электронная
48
печатная A5
292
18+
18+

Бесплатный фрагмент - 18+

Горячие истории


Объем:
80 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2605-7
электронная
от 48
печатная A5
от 292

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Рассказы скверной девчонки

Предисловие издателя

Эти истории поведала мне моя давняя подруга. Не берусь судить, насколько они правдивы: она слыла неистощимой выдумщицей, и в постели, и вообще. Но её жизнь была наполнена отчаянными сексуальными приключениями, и не удивлюсь, если это всё же правда…

— Твои байки надо издать! Заработаем тонну бабла, отвечаю! — Это она не раз слышала от меня, на что со смехом отвечала: «хочешь — издавай, не возражаю!» Но что-то меня удерживало.

Сейчас она далеко. Нет, она жива и благоденствует, но она живёт на другом краю Земли, у неё другое имя, и она, наверное, успела подзабыть русский язык. Сейчас это совершенно другая девушка. А та, которая рассказывала мне эти забавные истории, просто исчезла (почему ей пришлось исчезнуть — неважно).

Поэтому я публикую их от первого лица, но с небольшой обработкой. Встречайте «Рассказы скверной девчонки»!

Подработка для студентки

Когда я училась в университете, я столкнулась с проблемой, знакомой девяносто девяти процентам студентов из небогатых семей. Мне хронически не хватало денег. Нет, я не голодала, и не ходила в одних и тех же говнодавах зиму и лето три года подряд. Но вы же понимаете, что туфелек и сапожек по определению не бывает много! И кружевного бельишка! И косметики! И платьев! А ещё хочется время от времени кушать не в макдональдсах, и ходить не только на гала-концерты, и отдыхать не только на даче… Родители редко отказывали, когда я просила у них деньги, но я видела, как нелегко им зарабатывать на жизнь, и совесть не позволяла мне тянуть из них последнее.

С половины первого курса я стала искать подработку — но найти её оказалось труднее, чем я думала. Я же не могу пойти работать грузчиком, как парень! И не могу пойти работать курьером, носиться по городу, как сайгак… А уж стоять раздавать бумажки с рекламой… ф-фу-у-у! Во-первых, застудишь себе всё на свете и наживёшь кучу болячек, во-вторых, потом на нормальную работу в жизни не устроишься. «Значит, вы у нас на вакансию инженера КИПиА? Ой, а я вас видел! Вы месяц назад стояли возле супермаркета и раздавали буклеты „Новый секонд-хенд на Красноармейской“! Как же „это не я“, когда я вас запомнил! На вас был такой милый розовы колпачок в белый горошек!..» Нафиг, нафиг…

Вообще, пока я сёрфила «подработку для студенток», то в половине предложений речь шла о банальной проституции, очень плохо завуалированной. Почему наши работодатели думают, что красивая молодая девушка не может заработать иначе, кроме как раздвигая ноги? Было много предложений офисной работы, но я не нашла для себя ничего подходящего. Во-первых, никому не нужен сотрудник на полдня три раза в неделю. Во-вторых, офисная работа меня не привлекала. Сидеть часами за компом, наживать сколиоз, геморрой и «компьютерное зрение»? Спасибо, пока не хочется…

Я ещё долго искала бы подработку, если бы мен не помог счастливый случай. Случай звали Марина Владимировна. Она была аспиранткой нашего профессора и вела в нашей группе семинар. Она была немногим старше нас, с замечательной спортивной фигурой, и все парни на неё облизывались (да и некоторые девчонки тоже). Но она никогда не позволяла нам забыть, что мы — студенты, а она — преподаватель, и никаких отношений, кроме рабочих, между нами нет и быть не может.

Однажды после семинара она попросила меня задержаться в аудитории.

— Света, тебе, кажется, нужна работа? — спросила она.

— Да, Марина Владимировна. — Мне хватило ума не спрашивать «А как вы догадались?», потому что у меня на парте лежала газета вакансий, раскрытая на странице «Работа для студентов».

— Я могу предложить тебе поработать в одном ресторане официанткой. Не спеши отказываться. Эта работа очень хорошо оплачивается, и ты сможешь совмещать её с учёбой. Правда, туда берут не всех. Но тебя, я думаю, возьмут. У тебя хорошая фигура, ты очень грациозная… ну-ну, не надо краснеть! — она улыбнулась, глядя, как у меня занялись огнём уши.

Мы несколько раз встречались в раздевалке университетского бассейна, и я тайком рассматривала её идеальное тело. А она открыто и с дружелюбным интересом посматривала на меня. Я знала, что она — не лесбиянка, да и меня в ту пору интересовали только мальчики, но от близкого соседства моё сердечко начинало биться быстрее.

— Это стриптиз? — спросила я.

— Не совсем. Давай я расскажу тебе поподробнее. Это ночной ресторан при одном ужасно престижном клубе. Там тусуется деловая и политическая элита, вход — исключительно по знакомству с хозяином. Официантки, которые подают гостям блюда, носят сандалии из натуральной кожи и кружевные фартучки.

— И всё?

— Ещё маски-домино.

Кажется, я покраснела, как вишенка. Мне не впервой было появляться на людях обнажённой, я любила ходить на нудистские пляжи, но целую ночь ходить под взглядами незнакомых мужчин, которые будут созерцать мои прелести…

— А сколько платят? — спросила я, задыхаясь от волнения.

— С чаевыми ты можешь заработать за ночь до полутора тысяч долларов. Не бойся, тебя не будут склонять к сексу. Там собирается не спермотоксикозная шпана, а солидные люди.

— Я согласна! — выпалила я, потому что понимала: если позволю себе колебаться, то струшу и упущу возможность отличного заработка.

— Вот и умничка. Тогда поехали.

— Что, прямо сейчас?

— Да. Ресторан работает с девяти вечера до шести утра, но тебя сперва должны посмотреть. Вдруг ты не подойдёшь?

Марина Владимировна заказала такси, и мы поехали в ресторан. По дороге моя нанимательница (или совратительница?) позвонила кому-то и сказала, чтобы мне оформили пропуск.

Клуб занимал большую территорию на окраине города.

— Главное — не трусь, — наставляла меня Марина Владимировна, когда мы миновали пост охраны и шли по коридору. — Ты очень изящная, и у тебя всё получится.

Мы постучались в дверь, обитую настоящей красной кожей.

— Да-да! — донеслось из-за двери.

Мы вошли. В кабинете нас встретил крепкий мужчина лет пятидесяти в зелёном с искрой деловом костюме, и ослепительно красивая сорокалетняя блондинка в дамском брючном костюме брусничного цвета.

— Привет. Ты Света? Я — Валентин Андреевич, управляющий. Раздевайся. Полностью.

Я принялась стаскивать одёжку, стараясь скрыть, как у меня дрожат руки. Через минут я стояла перед ними голенькая.

— Повернись. Пройдись. Так. Повернись. Ещё пройдись, — командовал мужчина. — Неплохо. Что скажете, Анна Валерьевна?

— Вполне, — кивнула блондинка. — Немного зажатая, но это с непривычки. Пройдёт. Мариночка, где ты нашла этот бриллиант?

— Моя ученица! — гордо сказала Марина Владимировна.

— Да-а? Отлично, поручим её тебе. Света, поздравляю: ты принята. На время испытательного срока твоей наставницей будет Марина. Она давно у нас работает.

Я, как была нагая, повернулась в Марине Владимировне и изумлённо воззрилась на неё. Моя строгая преподша улыбнулась.

— А ну-ка, Светик, примерь! — Блондинка протянула мне пакет, в котором был кружевной фартук, сандалии и маска.

Я торопливо влезла в фартук. Марина Владимировна помогла мне завязать на пояснице бант, а потом, невзирая на мой слабый протестующий лепет, завязала на моих ножках сандалии. Я надела маску и подбежала к зеркалу. О! Из зеркала на меня смотрела очаровательная юная распутница! Фартук прикрывал меня спереди, но в таком виде я была ещё более соблазнительной, чем полностью обнажённой. А эта маска, которая превращала обычную девчонку в демоницу! Я повернулась и посмотрела, как упругий шёлковый бант нависает над моей крепенькой загорелой попкой.

— Это — твоя рабочая униформа. Мы выдаём её тебе бесплатно, — сказал Валентин Андреевич. — В эту пятницу, то есть завтра, ждём вас обеих. Приезжайте к восьми вечера, не опаздывайте.

— Светик! — Блондинка подмигнула мне. — И чтоб всё-превсё было выбрито!

