Время осмысления: что происходит с женщинами в литературе

Журналистка Елена Маляренко и писательница Анастасия Розанова ведут литературный канал о феминизме на Яндекс.дзен, а свои дискуссии выкладывают на youtube. Мы поговорили с ними о классических и современных женских образах и тенденциях в женской литературе. Получился живой разговор, который невозможно пропустить, если вы следите за современными книжными трендами.

Ridero: Почему вы решили сделать литературный канал о феминизме?

Елена Маляренко: Я журналист, а Настя – писатель, и мы очень любим читать и обсуждать книги. Когда мы познакомились, книги стали постоянной темой наших разговоров.

Анастасия Розанова: Мы обсуждали их в бане, в баре, в библиотеке –везде, где бывают уважающие себя современные женщины. И так получалось, что всегда мы собирали вокруг себя толпу слушателей. Иногда дело доходило до битья бокалов и криков типа: «Нет! Дело было не так! Не поэтому Анна Каренина бросилась под поезд!» Тогда мы стали делать небольшие рецензии, выкладывать в наши группы. Это наш женский взгляд на женскую жизнь и женские образы в литературе.

Е.М.: Мы поняли, что, во-первых, взгляд на литературные произведения у нас с Настей совпадает, хотя по некоторым вопросам мы можем быть не согласны друг с другом…

А.Р.: … А иногда можем даже сильно поругаться, это видно в наших видео на  Youtube. Например, когда мы обсуждали «Бесприданницу».

Е.М.: Но другие люди, слушая нас, понимают, что с этого угла, с которого смотрим на вещи мы, они еще ни разу не смотрели.

А.Р.: И бегут скорее покупать эту книгу, читать ее срочно, и потом писать нам: «Я прочла!»

Е.М.: В общем, однажды мы подумали: «А почему мы просто так болтаем в бане, когда мы можем говорить об этом на более широкую аудиторию, если людям это интересно?»

А.Р.: И так мы создали наш канал, а назвали мы его «Поместье-медиа», потому что наши встречи и обсуждения, в основном, происходили в поместье, где живет Лена, куда она уехала в сельскую эмиграцию –кажется, это так называется. Она живет в своем поместье, в своем доме, который она, женщина, выстроила своими руками. И нам там очень уютно, мы чувствуем себя в безопасности, высказывая свое мнение. Поэтому мы назвали наш канал «Поместье-медиа». А в последствии мы поняли, что сама идея поместья настолько близка русскому духу, что сейчас, сколько бы мы ни путешествовали, где бы мы ни жили (этой зимой, например, мы живем в старинном особняке в Ялте) – везде есть некое поместье. В общем, у нас такое поместье духа.

Е.М.: Это правда. Ну, а что касается феминизма – давай объясним, что это такое? Для многих это какое-то размытое понятие.

А.Р.: Ну, мы рассказываем об истории появления у женщин прав. Для меня феминизм – это освобождение от табуированных тем, касающихся ежедневной женской жизни.

Е.М.: Женский взгляд в силу исторически сложившейся судьбы женщин он другой, не такой, как у мужчины. А традиционное понимание мира все равно происходит с мужской точки зрения. Потому что большая часть литературных произведений написана мужчинами. Женщины-авторы появились не так давно.

А.Р.: Общество патриархально настолько, что многие темы до сих пор под запретом. Например, у нас статья номер один – это «Все дело в щах». Она о том, что в России каждая женщина, на каждой кухне в многоэтажном доме проводит очень много времени за приготовлением еды. Мы до сих пор получаем отклики на эту статью, и многие люди в ярости. Эта ярость от  того, что женщины сами увидели, сколько времени они на это тратят, и разозлились на нас, за то, что мы им это показали.

Е.М.: Кстати, и мужчины тоже.

А.Р.: Мужчины сердятся ужасно: «Она мне всего лишь подсказывала, сколько посолить и поперчить, а потом говорит, что мы готовили вместе. Это несправедливо!» Для женщин это смешно, ведь каждая понимает, что если она стояла рядом и подсказывала, то нельзя сказать «он приготовил это сам». «Сам» – это значит, он все делал, а ты, например, ходила на маникюр. Но это чаще всего не так. В общем, мы получаем много эмоциональных откликов, и это потому, что общество еще не совсем готово обсуждать такие вопросы спокойно.

R.: Как вы отбираете книги для обсуждения?

А.Р.: Друг у друга отбираем, в основном. Одна прочитала, другая –отобрала.

Е.М.: А еще мне нравится, когда мы приходим в магазин, скупаем новинки…

А.Р.: …и начинаем драться и делить: это тебе, это мне!

Е.М. : Не дай бог, кто-то схватил не свою книжку!

А.Р.: Или схватил, но не прочел – это вообще ужас!

Е.М.: Но подход у нас в любом случае такой: мы окружены классикой, и любим ходить в театр, на балет…

А.Р.: …В оперу, в кино. Постоянно что-то смотрим, читаем, и те образы, которые вызывают отклик, мы обсуждаем: «Ах ты, бесприданница!», –можем мы сказать друг другу. И когда у нас получается какой-то яркий диалог, мы его выкладываем в свой блог.

Е.М.: Вот, например, недавно мы посетили культурное мероприятие от Бюро пропаганды художественной литературы при Союзе писателей. Называлось оно «Грибоедовская гостиная» и было посвящено грядущему юбилею со дня рождения писателя – 225 лет, по-моему. И мы решили, что тема про его жену недостаточно раскрыта.

А.Р.: У Грибоедова, как известно, была жена, они были женаты меньше года. Ее звали Нино Чавчавадзе. Она была грузинской принцессой, ей было 15 лет, когда они поженились. И все, что о ней сказали на «Грибоедовской гостиной» – это то, что после смерти Грибоедова она велела выгравировать на надгробии надпись: «Зачем тебя пережила, любовь моя?». То есть, эта девушка уже в пятнадцать лет задавала глубокомысленные вопросы и потом всю жизнь хранила мужу верность. Конечно, такие вещи задевают, потому что это уже далеко не древняя история, а получается, что о женщине с упоением вспоминают только то, что она чуть ли не живьем себя схоронила вместе с мужем. Ну, конечно, мы начинаем искать информацию, ходить в библиотеку, обсуждать то, что нашли, и вот так рождаются статьи. 

Е.М.: Так у Насти получилась прекрасная статья о Нино Чавчавадзе.

А.Р.: Да, я узнала очень много нового об этой интересной женщине и о самом Грибоедове. К сожалению, схематичный подход ни к чему хорошему не ведет, мы его встречаем сплошь и рядом, и мы с ним боремся. То есть, даже если о Грибоедове расскажут довольно подробно, то о его женщине – о Нино, или, например, о жене Льва Николаевича Толстого Сонечке Берс – рассказать забудут или скажут два слова.

Тоже самое было, когда мы приехали в поместье Тютчева в Овстуге. Гуляли там уже полтора часа и вдруг выяснили, что, оказывается, Тютчев там жил без году неделя, а вот его жена прожила там двадцать лет. Она была немкой, а жила в Брянской области. Естественно, нам стало интересно, а как эта женщина там жила? Как она со всем справлялась?

Е.М.: Это ведь была Брянская область не сегодняшнего дня, тогда  из Москвы до Овстуга нужно было ехать пять дней на карете.

А.Р.: Да и сегодня там все не просто на самом деле, и женщина, чужестранка, из богатой семьи, жила там одна. И вот сначала у тебя совсем немного информации, а потом она тебя наполняет, распирает и хочется рассказать людям правду о незамеченных историей женщинах.

Е.М.: Мы публикуем их в нашей рубрике «Историческая личность». И все это, естественно, рядом с литературой.

А.Р.: Конечно, мы читаем не только классику, мы и новинки обожаем. Хватаем любые новинки наших любимых переводчиков, например, Анастасии Завозовой. Почему переводчиков? Потому что чаще всего новые темы, касающиеся феминизма, обсуждаются сначала в западной литературе. Я объясняю это так: если зуб еще сильно болит, то о нем говорить не хочется. В патриархальных обществах страшно говорить, например, о том, кто убирает у вас дома. Когда мы написали статью по книге «Уборщица» Стефани Лэнд, возмущению общественности не было предела. Многим стыдно признаться, что дома убирает только женщина. То есть, убираться не стыдно, а признаваться в этом стыдно. А в западном обществе этот зуб уже залеченный, поэтому они легче обсуждают такие темы. Очень классная новинка – книга «Что же тут сложного?» Элисон Пирсон, она написала о женщинах во время климакса. Обсуждать эту тему тоже считается крайне неприлично, это одна из самых табуированных тем. То есть женщина в пятьдесят воспринимается нами на работе нормально, но при этом мы считаем, что она должна работать так же, как 25-летняя, как будто бы у них все одинаково, а вопросы здоровья остались за кадром. Об этом никто не говорит.

Е.М.: Подводя итог, во-первых, нас интересует старая добрая классика, женские персонажи. А во-вторых, нас интересуют новинки, которые мы сами ищем в книжных магазинах: смотрим на обложку, раскрываем, и, если нравится, как написано, и тема нам близка, то мы ее берем. А также следим за тем, что выпускают наши любимые издательства, следим за переводчиками, чьи тексты нас стопроцентно устраивают качеством перевода. Вообще, если у тебя есть запрос на какую-то информацию, то она тебя сама находит. Так что ищите и обрящете. 

R.: Готовы ли вы говорить о книгах независимых авторов? 

Е.М.: Конечно, готовы, и, более того, мы ждем с нетерпением наших русских авторов и их произведения на нашу тему. Потому что тема важная и острая. В принципе, в России к слову «феминизм» относятся отрицательно…

А.Р.: … как к Антихристу. Феминистка – это обязательно женщина, которая не умеет готовить, не умеет себя вести, не пригодилась мужчине, поэтому она вынуждена сама копать, ломать и строить. И поэтому она несчастная, и никто из авторов не хочет играть в эту игру, опасаясь, что ей скажут: «Ну, понятно, она просто никому не нужна, вот и понаписала тут…». 

Е.М.: На сама деле это действительно так даже в обычной жизни. Люблю приводить этот пример: вот мы сидим с семьей за столом, у нас семейный обед, и рядом сидит моя тетя и восхищается тем, что какая-то женщина прекрасно водит машину. Я ей говорю: «О, тетушка, да вы феминистка!» В это время мой брат, который сидит напротив, с ужасом в голосе спрашивает: «А ты, Лена, что, тоже феминистка?!» Он не понимает, что женщина, независимо от того, есть у нее поддержка мужа или нет, может быть феминисткой. И даже мужчины могут быть феминистами. 

А.Р.: В общем, у нас это слово носит негативный оттенок, и никто из авторов не хочет попадать в список феминисток, если мы говорим про женскую литературу. И этот ярлык, к сожалению, очень сильно ограничивает круг авторов, которые пишут яркие произведения о современных женщинах. Хотя в кино этот тренд изменился. 

Е.М.: А в кино за последнее время вышли два фильма Нигины Сайфуллаевой: «Верность» и «Как меня зовут». И еще буквально под закат прошлого года вышел фильм Анны Пармас «Давай разведемся». Это абсолютно феминистские картины, которые показывают сложную женскую судьбу. 

А.Р.: То есть кинорынок быстрее приспосабливается и легче рассказывает о жизни современных женщин, их правах и свободах. А в литературе я считаю безусловно феминистским автором Марию Семенову, ее произведения «Волкодав» и «Валькирия». Но она все это заворачивает в исторический фантастический эпос. «В тихом городке у моря» Марии Метлицкой тоже считаю ярким произведением о современных женщинах, несмотря на то, что главный герой – мужчина. И у нее еще есть новелла «Я тебя отпускаю», о том, как женщина очень долго встречалась с женатым мужчиной и в итоге решила с ним расстаться. Это острое произведение про свободу. Но я не знаю, можно ли называть этих авторов независимыми. Для меня не существует зависимых или независимых авторов, я просто прочитала, и мне понравилось. То есть мы, конечно, готовы и с радостью примем любого русского зависимого или независимого автора, прочтем и уделим им все свое время. Если вы поможете нам их найти, мы будем вам очень благодарны. 

R.: Что интересного происходит в современной женской литературе?

Е.М.: Мы замечаем несколько трендов. Это вскрытие табуированных тем, которые раньше замалчивались. Чисто физиологичные вещи, которые раньше оставались за кадром, но они сильно влияют на поведение женщины, на ее жизнь в целом. А еще – женщины в мужской профессии, как в книге Марии Сэмпл «Куда ты пропала, Бернадетт?» 

А.Р.: Появляются новые героини и истории. В этом плане хороший пример – «Вкус дыма» Ханны Кент. Очень интересна история создания этой книги. Австралийская девочка приехала по обмену в Исландию на каникулы и узнала о последней смертной казни, произошедшей в этой стране, причем, казни несправедливой. Казнили женщину, это случилось пару сотен лет назад. И эта девочка посвятила свою юность изучению истории и написала роман. Из этого романа мы понимаем, откуда взялись современные исландцы и как далеко они продвинулись на пути равноправия в своем обществе. Абсолютно нетривиальный, неизбитый, незаезженный исторический персонаж. Есть Жанна Д’Арк, есть Мария-Антуанетта, которых мы знаем, но есть забытые женщины, которые когда-то существовали, но мы ничего о них не знаем. 

Е.М.: Ну, и еще утопии – тоже всегда интересная и важная тема, которая цепляет и заставляет думать. 

А.Р.: Тут можно вспомнить Стивена Кинга и его мистический роман «Спящие красавицы» – неожиданно феминистское произведение, и «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд – не случайно этот роман был несколько раз экранизирован, в 2017 году по нему снят сериал. Это тренд – размышлять о том, что случится, если снова отобрать у женщин их права или дать им еще больше свободы. Так и происходит осмысление, которое ранее было невозможно. Ну и, конечно, много вскрывающихся драм общества. Например, с ними работает Лиана Мориарти в своих книгах. Она всегда говорит о домашнем насилии, и так мастерски-хитро! Как рабы танцевали капоэйру, а на самом деле, учились боевым искусствам, так и Мориарти пишет о домашнем насилии легко, и тебе сначала кажется, будто это какой-то развлекательный романчик. Только когда прочел до конца, понимаешь, как «вштырило». 

Е.М.: Буквально каждый месяц на книжном рынке появляется какое-то произведение, демонстрирующее новый взгляд на проблемы женщины, которые либо были всегда, но об этом не говорилось, либо появились недавно, как в «Что же тут сложного?».  В этой книге речь идет о женщинах в периоде климакса, которые раньше уже становились бабушками в таком возрасте, а теперь они – молодые мамы, ведь сейчас все больше женщин рожают детей в возрасте около сорока. И в пятьдесят они хотят быть привлекательными, здоровыми, сексуальными. Это новая проблема, потому что еще двадцать лет назад родившие в таком возрасте женщины были исключением. 
Сначала происходит событие, а потом мы начинаем его осмыслять, и сейчас как раз время осмысления. Мы со своей стороны пытаемся участвовать в этом процессе и будем рады всем, кто к нам присоединится на нашем канале

Share This:

С этим читают

Родион Белецкий – известный драматург и поэт, автор сценариев 25 фильмов, его пьесы ставят в России и за рубежом. С помощью Rideró Родион издал сборник юмористических рассказов. ... Читать далее

Первая художественная книга Олега Батлука совсем не похожа на его другие произведения. Поговорили с ним об амплуа писателя и о том, как взяться за новый жанр. ... Читать далее

Подвели промежуточные итоги отбора в детективный импринт Антона Чижа. Вы еще можете присоединиться к его авторам. ... Читать далее

В Музее истории Екатеринбурга прошла презентация первой книги из числа финалистов совместного проекта музея и Ridero «Лаборатория воспоминаний». ... Читать далее

Показать больше записей