моя». Но Юки не его книга о приключениях Шерлока Холмса. Она — солдат. Кошка-оборотень. Девушка. Как она может быть его? Но Вистан чувствовал именно это слово, оно сюда подходит, как нельзя лучше. Оно вбирает в себя весь смысл того, что происходит. Ему не нравится слово «хозяин», это звучит неправильно по отношению к Юки. И девушка видит его тяжелые думы, понимает его внутреннюю неопределенность.

— Да, Вистан, я — твоя. Ничья больше, клянусь, — она будто бы хотела убедить его в сказанном, добавить больше уверенности в его слова.

После этого Юки придвинулась к его бедрам своими бедрами и обняла руками его шею. Она осторожно поцеловала его в губы, затем предусмотрительно немного отстранилась, чтобы проследить его реакцию. Вряд ли у него происходило что-то подобное раньше. Вистан тактично облизнул свою верхнюю губу и с непониманием посмотрел на Юки. Девушка улыбнулась. Было странно, что он еще ничего не знает. Она видела в нем огромный потенциал, который скрывался где-то внутри долгое время.

— Я продолжу, если ты этого захочешь, — промурлыкала Юки.

— У этого тоже есть подходящее название? — уточнил Вистан.

— Секс.

— Для зачатия?

— Для удовольствия.

— Думаю, что я не… — это был единственный раз, когда Вистан в чем-либо сомневался.

— Не думай, отключи голову, Вистан. Слушай, что я говорю, и все получится, — прервала его Юки.

Она снова оказалась рядом с его губами. Их глаза были совсем близко друг к другу, и они ни за что не хотели терять этот контакт. Взволнованное дыхание Юки и учащенный пульс Вистана слились воедино. Девушка поглаживала руками его торс, выжидая время. Затем она запустила ладони под его черную кофту и настойчиво провела ими вверх — от живота до грудной клетки. Вистану были непривычны эти прикосновения, но он по-прежнему внимательно смотрел на Юки.

— Хорошо, а теперь пусти меня в свой рот. Можешь меня обнять.

Юки прильнула губами к его рту и вскоре оказалась внутри. Она не спеша водила языком, то и дело убирая его и затем возвращая на прежнее место. Вистан изучал движения ее губ. То, как она покусывала его губы, облизывала языком и снова проникала им в самую глубь его рта. Его руки оказались на ее лице, затем медленно спустились на ее бедра. Скользнули под кофту. Теперь его пальцы бродили по ее голому телу. Очень скоро они добрались до ее груди, и тогда изо рта Юки вырвался стон. Что-то горячее прокатилось по всему телу. Она на секунду замерла без движения на его губах.

Вистан решительно повторил движения пальцами. Ему понравилось то, что он только что услышал и почувствовал. Ситуация повторилась. Удивленный Вистан отстранился от губ Юки. Она испуганно посмотрела на него, думая, что он хочет остановиться на этом. Но это было затишье перед бурей. Вистан резко стянул кофту с Юки и положил ладони на ее горячую, оголенную грудь. Он откровенно смотрел на ее наготу, осторожно и нежно поглаживая ее соски. Юки прикусила нижнюю губу, чтобы ее стоны не были такими громкими. Тут Вистан увидел под левой грудью Юки маленькую татуировку. Это была снежинка с мелким и четким геометрическим узором. Вистан осторожно потрогал изображение пальцами.

— Почему снежинка? — спросил он.

— Юки означает снег, — улыбнулась девушка.

— Сама сделала?

— Сестра.

Вистан с большим интересом рассматривал татуировку. Ему казалось это чем-то новым, особенным. Маленькая снежинка красиво смотрелась под пышной грудью девушки. Это было так эстетично и правильно…

Юки аккуратно выбралась из рук Вистана и сползла с кровати. Заодно она сняла его штаны. От слова — совсем. Вистан посмотрел вниз, пытаясь понять, что Юки задумала. Она положила ладонь поверх его плавок и кинула свой взгляд на Вистана.

— Я немного поиграю с ним, хорошо? Совсем чуть-чуть. Ты можешь остановить меня в любой момент, — проговорила Юки.

Девушка медленно освободила его член от плавок, спустив их как можно ниже. Едва она коснулась губами его оголенной кожи, как Вистан схватил ее за волосы, пытаясь тем самым остановить. Юки отвлеклась.

— Это должно быть приятно, Вистан, — сказала она.

— Я хочу видеть твое лицо. Смотри на меня, — хрипло произнес он.

Юки улыбнулась и оставила свой взгляд на Вистане. В этот момент она нежно облизнула его член. Вистан сильнее сжал ее волосы, но продолжил смотреть на девушку. Юки страстно заглотила его член в свой рот полностью, затем нежно выпустила его наружу. Она делала это медленно, улавливая каждое движение его плоти. Умело лаская Вистана, Юки заметила, как его ладонь сильнее надавливает на ее голову, когда она опускается вниз. Мысленно она усмехнулась. Он все чувствует, как и должен. Вистан будет отличным любовником. Эгоистичным, ненасытным и страстным. Уже в следующий раз он возьмет над ней власть. И это будет прекрасно. Она не ошиблась в нем. Вистан — тот, кто ей нужен. Ее хозяин. И ради него она готова на все.

Юки еще немного поигралась губами и языком с его членом. В какой-то момент она немного ускорилась и почувствовала сильное напряжение в его плоти. Она бы очень хотела довести его до оргазма. Вистану бы это точно понравилось. Но Юки все же больше хотела насладиться его телом. Девушка сняла штаны и отбросила их в сторону. Она села на колени на кровати и снова оказалась перед самым лицом Вистана. Он окинул ее взглядом с головы до ног и усмехнулся.

— Кажется, ты забыла кое-что, — сказал он, указывая на ее нижнее белье.

— И вовсе не забыла.

Юки провела рукой по своей груди и животу вниз и пальцами отодвинула ткань трусиков в сторону. В этот же момент она осторожно села на его член. Вистан впервые вздернулся и прикрыл глаза, сжав губы. Это было сильнее его. Те ощущения, что так внезапно пробудились в его теле. Все внутри напряглось от ее близости, ее нежности и мягкости. Вистан сжал ее бедра, лишь бы Юки не смела пошевельнуться. Он преодолел себя и открыл глаза.

— Ты такой сдержанный и… серьезный. Я еще такого не видела, — призналась Юки.

— А что ты видела?

— Многие мужчины переоценивают себя и свои способности, хотя их таланты таковыми не являются. Они так кричат и спешат… считают, что они — это лучшее, что может случиться с девушкой. Но на деле… так, ни о чем, — ответила Юки.

— Я многое не понимаю, — искренне и четко проговорил Вистан. Это не было оправданием. Скорее, он действительно признавал, что удивлен происходящему.

— И прекрасно держишься, — сказала Юки, — Ладно, теперь посмотрим, каков ты в конце…

Вистан не успел спросить, что Юки имела в виду. Она начала двигаться. Не быстро, но очень глубоко. Стенки ее влагалища крепко сжимали его плоть, Вистан чувствовал каждое ее движение. Это было самое удивительное и приятное из того, что когда-либо происходило с ним. Юки поднималась вверх и опускалась вниз. Идеально. Они снова слились в поцелуе, дерзком и страстном. Вистан продолжал держать девушку за бедра, но теперь будто управлял ей, заставляя двигаться быстрее. Внезапно он почувствовал, как что-то мягкое коснулось его руки. Он закончил поцелуй и заглянул Юки за спину. То, что он увидел, было почти невозможным. Из того места, где ранее у девушки располагался копчик, теперь виднелся кошачий пушистый хвостик белого цвета. Вистан так и замер. Он смотрел на него, почти не моргая, пытался задержать его в своей руке. Но Юки слишком ритмично двигалась, не давая поймать свой кошачий хвостик. Тогда Вистан в один миг обхватил талию Юки и поднял над собой. Девушка негодовала.

— Юки, я должен это увидеть, — воскликнул Вистан.

Он тут же перевернул ее к себе задом. Девушка нисколько не сопротивлялась его любопытству. Она довернулась так, чтобы быть ровно спиной к Вистану и, как ни в чем не бывало, снова насадилась на его член.

Вистан подался ей навстречу и немного потянул вниз за волосы. Юки выгнула спину еще сильнее. Теперь Вистан мог видеть ее хвост. Как он и предполагал, в трусиках проделан специальный вырез для хвоста. Иначе бы как он мог так внезапно и свободно появляться?! Вистан провел пальцем вдоль хвоста, наслаждаясь его нежностью и легкостью. Юки терпеливо ждала, когда он вдоволь наиграться с ее хвостом. Ей казалось, что напряжение в его плоти все сильнее, он слишком возбужден. Этому следует положить конец.

— Моя, — произнес Вистан и прижал спину Юки к своему торсу.

Его правая рука схватилась за ее грудь, а левая легла на бедро. Он заставил ее двигаться. И на этот раз так сильно, что девушка еле сдерживала стоны. Он крепко прижимал ее к себе. Его дыхание тоже участилось. Юки почувствовала, как он, сидя под ней, двигается навстречу. Потом руки Вистана резко насаживают ее глубоко вниз и больше не отпускают. Он утыкается лицом в ее затылок. Снова Вистан улавливает запах яблока и корицы. Пожалуй, этот аромат останется с ним навсегда. В памяти. Он ощутил, как его жидкость вырывается наружу там, внутри Юки, и растекается по влагалищу. Он закрывает глаза и чувствует, как все его тело пульсирует, дрожит и после начинает расслабляться. В этот момент все прошлое куда-то уходит, его энергия перевоплощается. И ему становится легче, свободнее, проще. Это то, чего не хватало ему на протяжении долгих лет. Если бы он знал раньше… точно бы послал медитацию к черту.

— Первый секс и уже свой фетиш. Любопытно, — промурлыкала Юки.

— Ты о чем?

— О моем хвосте. Кажется, он тебе дико понравился.

Юки аккуратно приподнимается над Вистаном и поправляет трусики обратно, чтобы добраться до душа. Она вот так легко уходит, оставляя Вистана размышлять о том, что только что здесь произошло.

5

В тот полдень Вистану и Юки так и не удалось поспать. Они кое-как, собравшись с силами, отправились на стрельбу. Снова, пробираясь по коридору, Вистан и Юки шли молча. Но что-то изменилось. Девушка шла рядом, и Вистан знал, что так будет всегда. Теперь он расценивал их связь по-другому. Из его головы никак не могли исчезнуть те картинки их близости. Того, что произошло буквально десять минут назад. Вистан хочет снова ощутить Юки совсем близко. Что уж говорить про саму Юки. Будь ее воля, она бы запрыгнула на Вистана и так обнимала бы его все время.

Но пришел момент разделиться. Началась тренировка по стрельбе. Здесь и новички, и те, кто уже давно обучается в Солдере. Даже несмотря на обширность зала, всем ниндзя мишеней не хватает. По команде наставника в шеренге остается всего три человека (а шеренг около 10). Они будут поочередно стрелять. Три попытки для каждого солдата. Первыми начинают новички, остальные ниндзя встают в планку и ждут своей очереди.

Итак, Юки встает в шеренгу, а Вистан — в планку. В этой позе ему предстоит простоять следующие полчаса. Олларик считает, что хороший стрелок продолжает отлично стрелять даже после усиленной нагрузки на руки. Снова очередная порция идиотских методик от правителя.

Вистан принял позу планки, а сам уставился на Юки. Попадет в цель? Да, она еще никому ничего не должна. Она лишь восьмой раз на стрельбе, и Вистан уже видел ее промахи.

Юки прицелилась в мишень, выждала пару секунд и пальнула из глока-17. Может быть, это и было красиво, но совсем не точно. Пуля просвистела мимо мишени. Вистан вздохнул и покачал головой. В этот момент он забыл о планке и ноющих мышцах. Наставник снова попытался объяснить Юки правила, на что она растерянно покивала головой. Не выйдет. Снова выстрел и… снова мимо. Юки начинает дико переживать и суетиться. Вистан понимает, что в стрельбе нет места эмоциям, а у Юки их здесь — целый спектр. Так ничего не получится! Он поднимается из планки на ноги и идет к девушке. Наставник не доволен, но предпочитает промолчать. А Вистан встал рядом с Юки. У нее осталась еще одна попытка.

— Ноги на ширине плеч, — Вистан поправляет руками ее бедра, чтобы помочь встать в правильную позу, — Корпус в пол-оборота. Так, хорошо. Теперь руки расслаблены. Обхватывай рукоятку и как следует прицелься.

Вистан берет правую руку Юки в свою и проделывает только что сказанное им движение. Он плотно стоит позади нее и может слышать ее взволнованное дыхание.

— Спусковой крючок должен ложиться посередине подушечки указательного пальца. Мушка должна совпадать с целью. Нажимай под прямым углом, в противном случае ствол уведет в сторону во время выстрела, — проговорил Вистан.

Он оставил Юки в этой позе с выставленным прямо в цель пистолетом в правой руке, а сам отошел в сторону. Он скрестил руки на груди и серьезно посмотрел на Юки. Девушка всем своим нутром мечтала попасть в цель. Она сделала два глубоких вдоха и выдоха, чтобы утихомирить свое прерывистое дыхание. Она теперь действительно понимала, как это работает и что должно произойти. Она прицелилась очень хорошо, поставив указательный палец на курке.

— Давай, детка, — сказал Вистан.

Юки спустила курок, и прозвучал звук выстрела. Вистан внимательно оглядел мишень. Верно, Юки попала в нее. Не в центр, но и не мимо. А это уже кое-что. Лицо Юки засияло и засветилось. Если бы можно было, она бы точно запрыгала на месте от восторга.

— Впечатляет, Вистан. Но попрошу вернуться в планку, — приказал наставник.

Вистан снова растянулся в позиции. Юки тоже заняла место на полу. Пока силовая тренировка. Железные мышцы Вистана позволяют ему длительное время пребывать без движения, оставаясь в одной позе. Зато Юки начало трясти уже спустя минуту. Ее тело непослушно умоляло прекратить. Но девушка упорно пыталась держать планку. Ее спина то поднималась, то опускалась, создавая огромную нагрузку на руки. Еще через три минуты девушка устало растянулась на полу. Ее руки и ноги расплылись в стороны, живот прикоснулся к твердому покрытию.

— Солдат Юки, вернитесь в стойку, — сказал наставник.

Не сказать, что он наблюдал исключительно за Юки. Но наставники всегда очень трепетно относятся к новичкам, контролируют каждое их движение. Юки раздраженно уставилась на ниндзя и вернулась в планку. Вистан мог лишь наблюдать, как тело Юки вновь и вновь подводит ее. Юки — сильная, но результат достигается длительными тренировками и упорством характера.

Вистан стоял в планке довольно долго, после чего подошла его очередь стрелять. Он поднялся и прошел к месту прицела. Сегодня мишени неподвижны, и это легко. Он занял правильную позицию, выставил правую руку с пистолетом на прицеле. Не прошло и секунды, как Вистан отправил три пули ровно в центр мишени. Затем он переложил пистолет в левую руку и выполнил еще три выстрела другой рукой. После этого отдал пистолет другому солдату и подошел к Юки. Она снова растянулась на полу, затем кое-как приподнялась. Ноги отказывались держать ее в вертикальном положении. Руки потряхивало от перенапряжения.

Время тренировки окончено, теперь солдаты должны заняться чтением литературы. Но у Вистана особенное задание — кухня. Он идет по коридору в комнату, чтобы взять с собой блокнот и ручку. Он хочет записать все то, что попадется ему на глаза. Юки тоже здесь. Она заходит в бокс за ним и прикрывает дверь. Проходит к кровати и пластом падает в нее. Без сомнений — она будет спать.

— А есть вообще что-то такое, что ты делаешь плохо? — поинтересовалась Юки, припоминая его идеальную стрельбу.

— Есть, но Олларик всеми силами пытается устранить все мои недостатки. Ему нужны идеальные солдаты.

— Зачем он меня держит здесь?! Мне не стать такой.

Вистан оглянулся на девушку и попытался оценить смысл ее слов. Она переживает, что не сможет стать ниндзя? Или хочет, чтобы он пожалел ее? Вистан задумчиво прошел к двери, засунув блокнот в карман. Перед уходом он понял, что обязан что-то ответить.

— Ты можешь быть только тем, чем хочешь быть сама. И я нисколько не хочу быть всего лишь солдатом, — произнес он, после чего скрылся за дверью.

Он шел навстречу новому. Еще никогда солдату не позволялось находиться на кухне. Но, к слову, ранее никто и не проявлял интереса к готовке. Все ниндзя покорно едят то, что им дают.

Перед Вистаном открылась дверь, и он ощутил огромное количество ароматов. Где-то на разделочной доске он чувствовал запах крови и мяса. Скорее всего, это для консервов или следующего приема пищи. Прямо перед ним на сковороде обжаривались мелко порезанные морковь и лук. А в глубине комнаты Вистан учуял аромат свежей зелени. Он наслаждено прикрыл глаза, чтобы увеличить возможности своего обоняния. Вкусовые рецепторы напряглись до предела. Каждая клеточка его тела в изнеможении желала только одного — ощутить это все на своем языке, смешать, опробовать всевозможные комбинации, сотворить необъяснимое…

— Солдат Вистан, твоя задача на сегодня — сварить рис. Приступить к выполнению! — заговорил мужчина в фартуке и колпаке.

И Вистан вернулся в реальность. Он прошел к одной из плиток и уставился на кастрюлю с водой. Порция получится большая, но этого хватит максимум на 40 человек. Именно поэтому здесь огромное количество плиток и конфорок. И много поваров. Они должны успеть к 17:40 приготовить комплексный ужин.

Вистан взял одну рисинку и зажал ее меж двух пальцев, поднеся поближе к глазам. Твердая, маленькая, не имеющая особого запаха. Но даже после варки рис получается сухим. На гарнир — отварная куриная грудка. В принципе, неплохо, но чего-то не хватает. Вистан послушно выполнял все указания повара. Действительно, ничего сложного, если знать верные пропорции воды и риса. Время варки не больше 25 минут, он успеет. Но понимает, что ему этого недостаточно. Нужен связующий компонент… То, что соединит курицу и рис. Что-то нежное и приятное на вкус.

Пока рис покорно варится в кастрюле, Вистан начинает исследовать кухню. Он ориентируется на запахи. Почему-то в его сознании возникают сливки. Да, они бы сочетались с рисом, но не одни. Немного соли, и на вкус соус не будет пресным. Что еще… разумеется, сливочное масло, растопленное сливочное масло… А что для вязкости? И Вистан замечает, как один из поваров пересыпает в миску что-то белое и мелкое. Вистан подходит ближе. Это мука.

— А что… вполне… возможно.

— Говори громче, здесь шумно, — не расслышал его повар.

— Мне нужно это, — указал на муку Вистан.

Повар удивленно насыпает небольшое количество муки в стакан и протягивает Вистану. Тот берет стакан и направляется к плите. Он достает сковородку и высыпает на нее муку. Странная затея, но, тем не менее, он продолжает. Наставник-мужчина и несколько поваров наблюдают за происходящим. Никому не нужно, чтобы Вистан спалил кухню.

Вистан поджаривает до золотистой корочки муку на сухой сковороде, затем добавляет сливочное масло, которое тут же начинает плавиться и смешивается с мукой. Естественно, Вистан помешивает полученную смесь лопаткой. Теперь немного сливок, немного соли и… зелени. Прокипятить, но при этом обязательно помешивать, иначе могут образоваться комочки. Соус должен быть однородным и густым. В это же время Вистан отслеживает варящийся рис. Он готов. Вистан выключает огонь. Соус тоже доходит, теперь его следует остудить. Повара продолжают наблюдать за ниндзя, то и дело переглядываясь между собой. Соуса получилось немного, примерно на 7—9 порций. Он кладет в тарелку рис, курицу и поливает сверху порцию соусом. Он должен это попробовать! Но первым вызывается повар-наставник. Он умещает на ложке понемногу каждого компонента из тарелки и медленно кладет содержимое в рот. Он пережевывает еду, задумчиво закатив глаза к потолку. Вистан внимательно наблюдает, гадая, получилось ли из его задумки что-то стоящее.

— Очень вкусно. У тебя талант, парень. Сливочный соус получился очень легким и нежным, — хвалит его повар.

Он позволяет Вистану сделать несколько порций со сливочным соусом. Сегодня новшество оценят наставники, Олларик, сам Вистан и, по его просьбе, Юки. Она тоже должна это попробовать! Вистан благодарит поваров за полученные навыки и знания и уходит из кухни. Похоже, он счастлив. У него получилось. Разумеется, это всего лишь соус. Ему хочется большего. Вистан мечтает научиться сочетать продукты и специи. Чтобы прием пищи был не просто способом утолить голод, а словно… тот взрыв, который он почувствовал, будто находится в раю. Если говорить проще, то это может иметь следующее название — вкусовой оргазм. Да, именно этого хочет добиться Вистан. С каждым днем он сможет готовить все лучше, привносить в блюда что-то свое. И это чудесно…

Вистан заходит в комнату, чтобы привести себя в порядок и затем отправиться на ужин. Ему не терпится рассказать обо всем Юки. Но девушки здесь нет. Странно. Вистан подходит к двери, ведущей в ванную комнату, и дергает ее. Открыто. Куда пропала Юки? Сейчас 17:20 — время для чтения. Вряд ли бы Юки пошла в библиотеку. Даже, если она хотела почитать, взяла бы его книгу. Это точно. Не стала бы она лишний раз выходить из комнаты. Вистан присел на кровать и уткнулся взглядом в пол. Он не может уйти без нее в столовую. Что-то случилось. И он должен выяснить, в чем дело.

Вистан смотрит на стол, на ее кровать. Ничего подозрительного. Но не заправленное одеяло говорит о том, что Юки спала. Уж не Олларик ли вынудил ее проснуться?!

Открывается дверь. В комнате появляется Юки. Она вся синяя. Ее трясет. Вот-вот отключится. Вистан быстро поднимается и идет к ней, хватается рукой за ее плечо. Юки очень холодная, губы синя-бледные. Вистан без лишних вопросов берет Юки за запястье и тащит за собой в душ. Он наскоро снимает с девушки всю одежду и включает сначала теплую и лишь через некоторое время горячую воду. Капли стремительно стекают по ее волосам, замерзшему лицу, скользят по голому дрожащему телу. Вистан смотрит на нее и ждет, что она скажет. Они опаздывают на ужин, нужно бы поспешить. В какой-то момент Вистан выключает воду и протягивает Юки полотенце.

— Сейчас принесу твою форму, она согреет. И почему ты в другой одежде?! — размышляет Вистан.

— Подожди, — еле шепчет Юки.

Вистан разворачивается. Юки всем телом прижимается к нему и трется головой об его шею. Вистану ничего не остается, как обнять ее и прижать к себе. И только здесь, в его руках, она чувствует себя лучше и спокойнее.

— Олларик решил, что лучшее наказание за мое сопротивление — это закаливание. Моя одежда не спасает от холода, как форма Солдера. Он поместил меня в морозильную камеру с температурой — минус 25о С. Да, для кошек это вполне приемлемая температура, но не на полчаса! — проговорила Юки, — Я стояла там и думала, что стану ледышкой. Олларик говорил об ежедневных процедурах. Полагаю, завтра это повторится.

Вистан ничего не сказал. Он просто принес Юки солдатскую форму. Когда девушка оделась, он усадил ее в кровать и закутал двумя одеялами. Он еле сдерживал свой гнев. В тот момент он мечтал застрелить Олларика, распять его, втоптать в землю. Что угодно. Вистан никак не мог понять, почему Олларик издевается над Юки? Он давно мог отправить ее в ссылку, и всем было бы легче. Но вместо этого он постоянно унижает Юки, заставляет злиться Вистана, и сам теперь числится не в списке святых. Что ему нужно?!

Вистан оставляет Юки в комнате, а сам идет в столовую. Ему необходимо поесть. Он встает в очередь среди остальных и ждет. На раздаче он видит одного из теперь уже знакомых ему поваров. Как и было оговорено, Вистан получает две порции риса с курицей и сливочным соусом. Он хотел было пройти за столик, но внезапно видит неподалеку Олларика. И замирает на месте. Вистан долго смотрит на правителя, мысленно осуждая его и проклиная. И уходит. Вистан просто разворачивается и уходит из столовой с подносом. Как ни в чем не бывало, он возвращается в комнату и ловит на себе шокированный взгляд Юки.

— Еда? Из столовой? С ума сошел? — истерично посмеивается она.

Вистан протягивает ей порцию и садится рядом. Он все еще молчит. С серьезным лицом Вистан начинает пробовать еду из своей тарелки. Невольно он подмечает, что соус идеально вписывается в это сочетание продуктов. Действительно вкусно.

— Ммм, это ты приготовил? — промурлыкала Юки.

— Только рис и соус, — ответил Вистан.

— Мне нравится, — протянула Юки, — Но все-таки ты зря нарушил правила. Олларик и тебя в морозилку засунет.

В этот же момент послышался вибро-сигнал. Это коммуникатор. Вистан был очень удивлен таковому. Это Олларик. От него сообщение. Такое случается не часто. Солдаты могут получать сообщения от правителя, если только находятся в другом измерении. Чаще это какие-нибудь приказы, указания, подсказки. Сами солдаты не могут отправлять сообщения. Вистан, еще не доставая коммуникатор, понял, что все кончено. Но все же решился прочитать послание. Он достал коммуникатор и посмотрел в экран. Усмехнулся, но ничего не сказал. Юки тут же выхватила коммуникатор из его руки и прочитала вслух.

— «Солдату Вистану явиться завтра в 3:45 в процедурный кабинет для очистки памяти»… Эй, ну это уже слишком! Подумаешь! Просто ушел с едой из столовой! И что из-за этого память стирать?! — начала было возражать Юки. Она посмотрела на Вистана. Странно, но он выглядел слишком спокойным, — Вистан, мы придумаем что-нибудь, слышишь?! Я не позволю очистить твой прекрасный мозг!

— Идем на тренировку, — сказал Вистан, будто не слышал ни единого ее слова.

Юки подчинилась. Ей не пришлось противостоять. Она только посмотрела в его глаза и поверила. Поверила всему, что он считает нужным. Вистан ни за что не хотел расставаться со своей памятью, но сейчас важно соблюдать режим. Нужно увидеть Олларика, чтобы выяснить, какую участь он приготовил для Юки.

Вистан и Юки снова шли в зал, указанный в сегодняшнем расписании. С этим помещением они знакомы очень хорошо. Каждое утро начиналось с этой комнаты. И Вистан понял, что сегодня с 18:10 по 20:00 будет хореография. Войдя в помещение, он заметил Олларика и других наставников, которые, словно судьи, сидели за столами. Учитель по хореографии горделиво стоял у зеркал. В зале было немного солдат. Тренировка по факультативам. Это значит, что здесь находятся те ниндзя, которые так или иначе связаны с танцами.

Пока наставник расставлял по местам пары и устранял все недочеты их позиций, Вистан и Юки автоматически придвинулись друг к другу и улыбнулись. После той близости между ними они больше не боялись друг друга и спокойно выдерживали тактильный контакт. Мало того, Вистан ужасно хотел станцевать с Юки. Заставить ее кружиться, поворачиваться и делать шаги, куда он захочет. Слышать стук ее каблуков.

— Танцуй со мной, как в последний раз, — попросил Вистан.

Юки кивнула. Он хочет, чтобы в этот раз все было по максимуму. Только четкие шаги, комбинации и программа уровня «С» класса. Разумеется, это очень сложно, но выбора у нее нет. Вистан поведет ее, он будет управлять ей. Будет горячо.

В зале заиграла музыка. В голове Вистана послышался счет: ча-ча, раз, два, три; ча-ча, раз, два, три. Он, словно хищник, взглянул на Юки, предвкушая изящные движения ее тела. И как только они были готовы, Вистан начал танцевать. Рука в руке, точеные шаги и разворот. Ранэвэй шассе, и Юки падает спиной вперед на руки Вистана, резко выбрасывает вверх свою прямую, натянутую до предела ногу. Затем также быстро опускает ее, и они в паре проходят закрытый хип твист. Юки кокетливо виляет бедрами, поочередно сгибая ноги в коленях, на что Вистан все сильнее закручивает ее силой своих рук. В какой-то момент они расходятся и танцуют на дистанции тайм стэп шассе, свивлы и затем непрерывный хип твист по кругу.

Все это время Вистан напряжен. Каждый мускул его тела, каждая мышца его связок задействована в танце. Их движения едины, синхронны, они танцуют в унисон. В такт друг другу. Это не только четко прослеживается внешне, но и ощущается изнутри. Вистан отлично чувствует Юки и знает, в какой миг она послушно выполнит поворот. А Юки полностью отдалась Вистану. Он — ее партнер, которому необходимо безоговорочно доверять. Это нужно, чтобы танцевать слажено и страстно.

В конце танца Юки уверенно запрыгивает на бедра Вистана, и они замирают на секунду в стойке. Он аккуратно ставит Юки на пол, и девушка кружится в сторону «судей». Конечной точкой всего этого становятся поклоны. Это тоже важно для бальных танцев. По крайней мере, так говорил наставник. Вистан и Юки, оттанцевав свою программу, теперь стояли посреди зала вместе с другими ниндзя. Между прочим, все пары танцевали на высшем уровне. Вистан изредка посматривал краем глаза, что происходило. А происходило следующее: неделя для изучения латиноамериканского танца давалась не только Вистану и Юки. Это своего рода соревнование, в котором будет выбран победитель.

Все пары стояли на местах, не смея пошевелиться, в то время как Олларик вместе с наставником по хореографии расхаживал по залу. Вистан и Юки смотрели друг другу в глаза, восполняя воздухом свои легкие. Ча-ча-ча — это тот танец, после которого требуется время, чтобы восстановить дыхание. Вистан уже не обращал внимание на обстановку, он мечтал вернуться в комнату и остаться с Юки наедине. Уж очень заманчиво Юки крутила бедрами и задирала ноги в танце…

— Вистан и Юки, жду в моем кабинете через десять минут, — проговорил Олларик и удалился из зала.

Они переглянулись, одновременно пожали плечами и двинулись к выходу.


— Примите мои поздравления! — умиротворенно сказал Олларик, встретив в своем кабинете Вистана и Юки. Он сидел за столом и писал что-то на листе. Олларик не спешил продолжать свою мысль, поэтому его солдаты стояли и не знали, как реагировать на эту фразу. Правитель позже отложил ручку в сторону, оторвал взгляд от листа и внимательно посмотрел на своих подчиненных, — Ваш танец был самым лучшим. Уже через неделю вы отправитесь на задание.

— Но как же Ваше сообщение? — удивился Вистан. Вряд ли после очистки памяти он будет помнить что-либо о ча-ча-ча.

— Это была провокация, Вистан. Ведь даже негативная энергия может быть перенаправлена в дело. Не поэтому ли ты так станцевал?! — ответил Олларик, — Но, чтобы взять эту миссию, вы должны вести себя сдержанно, соблюдать правила и подчиняться уставу.

Вистан посмотрел на Юки и прищурил глаза. Она сделала тоже самое. Обещают ли они вести себя, как подобает рядовым солдатам Солдера?! Юки улыбнулась, и Вистан перевел взгляд на Олларика.

— Я беру на себя ответственность за ее достойное поведение. Даю слово, мы будем вести себя тихо и неприметно, — проговорил Вистан.

Олларик как-то сомнительно покосился на Юки, но не стал комментировать свои мысли. Он прекрасно понимал, что многое зависит от Вистана. Он властен над Юки, и это не изменить.

6

Если учитывать, что все комнаты солдат звукоизолированы, то можно утверждать, что Вистан и Юки всю следующую неделю вели себя тихо и неприметно. Они строго по расписанию посещали всевозможные тренировки и мероприятия. Вистан куда более уверено стал водить тот самый «форд» и гораздо чаще начал появляться на кухне. Теперь он сочетал готовку, химию, и немного растениеводство. Приправы его личного изобретения всегда как нельзя лучше подходили к блюдам Солдера. Диапазон тестирования также расширен: то, что готовил Вистан, теперь выдавалось всем солдатам в столовой. Было не ясно, как они на это отреагировали по их каменным лицам, но понятно одно: в глубине души они были удивлены резкими переменами.

Что касалось Юки, она неохотно подчинялась режиму. За неделю ей удалось немного подтянуть свое карате, знания по дисциплинам, а также она всерьез увлеклась воздушной гимнастикой на полотнах. Юки с радостью бежала на эти тренировки, мгновенно забывая про сон. Стрельба. Тоже давалась куда удачнее, чем до этого, однако планка до сих пор была не самым приятным положением. Разумеется, и Вистан, и Юки продолжали танцевать ча-ча-ча. И у них больше не было ошибок. Они устранили все недочеты, добавили в танец еще более сложные комбинации. Такая слаженность и четкость предвещала им безоговорочную победу в любом конкурсе любого уровня.

Все бы хорошо, если оставить дверь их комнаты закрытой и не говорить о том, что происходило за ней… А за ней творилось нечто… В их боксе теперь часто пахло сексом, чернилами и по-прежнему корицей и яблоком.

Вистан хотел Юки всегда, как и она его. И с каждым днем это влечение становилось только сильнее. На тренировках Вистан мог спокойно смотреть на то, как Юки занимается йогой или крутится в полотнах под потолком, или дерзко вытягивает руку с пистолетом и стреляет. Но… снова и снова представлял, как это будет выглядеть в постели. С Юки он перепробовал многочисленные позы из йоги. Они могли встретиться в ванной во время душа, за письменным столом, на полу, а их совместное провождение в кровати стало обычным делом.

Вистану нравилось, как Юки довольно мурлычет, крутит своим белым хвостиком и стонет. Несмотря на то, что прошло не так много времени, он научился доводить ее до крайностей, управлять ее телом, играть с ней. При этом он ни разу не отступился от своего обещания: Вистан не использовал слабости кошки-оборотня. Не брал ее за загривок, не поил валерьянкой. Не пользовался своим «хозяйским» положением. Он просто был тем мужчиной, которого она любила.

Ко всему прочему, Вистан позволил Юки рисовать на своем теле. Это случалось, когда наступали ночные часы сна. Юки вела ночной образ жизни. И как Вистан засыпал, девушка начинала расписывать его тело, покрывая чернилами все больше и больше. Татуировки начинались на плечах и пока заканчивались на локтях. То были птицы, числа, комиксы и другие рисунки. Последнее творение Юки — большой орел на груди Вистана с расправленными крыльями и выставленными вперед когтями. Ей это доставляло большую радость. А Вистан каждый раз удивлялся ее таланту.

В общем, они сблизились настолько, будто были знакомы всегда. Юки зависела от Вистана, а Вистан зависел от Юки. Юки научила Вистана смеяться, чувствовать, любить (у него это получалось по-своему). Вистан же, в свою очередь, сделал из Юки бойца. Еще не идеального, где-то чересчур осторожного, но, в целом, пригодного для войны и обороны. Если по-простому: Юки может быть ласковой кошечкой, а если нужно, то яйца врагу оторвет и в зад их еще запихает.


Сегодня счет шел на часы. Последний день их выдержанного контроля. Сегодня Олларик должен отправить их на задание. Остались какие-то полтора часа. Вистан сидел на кровати и дочитывал последние страницы своей любимой книги. Однако сейчас 2 часа ночи, и это время для медитации. Но Вистан слишком взволнован, чтобы лежать трупом на полу. Юки тоже не спала. Она старательно жужжала роторной тату-машинкой над плечом Вистана, вбивая новые чернила в его кожу. Вистан почти не замечал этого, он был слишком увлечен и задумчив.

Вскоре Юки, доделав последние штрихи, закончила с татуировкой. Она положила свои ладони на напряженные плечи Вистана. Он, словно гора, такой же твердый и несокрушимый.

— Тебе нужно расслабиться, Вистан. Волнуешься? — произнесла Юки.

— Я очень давно не выходил на свободу…

Юки понимала, о чем говорит Вистан. Он жаждет увидеть что-то новое. То, чего нет в Солдере. Определенно, голубое небо и яркое солнце вписывались сюда, как нельзя лучше.

Юки терлась своим телом об его спину и медленно переместилась на пол. Дальше произошло то, о чем Вистан уже догадался. Юки обнажила его член и начала нежно его посасывать, в то время как Вистан продолжил чтение книги. Это была своего рода игра — «выведи Вистана из себя». Он так серьезен и увлечен чтением… Хотя его правая рука уже властно лежит на макушке Юки. А девушка изощряется всеми способами. Она ласково гладит ладоням по его ногам вверх, затем возвращает их вниз, немного припустив свои коготки. Его это возбуждает. Юки видит едва заметную ухмылку на его лице. Вот оно.

— Тебе уже лучше, — улыбается Юки.

— Я не потеряю самообладание, Юки, — его баритон приводит в экстаз. Он действительно научился сдерживаться, когда ему это необходимо.

Еще через пять минут Вистан дочитывает книгу. Он так старательно растягивал последние страницы всю неделю. И вот история подошла к концу. Вистан чувствует, что не насладился вдоволь чтением и хочет еще. Он убирает книгу и теперь смотрит на Юки, скользящую губами вниз-вверх по его плоти.

— Снежинка… — вздыхает он.

В один миг Вистан ловко хватает девушку, поднимает ее на кровать, и они ложатся вместе. Прижав Юки к себе спиной, он в два счета стаскивает ее одежду и загоняет свой член глубоко внутрь. Его рука нежно поглаживает ее за ухом. Юки мурлычет, трется попкой об его бедра. Вистан двигается медленно и не часто, все также прижимаясь к девушке сзади. Это не совсем секс. Они просто лежат в кровати, слившись воедино. Тоже своего рода медитация. И Вистану она по душе. Юки чувствует, что он по-прежнему задумчив.

— Убежать не получится в этот раз, верно? — спросила она.

— Это все равно, что самолично встать под расстрел. Нет, Юки. Лучше подумай, чем бы тебе хотелось заняться в другом измерении, — водил пальцем по ее губам Вистан.

— Выкурить сигарету.

— И все? — удивился Вистан.

— Ты имеешь об этом хоть какое-то представление? — задала встречный вопрос Юки.

— Видел пару раз, как люди выпускают изо рта едкий дым.

— Вот когда попробуешь, тогда и поговорим об этом.

Молчание. Слова Юки не были резкими, просто Вистан слишком много думает. Юки почувствовала его руку на своей груди. Он инстинктивно начал ласкать ее соски. Девушка взвыла, выгнувшись всем телом. Скорее всего, Вистан даже не заметил этого. Он действительно погрузился в свои мысли.

— А чего хочешь ты? — извиваясь в его руках, кое-как проговорила Юки.

Внезапно Вистан вышел из нее, перевернув девушку на спину. Теперь его ладонь опустилась вниз живота, его пальцы пытливо подразнивали ее клитор.

— Я хочу обязательно зайти в какой-нибудь ресторан, чтобы попробовать другую еду, ощутить ее вкус. И еще в книжный, взять пару изданий. Следующая книга из цикла — «Записки о Шерлоке Холмсе». Думаю, будет не хуже, чем эта часть. Было бы интересно побродить по улицам измерения, посмотреть фильм. Да черт с ним, можно даже потанцевать этот гребанный ча-ча-ча… — не договорил Вистан.

Внезапно Юки залилась громким стоном и выгнула спину, как струнка. И только теперь Вистан кинул на нее взгляд. Он совсем не заметил, как своим пальцами довел ее до оргазма. Юки, пребывая на седьмом небе от наслаждения, случайно царапнула руку Вистана. Она тяжело и горячо дышала, но теперь виновато смотрела на свежую рану. Юки метнулась было к царапине, желая ее исцелить своим языком с хистатином. Но Вистан перехватил ее попытку.

— Снежинка, оставь это. Мне не больно.

Ему нравилось называть ее снежинкой. В этом было что-то по-своему великолепное. Первый снег. Именно так он называл то ощущение, с которым столкнулся в их первую близость. Вистан не был романтиком, точнее, не представлял себе, как это. Но понятия «первый снег» и «снежинка» запали в его душу. Он вообще был не равнодушен к терминологии. Всему есть свое название и пояснение. Даже тому, что он собирается сделать сейчас. Он возвысился над телом Юки и как следует ее трахнул, прежде чем пойти в душ.


3:40. Вистан и Юки стояли у кабинета Олларика и ждали своей очереди. Сегодня они получат свою миссию, и это очень волнительно. Вистан выполнял задания раньше, но в одиночку. Теперь Олларик всегда будет его ставить вместе с Юки. Их особая связь не позволит им работать порознь. Без Вистана Юки не подчинится. Хотя ее легко можно шантажировать. А что Вистан? Он чувствует свою ответственность за Юки.

Проходит еще полчаса, прежде чем Вистан и Юки оказываются в кабинете. Они идут и садятся за стол. У них немного времени. Олларик расхаживает по кабинету, сцепив руки за спиной. Волнуется ли он о том, что эти двое могут предпринять попытку и сбежать?

— Вот и настал день вашей миссии. Измерение — Земля, город — Красногорск, здание — Крокус Экспо. Об ориентировках не беспокойтесь, как только вы переместитесь, вас встретит мой человек. Он будет с вами «от» и «до», — начал Олларик.

— Он знает, кто мы? — догадался Вистан.

— Он проработал долгое время на Земле, чтобы вписаться в коллектив для проведения этой операции. Итак, основная задача — выиграть соревнования по латине, получить доступ на закрытое мероприятие, изъять экземпляр особой книги и доставить ее в Солдер.

Олларик тут же вывел на интерактивную доску изображение той самой особой книги, чтобы солдаты имели представление о ее внешних характеристиках. Эта книга не содержала записей и названий на обложке, только серебряные узоры и красный камень по центру. Еще в глаза бросался внушительный размер томика. Вистан внимательно рассмотрел артефакт, пытаясь вообразить себе, зачем это потребовалось правителю. Танцы — это только прикрытие, способ попасть в нужное место. Только и всего… И как Олларик избегает очевидного термина «выкрасть». Изъять? То есть два солдата отправятся на Землю и под руководством, скорее всего, такого же ниндзя попытаются изъять книгу? Нет, это называется «стащить». Никто не заподозрит обычных танцоров. Так что в задумке есть смысл.

— Вам будет предоставлено 3 комплекта одежды, деньги, документы. Постарайтесь выполнить работу чисто и слажено, без лишнего шума, — продолжил Олларик.

Без лишнего шума. Это значит другими словами: «Постарайтесь не использовать оружие». Олларик дал все необходимые координаты того самого человека, который встретит их в Москве, а также указал головой на два небольших командировочных чемодана, где как раз-таки уместились одежда, деньги и документы.

Вистан без промедления схватил рукоятку своего чемодана и потянул его за собой вон из комнаты. Юки повторила за ним. Им пришлось выдержать невыносимое молчание в коридоре. Юки разрывало внутри от вопросов.

Вскоре они оказались в комнате с окнами-порталами. Юки была здесь однажды на лекции и теперь зачаровано смотрела в сторону окна-портала — измерения оборотней. Вистан старался не обращать на нее внимание, Юки не сбежит, он уверен в этом. Девушка еще немного потаращилась в окно, вздохнула и покорно подошла к Вистану. Друг за другом они прошли в портал. Это случилось достаточно быстро, и они очутились в Москве.

Время ранее — всего 4:30 утра. Однако в городе есть движение. Юки с любопытством крутила головой по сторонам, как и Вистан. Но он не столько разглядывал обстановку вокруг, сколько искал машину. Их здешний наставник должен приехать на автомобиле «Mercedes-Benz» с номером — Н 937 КУ.

— Он всегда дает так мало информации? — подумала Юки.

— Лишний раз старается не просвещать солдат в свои дела. Мы просто выполняем задания. Ничто другое нас не касается, — объяснил Вистан.

В городе конец сентября. Еще не холодно, но и теплым утро не назвать. Днем здесь будет комфортно, можно будет передвигаться по городу в легкой кофте. Наконец Вистан высмотрел ту самую машину. По-прежнему удерживая в правой руке чемодан, Вистан левой рукой обхватил Юки за талию, чтобы задать ей нужное направление. Они прошли к машине. Разумеется, здесь требуется знание русского языка для общения. Вистан знает. Чего нельзя сказать про Юки, она может уловить отдельные слова и фразы, на этом все. Видимо, для нее в этой миссии знание языка не так важно. Иначе бы Олларик сделал за две недели из Юки полиглота.

Вистан укладывает чемоданы в багажник, помогает разместиться в авто Юки, затем садится сам, заняв заднее сидение. Движок «мерса» тут же заводится, и машина трогается с места. Человек за рулем еще не обернулся ни разу. Вистан и Юки видят только его глаза, отражающиеся в зеркале. Он изредка поглядывает на своих пассажиров в зеркале в ответ, но большее предпочтение отдает дороге.

— С каких пор вам позволено носить яркие розовые волосы? — спрашивает он. И Вистан оглядывается на Юки, понимая, о чем говорит этот человек.

— Юки — новенькая, — отвечает Вистан по-русски.

— Поверить не могу! Олларик доверил сложную операцию новичкам!

— Можете не беспокоиться на мой счет, — проговорил Вистан.

Незнакомец замолчал. Машина встала на очередном перекрестке, послушно дожидаясь зеленого цвета светофора. Юки вопросительно взглянула на Вистана. Из их диалога она хорошо уловила лишь свое имя. Но Вистан покачал головой, показав, что ничего там не произошло. Позже этот человек обязательно уделит им время, а пока лучше не нарываться на грубость и следовать течению.

Водитель и пассажиры всю оставшуюся дорогу едут в тишине, лишь иногда одаривая друг друга взглядами. Вистан наблюдает за маршрутом, за человеком, который ведет машину. Он делает это осторожно, но уверено. Вистан представляет себя на его месте. У него бы тоже неплохо вышло.

Юки начинает накрывать дремота. Вот-вот ее глаза сомкнуться, и она мило засопит, утихомирив свое дыхание. Человек за рулем тоже это видит, и в его глазах читается удивление. Ну, кого еще на задании клонило в сон?! Но Вистан обожает, когда Юки ведет себя не по правилам, он позволяет девушке подремать. Их ждет напряженный день. Много работы.


— Это гостевой дом. Я забронировал для вас комнату. ровно в 9:00 начнутся соревнования. В 8:10 я заеду за вами. Советую не опаздывать! — произнес «ниндзя под прикрытием».

Вистан кивнул, аккуратно растолкал спящую Юки, и они вылезли из машины, прихватив с собой чемоданы из багажника.

Ниндзя прав, это гостевой дом, совсем не похоже на гостиницу. Скорее всего, это чье-то жилье, куда на короткое время пускают пожить туристов. Возможно, так дешевле. Вистан и Юки вошли внутрь. На пороге их встретила женщина. По ее дружелюбию и излишней открытости было ясно: она не знает, кто они такие. Вистану понравилась такая политика. Он вежливо перекинулся с женщиной общими фразами и попросился передохнуть в личной комнате.

— Прошу сюда, здесь ваша комната. Чуть позже я приготовлю завтрак, — произнесла хозяйка дома.

— Спасибо, — ответил Вистан.

Едва за женщиной закрылась дверь, как Юки устало повалилась на кровать и закрыла глаза. Она еще не спала и слышала каждый шорох. Вистан расстегнул свой чемодан и принялся разглядывать свои вещи. Олларик не обманул их. Три комплекта одежды: официальный строгий костюм, повседневная одежда в виде кожаной куртки, черной водолазки и джинсов, а также форма для танцев. Позже Вистан наткнулся на кошелек, где насчитал всего десять тысяч рублей. «Вот жадина!», — подумал Вистан. У Олларика есть деньги и много, но он предпочитает экономить. Иначе зачем было заселять солдат в какой-то всего лишь гостевой дом?! Вистан с интересом уставился на свои фальшивые персональные данные. Бирсак Ро́ман Владимирович. А что? Неплохо. Новое имя пришлось ему по душе. Он решил, что, если когда-то выберется из Солдера, его будут звать именно так. За этим именем стояло его будущее.

— Уже нужно собираться? — недовольно протянула Юки.

— Я разбужу тебя через час, — пообещал Вистан.

Юки расплылась в благодарной улыбке и только теперь всерьез погрузилась в сон. Вистан же решил подготовиться. Он переоделся в костюм для соревнований и направился в ванную комнату. У бальников и латинистов волосы на голове должны быть четко забраны гелем назад. У девушек волосы собираются в строгий пучок сзади, который также сильно залачен. Вистан часто залачивал свои волосы назад, особенно челку, локоны которой то и дело спадали на лоб. Но не сегодня. Он наложил столько геля, что ни один волосок не посмеет оказаться не на своем месте.

Вистан смотрел в зеркало. Ему нравилось то, что он видел. Белая рубашка, стойка воротника, подтяжки на его плечах, строгие черные брюки. На руках кое-где проглядывают татуировки, которые Юки набила несколько дней назад. Они почти зажили. Вистан расстегнул верхние пуговицы рубашки, чтобы рассмотреть орла на своей груди. Весьма внушительно. Это тоже теперь часть его. И теперь все иначе. Не сравнить с тем Вистаном, что был две недели назад.

К 6:30 Вистан уже был собран и готов к соревнованиям. Он ненавязчиво разбудил Юки, тихо произнеся ее имя. Девушка медленно приоткрыла глаза и уставилась на Вистана. Она с интересом разглядывала его наряд и невольно прикусила нижнюю губу, сдерживая свое игривое настроение.

— Тебе идет. Твое открытое строгое лицо. Эти четкие скулы. Рубашка эротично обтягивает твое тело. И… о, Боже, подтяжки, — Юки провела ладонями по его торсу, уделяя внимание каждому миллиметру его тела, — А это что? Крест?

Юки взяла пальцами серьгу, которая висела на его левом ухе. Крест. Вряд ли это аксессуар к танцевальному костюму.

— Всего лишь артефакт, который мне нравится. Скажем, мое личное воспоминание, — ответил Вистан.

— Ты тоже его стащил у кого-то, как и мое кольцо?

Точно! Он же стянул с ее пальца кольцо в тот момент, когда впервые увидел. Однако он тогда не знал, что Юки будет обо всем помнить. Он вызывающе посмотрел в ее глаза, стараясь выяснить, хочет ли она, чтобы он вернул украшение.

— Ты не можешь это контролировать, да? — спросила она.

— Снежинка, я — не вор. Мне нравится делать вещи своими. Но в Солдере негде разгуляться. Это мое… развлечение. Если тебя успокоит, то в других измерениях я ничего не крал, а покупал, — заявил Вистан.

— Похоже, и это Олларик заметил, раз выбрал тебя для миссии.

И Юки начала свои сборы. Она не обвиняла Вистана в краже. Девушка лишь удивилась, как хорошо Олларик следит за своими солдатами. Вряд ли кто-то из солдат также хорошо присваивает себе чужие вещи. Вистан сам научился этому. Он с легкостью сможет «изъять» особую книгу. Олларик действует чертовски продуманно. Юки в очередной раз взглянула на своего партнера и голодно облизнулась, затем все же скрылась в ванной.

7

Вот-вот начнутся соревнования. Для Юки это очень волнительно. Она, Вистан и их новый знакомый недавно миновали вход в крокус Экспо. Это огромное здание, включающее в себя различные сферы жизнедеятельности. Но для соревнований по латине им потребуется только зал. Наставник-ниндзя оказался не особо разговорчивым, как и все рядовые солдаты Олларика. Даже несмотря на то, что он достаточное время проживает на Земле среди обычных людей, он неизменно подчинялся уставу Солдера. Разумеется, на нем не было формы и черной повязки, но и без этого он умудрялся выглядеть незаметно. Обычное унылое, слегка вытянутое лицо, серые глаза, круглый подбородок и широкие брови. Тело худое, жилистое. Наверное, проводит достаточное количество часов за йогой и танцами. Как оказалось, наставник входит в число судей. Но Юки уверена, что он не станет им подыгрывать. Это должна быть честная победа.

Юки сидит в одной из комнат. Атмосфера здесь переполнена волнением, смятением и излишней суетой. Все вокруг носятся и кричат. Девушки поправляют макияж. Надевают платья и каблуки. Юки давно готова. На ней беленькое платье для латины с какой-то блестящей мишурой. Если резко крутануться, то платье повторяет движение. Волосы собраны в пучок и залиты лаком. Потребовалось немного времени, чтобы сделать макияж. Юки в этом профи, у нее уверенные и талантливые руки. Туфли на ногах не кажутся угрожающими. За две недели девушка научилась танцевать на них идеально. И все же Юки переживала. Слишком много пар-конкурентов. Они справятся?!

— Девочки, на выход! — заглянула женщина в комнату.

Разумеется, Юки не поняла ни слова, но увидела, как другие девушки выходят из комнаты. Сердце Юки подскочило вверх, затем резко опустилось вниз. Она еле поднялась со стула и прошла к двери. Они шли по чуть освещенному коридору в сторону зала. Внезапно кто-то перехватил Юки за талию и слегка притянул к себе. Девушка ощутила рядом аромат парфюма с древесными нотками, знакомый запах мужского тела и теплое дыхание. Она улыбнулась. Вот теперь намного лучше. С ним спокойнее.

Вскоре все пары оказались в зале. Это первая часть. После выступления будет отобрано некоторое количество пар для второй части конкурса. Затем состоится продолжение и выбор победителя. Наставник сидит среди судей. Там же еще десять человек.

— Юки? — тихо произнес Вистан.

— Все хорошо, правда, — кивнула она.

— Прекрасно. А то мне показалось, что ты нервничаешь, — заострил свой взгляд на девушке Вистан.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 580
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: