Тонкий литературный журнал «Незнание»

Если вы следите за литературными дискуссиями в России, то, наверняка, неоднократно слышали панегирики по литературным журналам — дескать, они умирают. Но мы видим, наоборот, как энтузиасты создают новые литературные альманахи и журналы. Прямо сейчас три молодых писательницы: Лиза Каменская, Арина Бойко и Саня Гусева — готовят первый номер своего «Незнания» — тонкого литературного журнала — и ищут новые голоса литературы и поддержку читателей на «Патреоне»:

Ridero: Расскажите про вашу команду и бэкграунд: как вы решили издавать литературный журнал и чем он отличается от других литературных журналов (кроме того, что он тонкий)?

Лиза Каменская: Я окончила журфак, но не хотела (и не хочу) работать в медиа, мне интереснее литература — и как читательнице, и как писательнице. Формального образования, скажем, филологического или в Creative Writing, как у Сани с Ариной, у меня нет. Мы вообще втроем считаем, что не нужна какая-то подтвержденная бумагами или публикациями экспертиза, чтобы издавать свой журнал. Нам некуда было отправлять свои тексты, не было альтернативы старым классическим журналам, вот и решили создать свой. Вернее, Арина придумала и предложила мне и Сане, а мы согласились. Мы не скрываем, что у нас есть уклон в автофикшн, креативный нон-фикшн и в тексты с female gaze, что мы не пытаемся репрезентовать нашим журналом всю современную литературу, а хотим найти близкие по духу тексты, которым на других площадках не нашлось места.

R.: В описании проекта сказано: «Мы хотим создать комьюнити для авторов, читателей и критиков, в котором царила бы атмосфера поиска, бескомпромиссности, принятия и поддержки», не противоречит ли бескомпромиссность принятию? И в чем она заключается?

Арина Бойко: Мне кажется, что тут нет противоречия. Бескомпромиссность  — это, лично для меня, про уверенность в том, что ты делаешь всё правильно. Это важное для писателя качество. Если ты не попала в очередной лонг-лист, не садиться переосмыслять свою жизнь, а просто продолжать писать. А когда у тебя есть сообщество, которое готово тебя морально поддержать независимо от премий и конкурсов, легче выжить в этой высококонкурентной среде. Кроме того, правильное сообщество помогает писать больше и качественнее. У меня такое сообщество появилось благодаря обучению в магистратуре «Литературное мастерство» и на курсах Write Like a Girrrl, и это большая удача, даже привилегия — поступить и пойти куда-то учиться. Одна из глобальных целей «Незнания» — объединить пишущих людей вне зависимости от их включенности в «литературную тусовку» или профильные институции, дать им платформу для развития и кооперации.

R.: Расскажите про вашу кампанию на «Патреоне»?

АБ: Мы нон-профит издание: у нас нет возможности платить не только авторам, но и самим себе. У нас нет спонсоров, грантов и других источников финансирования. Чтобы постепенно расширяться — выпустить журнал в печать, сделать более серьезный сайт — и при этом оставаться независимыми, мы и создали страницу на «Патреоне». 

«Патреон» — платформа, где люди могут поддержать тех, кто делает что-то классное в интернете, в обмен на приятные бонусы. Так как мы втроем писательницы и нам интересно развиваться в сторону менторства и редактирования текстов, среди наших лотов есть обратная связь на тексты — в формате редакторских комментариев и личного обсуждения. На этих лотах пока всего 6 мест, так как мы хотим обеспечить нашим патронам качественный фидбек.

R.: Как стать вашим автором?

Саня Гусева: Прислать свой неудобный и честный текст и совпасть с темой нашего номера. Сейчас мы сосредоточены на исследовании громкости: сдавленный голос, нервозная тишина, оглушительная интонация — каждый автор звучит по-разному, и различия эти помогают осмыслить неочевидные художественные методы. 

R.: Что интересного, на ваш взгляд, сейчас происходит в русской и мировой литературе? 

СГ: На наш взгляд, одна из занимательных тенденций в мировой литературе — это актуализация жанра автофикшн: дотошное, скрупулезное проговаривание своей жизни и избегание привычных сюжетных паттернов. К слову, одним из ярких представителей жанра является Карл Уве Кнаусгор, чей роман «Моя борьба» вызвал резонанс среди российских читателей.

Впрочем, современные писатели концентрируются не только на повседневном/частном: так, опыт исторической травмы стал одним из главных «поводов» для текста в последние несколько лет (взять хотя бы «Министерство наивысшего счастья» Арундати Рой или «Пачинко» Мин Джин Ли). Коллективное непроговоренное переживание — сквозной мотив и в русской современной прозе: от быковского «Июня» до «Живых картин» Полины Барсковой. Интересно, во что трансформируется эта болезненная тенденция. 

Еще одна примета «новой» литературы — женский взгляд на происходящее. На прилавках появляется все больше книг, написанных женщинами (чему немало способствует издательство No Kidding Press). Отныне именно главная героиня свидетельствует события масштабные и неприметные — как, например, в «Девочках» Эммы Клайн или в цикле романов Элены Ферранте. 

Share This:

С этим читают

Именно так называется новая летняя мастерская Creative Writing School. Ее ведут молодые писатели, авторы романов и повестей, лауреаты литпремий Игорь Савельев и Тимур Валитов, которые днем работают на фултайме.  ... Читать далее

Анна Иванова – один из давних авторов Ridero. Сейчас у нее своя аудитория и контракт с «Астрель-СПб». Она экспериментирует с разными площадками, а про ее книги с удовольствием пишут ... Читать далее

Мария Данилова за четыре года опубликовала на Rideró 10 книг в жанре фэнтези, а писательница вошла в десятку наших самых успешных авторов. ... Читать далее

Эссе писателя и литературного агента Натальи Рубановой о книжной индустрии, искусстве издателя и собственном импринте на Ridero. ... Читать далее

Показать больше записей