Новый Кашин – на Ridero

Кашин

Российский политический журналист и писатель Олег Кашин издал свою новую книгу «Приморские партизаны» через сервис Ridero. По первым отзывам читателей — это лучшая из его четырёх художественных книг. А сам автор считает её новым «Что делать?». Мы расспросили Олега о том, почему он издал свою книгу сам и как продаётся политический фикшн.

R.: У Вас есть имя и своя аудитория, почему Вы издали «Приморских партизанов» самостоятельно, через сервис Ridero, а не отдали её в какое-нибудь крупное издательство?

О. К.: Я достаточно давно наблюдаю за своими знакомыми, которые издают свои книги с помощью Ridero. Наблюдаю с опаской и с интересом, потому что вся ответственность, которая в привычной ситуации лежит на издательстве, в этом случае возлагается на автора – это от его активности и от его поведения зависит, как люди прочитают его книгу. Никто не будет вести переговоров с торговыми сетями, но и самой книги не будет в торговых сетях — только интернет и сарафанное радио. Это как окунуться в холодную воду — и интересно, и страшно, и чтобы решиться, мне, очевидно, был нужен такой толчок, в роли которого здесь выступила сама выбранная мной тема. Совсем недавно мои друзья из издательства «Алгоритм» стали фигурантами «экстремистского» уголовного дела в связи с книгой о приморских партизанах — о настоящих, из Приморья, а не о тех, что у меня. Уголовные дела сейчас в России становятся такого рода ограничительными флажками — мы увидели, что про партизан писать нельзя.

А если ты все-таки решил делать то, что нельзя, делай это сам, бери на себя всю ответственность — так, по крайней мере, рассуждал я, выбирая платформу для издания книги.

R.: Насколько востребованы сейчас, по Вашему мнению, политические истории читателями? Как продаются Ваши ранее изданные книги?

О. К.: Три месяца назад в США вышло английское издание моей первой книги «Роисся вперде», и этим летом на ярмарке в Эдинбурге я собираюсь представлять его британской аудитории — то есть жанр политический фикшн, которым я занимаюсь, по крайней мере, конвертируем. Я не могу сказать, что добился какого-то большого коммерческого успеха с предыдущими книгами, но сам воспринимаю их как продолжение своей журналистской и публицистической деятельности.

Давно говорю, что сегодня в России слишком много вещей, которые только так и можно рассказать — в виде художественной истории, а не журналистского текста.

В книге «Приморские партизаны» кроме придуманного мной сюжета есть несколько совершенно реальных историй, свидетелем которых я становился во время работы репортёром и по разным причинам не мог о них рассказать прямым текстом.

R.: В чем актуальность сюжета о приморских партизанах спустя шесть лет после развязки истории?

О. К.: Я могу ответить одним словом — Донбасс. Мы увидели, как легко превратить один (сейчас неважно чей — российский или украинский, мы в этом смысле похожи до степени смешения) благополучный регион в новую Боснию, здесь достаточно только первого выстрела. В России такой выстрел прозвучал шесть лет назад в Приморье — если говорить совсем радикально, то там мы увидели, какой может быть настоящая оппозиция в нашей стране. Поскольку я сам много лет пишу о нашей традиционной оппозиции, я часто ссылаюсь на приморский опыт в полемике с нашими оппозиционерами — смотрите, мол, как бывает, и это важнее ваших выборов и санкционированных митингов.

Кроме того, есть, и давно, такая проблема, которую я (по аналогии с «национальным вопросом») называю милицейским вопросом — полиция для российских граждан давно стала прежде всего угрозой. У меня была статья «Русская Эбола» об эпидемии необъяснимых смертей в полиции, и моя коллега Мария Березина уже больше года делает под таким названием сайт, где ведётся летопись этих смертей. Когда людей убивают каждый день, это вообще-то война. Она уже идёт, и надо как-то это отрефлексировать.

R.: Кому адресована новая книга?

О. К.: Как раньше писали в аннотациях — «широкому кругу читателей». Я сам как читатель и как гражданин вижу сейчас потребность в новом «Что делать?» — художественном тексте, который одновременно может быть политическим манифестом. Мне кажется, эта книга ближе всего в такому манифесту, чем то, что я писал раньше.

R.: Есть ли первые отзывы на книгу и какие они?

О. К.: Пока отреагировали только доброжелательные читатели, которые видели ссылку на книгу в моём канале в Telegram — больше я её до этой недели нигде не рекламировал. Они говорят, что из четырёх моих художественных книг это лучшая, и я с такой оценкой спорить не готов, но сам пойму, только когда прочитаю первый ругательный отзыв.

Share This: