«И вянут розы в зной январский»: путешествие в Австралию прошлого

Наталья Рубанова – о романе Алисы Ханцис, которая переехала в Австралию и получила за свою книгу «Русскую премию» – награду для авторов, живущих вне России и пишущих на русском языке. 

Что вы знаете об Австралии и её литературе? Да, разумеется, всем известны имена Грегори Дэвида Робертса, написавшего «Шантарам», или Коллин МакКаллоу, автора «Поющих в терновнике». А что вы знаете об Алисе Ханцис, переехавшей в Австралию в начале 2000-х из России? Если ничего или мало, то резонно восполнить пробел – разумеется, если вас привлекает творчество таких писателей, как Джейн Остин, Шарлотта Бронте или Уильям Теккерей: писателей, чей стиль можно назвать условно соприродным стилю ханцисовского романа «И вянут розы в зной январский». Так, во всяком случае, отозвалась в своё время о произведении профессиональная критика – остаться незамеченной книга не могла, получив в 2012 году «Русскую премию»: третье место в номинации «Крупная проза». Эта популярная премия присуждалась до недавних пор литераторам, живущим вне России и пишущим по-русски. 

«И вянут розы в зной январский» – исторический роман с несколько претенциозным названием, не лишённый романтичной сентиментальности; история о том, как жили в Австралии век назад люди, чем-то похожие и на нас, – не такие уж мы разные, когда дело доходит до «базовых», как сейчас бы сказали, чувств. Итак, двадцатилетняя девушка по имени Делия – провинциалка, приехавшая в столицу, – осваивает её и пытается многое переосмыслить. В Мельбурне она переживает, по сути, второе рождение – и, конечно же, обольщается и рискует. Как на машине времени, переносимся мы вместе с ней в австралийский большой город образца начала XX-го и «видим»: дома, улицы, вокзал, магазины… всё очень зримо. Книга эта своего рода путеводитель – или, быть может, материал для мини-сериала, который, разумеется, имеет смысл снимать не в павильонах условного «Мосфильма», а в декорациях загадочной страны-континента: в Австралии, на английском. Автору стоило бы пообщаться с местными продюсерами на предмет экранизации, благо книга уже премирована и оценена профессиональным литсообществом.  

В одном из интервью Алиса Ханцис так отвечает на вопрос, о чём роман (нельзя, конечно, задавать автору такие вопросы – но тут дело в мастерстве журналиста): «О ярких, талантливых молодых людях, живущих в непростую эпоху и в непростой стране, о вечной борьбе старого и нового, о том, что быть собой иногда сложнее, чем нам кажется». И добавляет: «Я писала о Мельбурне, каким он был сто лет назад, и при этом мечтала сделать его, реальный и нынешний, легендарным – как, скажем, конандойловская Бейкер-стрит, чтобы читатель захотел приехать сюда и увидеть своими глазами места, “где всё происходило”. Ведь Австралию так мало знают за границей, а уж о её литературном облике и говорить не приходится».

Стоит отметить, что автор-«археолог» восстанавливает исторический облик Мельбурна буквально по крупицам. Старые фотографии и киносъёмка, новости из газет тех лет – всё это помогло воссоздать мир, которого больше нет, оживив его с помощью букв. «И вянут розы в зной январский» Алисы Ханцис – первый роман на русском языке о жизни и быте австралийцев начала ХХ века: роман о взрослении, дружбе, любви (или о том, что за любовь принимают) – о любви к людям, искусству, определённым местам. Роман, где довольно чётко прослеживается поколенческая линия, так называемая тема «отцов и детей», но без занудства, которым нередко грешит избранная классика. В конце же книги даны примечания для любопытствующих – например, такого рода: «громада Австралийского дома — Австралийский дом (Australian Building) — двенадцатиэтажный “небоскрёб”, построенный в 1889-м. На момент сооружения был третьим по высоте в мире и оставался самым высоким в Австралии до 1912 года». Или: «Сидней — вот он, гудит в ухе — первый междугородный телефонный звонок в Австралии (из Мельбурна в Сидней) был совершен в 1907 году».

Роман для тех, кому всё это, как и автору, небезразлично; для тех, кто мечтает об  Австралии – хотя бы как о «путешествии в прошлое», даже если никогда не попадёт туда в настоящем:  во всяком случае, пока. 

Роман «И вянут розы в зной январский» вошел в новый «Список литературы», на полку которого попадают книги, замеченные профессиональными литераторами. 

Share This:

С этим читают

Известный и любимый многими русский писатель Борис Тимофеевич Евсеев не перестаёт удивлять. На Ridero вышел сборник его рассказов «Раб небесный» и тут же (что как раз не удивительно) попал в «Список литературы», ... Читать далее

«Это та редкая книга, которую нужно читать с конца, где не вывод всего помещён, а понятийный словарь. Без него в новом романе Виктора Попова не разобраться. И это не минус, ... Читать далее

«Список литературы» – один из наших любимых проектов для читателей. Мы знаем, как сложно бывает найти книгу по душе в море литературы на Rideró. Особенно учитывая то, что с каждым ... Читать далее

Книга Кирилла Куталова «Антитела» написана на основе событий в начале пандемии коронавируса. Недавно «Афиша» назвала обложку «Антител» одной из самых красивых обложек июня, а «Горький» включил книгу в подборку лучших ... Читать далее

Показать больше записей