Первая премия «Лицей» в номинации «Проза»

Второй год подряд Константин Куприянов из Сан-Диего попадает со своими книгами в короткий список премии «Лицей» и в этом году получил за роман «Желание исчезнуть» первую премию. Всего оргкомитет рассматривал произведения более 3000 молодых писателей и поэтов, и говорят, что выбрать было действительно непросто. Мы поговорили с Константином о премии, жизни в Сан-Диего, бета-ридерах и книгах.

Ridero: Что означает для вас премия «Лицей»? Есть ли у вас особые планы, как ей распорядиться?

Константин Куприянов: Премия «Лицей» – это шанс. В первую очередь говорю про литературную составляющую. Шанс приобрести читателей, внимание и комментарий профессионального сообщества. Денежное вознаграждение – приятная неожиданность. Часть денег я вложу в благотворительность, часть использую для своих нужд и нужд моей семьи.

R.: В прошлом году ваша другая книга «Новая реальность» тоже вошла в короткий список «Лицея». Помогло ли вам это в чем-то?

К. К.: Помогло разозлиться, когда я не выиграл в первый раз, и дописать «Желание исчезнуть» до романа, который все-таки выиграл в 2018 году) А если серьезно, внимания к прошлогоднему шорт-листу практически не было. Мне повезло, что «Новая реальность» была также опубликована в журнале «Знамя» и удостоилась премии журнала по итогам 2017 года, – это помогло ей получить хотя бы минимальное количество читательского внимания.

R.: И «Новая реальность», и «Желание исчезнуть» косвенно затрагивают тему войны. Почему вам интересна эта тема и как появились сюжеты для этих книг?

К. К.: Почему мне эта тема интересна, я точно не знаю. Я люблю исследовать зло – оно меня привлекает, в том числе потому, что это тема, в которую большинству страшно заглядывать. Значит, практически любое исследование на эту тему является потенциально интересным для читателей. Война – одно из его самых панорамных выражений, в которых можно увидеть отсветы других интереснейших тем: любви, дружбы, предательства, смерти – почти все, что невозможно до конца осмыслить без творческого преломления. Что касается сюжетов, они появляются спонтанно и развиваются по ходу работы. Не думаю, что есть универсальный источник, – каждая сюжетная линия и характер имеют свою историю, не все из этих историй я сам помню.

R.: Писать в Сан-Диего вам проще, чем в Москве, и почему?

К. К.: Я заметил, что последние несколько произведений, которые мне удавалось написать, я начинал в путешествии. Может быть, это совпадение. А может быть, смена обстановки – эффективное подспорье в работе. В любом случае переезд пошел творчеству на пользу, но тут не дело в том, откуда и куда я переехал. Значим был сам факт. Сейчас, два с половиной года спустя, у такого переезда, разумеется, проявляются и отрицательные стороны.

R.: В интервью «Году литературы» вы упоминаете, что показываете свои тексты бета-ридерам перед публикацией. Как появилась эта практика и насколько она влияет на финальную публикацию?

К. К.: Думаю, это естественный процесс для любого литератора. Чем сложнее произведение, тем труднее от него отстраниться и оценить самому свежим взглядом. Поэтому я ищу людей, готовых читать моих рукописи, чтобы помочь с оценкой свеженаписанного. Иногда из комментариев таких читателей в работу удается отобрать очень полезные рекомендации.

R.: Какая художественная книга из недавно прочитанных произвела на вас самое большое впечатление?

К. К.: Все книги, которые я решаю дочитать, обычно производят впечатление, иначе бы я их не читал. Но если говорить о потрясающих опытах чтения, то, наверное, это было пару лет назад, «Жизнь и судьба» Гроссмана. Я поздно прочитал этот роман, но он произвел на меня ошеломительное впечатление. А если говорить о хронологически последних произведениях, то я читал номер журнала «Октябрь» за июнь 2018 года. Там среди прочих был рассказ Владимира Данихова «Одним предложением». Рассказ длинный, умышленно затянутый, как мне показалось, и написанный совершенно чудовищным приемом – многостраничное повествование помещено в одно-единственное предложение. Несмотря на физическую сложность восприятия этого рассказа, он обладает привлекательной мрачной энергетикой, вводящей человека в транс, не позволяющей бросить чтение, если ты уже преодолел первый страх. Великолепный в своей уродливости текст, очаровательный, как тягучая, медленная смерть, которую автор, судя по всему, очень хорошо знает в лицо. В этом же номере есть и другие достойные тексты, включая лауреатов «Лицея-2018» Ханова и Савельева.

Фотограф Олег Дмитриев.

Share This:

С этим читают

Премия «Лицей» продлевает прием работы до 15 марта

В эти выходные Ridero получил тысячную работу на премию «Лицей» – ей стала повесть «Канун звездного часа» автора из Новосибирска. По решению оргкомитета срок приема работ продлевается еще на две ... Читать далее

Первая премия «Лицей» в номинации «Поэзия»

Андрею Фамицкому еще нет 30, но у него уже богатая творческая биография, своя страница в «Википедии», публикации в заслуженных литературных журналах, и критики отзываются о нем как о большом явлении ... Читать далее

Победители премии «Лицей»

Только что на Пушкинской площади в Москве были объявлены победители конкурса для молодых писателей и поэтов им. А.С. Пушкина «Лицей». Вся команда Ridero от души поздравляет победителей.

 ... Читать далее

«Лицей» завершил приём работ

На прошлой неделе оргкомитет премии «Лицей» имени Александра Пушкина для молодых прозаиков и поэтов завершил прием работ. Всего было зарегистрировано 3069 произведения (1113 прозаических и 1956 поэтических) от писателей в ... Читать далее

Показать больше записей