электронная
36
печатная A5
303
18+
13 этаж

Бесплатный фрагмент - 13 этаж

Сборник рассказов о Шестом

Объем:
146 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-4860-8
электронная
от 36
печатная A5
от 303

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

13 этаж

— Ангел мой, а на что мы будем жить? — как-то вечером спросила меня Леночка.

Мы уже второй месяц обитали в Праге. Наслаждаясь друг другом и нашей небольшой, но уютной квартиркой.

— Как на что? — удивился я. — У меня хорошее выходное пособие. И у тебя тоже. Неплохая сумма получилась. Никогда не думал, что когда прекращаешь спасать чьи-то семьи и души, тебе за это так хорошо платят.

— Я серьёзно, — поморщилась Леночка, — деньги, они имеют свойство заканчиваться. Да и делом надо заниматься. Я же вижу, что тебе на месте не сидится.

— Не сидится, — согласился я. — Любовь — штука хорошая. Но для мужчины, кроме любви, надо много всего разного. Покорять вершины, народы, делать мир прекраснее.

— Кстати, — нахмурилась Леночка, — у меня подруга в отделе кадров работает. Я с ней до сих пор переписываюсь. Она мне тут на днях статистику по бывшим ангелам скинула. Очень интересные цифры.

— И какие, если не секрет? — заинтересовался я.

— Не секрет, — сказала Леночка, — 62 процента после увольнения идут в таксисты, 24 процента — в органы здравоохранения, 12 процентов вообще отходят от дел, и остальные 2 процента — это прочее.

Я помолчал, переваривая информацию.

— В таксисты? — спросила Леночка. — Убер сейчас набирает новых водителей.

— У меня слишком дорогая машина для такси, — проворчал я, — лучше в прочее подамся.

— А это куда? — вновь спросила Леночка.

— Да купим себе квартиру и будем сдавать, — ответил я, — уж где, а в Праге это самый надёжный вид заработка. У меня как раз на днях это самое выходное пособие на счёт упало. На двушку в новостройке хватит.

— А в чём работа-то? — подумав, вновь спросила Леночка. — Сдал квартиру — и раз в месяц получай за это деньги.

— А давай мы посуточно будем сдавать, — предложил я, — загруженность будет не раз в месяц, а каждый день. Ну или через день. Как народ заселяться будет. Прага, он же туристический город.

Леночка помолчала.

— Давай, — сказала, — начнём с одной квартиры. Если получится, ещё прикупим. Мне тоже выходное пособие положено.

Сказано — сделано.

Я обзвонил и посетил всех пражских девелоперов. Просмотрел десяток новостроек. И, наконец-то, остановился на двухкомнатной квартире в резиденции Гарден Тауэр.

— Не подходит, — заявила Леночка, когда я ей показал планы квартиры и договор резервации.

— Что именно не подходит? — спросил я.

— Этаж не подходит, — объяснила мне Леночка, — население боится цифры 13. А эта квартира на 13 этаже.

— Предрассудки, — заявил я, — населению мы не скажем, какой этаж. А квартиру назовём как-нибудь симпатично. Например, жилище Шестого ангела. Планировка там идеальная. А вид из окна — закачаешься.

И я отвёз Леночку в квартиру. Показал планировку и замечательный вид из окна.

— Надо брать, — сказала Леночка, — действительно, жилище ангела.

И мы купили эту двушку.

Ещё месяц ушёл на оформление, установку кухни, покупку мебели.

Я зарегистрировался на booking.com и на airbnb.ru. Сделал отличные фотографии.

Но первые клиенты пришли не с сайтов. А от знакомой, которая занималась тем же самым. Сдавала квартиры на короткий срок в этой же резиденции. Звали её Алёна.

— Шестой, — сказала она, — у меня накладка. Приезжают гости, а все квартиры сданы. Твоя укомплектована?

— Почти, — ответил я, — когда приезжают? И кто такие?

— Семейная пара с России твоего возраста, — ответила Алёна, — на несколько дней. Через неделю приедут.

— Через неделю готово всё будет, — ответил я, — примем в лучшем виде.

На том и порешили.

В заранее обговорённое время я встретил эту пару на рецепции и отвёл к себе в квартиру. Мужа звали Александр. Жену Наталья.

Оба среднего роста. Он черноволосый, с сединой. Подтянутый. Она с короткими светлыми волосами, чуть полноватая.

Заселились. Немного поговорили. Оказалось, что они уже не первый раз в Праге. Последний раз были тут чуть меньше месяца назад.

Я отдал ключи и распрощался. До следующей недели.

Но получилось так, что я встретился с ними раньше. На следующий день.

Забежал в центре в какую-то кафешку перекусить. Заказал сок с бутербродами. Сел.

Слышу, за спиной говорят на русском. И голоса знакомые. Мужской и женский.

— А вдруг глаза будут не мои? — женский голос. — Или нос. Не как у тебя и у меня, а с горбинкой. Или рыжий. А у меня в роду рыжих никогда не было. У тебя были в роду рыжие?

— Не было рыжих, — устало ответил мужской голос, — всё будет хорошо. Не переживай.

Я повернулся. За соседним столом сидели Александр и Наташа.

— Здравствуйте, — сказал я. — Прага — город маленький. Вы извините, что я вас подслушал. Что-то случилось? Может, помощь нужна?

— Подсаживайтесь к нам, — предложил Александр, — вместе перекусим.

— Да, пожалуйста, — сказала Наташа, подвигая ко мне свободный стул.

Я пересел.

— Так о чём спор? — спросил я, слопав бутерброд. — И чем вам не нравятся рыжие?

Саша быстро взглянул на Наташу. Взгляд у него был уставший.

— Рассказывай, чего уж там, — Наташа махнула рукой, — может, и правда, человек советом поможет. А то я уже и не знаю, что делать.

И Саша рассказал.

Познакомились они несколько лет назад. У обоих были в прошлом браки, дети. У Александра даже внучка.

Поженились. Стали жить вместе. Любя и оберегая друг друга. Как могут любить два человека, знающие, как бывает хрупко счастье с любимым человеком.

Мысль о совместном ребёнке пришла в голову одновременно. Долго говорили на эту тему. Читали статьи в Интернете. В 45 лет забеременеть можно. Но очень тяжело. Естественным путём практически невозможно.

Поэтому они собрали информацию всё в том же Интернете. И выяснили, что лучшие репродукционные центры находятся в Израиле, Белоруссии и Чехии.

Наташа сразу сказала, что где угодно, но только не в Белоруссии. На все приводимые мужем аргументы отвечала одно и то же — не доверяю, это бывший Союз.

Израиль не подошёл по другой причине. Слишком дорого.

Остановились на Чехии.

Приехали первый раз. Заключили контракт. Сдали анализы. После консультации с доктором решили, что яйцеклетки возьмут у донора, так как дочери или подходящей по возрасту у Наташи родственницы не было.

По заданным параметрам врач подобрала им три кандидатуры. Главным параметром была группа крови.

Выбрали одну из девушек.

Брюнетка, 24 года, 170 сантиметров рост, 63 кило вес.

Всё. Больше никаких данных. Донорство в Чехии анонимное.

Наташа и донор начали принимать лекарства. Наташа в России, донор в Праге.

Через три дня должна будет состояться операция. У донора заберут созревшие яйцеклетки. Обработают их спермой Александра и одну из них подсадят Наташе. Остальные заморозят.

И тут у Наташи, то ли от влияния постоянно принимаемых гормонов, то ли от обилия информации, то ли ещё от чего, сдали нервы. Ей стало казаться, что запланированный ребёнок будет похож на кого угодно, но только не на них с Александром.

Муж пытался её переубедить, взывал к логике, ссылался на репутацию клиники. Всё без толку.

Наташа договорилась до того, что будущий ребёнок может родиться темнокожим.

— А что, — глядя в сторону и сжав губы, цедила Наташа, — вдруг эта донор негритянка? Нам же только на словах сказали, что она белая. И волосы у неё могут быть крашеные. А вдруг она рыжая на самом деле?

— Всё гормоны проклятые. — сказал мне Саша. — Вначале она комплексовала по поводу того, что из-за этих гормонов растолстела. Сейчас вот новый бзик. Я уж и не знаю, что делать. Хоть отказывайся от операции.

— А вы ещё с кем-то на эту тему беседовали? — спросил я несчастных супругов. — С врачом говорили? С родственниками?

— С врачом говорили, просили фотку показать донора, — кивнул Саша, — но она отказалась. Анонимность. А родственники не в курсе, зачем мы в Прагу мотаемся. Не надо им это знать. Вы единственный, кому мы это всё рассказали.

— А почему мне? — удивился я.

Александр замялся.

— Наверное, эффект случайного попутчика, — наконец-то сказал он, — мы вас не знаем. А лицо у вас располагающее. И вряд ли мы с вами больше увидимся. Да и местный вы. Может, что подскажете?

Я задумался.

— Может, и подскажу, — казал я наконец, — что за клиника-то? Как называется?

— «Гинем», — сказала Наташа.

— Так, так, так, — заинтересовался я, — а адрес какой у них?

— На Праге 8, Лидчицка улица, дом не помню, — отрапортовал Саша.

Я откинулся на спинку стула, загадочно улыбаясь. Достал телефон. Набрал номер.

— Аллё, Влад? Привет, — сказал я в трубку, — ты мне сто крон должен. Можно я к тебе подъеду за долгом? Заодно поговорим об одном деле.

— Привет, — ответил Влад, — приезжай, я дома. Только не сто крон, а двадцать. И не я тебе, а ты мне должен.

Но Саша и Наташа ответа Влада не слышали. Телефон я слишком плотно прижимал к уху, чтобы моего знакомого не было слышно. Затем я взял и сфоткал Наташу на всё тот же свой телефон.

— Это зачем? — удивилась она.

— Влад работает в фирме «Гинем» системным администратором, — пояснил я, — и у него есть доступ к базе данных. Я съезжу к нему и узнаю о вашем доноре всё, что нужно.

— Не может быть, — прошептала Наташа.

— Сколько это стоит? — в свою очередь спросил Саша.

— Нисколько не стоит, — ответил я, — а насчёт не может быть… Прага — город маленький. Тут все друг друга знают.

— Мы отблагодарим, — сказал Саша, — не сомневайтесь.

— Ещё раз об этом заикнётесь, и я ничего делать не буду, — парировал я.

— Хорошо, — кивнул Саша, — а когда вы всё узнаете?

— Думаю, завтра вечером всё будет известно, — сказал я, — сейчас съезжу к нашему айтишному гению и всё узнаю.

И я поехал.

К Владу.

Но Влад не был гением системного программирования. Влад был фотографом. И, как каждый приличный фотограф, он в совершенстве владел фотошопом.

Я показал ему фотографию Наташи.

— Сможешь сделать эту женщину моложе лет на 20? — спросил я. — Есть же специальные программы.

— Легко, — ответил Влад, перекидывая фотографию с моего телефона на свой компьютер, — заходи через неделю, будет тебе чудо омоложения.

— Не выпендривайся, — попросил я Влада, — мне сегодня надо. Чтобы была намного моложе. Лет так 20. И чтобы в другой одежде, и фон сзади другой.

— А что мне за это будет? — спросил Влад, стуча по клавишам.

— Я верну тебе твои 20 крон, — великодушно предложил я Владу.

Тот хмыкнул, кивнул головой и принялся колдовать над фотографией Наташи.

— Долго? — спросил я его.

— Минут 40, — ответил тот, — можешь пока погулять.

Я кивнул и отправился погулять. Купил себе и Владу кофе в «Чибо». Круассаны. Всё это притащил к Владу домой.

Тот уже заканчивал.

С экрана на меня смотрела сильно помолодевшая Наташа в очень откровенном купальнике на фоне Ниагарского водопада.

— Стоп, — сказал я, — водопад убрать. Девушку одеть.

Влад поворчал. Но получив в руки кофе и круассан, принялся исправлять свою работу.

Через 10 минут вместо купальника на девушке красовался симпатичный сарафан в горошек. А вместо водопада Влад поставил какие-то кусты и деревья.

— Так нормально? — спросил он.

— Отлично, — похвалил я его, — вот твои 20 крон. Скинь мне, пожалуйста, фотку на телефон.

— А кто это? — поинтересовался Влад, пересылая мне фотографию.

— Меньше знаешь — крепче спишь, — ответил я.

Мы допили кофе, и я отправился домой.

С Наташей и Сашей я встретился на следующий день. Зашёл к ним на тринадцатый этаж.

— Ну что? — с порога спросила меня Наташа. — Удалось что-нибудь узнать?

— Конечно, — ответил я, проходя в комнату, — всё про вашего донора узнал. Всё в порядке.

Я сел на диван и вынул свой телефон.

— Вот она, наша красавица, — сказал я.

Наташа выхватила у меня телефон и впилась взглядом в экран. Саша осторожно заглянул через её плечо.

— Симпатичная, — констатировал он, — и на тебя похожа.

— Отличница, красавица, — отозвался я с дивана, — учит языки. В том числе русский. Папа преподаёт в Карловом университете, мама играет в пражской филармонии.

— Худая она какая-то, — протянула Наташа.

— Бегом занимается, — отозвался я, — полумарафон и марафон. Очень спортивная девочка.

— На тебя похожа, — опять сказал Саша.

— Что-то есть, — согласилась Наташа, — а из-за чего она стала донором? Деньги нужны?

— Нет, — ответил я, — как правило, с деньгами у доноров всё в порядке. Это гражданская позиция такая. Помочь другим.

— А как её зовут? — спросила Наташа.

— Это я не могу сказать, — ответил я.

— Мы вам точно ничего не должны? — спросил Александр.

— За проживание вы мне уже заплатили, — поморщился я, — буду благодарен, если вы рекомендуете мою квартиру другим путешественникам в Прагу.

— Конечно, порекомендуем, — сказала Наташа, с неохотой отдавая мне телефон.

— Спасибо, — искренне ответил я.

Мы ещё посидели. Поболтали о погоде и о предстоящей операции. Наташа заметно успокоилась.

Я встал. Собрался домой. Александр вызвался меня проводить.

Мы спустились вниз на лифте. Вышли в атриум.

— Спасибо, — ещё раз сказал Александр, — вы нам очень помогли. Вселили уверенность.

— Женщины — существа эмоциональные, — ответил я, — наша задача — пускать эмоции в нужное русло. Тогда будет всё хорошо.

— Я думаю, эмоции сейчас в нужном русле, — улыбнулся Саша, — очень хорошая девочка, наш донор.

— Всё у вас будет хорошо, — повторил я, — всё получится. Вы мне весточку пошлите, когда Наташа родит.

— Обязательно, — ответил Александр, — пошлём. И на крестины пригласим.

Он улыбнулся. Развернулся и пошёл к Наташе. Лечить её страхи.

Съехали они через две недели.

И пропали.

Ни письма, ни сообщения.

Лишь спустя 9 месяцев я получил СМСку с незнакомого российского номера.

«Девочка. 3400, 50. Копия Саши. Спасибо.»

— От кого СМСка? — спросила Леночка.

— От знакомых, у нас в квартире останавливались, — ответил я, — ребёнок у них родился. Девочка.

Ой, как здорово, — обрадовалась Леночка, — молодцы. Дети — это хорошо. А ты любишь детей, ангел мой?

— Люблю, — ответил я, — а что?

— Да так, — ответила Леночка, — просто спросила. С нынешней медициной, которая творит чудеса, всё возможно.

— Это точно, — поддакнул я.

— Пойду бельё сниму, — сказала Леночка и вышла на балкон.

А я остался в комнате размышлять.

О детях, о медицине, о правде и лжи.

Влияние организма на измену

С Сергеем я познакомился давно. Как только приехал в Прагу.

У него был свой небольшой бизнес. Он оптом продавал аккумуляторы.

Собственно, мы и познакомились с ним из-за того, что у меня во вновь купленной машине сдохла батарейка.

Спросил у знакомых, где можно купить новую. И кто-то мне посоветовал: «Позвони Серёге. У него их вагон и маленькая тележка».

Я позвонил. Сергей приехал. Привёз, что надо.

Мы изредка созванивались с тех пор. Пару раз сходили на хоккей. Пару раз пожарили шашлыки.

От кого Сергей узнал, что я сдаю посуточно квартиру, — неизвестно.

Позвонил он мне как-то вечером. Извинился за поздний звонок.

— Я слышал, ты квартиру посуточно сдаёшь? — спросил.

— Сдаю, — ответил я, и тут же задал встречный вопрос, — а ты с какой целью интересуешься?

— Хочу снять, — помолчав в трубку несколько секунд, ответил Сергей, — можно с сегодняшнего дня?

— Можно, — ответил я, — только не с дня, а с вечера. Я через минут сорок буду. Записывай адрес.

— Спасибо, — поблагодарил меня Сергей, — уже еду.

Встретились мы, как и договорились, через сорок минут. Поздоровались. Поднялись в квартиру. У Сергея в руках был рюкзак и пакет с продуктами.

— Что случилось? — спросил я. — У тебя же вроде квартира на Виноградах. Есть, где жить.

— Мне Дашка изменила, — пробурчал Сергей, выгружая из пакета продукты.

На столе появились две бутылки пива, бутылка водки, нарезка колбасы и полбуханки хлеба.

— Давай выпьем? — предложил Сергей. — Я угощаю.

— А давай не будем, — предложил я, складывая спиртное обратно в пакет, — а просто поговорим. Говорить я хоть всю ночь могу. А вот выпить, извини. Возраст уже не тот. Я чайку лучше заварю. У меня тут обалденный чай есть. С запахом можжевельника. Что случилось-то?

— Я же уже сказал, — Сергей сел за стол, — жена мне изменила. И я ушёл из дома.

— Интересное кино, — сказал я, колдуя над чайником, — только логика мне непонятна. Изменила жена, а ушёл ты. Обычно выгоняют тех, кто изменил.

— Нуууу, — Сергей на мгновенье задумался, — дети же у нас. Они-то при чём? Их это не касается.

— Ты думаешь? — я разлил чай по чашкам. — Ты и вправду считаешь, что измена матери их отцу никак на них не повлияет? Я вот думаю, что на воспитание детей влияет всё. Даже мысли. Не говоря уже о измене.

Сергей поморщился, как будто от боли.

— Может, выпьем? — предложил он. — У меня на душе плохо. Муторно мне.

— Пей чай, — скомандовал я, — от алкоголя ещё муторнее будет. Лучше расскажи, что было и что планируешь? Жить у меня в квартире хорошо. Но очень накладно длительное время, даже со скидкой.

— Я на несколько дней, — Сергей с шумом втянул в себя чай, — потом в офис перееду, наверное. У меня там диван есть. И туалет с умывальником. А рядом торговый центр. С фастфудом.

— В офис? — переспросил я. — Твоё дело, конечно же. Но как-то у тебя офис не очень приспособлен для комфортной жизни. Там даже душа нет.

— А я у тебя буду квартиру снимать раз в неделю, — предложил мне Сергей, — по воскресеньям. Буду мыться, бриться, приводить себя в порядок. Пустишь?

— Лучше по понедельникам, — сказал я, — выходные дни обычно самые загруженные. Туристами.

— Хорошо, — согласился Сергей, — по понедельникам. Забронируй за мной ближайший месяц все понедельники.

— Может, сразу на год? — предложил я, улыбнувшись.

— Не, на год — долго, — не оценил моей шутки Сергей, — на два месяца максимум. А потом как-нибудь образуется.

— А что образуется-то? — спросил я. — Ты же мне толком ничего не рассказал. Давай, изливай душу. Я никому не расскажу, а может, что и посоветую.

И Сергей принялся рассказывать.

Он и раньше подозревал, что его благоверная ему не совсем верная. Даша в последние два года стала по выходным пропадать на различных тусовках или мероприятиях. Каждую пятницу отправлялась на так называемое пятничное пиво. Благо дочери уже выросли, и старшая приглядывала за младшей. Работала Даша парикмахером. По скользящему графику. Настолько скользящему, что Сергей уже перестал понимать, когда жена работает, а когда развлекается. Но дома она стала бывать реже и реже.

— А потом случилось как в самом плохом анекдоте, — рассказал мне Сергей, скрипя зубами и поглядывая на пакет со спиртным, — поехал я в командировку. В Берлин мне надо было смотаться. На день буквально. Да только я из Праги выехал, звонок. Партнёр позвонил, извинился и перенёс встречу. А я вместо офиса зачем-то домой поехал. Приезжаю, а там всё в полном разгаре.

— С кем? — поинтересовался я.

— С Субудаем, — голос у Сергея стал глуше, — ты его знаешь.

— Знаю, — кивнул я, — он же твой друг.

— Друг, — Сергей зачем-то потрогал нижнюю скулу, — был. Пока я его с Дашкой полуголого в своей квартире не застукал.

— А дети где были? — поинтересовался я.

— Старшая в школе, младшая в саду, — ответил Сергей, — дело-то в 10 утра происходило. Она дочек в школу, а сама вместо того, чтобы людей стричь, с любовником в постель.

Я подлил бедолаге чай в чашку. Помолчали.

— И что потом было? — осторожно спросил я. — Чем ваша встреча в будуаре закончилась?

— Да ничем, — вздохнул Сергей, — Дашка ещё на меня и наорала. А Субудай мне в морду засветил. И на улицу выставил. Он здоровый как бык. Куда мне против него?

— Да, в ближнем бою у тебя с ним шансов никаких, — в тон Сергею вздохнул я, — ты в следующий раз с собой рогатку возьми. Обстреляешь его пульками из жёваной бумаги.

— Тебе смешно? — обиделся Сергей.

— Да нет, не смешно, — ответил я, — скорее грустно. Два взрослых человека устраивают бои из за потасканной самки.

— Вообще-то она моя жена ещё, — буркнул Сергей.

— Ну ты ещё со мной подерись, — усмехнулся я, — какая жена? Она тебе изменила. Не моё, конечно, дело. Но называть её женой с твоей стороны как-то глупо.

— Глупо, — согласился Сергей, — и что мне теперь делать?

— Остыть, — ответил я, — а то у тебя сейчас в душе разброд и шатание. Поживи отдельно от семьи. Успокойся. Ты сейчас на эмоциях. Начни мыслить трезво. Это касается и алкоголя. Никакого пива и водки. Вода, чай. И желательно физические нагрузки.

— Да, ты, наверное, прав, — сказал Сергей, — надо успокоиться. А то меня всего трясёт. Как вспомню…

И Сергей заскрипел зубами.

— Отдыхай, — велел я ему, — если будет колбасить, звони мне. По крайней мере, я тебя хотя бы выслушаю.

— Спасибо, — сказал Сергей и проводил меня до двери.

Пакет со спиртным я предусмотрительно забрал с собой. Приехал домой. Зашёл в квартиру, звеня посудой.

— По какому поводу праздник? — встретила меня Леночка, глядя, как я выгружаю из пакета бутылки.

— У Серёги отобрал, — ответил я, — ему жена изменила. С его другом. Он их дома на супружеской постели застукал.

— Какой ужас, — всплеснула руками Леночка, — что же он теперь делать будет?

— Известно что, — пробурчал я, — будет думать, как же это произошло и что этого не может быть. Ну и пить будет. На сегодня я его этого удовольствия лишил. Но что дальше будет, не знаю.

— Мужик-то вроде неплохой, — опять принялась причитать Леночка, — и дети у них. Кто их теперь воспитывать будет?

— Кто спит с бабой, тот и воспитывает её детей, — усмехнулся я, — только я что-то сомневаюсь, что кому-то нужны две очаровательные дочки в переходном возрасте. Покувыркаться в постели с замужней дамой у них дури хватает. А вот когда встаёт вопрос о содержании её детей, то дурь улетучивается, и Васёк сливается.

— Ангел мой, — вздохнула Леночка, — ты циник.

— Все ангелы циники, — отозвался я, — иначе в этом мире нельзя.

Сергей, как и обещал, переехал жить к себе в офис.

По понедельникам он заезжал в квартиру на 13 этаже. Мылся, брился, приводил себя в порядок.

А во вторник съезжал обратно в офис на диванчик.

Встречались мы с ним обычно в понедельник вечером, при заезде.

Я передавал ключи и выслушивал монолог Сергея. При каждом заезде он был разным. То он обвинял весь женский род с коварстве и измене. То плакался о том, как ему одиноко и тоскливо.

Качало его на эмоциональных качелях довольно сильно. И очень сильно в этом деле помогала Даша.

Она переодически звонила Сергею. Требовала денег, развода. Запрещала видеть детей. Жаловалась, что он не принимает участия в их же воспитании.

— Что ей от меня надо? — в отчаянии спрашивал меня Сергей.

— Ничего, — отвечал я, — просто не отвечай на её звонки. Нервы целее будут.

— Так и сделаю, — отвечал Сергей, — заблокирую её номер. В чёрный список.

Но Даша звонила с номера старшей дочери и опять выводила Сергея из равновесия.

— Что мне делать? — роняя пьяные слёзы, в очередной понедельник, спрашивал у меня Сергей.

— Не пить алкоголь, — отвечал я, — это кажется, что он помогает. На самом деле спиртное делает всё ещё хуже. Займись спортом. Сжигай свои эмоции в фитнесе. Или бегай по парку.

— Завтра с утра начну бегать, — обещал Сергей, — вот прям с утра встану и побегу. До завтрака.

Но завтра Сергей вставал и бежал на работу. Которая хоть немного его отвлекала от семейных неурядиц.

Отработав, Сергей ужинал в ближайшем торговом центре. Возвращался в офис. С парой бутылок пива. Или чем-нибудь покрепче.

Выпивал. Ложился на диван и размышлял о своей бесцельно прожитой жизни.

Так продолжалось три с половиной месяца. Три с половиной месяца, наполненных нытьём, работой и опять нытьём.

Как я и предполагал, Сабудай расстался с Дашей спустя некоторое время. Не смог он найти общий язык с одуревшими от нового папы детьми. Да и Даша в качестве жены предстала перед ним совсем в другом свете. Немолодая уже женщина с завышенными ожиданиями от жизни и скверным характером.

Исчез Субудай внезапно. Оставив после себя СМС-сообщение: «Это было ошибкой».

Даша погоревала о несостоявшемся новом муже и принялась обрабатывать старого.

Она послала ему почти то же самое сообщение про ошибку. А потом принялась названивать и предлагать начать всё сначала.

— Она меня любит, — сияя, как надраенный самовар, говорил мне Сергей в один из наших понедельников, — это была ошибка с её стороны.

Я уже давно смирился с ролью его личного слушателя. Иногда вставлял реплики и следил, чтобы Сергей не пил. Это было одно из моих условий его проживания по льготному тарифу. Но он всё равно выпивал, когда я уходил домой. О этом мне докладывала уборщица, выгребавшая пустые бутылки из мусорки.

— Она тебе изменила, переспала с другим мужчиной, — отвечал я, — ну элементарное чувство брезгливости у тебя же должно остаться?

— Это я виноват, что она мне изменила, — заявил вдруг Сергей, — я со своей работой совсем про семью забыл. Целыми днями с этими батарейками только и возился.

Оооооооо, — протянул я, — как всё запущено, однако. Ты на себя чужие грехи не бери. Со своими разберись.

Сергей обиженно засопел.

— Она всё поняла, всё осознала, — сказал он, — предложила попробовать ещё раз. С чистого листа.

— С чистого листа не получится, — помолчав, сказал я, — лист уже испачкан. И я знаю, что дальше будет. Ты вернёшься к Даше. И она не простит тебе свою измену.

— Это как это? — удивился Сергей.

— А вот так, — ответил я, — человеческая природа такая. Будет твоя Даша твердить тебе, что в её измене виноват ты. До тех пор это будет твердить, пока сама в это не поверит. И ты поверишь. И лет в 50 сдохнешь от инфаркта. Потому что она тебя сожрёт. Даша твоя.

Нет, — сказал Сергей, — она не такая. Она взрослый человек. Мы с ней по телефону всё обсудили. Я на днях вернусь в семью. Дети соскучились.

Я с жалостью посмотрел на Сергея.

— Твоё дело, любитель наступать на грабли, — сказал я ему, — твоя жизнь. Когда торжественное возвращение блудного попугая в лоно семьи?

— В субботу вечером, — покраснел Сергей, — дети уезжают на каникулы в лагерь. И я вернусь. Она обещала курочку в духовке запечь.

— Эх, Серёга, Серёга, — рассмеялся я, — как тебя легко купить, оказывается. На курочку повёлся.

— Да не на курочку, — Сергей ещё сильнее покраснел, — просто надо всё решить по-человечески. Как взрослые люди.

— Решайте, — кивнул я, — как взрослые. Ты во сколько в субботу в лоно возвращаешься?

— В пять вечера, — ответил Сергей.

— Хорошо, — сказал я, — подъедь ко мне в четыре. Мы с тобой по квартире балланс подобьём. Ты мне там должен вроде немного.

— Да я уже всё посчитал, — сказал Сергей, — и долг принёс.

— Нет, нет, — замахал я руками, — у меня с собой записной книжки нет. У меня там все записи. Давай в субботу. Тебе же не сложно подъехать?

— Не сложно, — ответил Сергей, — у меня и так всё посчитано. Но подъеду. Не знал, что ты так педантичен.

И он подъехал. В субботу в четыре часа дня.

На Сергее была надета новая модная рубашка. Штаны тщательно выглажены. Лицо тщательно выбрито.

— Как я выгляжу? — спросил он, разваливаясь на диване.

— С парфюмом переборщил, — ответил я, — а так на все сто. Только желательно так выглядеть всегда, а не когда на свидание собираешься.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 303