Накануне я едва заснула от волнения. Не помню, как я высидела четыре пары. Сразу после занятий я поехала к Марине Владимировне: мы договорились поехать на работу вместе, это было проще и дешевле.

Моя преподавательница встретила меня в коротеньком хаатике, который еле доходил до середины бёдер.

— Привет, красота! Побрила?

— Так точно, сержант! — Я задрала юбку и приспустила трусики, демонстрируя преподавательнице гладкий лобок.

— Молодчина! — Марина Владимировна похлопала меня по бритой части, вызвав кратковременный сбой сердцебиения. — А теперь марш в комнату и раздевайся. Ну, что ты так смотришь? Я сделаю тебе массаж.

Я прошла в комнату, разделась и легла попкой кверху на большую двуспальную кровать. Следом вошла Марина Владимировна. В руках у неё был флакончик с массажным маслом. Напевая весёлую песенку, она сбросила халат, под которым была совсем нагая, и уселась на меня сверху.

— Так надо! — наставительно сказала она, нагнулась и дунула мне в ухо. При этом её груди коснулись моей спины. А потом её руки заскользили по моему телу.

Моя преподавательница оказалась классной массажисткой. Несколько раз я пищала от боли, но скоро почувствовала такое расслабление, какого не знала никогда!

После десяти минут массажа плечевого пояса, спины, ног и того места, откуда ноги растут, мы отправились под душ, затем, завернувшись в махровые халаты, выпили по кружке травяного чая и вдвоём залезли под одеяло на двуспальной кровати.

— Надо как следует отдохнуть перед сменой, — сказала Марина Владимировна.

Разморенная массажем, душем и травяным отваром, я скоро заснула. Спать, прижимаясь к нежному и сильному телу наставницы, было ужасно приятно. Правда, долго проспать не удалось. Через полтора часа нас разбудило верещание будильника. Марина Владимировна поднялась первой и не упустила возможности подшутить надо мной. Она намочила ладонь под холодной водой и шлёпнула меня по мягкому месту. Я заверещала.

— Рота подъём! Отставить визг! — крикнула она.

К восьми вечера мы были на месте. В комнате, похожей на раздевалку университетского спортзала — даже шкафчики и скамейки были такие же — переодевались десять девушек. Они были моего возраста или чуть постарше, все, как на подбор, стройные, длинноногие, с небольшими крепкими грудками и попками. Вместе со мной и Мариной Владимировной вошла уже знакомая сорокалетняя блондинка.

— Знакомьтесь, девчата, это Света. Она у нас новенькая, не обижайте её, если что помогите. Помните, что каждая когда-то пришла сюда в первый раз!

Девчонки поздоровались с нами и продолжили заниматься своими делами: поправляли фартуки, шнуровали друг дружке сандалии. Марина Владимировна, как и в кабинете управляющего, оказала эту услугу мне. Я едва не задохнулась от восторга: наша строгая преподша голышом стоит передо мной на коленях и завязывает на моих стройных ножках кожаные ремешки! Правда, после того, как я была полностью одета, мне довелось оказать ту же услугу Марине… и не скажу, что мне это понравилось меньше!

Скоро в раздевалку заглянула блондинка.

— Девочки, готовность пятнадцать минут! Время! В зал, в зал!

Мы гуськом выбежали в зал. Хотя я и знала, что увижу, у меня перехватило дух от великолепия: розовый шёлк, бордовый бархат, резная деревянная мебель с позолотой напоминали королевский дворец. Вдоль стен высились огромные аквариумы, в которых плавали диковинные рыбы. На балкончике играл настоящий струнный квартет.

Вскоре после открытия появились первые посетители.

— Света, вперёд! Вспомни, что я тебе говорила! — скомандовала Марина Владимировна.

С громко бьющимся сердечком я приблизилась к столику. За ним сидели двоей мужчин изрядно за пятьдесят и женщина. Ровесница нашей блондинки, в роскошном платье и с бриллиантовой диадемой в волосах.

— Добрый вечер, мы рады приветствовать вас! Что вы желаете заказать? — весело прощебетала я, стараясь не думать, что стою перед ними голышом.

Я записала заказ в электронный блокнот, не забывая вставлять «какой десерт желаете?» «а на закуску что?» «кофе подать в начале или в завершение трапезы?», «что будете брать из напитков?». Записав всё, я сделала три шага назад, продолжая улыбаться: Марина Владимировна говорила, чтобы я не смела поворачиваться к клиентам задницей сразу после того, как приму заказ. Я шла и чувствовала, как меня по попке хлопает шёлковый бант.

Вскоре мне пришлось нести к этому столику поднос с закусками. Но в этот раз я не думала о том, как я выгляжу: я боялась врезаться во что-то. Или в кого-то. Потом я носила им основной заказ, а потом — кофе с пирожными.

— Деточка, а вы ведь новенькая, так? — спросила пожилая дама.

— Да, — смущённо сказала я. Вот ведь, где-то напортачила!

— То-то я вас не помню… Вы очень старательная. Передайте, чтобы в следующий раз к нам направили именно вас, — улыбнулась она.

— Благодарю!

— Вам спасибо! — ответила дама.

Обслуживая второй и третий заказы, я чувствовала себя гораздо увереннее. А ближе к утру я не чувствовала ничего, кроме усталости. Ни мелькающие голые тела девчонок, носившихся, как и я, с подносами, ни взгляды клиентов меня не смущали. Меня поддерживали только порции кофе, которые нам бесплатно наливали на кухне, а ещё чаевые. За ночь мне перепало, если считать в твёрдой валюте, три сотни долларов.

— Ну что, Светуля? — спросила Марина Владимировна, когда мы выходили из проходной. — Как работёнка?

— Офигенно! — ответила я. — Правда устала немножко… как собака.

— Значит, едем ко мне.

Скоро мы были у неё дома. Возле порога мы с грацией зомби сбросили одежду и отправились под душ. Потом — лёгкий завтрак и — СПАААТЬ! А вечером — опять на трудовую вахту в уже знакомый клуб.

После второй рабочей ночи, которая далась мне чуть легче первой, мы с Мариной отправились в сауну, вволю попарились и вообще отдохнули душой и телом.

Я работала в этом клубе полтора месяца. А потом клуб закрылся. Он работал бы и дальше, но начальник ГУВД, зашедший в ресторан отдохнуть от службы, которая опасна и трудна, узнал в одной из официанток свою племянницу. После этого управляющий сел за налоговые махинации, а красивую блондинку Анну Валерьевну как-то вечером сбила машина. Она выжила и вскоре снова начала ходить, но по большей части под себя. Марина Владимировна уволилась из университета и переехала в другой город, и её следы затерялись.

Чудеса на виражах

Лето, парк, девушки… Если вы продолжите словом «ролики», значит, у вас нормально работают ассоциативные связи, и вы не грёбаный извращенец. Когда я и две мои лучшие подруги на две жаркие июльские недели застряли в Москве, мы каждый день отправлялись в какой-нибудь парк с хорошими дорожками и гоняли там на роликах.

Если ты не роллер, тебе не понять кайфа, когда летишь со скоростью двадцать пять километров в час, и притом без помощи техники, движимый только силой мускулов (отлично прокачанных и покрытых гладкой загорелой кожей). Мы неделю рассекали то по Измайловскому, то по Парку Горького, то по Сокольникам, распугивая голубей и педестрианов. В один прекрасный момент нам захотелось больше адреналина, и Юлька предложила покататься без одежды.

Я с восторгом приняла это предложение, хотя и удивилась, почему эта замечательная идея пришла в голову ей: Юлечка в нашей компании слыла самой скромной девушкой. Видно, не зря говорят, что в тихом омуте черти водятся. Машка засомневалась, но мы с Юлей её растормошили. И она согласилась присоединиться к нашей авантюре.

Мы спрятали наши одежды в глухом углу лесопарка и вышли на дорожку, хихикая от дерзости и смущения. Катиться по дорожкам среди бела дня совершенно без одежды было страшновато. Но давно известно6 если чего-то боишься, делай это немедленно. Через несколько минут мы летели по знакомым аллеям. А ощущение наготы и беззащитности добавляло удовольствия.

В тот раз мы выбирали дорожки, где не слишком много народу. Конечно, нам летели вслед возмущённые визги тупого бабья, восторженные вопли школоты и свист парней постарше. Я заметила, большинство педестрианов не могут поверить, что по парку днём вот так запросто носятся на коньках три нагие и прекрасные юные нимфы. А, разглядев нас поближе, они замирали, как соляные столпы. Или столбы? Я как-то плохо помню этот момент в Библии.

В полном восторге мы вернулись к месту, где спрятали наши шортики и маечки, и решили непременно повторить опят. Следующий день был субботой, и народу в парке было побольше, даже днём, но нас это не остановило. Мы разделись в нашем проверенном месте, надели шлемы и защиту, вышли босиком на аллею, зашнуровали коньки и поехали навстречу приключениям.

Приключения не заставили себя долго ждать. Мы настолько обнаглели, что позволили себе ехать не спеша и даже останавливаться. И не по периферийным дорожкам, а по главной аллее! Это нас чуть не погубило. До нас докопалась компания быдловатых парней, которые были посланы туда, где им самое подходящее место. Быдлаки дёрнулись в нашу сторону, но мылегко оставили их позади. Всё-таки ролики на стройных девичьих ножках не оставят никакого шанса спотыкающимся на ходу бухим упырям! Но двое дружков этих уродов были впереди, и они-то и бросились нам наперерез. Юлька и я обошли их на крутом вираже, а Машка, которой один из членососов схватил за руку, не удержалась и брякнулась на четвереньки.

— Во, нормас, тёлочка уже в коленно-локтевой! — заржал один из быдлаков.

Но тут скромная Юлечка лихо развернулась, используя инерцию, подлетела к ним и влепила одному из членососов добротный лоукик в мужское достоинство. (Мужское? На мужчину он был мало похож… особенно после знакомства с Юлей!)

— Ты что, сука?!. — завопил его приятель и хотел сцапать Юлечку, но тут поднялась Маша и влепила ему кулачком по носу. Она не умела драться, но страх и злость добавили ей силы. Кажется, она сломала уроду носопырку. Я подъехала и рубанула его ребром ладони по шее, так что несостоявшийся насильник рухнул на асфальт.

— Э, суки, вы чо творите? — заорали те, которых мы оставили позади. Я подхватила под руки обеих амазонок, и мы дружно отступили. В тот раз мы за считанные секунды набрали скорость в тридцать километров в час. Педестрианы только успевали шарахаться по сторонам.

В довершение всех злоключений нам встретился патруль. Но, к счастью, менты были пешими, и ничего, кроме свистков и криков «стоять!», не могли нам противопоставить.

Мы решили, что приключений на сегодня хватит, и поспешили вернуться туда, где спрятали одежду.

— Охренеть! — хором сказали мы, когда всё осталось позади.

— А мне понравилось! — сказала Маша.

— И мне! И мне! — подхватили Юля и я.

Разумеется, мы повторили наши голые покатушки. И не раз…

Алиса в Забайкалье

Моя подруга Алиса — велопутешественница, промышленная альпинистка и вообще по жизни экстремалка, а поэтому часто находит приключения на свою упругую загорелую задницу. Однажды она решила объехать на велике окрестности Байкала. В одиночку. И кто она после этого, как не чокнутая? Нет, вы не подумайте: Алисочка — не комнатный цветочек, которому (которой) захотелось романтики. Руки у неё растут откуда надо, а уж свой велик она может собрать-разобрать с закрытыми глазами. И насчёт харрасмента она не боится, потому что умеет постоять за себя. Однажды до нас домотались двое пьяных мудаков, а она одному шмальнула из травмата в лоб, а когда второй хотел сдриснуть, догнала его и от души зарядила с ноги по кокушкам.

Но, сами понимаете, Сибирь есть Сибирь. Закон тайга, прокурор медведь, однако.

В тот день её приключения начались с того, что цепь на велике приказала долго жить. Какое-то там звено расшаталось и разлетелось. Вдобавок обломки звена застряли в кассетке (задних звёздочках).

Алиса честно пыталась реанимировать велик (после того, как собрала собственный скелет с дороги и от души поматерилась), но безрезультатно. Так она застряла между Усть-Баргузином и Максимихой. Точнее, между озёрами Духовое и Шанталык. А время к вечеру, и из тайги может прийти хрен знает что. Время летнее, и считается, что хищники сыты, на людей не бросаются, так ведь в тайге самый страшный хищник — двуногий.

Тут, на счастье моей путешественницы, показалась машина, идущая как раз в нужном ей направлении: на Усть-Баргузин. Алиса выскочила на дорогу и замахала руками, будто тонет и отгоняет пчёл. Машина — видавший виды «козелок» — остановилась, из неё вышел мужичок. Так себе, ничем не примечательный, не страшный и не с самым отталкивающим хлебальником. Алиса рассказала про свою беду. Мужик осмотрел велик, осмотрел Алису и изрёк:

— Милая девушка, я буду с вами откровенен. Я знаю нескольких парней, которые изнасиловали бы вас, придушили и бросили тело в лесу. Это не отморозки, не беглые зеки, а нормальные семейные люди. А большинство моих знакомых согласились бы вас довезти за сексуальную услугу. Я довезу вас и ваш велосипед до Усть-Баргузинскаю И даже дальше, если захотите, я еду в Улан-Удэ. Но, понимаете ли, все, кто нас увидят, будут думать, что вы оплатили дорогу «натурой». Так что, если вы сейчас раздвинете передо мной ноги, вы ничего не потеряете в плане репутации. Конечно, вы можете сказать «нет». Тогда я просто сяду в машину и поеду по своим делам. А вы дождётесь того, кто будет менее вежливым.

«А что, — подумала Алиса, ощупывая травмат в кармане. — лес я знаю, секс люблю».

— Идёт, — сказала он. — Только никакого траха без резинки. И в жопу не дам!

— Вот это деловой разговор! — обрадовался автолюбитель.

Вдвоём они загрузили покалеченный велик в машину и отошли к лесной опушке. Там Алиса сняла штаны и оперлась о сосенку, оттопырив попку. Автолюбитель погладил её ягодицы, запыхтел и стал пихать в неё свой короткий толстый отросток. Поначалу ему никак не удавалось: у него не очень хорошо стоял, а Алиса была суховата. Но скоро она заметила, что дикая ситуация её возбуждает. Она начала постанывать, а её киска ощутимо помокрела.

— И-эхх! — крякнул автолюбитель, заталкивая в неё свой полувставший член. Оказавшись внутри, он приятно отвердел. Алиса издала громкий стон и стала яростно поддавать попой. Мужик за спиной громко сопел и яростно бил тараном в давно раскрывшиеся ворота её крепости. Скоро оба стонали и хрипели от страсти, совершенно не сдерживаясь. Алиса теребила набухший клитор, понимая, что, если она сейчас не кончит, она убьёт этого козла, а ведь он должен её довезти… Но ей повезло: когда член внутри надулся перед извержением, на неё накатила волна оргазма.

Потом они с минуту сидели с голыми задницами на земле и переводили дух.

— Ну ты… дала жару!.. — только и смог выговорить её случайный любовник. Алиса покраснела.

— Вот так пала крепость моей чистоты! — без тени смущения рассказывала она.

В тот же вечер она была у знакомых в Улан-Удэ. Это была хиппанутая супружеская пара. Глава семьи работал где-то плотником, а жена давала частные уроки испанского и итальянского по скайпу. Поэтому она основную часть времени проводила дома. И, разумеется, не упустила возможности воспользоваться прелестями прекрасной велосипедистки. А ты была не против изучить итальянский язык. Вечером к двум распалённым девицам присоединялся муж. Алиса задержалась у гостеприимных хиппи на три дня. За это время она отъелась домашней едой, вволю натрахалась и починила велосипед (точнее, велосипед починил хозяин дома). На четвёртый день она продолжила путешествие.

Каждый хочет иметь и невесту, и друга

Не поверишь — однажды я чуть не вышла замуж. Мне тогда было двадцать лет, и я была уверена, что нагулялась достаточно, биологические часы тикают и пора вить гнездо. Тем более что нарисовался подходящий вариант. Вариант был старше меня на пару лет, жил отдельно от родителей в собственной, а не съёмной «двушке», владел подержанной «мицубиси», зарабатывал пятьдесят тысяч рублей в месяц (в то время это были приличные деньги), три раза в неделю ходил в качалку и пивное пузо у него ещё не выросло. Тут у девяти из десяти девчат потекли бы слюнки (гмм!), и я твёрдо решила его окольцевать. Он, правда, предложение мне не сделал, хотя я и не настаивала, но всё к тому шло. Наши родители и друзья уже были в курсе наших отношений и все видели в нас будущую семью.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 48
печатная A5
от 292