Какой текст хороший?

Хороший текст_цитаты

До 10 апреля у нас проходит творческий марафон совместно с литературной школой «Хороший текст» и у вас есть возможность выиграть обучение в школе в подарокМы попросили преподавателей «Хорошего текста» ответить на вопросы, которые волнуют авторов Ridero:

  • Какой текст можно назвать хорошим и почему?
  • Можно ли научиться писать и как?
  • Какой главный совет Вы даете своим студентам?

Евгения Пищикова, писатель, журналист:

  • Текст, в котором автор выразил уникальную идею или переживание, или уникально выразил общепонятную идею или переживание, принятый экспертным сообществом и оцененный как «хороший», может считаться хорошим. Но у меня есть еще один критерий –  хороший текст это тот, который не мог не быть написан. Ты читаешь его, и понимаешь, что он обязательно должен был появиться. Его время пришло. Его ждали. Это касается и литературных, и журналистских текстов. При этом – сама по себе идея не нова – тексты делятся на просто хорошие и очень хорошие. Про первые можно сказать – автор снял с языка то, что хотели выразить многие: «Я знал, что это все происходит именно так!». И очень хорошие, когда сам себе говоришь: «Я и не знал, что все это происходит именно так!». Это часто встречающиеся размышление, но всегда неожиданное переживание. Неожиданный взгляд – как взрыв бомбы – взрыв мозга. Сразу меняется ландшафт раздумья или эмоционального пространства.
  • Мои советы не про писать – хотя писать нужно много, только так нарабатываются личные приемы, и текст становится более живым – это как тесто или глина – надо долго мять и бить, и раскатывать – и в каком-то из вариантов текст «поднимается», начинает расти. Но все же я даю студентам советы не про писать, а про «смотреть». Однажды – с тех пор уже прошло время – я присутствовала на процессе над Ходорковским. Было много литераторов, все написали приблизительно похожие тексты с разным количеством пафоса. И только один американский журналист описал, как Ходорковский был одет. Он увидел, что тот подвязывает спортивные штаны красным шнурочком. И он сделал этот шнурочек красной нитью своего текста, центральной метафорой – и это сразу сделало его текст явлением другого масштаба. Помимо всего прочего в текст вошла жалость, и сделала его бОльшим, чем он был на самом деле. То есть журналист посмотрел на героя, отрешившись от всей ситуации и всех заведомо понятных характеристик – просто как на случайного человека. Как выглядит, как одет? Писателю надо выйти из своей обыденной жизни: чтобы увидеть, надо отказаться от цели.  Я считаю важным спросить у студентов, совершали ли они уже побег. Каждый литератор однажды убегал, уходил в никуда – этот побег может быть каким угодно коротким – просто чтобы идти и смотреть, не имея никакой цели. Я считаю побег важным этапом в начальной писательской жизни – своего рода инициацией, когда молодой автор переходит от ребячества к более взрослому отношению к своему желанию писать.

Мария Голованивская, писатель, основатель литературной школы «Хороший текст»:

  • Хороший текст — это такой текст, который переживается читателем как собственный опыт. Формально его описать невозможно, в отличие от плохого. Хороший текст не просто должен воссоздавать реальность — какую угодно, эмоциональную, событийную, он должен ей быть.
  • Научиться писать можно. Как известно, даже зайца можно научить курить. Существуют правила беллетристики, это тяжелое ремесло, ему можно обучиться. Невозможно научиться быть писателем. Им можно только стать, оказаться, превратиться в него. При этом превращении меняется оптика, взгляд, видение, меняется слух, осязание, оттачивается чувство формы, появляется бесстрашие, иное ощущение границ. Школа может помочь обнажить чувствительность, открыть глаза, которые раньше были полуприкрыты, Школа может научить видеть в том числе и своей текст. Она может инициировать.
  • Главный совет – на первом этапе, убрать из своего текста чужое. Мы же состоим в большой степени из того, что прочли. Книги растут из книг, так иногда говорят. Смотреть по-другому и увидеть, увидеть и сказать своим голосом.  

Сергей Гандлевский, поэт, прозаик, переводчик:

  • Хорошим можно назвать текст, в котором нет ничего лишнего. А если при удалении излишеств и сам текст сойдет на нет – туда ему и дорога, значит, надо начинать все заново.
  • Можно, при условии, что у человека от природы есть литературные наклонности. Это как любое воспитание. Иметь дело с хорошо воспитанной яркой личностью бывает интересно, а если характер человека маловыразителен, а манеры безупречны – это приятно, но приедается, когда понимаешь, что за манерами ничего не стоит. Но поэзия куда радикальней бытового общения – в поэзии нам вынь да положь личность, иначе поэзия и вовсе не нужна. 
  • Больше читать классику – учиться у стОящих писателей.

Дмитрий Воденников, поэт, эссеист:

  • Хороший тот текст, в котором сразу умещается и рождение и главное событие жизни и смерть.
  • Надо научиться правильно и честно записывать свои сны.
  • Не верьте себе, вы дураки. Верьте тексту. Он сам вас выведет.

Share This: