электронная
164
печатная A5
383
16+
20 либеральных мифов о России

Бесплатный фрагмент - 20 либеральных мифов о России

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-4009-2
электронная
от 164
печатная A5
от 383

Введение

Загадка России — много вопросов, нет ответов

Кто мы Богом избранный народ или Бога не было здесь?

Многоточие. 2002 год

Дорогой читатель! Наверняка, Вам ни раз приходилось слышать от людей самых разных профессий и социальных слоев разные мнения о России. Некоторые сильно дорожат и любят свою страну, свой народ, свою историю. Но, как говорит известная поговорка, переделанная на политкорректный лад, в семье не без человека с отличным и неаргументированным мнением. Всегда найдется тот, кто обвинит во всех проблемах правительство, президента и даже Родину. И вот, Вы уже слушаете пояснения оппонента, понимаете, что он говорит неправду или чепуху, но ответить не можете. Создается иллюзия, что собеседник прав, а Вы «сам дурак». Обрадую: мозг человека не всегда способен вовремя вытянуть нужную информацию, а при стрессовой ситуации, да еще и бурлящими эмоциями, сделать это получается далеко не каждому. И это вовсе не означает, что Вы не правы. Эта книга поможет Вам понять суть наиболее основных претензий оппозиции к власти, народу, президенту и России в целом. Эти претензии я назвал мифами, так как ничего общего с действительностью они не имеют.

Данная книга условно разделена на два раздела: теоретический и практический. В теоретический раздел входят первые шесть глав. Они описывают теорию, вопросы происхождения и заблуждения теорий. Практический же раздел направлен на развеивание основных мифов, касающихся политической, экономической, социальной и духовной сфер жизни российского общества. Книгу старался не затягивать, преподав Вам материал в наиболее лаконичной и понятной форме.


Приятного чтения!

Владимир Путин сам является либералом

Для начала предлагаю развеять миф, которым бы мне тыкали в лицо, в случае неупоминания его. Этот миф гласит о том, что Владимир Путин является либералом. И действительно, сам Путин неоднократно упоминал об этом. В интервью российским и зарубежным журналистам в Красной Поляне он подтвердил, что является «настоящим либералом и придерживается либеральных взглядов». Трудно поспорить со словами президента, но нам это и не нужно. Предлагаю посмотреть не на слова, а на действия Владимира Владимировича.


Но для начала стоит глубже разобраться в том, что такое либерализм в современном обществе. Изначально либерализм представлял из себя философское и общественно-политическое течение, провозглашающее непоколебимость прав и личных свобод человека. Сформировался он во многом под влиянием философов Дж. Локка, Ж. Руссо и экономиста А. Смита. Если первые два обосновывали социальный и общественно-политический концепт будущей идеологии либерализма (в социальном плане: права человека, государственное устройство), то Смит обосновывал либерализм экономический (неприкосновенность частной собственности, право на свободную торговлю, предпринимательство). Казалось бы, что две эти составляющие должны идти рука об руку, но, как показала практика, они могут быть оторваны. Как пример: политика, проводимая в Чили при правлении генерала Аугусто Пиночета. Его правительство взяло курс на переход к свободной рыночной экономике (вроде бы либерализм), но либеральным в полном смысле этого слова оно не было. Так, Аугусто Пиночет пришел к власти в Чили в результате военного мятежа 11 сентября 1973 года, свергнув законно избранного президента Сальвадора Альенде и правительство Народного единства. После путча развернулись широкомасштабные репрессии против социалистов. В настоящее время официальное число жертв режима Пиночета составляет 40 018 человек, 3 065 из которых были убиты или пропали без вести. Так либерал ли он в первоначальном понимании термина? Конечно же нет, но, согласитесь, спутать легко. Этот пример ярко отражает то, с какой простотой можно перепутать политические идеологии. В узком смысле назвать Пиночета можно приверженцем либерализма экономического, и то, весьма утилитарно.


Проблема дефиниции либерализма, описанная выше, была решена вводом понятий правого и левого либерализма. (Если честно, то я невероятно не люблю эту дихотомию, ровно, как и в принципе не признаю деление политических идеологий на «левые» и «правые», так как это создает путаницу, а достаточного основания под собой не имеет. Не ясно каким образом делить. По экономической системе — экономоцентрично. По повестке каждой идеологии — субъективно). Правый либерализм, он же «классический», экономоцентричная политическая идеология, ставящая целью — максимальное дерегулирование всех честных и свободных контрактов. Мир рыночных отношений в этой логике — это всегда наилучшее общество из тех, к которым можно стремиться. То бишь в данном печальном случае экономическая система для правых либералов — самоцель. И неважно, подходит ли рыночная экономика для государства в определенный момент в определенной конъюнктуре, рыночная экономика — то, к чему нужно стремиться. Левый либерализм — идея компромисса между «социальной справедливости» и свободой, по большей части левый либерализм не против экономической свободы, но ему нужно быть уверенным в том, что она не приведет к расслоению и недоступности каких-либо услуг для граждан. Сегодня левые либералы делают упор на защите прав меньшинств. Как пример такого правительства: администрация Барака Обамы или Джо Байдена. Также многие социал-демократические правительства принимают леволиберальный курс. Таким образом и правый, и левый либерализм — составные одной общей идеи либерализма. Но, так как его составные части сильно отличаются друг от друга, то говорить о либерализме как общем понятии весьма затруднительно. Потому в рассмотрении вопроса «является ли В. Путин либералом», мы будем примерять его практику к двум видам либерализма.

Начнем с кадровой политики Путина. Любой государственный служащий, директор, глава отдела кадров подбирает себе сотрудников исходя из нынешнего курса государства, фирмы или компании. Путин — не исключение. Правительственный экономический блок действительно представляет из себя собрание экономических либералов, яркий пример — Д. Медведев. Но что касается большей части министерств? Д. Рогозин, С. Шойгу, М. Фрадков, А. Бортников, В. Колокольцев, — их нельзя назвать ни либералами правыми (они имеют очень слабое отношение к экономике, если имеют вообще), ни либералами левыми. И это далеко не все ведомства, представленные никак не либерально настроенными государственными служащими. И еще про экономику: по разным оценкам доля гос. сектора в России составляет до 70%. Отнюдь не либеральная политика, даже с либеральным экономическим блоком.


Вы можете сказать, что Путин некий «особый либерал», который всячески стремится к достижению цели, поставленной ему идеологией. Цель правого (классического) либерализма — построение рыночной экономики. Важнейший показатель рынка– соотношение частной и государственной собственности в структуре экономики. Ранее я писал, что доля госсобственности в России составляет 70%. Эти данные очень контрастируют на фоне других. Так, например, по оценке МВФ, доля госсобственности составляет всего 33%. Весьма трудно объективно оценить структуру экономики по этому критерию. Но, судя по тому, что Путин всячески противодействует желанию откровенного либерала Медведева приватизировать все и вся, можно делать некоторые выводы. В любом случае, пренебрегая невозможностью объективной оценки доли госсобственности в российской экономике, даже если в ней преобладает частная собственность, это не делает Путина правым либералом, поскольку у них есть определенная цель — построение свободной рыночной экономики, когда у Путина множество разных целей, сводящихся к одной — созданию развитой, современной и великой России. А гипотетически свободная экономика для Путина — средство, не более.


С позиции так называемого левого либерализма все еще интереснее. Как мы помним, он включает в себя один важный для этой системы взглядов элемент — упор на защиту меньшинств. Сразу скажу, что под «защитой меньшинств» на Западе подразумевается их привилегирование, их приоритет над обычными людьми, масштабное муссирование в СМИ темы всяческих реальных и надуманных угнетений. Путин за подобной деятельностью замечен не был. Поэтому вряд ли он сторонник однополых браков и гендерного баланса кадровой политики корпораций в угоду профессиональных качеств.


На деле Путин является чистейшим прагматиком. Он ставит релевантные и своевременные цели для России, не сужая себя и свою политику идеологическими коридорами. В целях и средствах их достижений Путин может иметь и либеральную повестку, однако, как было сказано выше, это не делает его либералом, поскольку нет совпадений по целям.

Вы можете сказать мне, мол, Арсений. Ты рассмотрел либерализм, провел Президента через призму рассмотренного, но про кого написана книга? Каких либералов ты имеешь в виду? На это я отвечу в следующей главе — отдельном мифе.

Российская оппозиция — настоящие либералы

В предыдущей главе мы рассмотрели вопрос, касающийся дефиниции либерализма, а, соответственно, и либералов. Вот только не судьба применить определения, данные мною ранее, к российским либералам. Российский либерализм — это отдельная идеология, корни которой лежат глубоко в истории нашего Великого Отечества.


В середине XIX в. в России оформилось два направления, которые видели по-разному дальнейшее реформирование страны. Так, западники полагали, что Россия должна идти по «западному пути», копируя его действия. Они считали, что таким образом Россия будет развиваться и достигнет большего за счет чужого опыта (их сторонники: Чаадаев, Огарев, Тургенев, Герцен, Белинский). Славянофилы же считали иначе. Они постулировали особый путь для России с собственной формулой «Православие. Самодержавие. Народность.» (наиболее известные славянофилы: Хомяков, Тютчев, Даль, Аксаков Достоевский). Именно западников полноправно можно считать прародителями сегодняшних либералов.


Окончательно идея течения западничества оформилась с выходом «Философического письма» Чаадаева, за которое он был признан сумасшедшим лично императором Николаем I и целый год находился под домашним арестом, с обязательным посещением врача. Напомню, что Россия все же пошла путем западников. Что из этого вышло, Вы сами можете видеть: революция 1905 г., Февральская революция, Октябрьская революция. Та самая Россия пала… Предлагаю ознакомиться с некоторыми цитатами из работы западника Чаадаева:


«Мы стоим как бы вне времени, всемирное воспитание человеческого рода на нас не распространилось».


«Сначала дикое варварство, затем грубое суеверие, далее иноземное владычество, жестокое и унизительное, дух которого национальная власть впоследствии унаследовала, — вот печальная история нашей юности».


«Если мы хотим, подобно другим цивилизованным народам иметь свое лицо, необходимо как-то вновь повторить у себя воспитание человеческого рода».


«То, что у других народов является просто привычкой, инстинктом, то нам приходится вбивать в свои головы ударом молота. Наши воспоминания не идут далее вчерашнего дня; мы как бы чужие для самих себя».


Ничего и никого не напоминает? Крайне рекомендую ознакомиться с первым философическим письмом Чаадаева. Если кратко, то вот его суть: русские ничего не внесли в общечеловеческую культуру, ничего существенного не сказали, у России нет ни прошлого, ни будущего, ни настоящего. Настоящего нет, поскольку мы сами себя откололи от прогрессивного западного мира, приняли православие, а далее идет откровенное оскорбление русского народа.

П. Я. Чаадаев

По сути, автор преподносит русский народ как «неисторический», то есть вневременной. А так как вневременность — это свойство Бога, то сию характеристику можно оценить как положительную, но… Возможно, неучастие России в истории имеет некий скрытый смысл со своим определенным замыслом. В какой-нибудь критический для Европы момент Россия может включиться и установить «Царствие Божие на земле», но сделать она это сможет только и только при условии, если будет искать свой путь вместе с прогрессивной Западной Европой.


Дело в том, что мы никогда не шли вместе с другими народами, мы не принадлежим ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого. Всемирное воспитание человеческого рода на нас не распространилось.


Такие философские рассуждения по своей глубине, конечно, весьма чужды нашим современным российским либералам. Но посмотрите на схожести: «нужно идти вместе с Европой», «если мы не Запад и не Восток, то мы вне истории», «нужно распространить на нас воспитание человеческого рода», «русские ничего не внесли в общечеловеческую культуру, ничего существенного не сказали, у России нет будущего», но главное, что все это посредством опыта Запада. Напоминает мне наших сограждан с их любовью ко всему западному.


И вот тут рождается основной критерий российского либерализма: любовь ко всему западному, даже когда оно объективно хуже отечественного.


Сегодня, самым ярким примером является эпопея с вакциной от коронавируса «Sputnik V». Вспомните, как в августе-сентябре 2020 г. вся либеральная прослойка нашего общества хихикала над вакциной? Помните, как либералы всячески твердили, что Россия ничего и никогда не может произвести нормально, а значит и вакцина «смертоносная, неэффективная, дорогая»? Хотелось также припомнить отдельных блогеров с явными признаками шизофрении и расстройства личности, которые в каждом своем видео, мягко скажем, плохо отзываются про «Sputnik V», восхваляя американский Pfizer. Таких глупых людей не убеждало ничего: ни заявления российских медиков, ни заявления ученых. Вот только последняя публикация авторитетного ЗАПАДНОГО издания Lancet хоть и не убедила, но заткнула рот некоторым западникам. Так, в публикации было сказано, что согласно предварительным данным, эффективность вакцины против заражения коронавирусом SARS-CoV-2 составила 91,6%. Как подчеркивают ученые, такая же эффективность была и в группе людей старше 60 лет. Как заявил на брифинге, посвященном публикации, глава центра Гамалеи Александр Гинцбург, ученые пришли к выводу, что иммунитет после «Спутника» может сохраняться «по крайней мере два года и более». По данным исследователей, «Спутник» «на 100% защищает» от среднего и тяжелого течения Covid-19. Во время исследования было несколько смертей добровольцев, но с введением вакцины они не связаны. Да и была бы российская вакцина реально неэффективной, закупили бы ее более трех десятков стран. А вот с вакциной Pfizer, столь любимой либералами и отдельными ненормальными, все не так хорошо. В одних только США после вакцинации погибло более 50 человек. Но, либералы продолжат превозносить Pfizer, в тайне делая уколы отечественным препаратом.


Теперь в историю. Кто изобрел радио? Попов? Или все-таки Тесла? 27 февраля 1919 года, Нижегородская радиолаборатория впервые в Советском Союзе и вообще в Старом свете передала публично не точки и тире азбуки Морзе, а человеческий голос. Его мог услышать кто угодно на расстоянии 500 км от города, в том числе и в Москве, для которой, собственно, передача и велась. С этим фактом в мире никто не спорит. Однако споры идут насчет первенства изобретения самого принципа радио. Как отмечают эксперты, ответа на этот вопрос в мире, скорее всего, не будет. Потому стоило бы прекратить эти обсуждения. Но у наших либералов иное видение вопроса. Они исходят из «догмы» о том, что Россия никогда и ничего не изобретала, мол, вечно отсталая страна. «В Штатах ведь круче». Думаю, такой подход не нуждается в комментариях. Странно, как еще Менделеева не объявили американцем или немцем..


Неплохо также и упомянуть про отношение либералов-западников к нашим реформам и суверенитету. Каждая реформа, являющаяся калькой с Запада — хорошо. Любая реформа суверенная — плохо. И все это даже тогда, когда спустя десятилетия очевидны провалы первых. Речь идет о незаконной и, откровенно, преступной приватизации в России. За ручку с приватизацией также идет и «шоковая терапия». Либералы в восторге от Ельцина, ведь он «приблизил Россию к рынку, а значит к Европе и свободе». И плевать, что предприятия были проданы за бесценок тем, кого сегодня они критикуют за «рэкет соцсети ВКонтакте» или за прогулки на яхтах с девушками легкого поведения. И «шоковую терапию» хвалят либералы несмотря на то, что при ее проведении было нарушено главное условие — подавление инфляции. Так ведь американцы сказали, они зла не желают. А вот закон о «суверенном интернете» это, конечно, отвратительно. Американцы такого не советовали, да и Европе не нравится решение России обезопасить себя, путем создания замкнутой внутри России цепи серверов, способных в случае войны или еще какой-нибудь ЧС обеспечить населению доступ в сеть Интернет.


Следующий очевидный, но очень важный критерий российского либерализма: открытая русофобия. Здесь можно очень долго приводить в пример цитаты наших революционеров, где они называют народ «баранами», «терпилами». Но ярким примером являются вскрики либералов про судебную систему, Навального и ЕСПЧ. Якобы мы настолько варвары, неспособные, что не можем сами себя судить. Только Европа в лице Европейского суда по правам человека способна разобраться кто прав «среди жалких варваров». Напомнило мне сюжет из Библии, где оккупированные Римской Империей иудеи имели право применять смертную казнь только с позволения префекта Понтия Пилата. Вот только в России есть не только евреи, но и другие народы. А мы не под оккупацией. Решение ЕСПЧ, пока что, обязательно к исполнению, но только в том случае, если оно не противоречит Конституции РФ. От этого факта множество либералов сменило уже порядка десяти стульев.


И снова про великий Запад. Когда Брюссель осудил Испанию за политические репрессии против организаторов референдума о независимости Каталонии, Испания четко ответила: уважайте наше национальное право. Но Испании ведь можно. Это же Европа, а не «гибридный Мордор Россия».


И последний значимый, но не последний в принципе критерий российского либерализма. Его адепты всегда говорят про, якобы, низкие зарплаты, МРОТ, нищих пенсионеров, бедных и забытых ветеранов, плохую медицину, дороги и т. д. Складывается ощущение, что они действительно патриоты своей страны и желают ей «вылезти со дна». Вот только, что они сделали для этого? Вышли ли они во дворы своих домов и залатали ли дыры в асфальте? Организовал ли Штаб Навального раздачу масок в период разгара эпидемии коронавируса? Организовал ли Ходорковский бесплатный развоз уставших от сложной работы врачей? Нет, нет, нет. А вот, например, Единая Россия активно помогала медикам и гражданам в разгар пандемии. Российский либерал на самом деле плевать хотел на пенсионеров, ветеранов и врачей. Он выражает недовольство властью только потому, что сам живет в нищете. И, зачастую, по своей вине. Работать не хочет, в армию не хочет. Ему только и подавай, как сегодня модно говорить, пассивный доход. Свою нищету он нарочно или бессознательно проецирует на всю страну, выставляя виновным в своих проблемах не себя, а Путина и Россию, как бы сбрасывая с себя ответственность для самозащиты. Российский либерализм очень трудно в полной мере назвать идеологией. Человек, приверженец какой-либо идеологии, ее сторонник вне зависимости от своего положения. Он, подобно Фридриху Энгельсу, готов отстаивать идею даже, если она направлена против его социального положения. Российский либерал — человек корыстный, ищущий теплое местечко. Как говорил мой любимый Ф. М. Достоевский: «Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить». Уже в те годы Федор Михайлович насквозь видел корысть западников, наследниками которых сегодня являются либералы.


Отдельно хочется упомянуть, что статус приверженца российского либерализма может получить и человек, считающий себя, допустим, американским консерватором. В Америке, конечно, он и будет являться таковы. Но, как только он пожелает примерить американский консерватизм на России, он становится российским либералом со всеми вытекающими.


Таким образом, российский либерализм — это идеология ненависти ко всему русскому, при беспрекословном поклонении всему западному. Это идеология русофобии, глупости и самой настоящей животной корысти. Настоящий российский либерал — это приспособленец, не имеющий ни ума, ни чести, ни совести.

Либерализм приносит пользу

Любая идеология, безусловно, должна приносить пользу. В противном случае ее обоснование, а в дальнейшем и борьба за умы электората будут провалены. Либерализм не исключение. Вот только обоснование его пользы отцами-основателями уже давно не котируется. Все течет- все меняется. На смену «всеобщего блага» пришло обоснование пользы другого характера.


Сегодня либерализм (как российский, так и во многом западный) есть общая и объединяющая, конечная, красиво оформленная форма всех «гедонистических» в своей основе идеологий, что были в прошлом. Проходит время — приходит обобщение. Нет ничего обобщеннее обобщенного, следовательно, если либерализм есть обобщенное, то нет ничего, обобщеннее либерализма. Либерализм — конечная стадия.


Обычно либералы, услышав об этом, говорят что-то вроде: «Может он [либерализм] просто нужен людям для счастливой жизни, может им хочется чувствовать свободу после всех испытаний прошлых веков. Вот его польза — дать человечеству «разгрузку».


Прежде всего необходимо поставить вопрос: а счастье ли это?


Весь феномен популярности либерализма как учения, несущего счастье и свободу, сводится не к пользе, а к разрушению одной из составляющих структуры личности. Эта структура личности: Я, Сверх-Я, Оно.


Либералы своими сладкими речами о свободе, вседозволенности, защите меньшинств, МРОТе 25.000 рублей и пр. воздействуют на бессознательное, животное, базовое; они воздействуют на низкие и животные потребности людей — на Оно, при этом Сверх Я — «высшее», то, что регулирует человека: мораль, религия, общественные нормы; разрушается, отдавая свое место «низкому». Даже примеров из жизни приводить не буду, Вы сами сможете найти в своем опыте ситуацию, где Оно брало верх над Сверх-Я. Согласитесь, трудно устоять. А было бы еще труднее, если бы на протяжении всей жизни внушали «нормальность» разного рода проявления животного начала, его превосходства над «высоким».


Те же движения, о которых я говорю меньше: крайний национализм как геноцид, сциентизм и др. в начале своем не подразумевают в такой степени гедонистический, где-то популистский уклад, уклад свободы, вседозволенности и равенства.


Если же рассматривать либерализм из слов «носителей»: в качестве своеобразного отдыха от потрясений прошлых веков, то можно сказать, что это действительно отдых. Отдых человечества перед смертью. Либералы собрались отдыхать подобно глубоко престарелым, которые вот-вот уйдут в мир иной.


И я не утрирую. Свобода, наличие всего и вся, отсутствие потрясений физических, моральных и исторических непременно приведет к ослаблению народа, а далее и к его гибели в духовном, а может даже и в физическом смысле. Как видите, никакой пользы в этом фундаментальном вопросе либерализм не несет.

Либерализм способен принести прогресс

Либералы всего мира, в том числе и России, постулируют идею либерализма как идею прогресса, приводящего к росту благосостояния человечества. На самом деле, с первого взгляда понято, что упущен философский вопрос прогресса, его пользы и вреда для нас. Но, давайте будем считать, что они уже ответили на сложнейший вопрос современности. Однако помимо этого, упущено базовое — понимание идеологии самими ее носителями. В частности, понимание ими прогресса.


Либералы говорят, что свобода — это двигатель общественного прогресса, ровно, как и демократия. Есть конкуренция — есть движение, прогресс в удовлетворении людьми своих потребностей. Если задать им простейший вопрос о том, какой прогресс подразумевается, их ответ разделится на два лагеря: одни скажут экономический, а другие общественный. Разберемся со вторым ответом, так как первый непременно приведет к вечному спору об эффективности рыночной и плановой экономических систем. Социальный прогресс ими понимается как сброс грузов, тормозящих нас, сброс стереотипов: патриархата, где люди до сих пор считают, что мужчина всегда делает что-то лучше женщины; гомофобии. Они говорят, что «грузы» по своей сути не дают от слова ничего. Общество, якобы, должно консолидироваться на основе идеи о свободе, чтобы дальше идти к прогрессу.


Этот развернутый ответ порождает понимание, что ни о каком прогрессе в современном либерализме речи идти не может. Невозможно строить прогресс с нуля. Любой. Ведь как мы добьемся разработки ИИ, если за день до этого избавимся от всего электричества и всех проводов в мире, а равно избавимся от старого? Опять же, какой это такой прогресс: они хотят убрать черту между «гендерами», при этом борются за равенство мужчин и женщин, не считая эти два действия одним и тем же. Получается противоречие: уничтожение «старого», на обломках которого есть желание построить что-то, что опирается на это «старое». Испорченная диалектика. Какой это прогресс, когда отсутствие барьеров на ЛГБТ-пропаганду сделает из наших детей таких же ЛГБТ, не желающих иметь детей. Или пропаганда гедонизма сделает из них чайлд фри, что также ударит по демографии в стране. И где же здесь прогресс? Падение рождаемости — регресс. Или вы легализуете легкие наркотики, а равно подсадите людей на очередную зависимость, сделаете их слабыми, убьете в них силу. Сделаете так, что ни мусическое, ни гимнастическое воспитание не поможет. Зависимость населения и падение его силы — прогресс? Нет. Это регресс. А что насчет индивидуализма? А что насчет прочих либеральных «прогрессивных догм»? А про «сплочение общества» вокруг идеи свободы вообще смешно слышать. Возможно, оно и будет. Но только до того момента, как они эту свободу получат. А что потом? А потом: кто-то удариться в наркотики, кто-то в себя, кто-то с головой погрязнет в гедонизме, кому-то будет фиолетово на всех. И в случае необходимости, как можно таких «людей» мобилизировать для чего-либо?


В современной либеральной повестке нет ни намека на прогресс. Все заявления о прогрессе — не более чем попытка привлечь внимание электората, отвлечь людей от реальных проблем нынешнего дня. Очень жаль, что мало людей понимает это.

Каждый человек самостоятельно и сознательно формирует свои политические взгляды

Как говорил известный социолог Карл Манхейм: «Молодежь ни прогрессивна, ни консервативна. Она потенция, готовая к любому начинанию». Последнее десятилетие самые разные «политические педофилы» все сильнее и сильнее завлекают в свои сторонники молодых, необразованных и глупых людей, со свойственным им максимализмом. И, если политизированные люди среднего возраста, зачастую, прагматики, то кого только ни встретишь среди молодежи. Там и анархисты, и ярые либералы, и монархисты, и либертарианцы, и даже коммунисты. Их проблема в том, что они не способны к анализу поступаемой информации.


Зачастую, дети «подхватывают» для себя идеологию не путем разумного ее принятия (обязательно включающего анализ, примерку на нынешнюю конъюнктуру, учет национальных особенностей, взгляд в историю), а путем эмоциональной привязки. Так, например, фашизм в голову неокрепшей психики может попасть через красивые агитационные плакаты времен Муссолини, через не менее мелодичную песню про чернорубашечников.


Коммунизм также придет посредством плакатов и красивых песен, столь сильно въедающихся в сознание. Но проблема остается: нет анализа, нет размышлений. Это можно было бы решить посредством организации диалога людей с противоположной позицией, но увы. Тут же эмоциональная привязка вынуждает человека подтягивать «разумные аргументы», что, как правило, сказывается на их качестве. Это, кстати, ответ на вопрос, почему некоторые «политиканы» такие тупые.


Еще хуже ситуация складывается, если человек консервируется в малых группах по интересам. «Я коммунист, и ты коммунист. Поддержим друг друга». Не раз замечал, что и в таком случае нет конструктивной критики. Срабатывает «партийная солидарность», заключающаяся в безусловной поддержке аргументов друг друга, даже если они абсолютно глупы и нелогичны. О феномене разумной и эмоциональной политики вы еще сможете почитать в моих будущих книгах и научных работах, а сейчас я хотел бы Вам привести в пример диалог с подростком-либертарианцем, принявшим такое мировоззрение по описанной выше технологии. Этот диалог наглядно показывает, что человек абсолютно не рефлексирует над своими взглядами, вкупе со взглядами прямых оппонентов. Не подумайте, что я коммунист. Из этой книги Вы еще поймете, что я прагматик. Однако для «вывода на чистую воду» либертарианца, мне понадобилось поиграть в сторонника марксистской политэкономии. Впрочем, сами все поймете. Заранее напомню, что сегодня именно либертарианцы больше всех говорят о справедливости

Арсений (А)

Либертарианец (Л)

А: Здравствуй, мой дорогой друг! Знаешь, несмотря на наши различия во взглядах, я все равно очень тепло к тебе отношусь, не противлюсь общению с тобой, а потому желаю задать тебе вопрос.

Л: Здравствуй! Задавай

А: Налоги — это воровство? (напомню, либертарианцы выступают против налогов, считая, что они обворовывают предпринимателей).

Л: Безусловно.

А: Тогда, стало быть, и присвоение прибавочной стоимости (в маркс. политэкономии: разница между суммой, полученной в результате продажи продукта, и суммой, которую он обошелся владельцу этого продукта) в его производстве — это воровство?

Л: Все зависит от ситуации. Я рассматриваю как минимум 3 ситуации: если ты сам капиталист (Понятно, что если я сам капиталист, я буду максимально против честной системы. Этот субъективный пример я не рассматривал); если этот капиталист имеет право на прибавочную стоимость, а имеет он на нее право только тогда, когда он сам платит за все инструменты, детали, рекламу, продвижение товара и т.д.; и 3 ситуация, когда он нечестно получает прибавочную стоимость.

А: Капиталист априори выплачивает зарплату, только опять же, вопрос: какую? В пример можно привести компанию Apple и ее заводы в Китае, где рабочие получают копейки за столь тяжкий труд, когда компания является одной из самых крупных в мире. Это справедливо?

Что касается твоего согласия с тезисом «Налоги это воровство», я могу с уверенностью заявить, что государство получает эти налоги заслуженно, в отличии от…, впрочем, про государство: оно охраняет частную собственность, предоставляет возможность подать иск в суд на физическое или другое юридическое лицо в случае нарушения договора последними, поддерживает порядок в стране, что положительно влияет на тот же сбыт продукции/услуг частной компании. Заслуги? Верно!

Л: Вообще-то за несправедливую зарплату полагается ответственность, разве нет?

А: Что-то компания Apple ответственности не понесла. Кто при свободном рынке будет назначать ответственность компаниям за низкие зарплаты, когда даже при несвободном она мало где есть?

Л: Рынок будет решать. Кадры просто откажутся работать в таких условиях.

А: Почему тогда на заводе Apple в Китае до сих пор работает 70 тысяч работяг в таких ужасных условиях, когда у них «есть возможность» работать в другом месте? Вопрос риторический.

Исходя из нашего диалога, я сделал вывод о том, что либертарианство есть идеология противоречий, обслуживающая в первую очередь интересы господствующего класса буржуазии. Почему вы выступаете против налогов, считая их воровством ввиду того, что они отбирают у буржуа «честно заработанные деньги», однако не выступаете против присвоения прибавочной стоимости капиталистом, обирающим на сто процентов честно работающего пролетария, учитывая, что государство, собирающее налоги, при смешанной экономике оказывает куда больше полезных услуг буржуазии, нежели буржуазия рабочему?

Получается, нужно попробовать исправить либертарианство, чтобы оно было чуть более «человечным» и справедливым. Что для этого необходимо? Естественно, чтобы оно осталось либертарианством, мы оставляем минимальную роль государства в экономике, а также, если не убираем налоги, то делаем их минимальными. А что с рабочими? Чтобы было справедливо, необходимо если не убрать присваиваемую прибавочную стоимость, то сделать ее минимальной. Что из этого выйдет? Класс буржуазии вымрет как таковой ввиду отсутствия у буржуа стимула оставаться владельцем предприятия. Если буржуазия вымрет, то весь доход будет оставаться у рабочих (производство будет организовано всегда и всегда, даже если сбежит буржуазия, то появится иная система управления). Также, рабочие получат заводы в свое полное распоряжение. Ничего не напоминает? Верно, мы пришли почти к коммунизму. Коммунизм не есть либертарианство, а соответственно наш проект по справедливому либертарианству провален. Из этого мы делаем вывод, что справедливое либертарианство невозможно, а значит оно так и останется идеологией противоречий, обслуживающей в первую очередь интересы господствующего класса буржуазии.

Л: Да вы марксист!

А: Ни в коем случае. Марксизм не есть только одна политэкономия. Хотя, как видишь, мы пришли в диалоге к справедливой утопии. Утопии… На этом я вынужден пристращаться, дорогой друг. Возможно, мы еще вернемся к этому диалогу. Бывай.

Личное дело каждого — не дело общественности

Последний миф из разряда теоретических в нашей книге, но далеко не последний по значимости. Что характерно, в него верят как российские либералы, так и либералы далеко за рубежом. Заключается он в следующем. Якобы все, что делает человек с собой, выставляя это на всеобщее обозрение, относится только и только к нему и никак не влияет на общество. Быть может помните, как наши либералы-западники высмеивают противников гей-парадов?


Мол, кто-то посмотрел на двух целующихся мужчин и тут же стал геем. Им это кажется смешным. Правда, в ситуации с гомосексуализмом ситуация немного иная, уходящая в психологию, но все же. Или вспомните, что говорят девочки с короткими розовыми волосами, со страшным пирсингом где только можно, татуировками на лице, вшитыми в лоб рогами и круглыми очками на лице. Их также можно идентифицировать по дешевому вину в пакетах и пению в TikTok дурацкой песни про тараканов. А они Вам, дорогой читатель, с умным видом скажут: «У каждого человека есть железный индивидуализм, а потому мой внешний вид и раздвоенный язык никак не повлияет на общество». Но это только пустые слова.


Во-первых, человек существо биосоциальное, что уже говорит о его неразрывной связи с социумом. И как бы либералы ни искажали это понятие, сколько бы они ни говорили о некой «врожденной мизантропии» в каждом из нас, сколько бы они ни старались доказать свою правоту мифическим «железным и неизменяемым индивидуализмом», природа против них.

Представляю вам научное направление — синергетику.


Синергетика — междисциплинарное направление науки, объясняющее образование и самоорганизацию моделей и структур в открытых системах, далеких от термодинамического равновесия.


Если говорить коротко, то синергетика — дисциплина, изучающая порядок и его образование.


В рамках синергетики мы рассмотрим «игры клеточных автоматов»: ряд доказательств теории о том, что люди, несомненно, буду ненамеренно подражать друг другу, а равно «заражаться» антисоциальными идеями и девиантным поведением.


Игры клеточных автоматов — модель синергетики, которая иллюстрирует механизм самоорганизации в сложных многоэлементных коллективных системах.


Время в клеточных автоматах дискретно. Правила взаимодействий ячеек могут быть разные.


Игра стрелки.

Правила: первоначально поле размером 4*4 заполнено стрелками, ориентированными случайно в одном из восьми направлений. Далее, каждая стрелка заменяется той, на которую она смотрит (угловые заменяются углами, а граничащие берут «соседа» снизу).

Спустя 10—15 циклов все стрелки в поле выровняются в одну сторону (Иногда может быть, что 1—2 стрелки будут сами по себе, это нормально. Ведь в обществе не все поддаются влиянию. На изображении выше до завершения построения не хватает несколько циклов рекурсии).

Данный пример наглядно иллюстрирует, что некогда бывшие разными стрелки, спустя некоторое количество операций (при проекции на общество применительно — количество времени), становятся одинаковыми. Данная модель активно проецируется социологами в рамках социальной синергетики.


Фрактальная геометрия

В природе нередко часть подобна целому, а целое повторяет формы образующих его частей. Из наиболее наглядного примера можно привести снежинки или кристаллы, а также горные массивы. В математике это называется фрактальной геометрией.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 164
печатная A5
от 383