«Ключ под ковриком. НЕдетские рассказы» Нина Русанова

Русанова_вк

Осталось чуть меньше двух недель до начала книжного фестиваля «Красная площадь», и мы начинаем знакомить вас с авторами, чьи автограф-сессии пройдут на стенде Ridero с 3 по 6 июня (афиша встреч уже выложена на нашем сайте). Нина Русанова специально прилетит на фестиваль из Испании, чтобы представить свою книгу «Ключ под ковриком. НЕдетские рассказы».

Ridero: Чем особенна книга, которую Вы будете представлять на фестивале «Красная площадь»?

Нина Русанова: Книга «Ключ под ковриком. НЕдетские рассказы» примечательна тем, что в ней сопряжены два временных пласта – Прошлое и Настоящее. Хотя «два» – это довольно грубое обобщение, поскольку Прошлое героини, в свою очередь, делится на множество разных «Прошлых», ведь каждый рассказ – это конкретное воспоминание девочки Кати, отдельный случай из её жизни. А что такое «случай» для человека, который только начинает свой жизненный путь, для которого всё в жизни происходит в первый раз? И если человек этот в каждый период своей маленькой, но стремительно развивающейся, неудержимо меняющейся жизни – от года до десяти лет – и сам совершенно новый, разный? Потому и каждый эпизод в книге, каждый отдельный момент прошлого – это особая атмосфера, особый мир, заключённый в тончайшую прозрачную сферу – оболочку рассказа. Словно стеклянные шары на ёлке – но только прозрачные и внутри не пустые. И у читателя появляется уникальная возможность познакомиться с этим, во всех смыслах внутренним миром героини, увидеть его во всех подробностях, ощутить дух того или иного проживаемого ею времени. А при наличии развитого воображения и известной доли чувствительности – погрузиться в него вместе с нею и ощутить себя там – т. е. встретиться с самим собой, но тоже маленьким, едва начинающим это увлекательное и непростое путешествие под названием жизнь… – иными словами и по гениальному определению редактора сборника Светланы Данилиной, найти себя в светлом прошлом.

За пласт Настоящего, нынешнего, в книге «отвечают» стихи. Это облечённые в поэтическую форму размышления героини – уже выросшей, взрослой. Эдакое подведение итогов, своеобразная переоценка ценностей – причём ценностей настоящих, подлинных, истинных, вечных, ибо самым ценным в жизни и являются наши впечатления о ней, все эти пережитые нами ощущения и чувства – искренние, неподдельные, и потому несомненно обогащающие душу – как автора, так и читателя. И пусть это «всего лишь» детский опыт, но он приобретён именно в те годы, когда закладывался характер и формировалась личность. От него во многом зависит наш взгляд на мир в течение всех последующих лет, наше отношение к происходящим в нём событиям и к населяющим его людям – детям и взрослым, «бывшим детям», и к детям «внутренним», своим и чужим, так и не выросшим, но только прячущимся за жёсткой, а порой и жестокой оболочкой взрослости.

R.: Как приняли книгу читатели? Каким был лучший отзыв о ней?

Н.Р.: О! Восторженно! Собственно, читатели начали принимать книгу ещё на стадии отдельных стихов и рассказов, которые появлялись одни за другими в течение последних пяти лет на страницах, которые я веду на порталах Стихи.ру и Проза.ру. Многие произведения (рассказы «Ёлочка», «Круг», «Вести себя – хорошо!», «На букву „И”» и другие) в течение всего прошлого (2016) года ежемесячно выдвигались экспертами на литературную премию «Писатель года» и вошли в её «Золотой фонд».

Как мудро заметила мой редактор, каждый поэт и писатель пишет о том, что волнует лично его, но каждый читатель в том или ином произведении читает  с в о ю  душу, то есть находит, понимает, принимает и запоминает то, что близко именно ему – то, что трогает, задевает, или, как сейчас говорят, «цепляет», именно его. И порой просто поражаешься количеству читательских узнаваний! – отдельных героев, ситуаций, предметов, порой, казалось бы, совсем «незначительных» деталей…

Всё это бесконечно радует, вдохновляет на дальнейшее творчество, поскольку понимаешь, что весь этот огромный труд – не зря, что всё сделано правильно.

Поэтому непросто среди множества отзывов выделить какой-то один – все они шли от души к душе и все несказанно дороги мне как автору и как человеку.

И всё-таки несколько имён я назову…

Это Нина и Саня Аксёновы, чьи искромётные экспромты полны тепла и искренности и несут в себе тот необычайный положительный заряд, импульс, жизненно необходимый автору для того, чтобы продолжать творить.

Это Светлана Данилина, прекрасный писатель и вдумчивый редактор, автор послесловия к моей книге, чьи отзывы по сути являются самостоятельными литературоведческими трудами – настолько грамотно и красиво они исполнены, настолько пристально внимание исследователя к тому или иному произведению, настолько кристально понимание им авторского замысла.

Это и Вадим Фомченко, чей неординарный подход к анализу и решению той или иной проблемы и порой шокирующие читателя выводы помогают отбросить ненужные условности и заглянуть в самую суть вещей, после чего с удвоенной энергией двигаться дальше по избранному пути.

Кира Костецкая – преподаватель русского языка и литературы, тонкий ценитель прекрасного, мудрый и добрый человек, чья поистине материнская забота о Кате Кисловой, главной героине «Ключа под ковриком», оставляет без слов.

Это и многие другие мои читатели, друзья, старые и новые, которым я всегда буду бесконечно благодарна за их внимание к тому, что я пишу.

Но самый лучший отзыв на свою книгу я получила в устном виде – он же стал для меня и самой высокой оценкой моего труда – писательского и человеческого.

Один из самых первых экземпляров книги я подарила родителям. И однажды вечером, проходя мимо родительской спальни, я случайно услышала, как за дверью папа читает маме вслух (оба они уже очень пожилые люди, и это один из новых ритуалов нашей семьи – чтение перед сном папой маме вслух). В тот вечер было в этом чтении что-то необычное – что-то, что привлекло моё внимание. И вот, стоя тихонько за дверью и помня, что «подслушивать нехорошо», я, не различая ещё отдельных слов, по ритмике некоторых фраз вдруг поняла, что папа читает маме… один из моих рассказов. Пока я даже не могла сказать, какой именно! Но одно знала наверняка: он из моей книги, которую я вынашивала в течение пяти лет и потому любой пассаж из неё помнила чуть ли не наизусть. Прислушавшись, стала узнавать интонации… затем отдельные слова… а затем и целые фразы… Да это же рассказ «Батон»! Конечно, с непривычки и «сослепу» папа «перевирал» авторские повышения и понижения тона, а местами и одни слова «заменял» другими… Но сам факт! – факт того, что родители выбрали именно эту – мою – книгу!.. Дочитав рассказ, папа замолчал. Молчала и мама. А я, не знаю, зачем, всё продолжала стоять в темноте за дверью – тихо, как мышь. И вот наконец мама сказала: «Это просто удивительно, сколько она всего помнит… я и не подозревала… И какое поэтическое, лирическое, у неё восприятие всех этих воспоминаний, всех этих подробностей!..» Затем снова стало тихо. И я тоже – всё также тихо, тихо-тихо, как мышка… будто и не было меня там… – на цыпочках ушла к себе.

Что можно добавить к этому? Да и нужно ли?..

R.: Как Вы стали писателем?

Н.Р.: Стихи писала с раннего детства. А в юности вдруг озарило желанием написать книгу. Я даже название её помню: «Я расту». Помню, как ехала в метро, глядя в чёрное зеркало окна вагона и думала: «Я расту… Я расту…» Или шла через арку длинного серого дома, именуемого в районе «сигмой» (там вечно гулял сквозняк – «аэродинамическая труба», сказала мама) и то же самое повторяла в уме: «Я расту… Я расту…» – вернее, это «оно само» повторялось. О чём она должна была быть, эта книга? Понятия не имею! Ни малейшего! И тогда не знала. Это было скорее ощущениеощущение от жизниощущение  ж и з н и  – жизни, которая идёт, движется – и это прекрасно! И всё в ней идёт и будет так, как надо. И всё в своё время.

И вот первая книга написана. Её уже читают. Примечательно то, что героиня в ней действительно растёт. И это ощущение жизни – как бы застывшей, ограниченной «сферой» того или иного рассказа, но это только на миг, это только кажется! – потому что там, внутри сферы, внутри рассказа – она, жизнь, всё равно идущая, ищущая, движущаяся! И она прекрасна! – несмотря на вечно ускользающее, убегающее, безвозвратно теряющееся время… – я надеюсь, мне удалось всё это показать, передать.

«Стать писателем» – честно говоря, не очень нравится выражение. Какое-то оно немного статичное, «конечное». Есть желание писать хорошую прозу (поскольку стихи у меня и так пишутся – «сами»). А чтобы писать лучше – лучше и лучше – надо, следуя примеру Старших, работать, идти вперёд, двигаться, отталкиваясь от того, что можешь, что уже умеешь, что даётся тебе легко.

Так Владимир Маканин, чей путь оставил в моей душе неизгладимый след и в своё время повлиял на моё решение жить жизнью творческой, говоря однажды о себе, употребил не слово «писатель», а выражение «человек, который пишет». Это очень близко моему видению того, чем я занимаюсь. Он же, на одной из встреч с читателями как-то сказал: «Да, меня не печатали. Но ведь я рос».

R.: Что нужно делать писателю, чтобы его книга попала к своим читателям? Что делаете Вы?

Н.Р.: Легко сказать, что надо делать какому-то абстрактному писателю, «писателю вообще». Трудно – сделать. Поскольку тут-то вдруг и оказывается, что ты не только «писатель», но ещё и человек – просто человек – со своими комплексами: неуверенностью, страхом быть непринятым, уязвимостью; со своим собственным опытом, не всегда положительным – всё чаще «сыном ошибок трудных».

Что делать? – не знаю. Скажу, что делаю лично я. Рассказываю о своей книге друзьям и их родителям, ровесникам и людям старшего поколения, одноклассникам и учителям, детям и друзьям детей. Дарю свою книгу. Дарю, дарю, и ещё раз дарю.

Публикую отдельные произведения из книги или ссылки на них, а также ссылку на сайт книги в своих социальных сетях. Устраиваю импровизированные встречи с читателями. Читаю стихи вслух – для тех, кто уже знаком с моим творчеством иногда прямо «со стула». Участвую в концертах. Иногда – в творческих конкурсах.

К тому же, почти все мои произведения находятся в свободном доступе в Сети – это тоже хорошая площадка для обретения своих читателей.

Ну и конечно, нужно печататься, как метко выразился Владимир Маканин, «даже на газетной бумаге».

R.: Какие книги Вы планируете выпустить в ближайшие 10 лет?

H.Р.: Десять лет – это очень большой срок. Я бы предпочла говорить о более скромных временных отрезках. Сейчас я работаю над новым поэтическим сборником и, надеюсь, в скором времени читатели его увидят. После собираюсь заняться продолжением «НЕдетских рассказов» – книга уже написана, осталось «только» её издать.

Также есть большое желание составить сборник рассказов (возможно, включу туда и стихи) о жизни наших соотечественников в Испании и vice versa. Кроме того, есть и ещё стихи – уже написанные… и ещё рассказы… и ещё стихи. Которые тоже куда-то «просятся», в какой-нибудь сборник… – вот этим и займусь.

А поскольку не только «писательство» как таковое, но и собственно издательский процесс (казалось бы, чистое дело техники, ан нет! – ведь и он предполагает непрерывную и неустанную работу с текстом, со словом, как на стадии редактирования рукописи, так и на стадии вычитки макета) подобны ремонту, который закончить нельзя, а можно лишь прекратить – то, возможно, как раз в десять лет я и уложусь.

Встреча с Ниной Русановой пройдет на стенде Ridero 3 июня (суббота) с 13:00 до 14:00. Приглашаем!

Share This: